Холодный кофе, или Новая жизнь Офелии Коулман

Вот и пришла пора поступать в университет, этой осенью Офелия узнает всё о студенческой жизни в Принстонском университете. Милая, наивная девушка мечтает стать известным писателем и усердно учиться, но на горизонте появляются двое молодых людей, которые кардинально меняют её планы. Новая любовь, новые тайны, новая боль – всё это ждёт Офелию, которая так любит холодный кофе, без которого она не может прожить ни один день своей жизни.Содержит нецензурную брань.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019

Холодный кофе, или Новая жизнь Офелии Коулман

   Пролог.

   Кто-то кричал моё имя, сквозь темноту я видела красные и синие мигалки полицейских машин и скорой. Голос принадлежал ему. Кто же знал, что студенческая жизнь окажется настолько яркой и запоминающейся. Кто знал, что всего один человек может перевернуть мировоззрение на триста шестьдесят градусов.

   –Держись, Лия, прошу! Я люблю тебя! – Он продолжал кричать.

   Неужели он не понимал, что эти слова причиняли мне большую боль, чем раны на теле? Вот почему я избегала любого существа мужского пола, потому что однажды это существо превратит жизнь в чертов ад на земле.

   –Девушка, вы слышите? Не закрывайте глаза! Не закрывайте! – Кто-то аккуратно хлопал меня по щекам.

   Затуманенный взор был нацелен на него: его повязали наручниками и посадили на заднее сидение полицейской тачки. Я почти расхохоталась, настолько было неудивительно, что я попала в такой абзац, о котором мама предупреждала с малых лет.

   –У неё есть с собой документы? – Спросил фельдшер.

   –Есть мобильный. – Вдруг раздался мой рингтон. – Добрый день. С вами говорит фельдшер скорой помощи, Джэральд Льюис. Вы мама девушки? Успокойтесь, она жива, просто попала в большую передрягу. Мы везем её в Принстон-Плейнсборо. Пожалуйста, не кричите.

   Я почувствовала себя героем Мортал Комбата, которому нанесли финальное фаталити. Этим последним ударом был звонок моей вездесущей матушки.


   1

   –Не могу поверить, что ты прошла, да ещё и со стипендией! – Моя мама стояла, перепрыгивая с одной ноги на другую. – Ты не так безнадежна!

   –Мам, мне, конечно, приятно, но не очень хочется, чтобы посторонние люди знали, как ты оцениваешь навыки и мотивируешь свою дочь. – Я бубнила из-под волос, которые лежали на моем лице.

   Парикмахер только что закончила окрашивание и приступила к стрижке моего каре. Так как последние полгода я безвылазно готовила свою исследовательскую работу и детектив, которые и стали моим проходным билетом в Принстонский университет, на отросшие корни совсем не было времени. Нет, я далеко не из тех фиф, которые окружали меня в старшей школе, просто волосы – единственное, чему я уделяла должное внимание в своей внешности.

   –Господь, направь эту беспризорницу на верный путь и пошли ей мужика, дабы угомонить…

   –Мама! – я схватила со стола расческу и шлепнула легонько маму по бедру. – Мы не в церкви, прекрати!

   –Так, сейчас мы отправимся в торговый центр! Накупим тебе всего…

   –Даже не думай уговаривать меня покупать юбку, платье и прочую девчачью дребедень.

   –Но ты и есть девочка! – Заскулила мама. Я знала, как ей было важно, чтобы я всегда выглядела лучше всех. Она обожала шоппинг, обожала наряжать меня, как куклу.

   –Черт, если ты действительно угомонишься, я соглашусь на два платья и две юбки. У моего гардероба случится инсульт, если их будет больше.

   –Ура!

   Мама подбежала и чмокнула меня в щеку, пока парикмахер с испугу чуть не отрезала мне волосы до макушки.

   –Мисс, пожалуйста, присядьте на гостевой диван. – Не выдержала та.

   Подготовка к университету шла полным ходом всю последнюю неделю. В понимании моей матери это была совершенно новая жизнь, а в моем – новые проблемы. Мама все школьные годы мечтала о том, чтобы попала в один из университетов Лиги Плюща, откладывала денежные средства, которые не пригодились, ведь я – стипендиат. Мы жили в Филадельфии, где тоже имелись приличные университеты, но мама была одержима Елью и Принстонским университетом. Она не заставляла меня учиться, с учебой у меня проблем не возникало, я прекрасно осознавала, что это необходимо.

   Я наблюдала за своей мамой: женщина сорока лет, тростиночка, выглядела моей ровесницей. Её черные волосы (натуральные, в отличие от моих) собраны в конских хвост, рваные джинсы на ногах и широкая рубашка в клетку, кроссовки Pumaс прорезиненной подошвой – нет, никогда бы не дала ей сорок лет. Вирджиния Коулман, как сумасшедшая, сгребала все яркие платья и кидала на стул в моей примерочной. Я сбилась со счета на седьмом, поэтому просто как робот надевала на себя их и снимала, уговорив саму себя взять то, которое приведет маму в восторг. Попутно примерке, я благодарила Бога, что учебники, тетради, блокноты и прочую канцелярию мы закупили на прошлой неделе.

   –Ну, пусти свою мать, что я там не видела! – Мама и деликатность в общественных местах – вещи разные.

   –Мама, прояви выдержку.

   «Кое-что ты не видела, и тебе не стоит» – думала я, стягивая очередной наряд. После последнего экзамена я набила себе татуировку у своего хорошего знакомого и мастера по совместительству. От середины бедра, до тазовой кости, проходя по ягодице, на моей ноге были набиты бардовые розы, в центре которых был запутавшийся в шипах гравированный кинжал. К такому маму следовало подготовить заранее, учитывая её умение держать язык за зубами на людях.

   Конечно, помимо маминых кукольных нарядов, для меня ещё были закуплены мои неотъемлемые спутники: черные джинсы, черные футболки, черные бейсболки, черные кроссовки, черные куртки и толстовки. Наверное, одержимость мне досталась от матери. Но вот без чего точно мой день не мог пройти, так это без стакана айс карамель маккиато из Starbucks. От холодного кофе я была зависима похуже сигарет.

   Два огромных чемодана были доверху забиты: один исключительно моими любимчиками, второй маминой прихотью. На самом деле мама не всегда была такой «современной», заботливой и лучезарной при виде меня. Мне казалось, что она чувствует себя очень виноватой передо мной каждый раз, когда проводит по моему шраму над ключицей. Один день круто изменил жизнь двенадцатилетней меня и мамы. День, который в «коробках» моих воспоминаний имел название «вскрывать только при необходимости».

   –Милая, как же я без тебя буду? – Мама помогала мне спустить чемоданы к входной двери.

   –Думаю, отдохнешь, как следует. Тем более почаще сможешь звать в гости Гектора.

   –Так тебе завидую! Я заканчивала Пенсильванский университет, поэтому родители не стали тратиться на общежитие. Приходилось вставать ни свет, ни заря и тащиться на общественном транспорте на первые пары. – Мама сморщила лицо. – Надеюсь, в коммуне ты найдешь себе друзей. Ты так одинока.

   –Брось, у меня есть ты. – Я улыбнулась маме.

   –Ну, со сверстниками интереснее…

   –Вспомни моих «подружек», первая увела Брэндана, – Здесь мама яростно расхохоталась.

   –Помнишь? «Добрый день мистер, то есть миссис, мисс Квартал» – Мама смеялась ещё пуще, я подхватила.

   –Вторая оказалась тупой, как угол в девяносто пять градусов. – Я загибала пальцы.

   –Ладно, я поняла-поняла.

   –Они все жутко деградируют. – Я встряхнула головой, будто деградацией можно было заразиться, подумав о ней. – Да и за что ты так со мной? Я хотела жить в общежитии, там и дешевле, и спокойнее.

   –Чтобы даже на каплю не прочувствовать все прелести студенчества? – Мама смотрела на меня с искренним удивлением. – И, Офелия, пожалуйста, не надевай ты черное каждый день! Ну, ей Богу, всех парней распугаешь!

   –Но ведь в этом и смысл…

   Утром такси подъехало к нашему небольшому домику на Юг-Мелвилл стрит, мы быстро погрузили вещи, мама вытирала слезы, махая мне белым платочком у почтового ящика, пока я закатывала глаза на заднем сидении. На такси до Принстонского университета ехать от часа до двух, в зависимости от загруженности дорог, а учитывая, что сегодня предпоследний день летних каникул, стоять нам все три часа. Я предупредила водителя, что если мы не заедем по пути в Starbucks на перекрестке Юг 34-я стрит и Уолнат-стрит (в котором я, кстати, проработала все лето), то в Нью-Джерси он привезет высушенный жаждой и жарой сухофрукт.

   Когда нас застиг трафик, я вдруг всецело осознала, что буду четыре года жить в другом городе. Меня будут окружать неприятные мне люди, а по соседству проходить безбашенные вечеринки. Мне ежедневно нужно будет делать столько домашки, сколько за всю школьную жизнь и не снилось! Мне, конечно, по жизни было плевать на мнение окружающих, и все с первого взгляда на меня могли это понять. Я начала вспоминать, что я дичайшая неудачница, супернеуклюжая, что смех у меня больше лошадиный, чем человеческий, что… «Нет, Офелия, остановись» – я отрицательно покачала головой, – «Тебе же плевать», и продолжила пить кофе. Как приятно было оказаться в мире, где всем плевать на тебя взаимно. В школе каждому до меня было дело: «Ты гот? Ты рокер? Кто-то умер, Ли? Шлюха!». Шлюха было моим любимым призванием. Оно далось мне из-за нестандартной внешности и неудачных обстоятельств (типа, я случайно зашла в мужскую раздевалку, вместо женской, где Рокки Грин стоял полностью голый, и это заметили две чрезвычайно общительные дамочки). И никого не волновало, что в свои девятнадцать я была девственна, как Дева Мария, в отличие от каждой фифы моей школы, которые переспали со всеми крутыми и не очень парнями. Но кличка, которая будет преследовать меня до конца дней, готова поспорить, достанется мне и в университете. В школе меня звали «Лепрекон». Мой рост составлял один метр и пятьдесят семь сантиметров. Ввиду маленького роста и зловещего внешнего вида, Лепреконом я была буквально с пятого класса. Были ещё такие варианты, как «анарексичка» или «прокладка», потому что вес мой не превышал сорока двух килограмм, но до конца не привязались.

   Прошло три с половиной часа, когда мы, наконец, въехали в Принстон. Территория кампуса была настолько велика, что я не сразу поняла, когда мы оказались на ней. По фотографиям Принстонский университет напоминал мне мини-Хогвартс, на деле он был крупнее и величественнее. Водитель проезжал близ кампуса, так как моя греческая организация находилась у озера Карнеги, до которого мы добирались по Лейк драйв. Солнце палило неимоверно, но меня спасали мои черные очки на пол лица. Блики лучей отражались в озере, коммуны располагались в довольно живописном месте. Я увидела четыре коттеджа: белое четырехэтажное здание, на котором было четыре крупных розовых буквы – Дзета, Хета, Эта. Следующий дом был трехэтажный, тоже выкрашенный белым, над дверью сияли золотистые буквы – Бета, Каппа, Тета. Оба следующих коттеджа были цвета мокрого асфальта, оба пятиэтажные, их территория чуть крупнее белых. Третья коммуна носила название: Альфа, Дельта, Тета, и последняя, четвертая, – Омега, Бета, Гамма. Мама изначально предупредила меня, что мой коттедж – Бета, Каппа, Тета, второй в линии.

   –Нам сюда. – Я указала пальцем водителю.

   Таксист вытащил два моих чемодана и помог дотащить их до двери. Я не успела постучать, как дверь распахнулась, почти сломав мой курносый нос.

   –Добро пожаловать в Бета, Каппа, Тета, сестрёнка!

   На пороге появилась лучезарная девушка, волосы которой спускались до попы и закрутились в непослушные волны. Она хлопала густыми ресницами, обрамлявшими её карие глаза. Руки она протянула вверх, как бы демонстрируя величие приветствия.

   –Э… Привет. – Выдавила я.

   –Давай чемодан, – Она взялась за ручку одного и повезла внутрь дома, проходя мимо каждой двери, она комментировала, – Меня зовут Брианна Кларк, насколько мне известно, ты – Офелия Коулман. Итак, на первом этаже у нас кухня.

   Вместо двери, проход в кухню был обозначен разноцветными шторками. Само помещение оформлено в стиле хай-тек, насыщенно синие столешницы, тумбы, белый стол и три высоких серых холодильника, которые были пронумерованы.

   –Для каждого этажа – свой холодильник. Твоя комната будет на третьем, так что все свои вкусности будешь класть в третий. Как можешь заметить, для уточнения, мы прикрепили свои фото на них магнитом, можешь сделать то же самое. Учти, красть у своих не стоит, тебя будет ждать «неделя семи грехов». Следующая дверь – моя спальная, если тебе захочется войти комнату любой девушки, прежде – постучи. Мы не одобряем нарушения личного пространства. Напротив комната Викки. Слева от неё наша гостевая, по совместительству библиотека и кинотеатр.

   Комната была в три раза больше моей в Филадельфии, на всю стену висел экран, к потолку прикреплен проектор, отображающий фильмы и видео на экране. На стенах комнаты висели фотографии девочек, скорее всего проживающих здесь, с разных мероприятий. Так же было что-то типа угла почета – на полках стояли кубки, черлидерские помпоны и медали. Кожаный диван на десять (как минимум) персон расположился от стены до стены. Все было бежево-золотое.

   –Ванная так же для каждого этажа своя. Наша вот здесь. – Она указала на дверь справа от комнаты Викки. – Пошли на второй.

   Лестница шла прямо, затем в углу уходила налево. В коридорчике, где мы оказались, было шесть дверей. На каждой двери висела золотая табличка с именем, различные плакаты и стикеры.

   –Тут проживают Лайла, Дори, Ирма и Камми. Девочка из этой комнаты выселилась после завершения обучения этим летом. Шестая дверь – также ванная. Не будем долго стоять, нам на третий. – Мы прошли оставшиеся ступеньки. – Здесь есть игровая комната, где стоит бильярд и приставка. Ещё пять комнат пустуют. Если будет желание, сможешь переехать в пустующую на втором этаже, но твоя мама сказала, что тебе, чем выше, тем лучше.

   –Это так, меня всё устраивает.

   –Просьба не шуметь в дни экзаменов после десяти часов вечера. Наша коммуна славится умом, если ты больше по сексу, алкоголю и вечеринкам, тебе в Дзета, Хета, Эта. – Девчонка всё также лучезарно улыбалась, толкая чемодан в мою комнату. Я рассмеялась.

   –Вот уж от чего хотелось бы держаться подальше, так это от вечеринок. И людей.

   –По поводу людей обещать не могу, как минимум от меня тебе будет сложно избавиться. Ты мне нравишься. – Она дружески ткнула меня локтем, меня передернуло. – От вечеринок тоже не сбежать. Для греческих организаций они обязательны. Те, кто живут в общежитиях, просто мечтают о них каждую неделю. О том, когда будет вечеринка, узнать просто – на двери будет висеть здоровенный плакат.

   –Что-то мне стало грустно.

   –Да ладно тебе! Я на первом курсе также реагировала на все это, приехав сюда серой мышкой с очками, размер линзы которых походил на телескоп, я стала среднестатистической фифой Принстонского университета.

   –Что-то меня подташнивает…

   –Твоя первая пара завтра утром – французский, насколько я поняла, ты сама выбрала этот предмет. Перед ней мы с Джошем встретим тебя и проведем экскурсию по кампусу.

   –Ага, спасибо.

   –Ты всегда такая общительная?

   –Поверь, я сказала тебе вдвое больше слов, чем говорю за месяц. – Я выдавила улыбку.

   Брианна нагло открыла мой чемодан, пока я отодвигала в сторону второй, собранный мамой.

   –О. Мой. Бог!!! – Брианна завопила так, что от испуга я дернулась, споткнулась о чемодан и распласталась по комнате. – Ой, ты в порядке?

   –Это мое привычное состояние. – Я взяла протянутую руку помощи Брианны. – Что стряслось?

   –Ты вообще видела свои вещи?! – Брианна вытаскивала по одной футболке и разбрасывала по двуспальной кровати. – Они же все до единой черные! Ты состоишь в секте?

   –Нет, я просто люблю черный. Это незаконно?

   –Да, на территории коммун – так точно! Боже, да они все тебе ещё и в горло впиваются. Погоди-ка. – Брианна подошла и взяла в руку мою левую грудь, я рефлекторно шлепнула её по ладони.

   –Ты с ума сошла?!

   –Это ты с ума сошла! У тебя грудь больше, чем у всего кампуса вместе взятого, а ты её прячешь под этой убогой однотонной футболкой?!

   –У вас принято ходить в нижнем белье?

   –Ты невозможна, Офелия Коулман! – Брианна принялась аккуратно складывать разбросанные вещи. – А ты, случаем, не по девочкам? Не переживай, здесь это нормально, Лайла…

   –Нет, я ни по тем, ни по другим. – Я разглядывала свою грудь.

   –Ах, ещё не определилась… В таком случае, в соседней коммуне…

   –Нет, Брианна, я просто не заинтересована в отношениях с любым полом, и в любом формате. – Я натянуто улыбнулась в надежде, что девушка поймет тонкий намек.

   –Думаю, университет изменит твои взгляды. – Она посмотрела на меня очень добрым, и в то же время предупреждающим взглядом. – Располагайся. Прости за бардак, если что, я внизу.

   Оставив меня в комнате, Брианна убежала. Я все ещё надеялась, что мне не придется контактировать с кем-либо, поэтому стремилась создать из комнаты своего рода убежище. Рядом с кроватью стоял туалетный столик с небольшим подсвеченным зеркалом. Я поправила выбившиеся из идеально ровного каре черные волосы. Как идиотка вертелась и разглядывала габариты своей груди. Кто вообще придумал лифчики? На бюстгальтерах с подкладкой у меня стоял крест с шестнадцати лет, когда из плоскости я превратилась в торговца арбузами. Меня раздражали косые взгляды и пацанские «Вот это сиськи!». Черт, эта девчонка точно запудрит мне мозги! Хотя Брианна была первой в жизни девушкой, которая предлагала свою помощь, изначально не попросив чего-то взамен, я все равно боялась расположиться к ней. Ну, не доверяю я людям.

   Длинный белый шкаф с зеркалами в пол стоял у двери, в моей комнате было гигантское окно с широким подоконником, на таком можно было и сидеть, и лежать, что мне очень понравилось. Рядом с кроватью на полу постелен небольшой меховой коврик, вся комната оформлена в белых тонах, от чего мои глаза покраснели и нервно моргали. Моя комната в Филадельфии не содержала ни одного светлого оттенка. Не больше получаса я потратила на расфасовку вещей по комодам и полкам.

   –Боже, серьёзно?! – Воскликнула я, достав из последнего пакета маминого чемодана две пары босоножек, одна – на двенадцати сантиметровом каблуке, вторые на такой же высокой платформе. Прилагалась записка: «Моему Лепрекону». Тут же раздался звонок мобильного. – Привет, мам, я тут как раз обнаружила говнодавы.

   –Пообещай, что пойдешь в них на вечеринку.

   –Обещаю, что не пойду на вечеринку ни в них, ни в своих кедах.

   –Офелия, прекрати! В кого же ты такая зануда… – Мама тяжело вздохнула. – Ладно. Выйди на улицу.

   –Ты что задумала? – Я выглянула в окно, но то выходило на соседнюю коммуну, цвета мокрого асфальта. Дома стояли слишком близко.

   –Выходи. – Дальше пошли гудки.

   В голове играла мелодия из фильма «Миссия невыполнима», пока я пыталась незаметно выбраться из дома, чтобы не столкнуться с новыми знакомствами. Прямо перед фасадом стоял автомобиль. Да что там автомобиль, это была тачка моей мечты! Chevrolet Camaro матового черного цвета, с ксеноном, с тонированными стеклами (кроме лобового), на невероятных дисках. Из этой офигенной тачки вышла моя любимая женщина, и тут же кинула в меня ключи, которые я, в попытке поймать, уронила в мусорный бак, споткнулась и уронила себя. Обычный день из моей жизни.

   –Когда-нибудь ты перестанешь шлепаться на задницу. – Мама подняла меня асфальта. – Поздравляю с поступлением!

   –Мам, это что, мне?! – Писк моего восторга слышали все близлежащие штаты. – А-а-а!

   –А поцеловать?

   Я прыгнула маме на шею и зацеловала лоб, щеки и макушку.

   –Но как же так? Она же стоит бешеных денег! – говорила я, обходя машину по пятому кругу.

   –Гектор помог, да и отложенные деньги девать некуда. Только на проживание твое. Мы ещё сабвуфер тебе установили. Раз уж больше дома ты долбиться музыкой не сможешь, то пусть хоть в машине будет.

   Я снова завизжала.

   –Ты самая лучшая на всем белом свете! – Я стиснула её в объятиях. – Перепаркую её в гараж.

   –О, привет! Ты сестра Офелии? – Брианна выбежала на мой визг.

   –Добрый день, Брианна, я – мама Офелии, мы общались с тобой в Facebook. – Мама элегантно протянула ей руку.

   –Ох, вот это да! Прошу прощения! Чтоб мне так выглядеть в вашем возрасте. – Брианна восхищенно вылупилась на маму.

   –Ничего. Можно на «ты». Ладно, не хочу быть мамой-преследователем, поэтому вернусь в глухую Филадельфию скучать по дочери. Брианна, я уже говорила, что Лия очень обособлена от общества, будь добра, помоги ей раскрепоститься, можно ещё парня…

   –Мама, ну, в конце концов! – Сердито говорила я, возвращаясь из гаража.

   –Побежала! Хорошего первого дня учебы. – Мама чмокнула меня, а затем Брианну. Мне это не понравилось. Брианне – очень даже.

   –У тебя просто офигенная мама! – Брианна сжала меня в объятиях, я не поняла, что от меня требуется, и стояла столбом. – Ты под моим чутким надзором. – Она провела пальцами от своих глаз к моим. Меня раздражало, что мне начинает нравится эта девчонка.

   –Слушай, я заняла гараж, это ничего?

   –Всё в порядке, есть ещё два гаража на задней территории. А что за тачка? – Мы сделали пару шагов в направлении гаража. – Очуметь! Офелия, ты не перестаешь удивлять! Ни то, что у «белых цыпочек» из Дзеты. Там сплошь Bentley, Peugeot и Mercedes, почти игрушечные и девчачьи.

   –Упаси Боже… – Открестилась я.


   2

   Я не спала почти всю ночь, потому в соседнем белом доме слишком громко играла музыка, а в соседних темных домах кто-то ругался. Но за счет интриги и предвкушения нового дня, я спокойно поднялась, надела черную блузку, черные прилегающие брюки и лакированные лоферы. Я сидела с утюжком в руках, пока волосы не превратились в недвижимую прямую стену, нарисовала незаметные стрелки, подкрасила ресницы и решила покрыть губы любимой алой помадой. Мои зеленые глаза стали ещё зеленее, я напоминала стерву и ведьму в одном.

   –Лия, мы тут вафли приготовили! – Вопила Брианна.

   –Всем доброе утро. – Выдавила я. Боже, никогда не жила больше, чем с одним человеком в одном доме.

   –Я – Лайла. – Бросила девушка, которая второпях поедала йогурт. Афро-американка, кажется, очень спешила.

   –Я – Дори, это – Ирма. Камми и Викки уже в университете. – У Дори была стрижка, как у меня, но волосы натурального русого цвета. Ирма же, как и Брианна, обладательница длинных темных волос и стройных ножек.

   –Офелия. – Я прошла к Брианне. – Можно вафлю?

   –Слышали, Брианна расположила тебя в нашей лучшей комнате. – Говорила Дори, девочки подозрительно улыбались.

   –А они не одинаковые? – Я действительно не видела в ней ничего особенного.

   –О, нет, дорогая, не у всех окно комнаты расположено в четырех метрах от окна самого сексуального, востребованного и знаменитого парня Принстонского университета. – Девочки засмеялись. Меня снова подташнивало.

   –Брианна, я могу повесить жалюзи?

   Девочки поперхнулись кофе и переглянулись.

   –Да, девчонки, Офелия у нас странноватая дама, но для того она к нам и приехала, чтобы мы сделали из неё человека.

   –Ты не пугайся, Ли, самое страшное, что можно встретить на территории коммун и кампуса, это шлюшек из Дзеты. – Успокаивала меня Ирма.

   –Как понять…

   –Ты поймешь, что встретила одну из них с первого взгляда. Гарантирую. –Дори изобразила надутые губы, отрешенный взгляд и утиную походку. Мы все засмеялись. Какой ужас, почему я смеюсь с другими людьми?

   Звонок в дверь.

   –Это Джош, Ли, нам пора. Девочки, до вечера.

   Джош действительно располагал к себе. Он был немного выше Брианны, но намного выше меня (что не удивительно). Джош приехал в Нью-Джерси из Канады, у него был темно-русый «ежик» на голове, карие, как и у Брианны, глаза, крепкое телосложение, доказывающее, что из спортзала он не вылезал несколько лет. Я не стала брать машину, потому что мы доехали на внедорожнике Nissan, за рулем которого сидел Джош.

   –Лия, тебе повезло, что в друзьях имеешь второкурсников. – Говорил Джош, сворачивая к парковке университета. – Набьешь популярности среди перваков.

   –Да мне всё равно, если честно.

   –Я говорила тебе, Офелия не от мира сего.

   –Ребята, а где здесь ближайший Starbucks? – Всё, что меня волновало.

   –У библиотеки Льюис Сайенс. – Ответил Джош. – Мы часто туда забегаем.

   –Спасибо.

   Своими темными вещами я притягивала солнечные лучи, от чего быстро вспотела и то и дело протирала выступившие капли со лба. Мне жутко не хватало холодного кофе. Когда мы вошли в арку университета, обзору открылись фонтаны, лавочки, а также множество зеленых лиственных деревьев, в теньке которых студенты из самых разных стран лежали на пледах и болтали о своем. Людей было не меньше двух сотен, помимо студентов разгуливали туристы с экскурсиями и в одиночку, все восторгались почти трехсотлетней архитектурой дворца, на который был похож университет. Брианна решила провести мне экскурсию по главному корпусу, а затем отвести в тот, где будет французский.

   –Итак, Офелия, добро пожаловать в Принстонский университет. – Джош распахнул передо мной двери.

   Внутри здания жизнь кипела ещё сильнее, чем в университетском парке. Толпы людей шли в своем направлении, не замечая других. Здесь не было шкафчиков, как в школе, поэтому все носились с рюкзаками и сумками, в том числе и я. Множество иностранцев, почти все ходили парами или компаниями, поэтому у меня была надежда оказаться незамеченной.

   –Это главный холл. Здесь есть кафе, если проголодаешься на перемене, только предупреждаю, в очереди можно простоять до пенсии. – Говорил мой гид – Брианна. – Почти все, кого ты видишь, иностранцы, они и живут в общежитиях. Вот эти ребята из Нью-Джерси, часто посещают вечеринки. Ох, а это – одна из самых популярных пар университета. Только посмотри, все уступают им дорогу.

   Это правда. Парень с крашенными белыми волосами, ростом не меньше метра восьмидесяти пяти, шел самой уверенной походкой из всех, что мне встречались. У него были квадратные черты лица, грубые скулы, широкий нос и широкие пухлые губы. Он действительно был хорош собой, но недостаточно, для такой походки. На его плечах лежала куртка местной команды по американскому футболу. Белые рукава, синий торс, на ногах чуть зауженные белые джинсы. Он шел, подняв губу вверх, всем видом показывая, насколько он шикарен. Рядом с ним тащилась девушка, её походка была идентична: на ногах высоченные шпильки, кое-как прикрывающие попу черные шорты и белая блузка. На её кудрявых блондинистых волосах расположились солнцезащитные очки Chanel, она пыталась выставить грудь (которая все равно была меньше моей), вытаращить губы, и выглядела прямо так, как описывала Дори. Я сразу поняла, что эта фифа из Дзеты. Все разошлись и с восхищением разглядывали явление принца и принцессы. Фу. Я выставила ногу прямо перед парнем.

   –Черт! – Парень начал падать, ухвативший за фифу, но устоял. Он обернулся в поисках нарушителя, я смотрела ему прямо в глаза. Он собирался было высказать мне все, но на его губах почему-то появилась мимолетная улыбка. – Нужно знать, кому пакостишь, первокурсница.

   –Совсем офигела?! – Кричала блондинка. – Чтобы я тебя больше не видела, черная дыра!

   –Не могла бы ты не портить мое первое впечатление об университете своим внешним видом. – Иронично произнесла я. Все, кто был рядом, ахнули, парень прыснул.

   –Да как ты смеешь?

   –И тебе хорошего дня.

   Я схватила Брианну за руку и пошла вперед.

   –Ты что вытворяешь, Офелия? Ты представляешь, кто это? – Брианна прижала меня к стене. – Аштон Холл – глава Омега, Бета, Гамма. Один из самых богатых парней этого университета, а ты просто берешь и ставишь ему подножку!

   –Нет, ну, ты видела эту самоуверенную мину? – Я скривила лицо, будто съела что-то кислое.

   –Его девушка – Примроуз, глава Дзета, Хета, Эта. Ты вынесла себе смертный приговор, если они запомнили тебя. И, кажется, ты первая, кому Аштон улыбнулся после подножки.

   –Просто понял, что на деле лох.

   –Офелия!!! – Брианна размахивала руками, а затем увидела что-то и замерла. – Смотри.

   Я обернулась. В фильмах в такие моменты включают замедленную съемку, сейчас было что-то подобное. Если при виде Аштона все восторженно разглядывали вышагивающую пару мажоров, то при виде этой четверки все чуть ли не в поклон ударились. Нет, парни не шли с самодовольными рожами, но их приподнятые лица источали гордость и возвышенность. По бокам пары шли двое парней – один был красноволосый, кажется, парень из Южной Кореи. Он был не слишком худым, слегка накаченным, как и я, одетым исключительно в черное. Только бандана на его голове была с белым узором. Второй был афро-американцем, лысым, с крупными губами, приятной наружности. Он был почти одного роста с гигантом, который был в центре с девушкой. Девушка – фифа номер два, её слегка рыжие, ближе к карамельному блонду, длинные волосы подхватил ветер, к сожалению, она действительно была красива. Она была чуть худее меня, что я считала физически невозможным. Лодочки Louboutin, сумка Louis Vuitton в правой руке, в левой – рука гиганта. Что до самого гиганта, всё в том же замедленном действии, этот двухметровый шкаф твердо ступал по паркету университета. Его подбородок был заострен, как и нос, кончик которого смотрел вниз, однако сам нос был широковат. Волосы, клянусь, чернее моих! Этот парень должен сообщить номер своего парикмахера. Они прикрывали уши. Глаза цвета миндаля, с ноткой листвы при солнечном свете. Парень очень жилистый и крупный, рядом с ним я полностью оправдывала кличку «Лепрекон», даже эта девушка была не так мала по сравнению со мной. Он также одет в черные брюки, зауженные к низу и белую свободную рубашку. Всё в том же замедленном кадре он повернул голову в нашу с Брианной сторону, от его сурового взгляда пробежали мурашки, а Брианна ловила мух открытым ртом. Этот парень вызывал во мне странное, предостерегающее ощущение, от которого подташнивало.

   –Знакомься, Офелия Коулман. Собачка Примроуз – Тиана. На пути этих двух пережаренных в солярии курочек лучше не вставать. Парень, которого она держала за руку – мечта любой девушки с первого по четвертый курс, он же капитан школьной команды, он же самый красивый представитель мужского пола, он же твой сосед по окну, он же глава Альфа, Дельта, Тета – Реймод Беннет. – Брианна обмахивала себя рукой, будто её бросило в жар. – По бокам его «банда». Джи Ук и Тайгер.

   –Ну, такое себе. – Высказала я, рот Брианны упал к паркету. – Где говоришь корпус с моим предметом?

   –А ну, стой! То есть, ты сейчас не покрыла пол ниагарским водопадом при виде Реймонда?

   –То есть, я сейчас перееду в общежитие, если ты продолжишь в том же духе. – Следует купить таблетки от тошноты.

   Французский прошел успешно, преподаватель оказалась чудесной женщиной, которая приехала преподавать из самого Парижа. У меня уже была база знаний, я изучала этот язык в течение пяти лет до поступления, но тут даже у первокурсников довольно-таки высокий уровень, как и требования. Мисс Кавелье задала написать эссе о нашем представлении обучения в течение четырех предстоящих лет. Так прошло полтора часа, я не выходила на перерыв, хотя ужасно хотелось курить, я боялась, что здесь нет отведенных мест. Брианна перехватила меня у кабинета, прямо во время звонка, кажется, она мне и шагу одной не даст ступить.

   –Организационное собрание будет в актовом зале, там тебе расскажут кучу ненужной информации, и дадут несколько наставлений. – Брианна открыла дверь зала, где была тьма студентов, и распихала всех, чтобы успеть сесть на свободные стулья.

   –Добрый день, новоиспеченные студенты! – К нам обращался очень милый старик небольшого роста. – Рад приветствовать Вас в стенах Принстонского университета! Хотелось бы поблагодарить старшекурсников, которые курируют Вас, помогают заселиться, сориентироваться в кампусе. В университете есть всё, что потребуется: и библиотека, и спортивные кружки, и творческие, кафе, парк, всё – для вас. Учебный план вы сможете взять на факультете, расписание занятий там же, плюс наш сайт работает в автономном режиме. Если возникают вопросы, касаемо учебного процесса, то обращаться вы можете к любому сотруднику как преподавательского состава, так и административного. Наш университет несет цель в раскрытии личности и потенциала каждого из вас. Это значит, что каждый студент должен ежегодно участвовать где-либо, проявлять активность, или же погрузиться в научно-исследовательские работы. Также, ежегодно Центр искусств Льюиса готовит театральную постановку, участие в которой обязательно. На прослушивание Вам следует прийти в сам театр. На этом речь заканчиваю, напоминаю игрокам в футбол и баскетбол, что вы также должны устроить конкурс на отбор в команды.

   «О, ужас, только не постановка!» – думала я. Я участвовала в театральной деятельности в школе, но здесь, с чужими людьми… Что за кошмар скрывался под словами «студенческая жизнь».

   –Офелия, в следующий понедельник мы сходим на пробы. Спектакль обычно ставят зимой, после зимних каникул. Ещё надо записать тебя в группу черлидерш… – Перечисляла Брианна, пока мы шли к главной арке университета, где её должен встретить Джош.

   –Бри, а у вас есть бокс? Спортивный кружок по боксу?

   –Слушай, Лия, мне стоит позвонить твоей маме?

   –Поверь, она знает о моей любви к боксу. – Смеюсь я.

   –Есть. Джош тебя отвезет, когда попросишь. Он там частый гость. – Бри открыла дверь Nissan-а, её бойфренд открыл окно.

   –Слышал, ты сегодня напакостила Аштону. – Он протянул мне руку, чтобы я дала ответную «пять». – Хоть кто-то попытался поставить говнюка на место. Об этом сегодня все трепались.

   –Лучше бы сами действовали, чем языком мололи. А ты живешь в его коммуне?

   –Да. Не жалуюсь. – Он поцеловал Бри, они оба махали мне на прощание. – Точно дойдешь?

   –Ноги же есть. – На самом деле я хотела спокойно прогуляться за кофе.

   –До встречи.

   Я шла вдоль улицы и прикрывалась рукой от солнца, наблюдая за тем, как деревья понемногу сбрасывают листья в связи с наступлением сентября, но солнце было всё такое же жаркое, летнее. Я прокручивала в голове сегодняшний день, мои мысли звучали на французском, так сильно я любила этот язык, и так сильно мне хотелось скорее приступить к эссе. Такое неохватное количество народу наносило удары по моей асоциальной натуре, но я старалась максимально расслабиться, в чем мне очень помогала Брианна. Я не испытывала ненависти к человеческому виду, просто… не умела себя с ними вести, слишком подозрительно отношусь к любому, кто входит в мое «личное пространство».

   В кафе была очередь из четырех людей. Я подумала о подработке в этой кофейне, но пока не была уверенна, что смогу всё совместить, поэтому мысли о подработке я оставлю на октябрь. Наконец, парень в зеленой кепке спросил:

   –Добрый день! Что закажете?

   –Айс карамель маккиато со сливками и карамельным узором, пожалуйста. – Улыбнулась я в предвкушении райского напитка.

   –Ваше имя?

   –Офелия.

   Спустя ещё пару минут я держала свой прозрачный стакан со светло-коричневой жидкостью, за которую могла продать душу. Я разглядывала, свое имя на стаканчике: «Оливия». Что ж, даже Оливия мне нравится больше мертвой девушки Гамлета (отец очень любил творчество Шекспира). Не отрывая взгляда от смайликов, которые пририсовал бариста, я подошла к двери, но кто-то снаружи дернул ручку сильнее. Я летела вперед, мое кофе уже давно выпрыгнуло из рук, холодный лед сыпался на руки, все содержимое стакана оказалось на кретине, который дернул дверь. Ну, надо же быть такой неуклюжей неудачницей! Я подняла глаза. Нет, я была не просто неудачницей, а колоссальным лузером. Покрытый ледяным кофе и кубиками льда передо мной стоял Реймонд Беннет.

   –Извини. – Сказал он, хотя я только открыла рот, чтобы завалить его оскорблениями. Кем бы он там ни был. – Я возьму тебе новое.

   –Вот ещё! Рей, только посмотри, этот безвкусный садовый гном облила мою новую сумочку! – Ныла Тиана, я сжала кулак, почти замахнулась, но ведь мы были в общественном месте.

   – Stupide blonde, idiot, votre sac à main ressemble toujours à un sac de pommes de terre! – Выругалась я. Реймонд бросил смешок, прикрыв рот мужественно-огромной ладонью.

   –Ты что сейчас сказала, дрянь? Милый, ты ведь изучаешь французский, что эта малявка сказала?!

   – Mon Dieu, tu la supportes. Passe une bonne journée. – Я грациозно выходила из кафе.

   –Эй, а кофе? – Кричал мне в след главный красавец университета.

   Я, озверевшая из-за упущенного кофе, шла к коммуне. Чертова Тиана! Садовый гном? Я? Лучше уж Лепрекон! А этот Реймонд, совсем слепой, не видел, что я пытаюсь выйти? «Но он же предложил тебе купить новое, Офелия» – говорил мой излишне умный внутренний голос. Я шла, сжимая кулаки, в поисках другой кофейни и в мечтах о встрече с боксерской грушей.


   3

   –Доброе утро, – я приучала себя здороваться по утрам. – Викки и Камми?

   –Да, – единогласно ответили сестры-близняшки. – А ты, наверное, та, кто посмел опозорить Аштона?

   –Ага. – Я распахнула третий холодильник, на котором висело моё с мамой общее фото, достала шоколадное молоко и устранила голод.

   –Она мне нравится. – Также синхронно Викки и Камми обратились к Брианне.

   Сегодня меня ждали этика и мораль, а так же кружок итальянского. Не изменяя себе, я накинула черную толстовку и лосины, с блестящими лампасами. Сложив в рюкзак необходимые учебники, словарь, тетради и запасной блокнот, я двинулась в путь. Джош ежедневно подвозил Брианну, но и у меня теперь была своя тачка, которую я решила опробовать. В салоне пахло пинаколадой – маминым любимым ароматизатором. Я тут же закурила толстый синий Winston, темный кожаный салон покрыла дымовая завеса, я развалилась и пускала колечки на парковке университета. До пары оставалось ровно четырнадцать минут. Снаружи меня не было видно, и это было прекрасно! Я открыла окно на небольшую щелку, чтобы уж совсем не задохнуться, и весь смог вышел на улицу. Со стороны можно было подумать, что в тачке сидят пятеро парней, раскуривающих марихуану.

   –Как тебе первокурсницы?– Я обернулась на голос.

   Соседняя машина – Cadillac Ciel, кабриолет грязно-серого цвета, стоял в метре от меня. За рулем сидел Реймонд Беннет. Он лежал в такой же позе, как и я, пока резко не подлетел и не ударил по рулю, от сигнала я так испугалась, что ударилась головой об потолок. Он встряхнул челку и посмотрел на соседа – Джи Ука. Я только сейчас заметила в Реймонде то, что свело меня с ума за миллисекунду – татуировка. Он сидел в белой футболке, и распахнувший крылья белоголовый орлан (он же наш американский орел) расположился на его шее, плече и ключице, низ хищника просвечивался из-под майки. Вот черт, татуировка была обалденная!

   –Ты чего кипятишься? Тиана узнала о твоих похождениях? – Спрашивал Джи Ук.

   –Слушай, тяжело отказать девушкам, которые сами кидаются тебе на шею. Да и Тиане сто раз было сказано – никаких отношений. Я могу понять секс, но отношения?

   –Да, брат, ничего, скоро вечеринка. – Джи Ук ехидно взглянул на Рея.

   –Скоро матч, скоро бой… – Рей тяжело вдохнул и провел руками по шее. – Нужно найти этих подонков, мы подобрались достаточно близко.

   –Мне кажется, тебе надо усмирить пыл. Может, сдадим их полиции? – Спрашивал Джи Ук.

   –Я уже однажды ходил в полицию. Как видишь, уже три года разбираюсь в этом дерьме своими руками. Будь проклят Аштон!

   Реймонд резко вышел и кабриолета, безжалостно хлопнул дверью, в ушах зазвенело, парни ушли в сторону кампуса. Черт, до пары три минуты. Я бежала со всех ног, трижды врезавшись в студентов, и успев войти в кабинет со звонком. Вливаясь в философскую науку, я внимательно слушала мистера Фергюсона. Рука почти отвалилась писать, семь листов было исписано за сорок пять минут. В холе университета было большое скопление народа, я старалась протиснуться к эпицентру внимания, но кто-то перехватил меня.

   –Лия, пойдем. – Брианна дернула меня из толпы, за нами шли Дори и Ирма.

   –Что там? – Я пыталась вернуться в гущу событий.

   –Вечеринка! – Три девицы прыгали, как ненормальные. – Уже в субботу.

   –И-и-и?

   –И ты идешь с нами. Её устраивает коммуна Аштона. Будет море алкоголя, горячих парней и пенная вечеринка в бассейне.

   –Звучит как место, в которое я не пойду. – Я прибавила шагу к выходу.

   Дори, Ирма и Брианна схватили меня под руки и потащили в спортивную женскую раздевалку.

   –Больно, блин! – Ругалась я.

   –Я позвоню твоей маме, Офелия, и если ты не пойдешь, приглашу её. – Они окружили меня, как змеи, прижали к шкафчикам.

   Я понимала, что Брианна в выигрышном положении – моя мама ни за что не откажется от вечеринки. Есть два варианта: или идти туда самой, или идти туда с мамой. Черт. Сдаюсь.

   –Так и быть.

   –Вот этот садовый гном, о котором я тебе говорила! – Тиана стояла в одной лишь черлидерской юбке. Грудь её кое-как была заметна, благодаря пуш-апу.

   –Encore cette planche plate m'offense. Allons les filles. – Я схватила девочек за руки и вытащила из раздевалки.

   –Что это было, черт подери? – Брианна смеялась, держась за живот. – Садовый гном? Ты что ещё успела натворить?

   –Да так, чертов Реймонд Беннет пролил мой кофе на себя и этого плоскодонта. – Как бы между делом рассказываю я. Девочки залились смехом.

   –Слушай, ты здесь два дня, а уже взбесила четверых самых звезданутых людей университета. Так держать. – Девочки дали мне пять. – Футбольный матч будет в следующее воскресенье. На него ты тоже идешь вместе с нами.

   –Против футбола ничего не имею. – Я обожаю спорт.

   –Мы с девочками в город, не хочешь с нами?

   –Нет, спасибо, нужно сделать итальянский.

   –И это ещё нас ботами называют… – Девочки закатили глаза, помахали на прощание и удалились.

   Я села в свой новый мини дом. Ехать до коттеджа меньше десяти минут, по пути я решила заехать за кофе и, наконец, успешно влить в себя дозу блаженства. Сделав несколько кругов по соседним улицам, я разглядывала начинающие желтеть парки, людей, выгуливающий своих домашних питомцев, студентов, которые голодные бежали в ближайшие рестораны быстрого питания. Жизнь била ключом в Принстоне, и мне это начинало нравиться. Я будто раскрепощалась, вдохновение на написание нового детектива посещало каждый раз, стоило мне взглянуть на густые зеленью парки или переливающееся в лучах осеннего солнца озеро. Наверное, если бы не тот день семилетней давности, я бы могла быть той же Тианой или Примроуз. Но жизнь распорядилась мной по-другому, чем я гордилась и чего боялась одновременно.

   Я, наконец, решила вернуться в коммуну. Все это время сабвуфер долбил на всю мощность самые грозные треки, на меня оборачивались прохожие, но мне не было до них дела. Когда я подъезжала к нашим коттеджам под песню LilJon&GangstaBooMoveBitch, басы сотрясали вибрациями мое тело, я вдруг почувствовала себя такой свободной, такой пафосной сучкой! Я стелила перед двумя темными коттеджами, где стоял Аштон со своими «братьями» и чинил тачку, а у соседнего дома как раз были Джи Ук и Реймонд. Дым от моей сигареты летел в их сторону, я видела, как они присели со словами «Воу-воу-воу», а Джи Ук просто уронил челюсть к асфальту. Полураздетые парни, измазанные машинным маслом, из братства Омега, Бета, Гамма, шли в мою сторону. Я приостановилась у гаража. Музыка стихла.

   –Вау, чувак, полегче! Что за охрененная тачка?! – Кричал милый низкорослый (но всё же выше меня) блондин.

   –Ты слышал этот саб? – Говорил Джи Ук Реймонду.

   Я тихонько смеялась, и была готова нажать на стеклоподъемник, чтобы показать им того самого чувака – обладателя сабвуфера. Реймонд и Аштон смирили друг друга ненавистными взглядами и выдержали дистанцию на пути ко мне. Я решила появиться эффектнее, нежели высунуть свою маленькую голову из окна. Дверь распахнулась, я обошла тачку и, сделав вид, будто ничего не слышала, просто закрыла её и направилась к дому.

   –Твою мать, Аштон, это что, телка?! – Говорил блондин.

   Мне хотелось подойти и помочь поднять с земли челюсть каждому из парней, которые ещё и взялись за голову от шока, глядя то на меня, то на тачку. Я еле сдерживала смех.

   –Эй, крошка, как твое имя? – Выкрикнул полураздетый смуглый парень с бесконечным количеством кубиков и темными кудрявыми волосами.

   –Серая мышь её имя. – Сказал Реймонд.

   –Maleducato Bastardo! – Крикнула я на итальянском и хлопнула дверью.

   Я растеклась по двери, нет, не в слезах, в ярости, я била кулаком по паркету. На стук прибежали Викки и Камми.

   –Офелия, что случилось? – Эти двое говорили исключительно одновременно.

   –Трындец вашему Реймонду Беннету. – Я демонстративно ударила кулак об ладонь и пошла в комнату.

   Мне срочно нужно было на спарринг или хотя бы к груше. Может, повесить её здесь? Что о себе возомнил этот богатенький смазливый гад с охрененной татуировкой?! Ну, ничего. Я покажу ему серую мышь. «Всё вдохновение отбил» – подумала я, зажав губы. Следовало бы пополнить запасы матерных французских и итальянских слов, но мои преподаватели требовали эссе и конспекты. К концу года я должна была выбрать предмет по которому буду готовить исследовательскую работу, и я точно знала, что это будет французский. Пока я просидела за рабочим столом, солнце ушло на боковую. Пора и мне. Я стащила лосины, кинула в шкаф, сняла балахон, в комнате было градусов сорок, так сильно солнышко согревало эту сторону дома. Платим восемь тысяч долларов в год, а в комнате ни кондиционера, ни вентилятора! Я распахнула окно, закрыла глаза, и представила себя на берегу Канарских островов. Как только закончу с исследовательской, отправлюсь туда с мамочкой первым делом! Вспышка света озарила меня, я распахнула глаза – в окне напротив моего загорелся свет.

   Реймонд стягивал с себя в футболку, я увидела татуировку на лопатке с именем и датой, которую детально разглядеть не могла. Его комната даже при свете была темной, но зато в два раза больше моей, да ещё и с кондиционером! На стенах висели фотографии, где был он и ещё один парень. Трехспальная кровать с черным меховым пледом, множество книг, я ещё заметила грушу и перчатки. Не слишком ли он самовлюблен, чтобы позволять кому-то трогать свою излишне красивую физиономию? Он подошел к письменному столу с огромным монитором и облокотился руками на спинку стула. На его пресс светили лучи настольной лампы в форме Дарт Вейдера. А такое тело иметь законно? Потому что… ну вот эти его выступающие полоски бокового пресса, крупные руки, на которых была видна каждая жилка, каждая вена. Челка и волосы, пропитанные потом, спадали на его глаза. Да как он добился настолько черного цвета волос?! Тут Реймонд поправил челку назад и поднял взгляд, встретившись с моим. Клянусь, за одну секунду, я успела испугаться, сделать грозное выражение лица, подготовить матерную речь на итальянском и вспомнить, что я стою у окна в гребанном лифчике! Я прижала руки к груди и так резко опустилась вниз, что ударилась лбом об угол стола, а потом упала об стул, который вместе с навешенными на него вещами пал рядом со мной. Да твою-то мать!

   –Тук-тук! – Брианна билась в дверь, не дождавшись ответа, вошла. – Боже, Офелия, что случилось? Ты упала в обморок? Перетрудилась?

   –Брианна, – я шептала с пола, – Он все ещё там?

   –Кто?

   –Реймонд…

   –Э, ну, его окно закрыто шторами. – Брианна щурила на соседний дом. – А что произошло?!

   –Бри, завтра же мы покупаем мне жалюзи. Бери Джоша, пусть устанавливает их сам. – Я отдышалась и встала с пола.

   –Слушай, у тебя тут кровь из головы течет.

   Так и закончился мой второй день в Принстонском университете: главный парень университета, скорее всего, видел мою грудь и объявил мне войну, назвав серой мышью, парни зауважали меня и назвали «крошкой», благодаря тачке, а Брианна благополучно штопала мой рассеченный лоб.


   4

   В среду вечером Джош повесил мне жалюзи, но я так и не рассказала настоящей причины столь скорой просьбы, для ребят это была защита от солнца. На самом деле я защищала свою грудь (пусть даже никому до неё не было дела). Я обожала университет всем сердцем, несмотря на то, что в соседних домах жили исчадья ада. Преподаватели не чаяли во мне души, я как сумасшедшая записывалась на новые кружки, брала с собой ноутбук, чтобы в парке, под аромат сладкой ваты, мороженого и хот-догов, продолжить свой детектив. Конечно, я не забыла о своем намерении пойти на бокс, для которого я освободила вечер пятницы. Наверное, это было не совсем логично, получать кучу синяков и ссадин прямо перед вечеринкой, но разве мне не плевать?

   Форма у меня осталась ещё с моего старого спортклуба в Филадельфии, как и перчатки. Кинув спортивную сумку и бутылку воды на заднее сиденье, я мчалась в место, где найду покой. Фифы из Дзеты явно проводили вечер пятницы в спа-салоне или в чьей-то спальне, но не я. Клуб находился чуть дальше университета, если ехать по Вашингтон-роуд. Боксерские занятия проходили в спортивном лагере, куда я вошла без проблем и поднялась на указанный в брошюре этаж. Совсем забыла я об одном – тут не было ни одной девушки. Во всяком случае, сегодня.

   Тренер был очень приятным мужчиной тридцати лет, их было два, насколько я вычитала, со сменным графиком. Он сразу спросил, как я занимаюсь боксом с таким весом и такой грудью. Мучительно, но с любовью, как ещё? Зал был поистине великим – множество зеркал от потолка до пола, как минимум семь боксерский груш, так же некоторый инвентарь, коврики, один большой ринг. Я занималась боксом, не сказать, что профессионально, но базой владела. Тренер Боули сразу понял уровень моей подготовки и составил список действий на сегодня. Без разминки – никуда. После неё мы с ним поработали над техникой защиты, передвижений, уходов и уклонов. После чего мы оттачивали трехударные комбинации и контрудары. Затем Боули предложил мне спарринг. В зале было множество молодых людей, которые итак с недоумением разглядывали девчонку на тренировке по боксу (или спортивный лифчик без подкладок, я не поняла), а тут ещё и сражаться с ней придется.

   –Майк, ты с Офелией. Отработайте удары ниже шеи, без капп. – Скомандовал тренер.

   –Ой, серая мышь, ты ли это? – Из раздевалки вышел Реймонд мать его Беннет.

   –Ой, мистер Большие деньги, маленькие достоинства, ты ли это? – Закатила я глаза и пошла на ринг к Майку.

   –Боули, да он её сломает! – Смеялся Рей.

   –Что ж, Рей, у тебя сегодня выходной, но ты можешь провести спарринг. Майк, пошли к грушам.

   Рей перепрыгнул через ограждения, я пролезла сквозь них. На его руках были черные перчатки, на моих – красные. Я как никогда готова была надрать задницу этому гордому двенадцати кубовому парню.

   –Готова стонать? – Он закусил губу и медленно провел по ней языком. Он что, думает, я одна из тех первокурсниц, что будут прыгать на него?!

   –Твой интеллект дальше звериных инстинктов не ушел.

   –Как и твой вкус.

   Он нанес свинг, удар с замахом, я моментально среагировала и пригнулась, ударив в ответ хуком в бок, тот удержался, не согнулся и вновь нанес свинг. По сравнению с Реймондом я была букашкой, поэтому этот бой был слишком нелепым и неравноправным. Я ускользала от любого удара, моя скорость была больше, за счет маленького веса, однако мои удары почти не приносили ему боли. Меня раздражали такие парни, как Реймонд, каждым ударом я доказывала свои убеждения. Высокомерные, самовлюбленные, кроме вечеринок и алкоголя ни к чему не стремятся, а главное – используют девушек. Зачем такая внешность, если внутри ты всё равно козел? Когда пот стекал по моим вискам и с челки Реймонда (то есть минут через десять), я, наконец, вдарила ему кросс в корпус, затем поставила подножку, как крыса, понимаю, но моя злость воспользовалась удачным случаем, и повалила его на ринг. Чувствовала себя Царем Горы, будто покорила Эверест, будто выиграла самый важный бой в жизни! Я вывернула его руку и поставила ногу на спину. Что, вы думаете, произошло?

   –Малышка, ты слишком самоуверенна. – Задыхаясь, сказал он.

   Рей развернулся, вывернув мне ногу и повалив на ринг, не знаю, как он так умудрился нас перевернуть, но я лежала прямо на нем, буквально нос к носу.

   –Как мягко. Знаешь, спортивный лифчик портит ту картину, которую можно лицезреть в кружевном черном… – Тут я заткнула его рот рукой, с которой успела снять перчатку.

   –Слушай, – Я все ещё прижимала руку к его губам. – Я понимаю, ты весь такой распрекрасный, но от меня ты не дождешься просьбы о сексе или ещё чего. Ты мне не интересен. Так будь добр, не выливай на меня свой тестостерон.

   –А дрожишь ты тоже потому, что я тебе не интересен? –Спросил он, аккуратно убрав мою руку с лица.

   –Я… Я… Мышцы просто давно не…

   –Остановись, а-то совсем в томат превратишься. – Реймонд поднял меня и себя. – Буду ждать тебя на вечеринке.

   –Меня там уже ждут. – Боже, что я несу?

   –Кто же? Какой-нибудь парень из общаги?

   –Аштон. – Выпалила я. Господи, Офелия, ты просто идиотка!

   Надо было видеть, как меняется выражение лица Реймонда при слове «Аштон». Он оттолкнул меня от себя, начал собирать оставленный инвентарь и шел в раздевалку, крикнув напоследок:

   –Держись от него подальше, поверь, такого ублюдка хуком не запугаешь.

   И ушел. Я пролежала на ринге, восстанавливая дыхание, дожидаясь, чтобы Рей уехал первым. Дома я была около десяти вечера.

   –Брианна? – Я стучала в её комнату.

   –Заходи.

   Я чуть не ослепла, настолько яркой была комната Бри. Мятные обои, бирюзовые постельное белье и шкаф, белая кровать, аквамариновое кресло и комод. Жесть. Я долго сомневалась, действительно ли мне стоит обсуждать волнующую меня тему с Бри? Может, лучше посоветоваться с мамой? Но я понимала: только Брианна знала этих парней.

   –Ты опять грохнулась? Синяк на руке. – Брианна зазывала меня присесть на кресло. – Возьми, это мохито, а-то, ты красная, как рак, хоть охладишься.

   –Я была на боксе.

   –Самое время заработать синяк. Вечеринка завтра в десять вечера, так что успей сделать все свои дела. – Бри протянула мне стакан, в нем было столько льда, сколько у меня счастья при виде холодного напитка.

   –Слушай, ты не могла бы мне рассказать немного об Аштоне и Реймонде.

   –Так и знала, что они тебя зацепят. Ну, нет у нас девушек, которые бы не смотрели в их сторону! – Настроение Бри взлетело, – Что ж, я на втором курсе, поэтому знакома с этими ребятами всего полтора года. Однако каждый знает, что лучше не вмешиваться в их разборки. Запрещается упоминать Аштона при Реймонде, а Реймонда при Аштоне. Они вечно соревнуются, во всём! Ещё, насколько мне известно, они оба дерутся. Не в смысле занятий, а в смысле уличных драк. У них свои группировки, свои цели, в которые я, к сожалению, не вникала.

   –Они что, совсем свихнулись? Им бы только поиметь, всё что движется, а потом злобу спустить на людях. – Я негодовала.

   –Насколько знаю, причина их ссоры – очень глубокая, никому кроме них двоих неизвестная. На самом деле, Реймонд хоть и «плохой парень», глаза у него всегда поникшие и грустные. Мне кажется, за этим взглядом и драками что-то стоит. Что до Аштона… Он, конечно, шикарен, сексуален и… Джош? – Открылась дверь.

   –Надеюсь, что «сексуален Джош», а не «сексуален… о, черт, вошел Джош»?! – Смеялся тот.

   –Вариант первый. – Засмеялась я, ударив его кулачком. – Не буду вам мешать, до завтра!

   Утро субботы выдалось на два часа дня, никогда в жизни я не спала дольше, чем до девяти утра, но, кажется, университет действительно высасывал все мои жизненные силы. Снизу был какой-то балаган, я включила вентилятор, который купила вместе с жалюзи (ведь они теперь пожизненно прикрывали мое окно), и решила немного почитать. Спустя два часа я поняла, что липну к постельному белью, ведь уснула, так и не сходив в душ, обессилила. Мне повезло, на третьем этаже никогда не было очереди в ванную, ведь я была здесь всем комнатам хозяйка. В теплой воде и пене я провела ещё час, выходной пролетал незаметно. С полотенцем на голове я спустилась на кухню, где у девочек уже начались сборы на вечеринку, про которую я планировала забыть.

   –Неужели! Решилась на завтрак к пяти часам? – Поприветствовала Дори.

   –А есть что-нибудь?

   –Я вчера купила круассаны и несколько йогуртов. – Отозвалась Камми.

   –А я принесла авокадо и творожный сыр, кажется, ещё тунец. – Вспоминала Лайла, – Тебе сделать бутерброды?

   –Ого, не откажусь. – Я попала в рай.

   –Сейчас закончу с ногтями Ирмы, и мы пойдем выбирать тебе наряд. – Подмигнула Брианна. Только не это.

   Девочки не соврали, в шесть вечера они всем составом заполонили мою комнату и начали разбрасывать вещи из маминого чемодана направо и налево.

   –Вот это! – Вопила Викки.

   –Нет, это! – Кричала Камми.

   Они подходили, прикладывали ко мне платья, юбки, топы, поправляли волосы, я старалась не делать лишних движений и просто ждала. С каблуками было решено – девочки выбрали босоножки малинового цвета. Теперь они искали малиновое платье. Хотя, я уже догадывалась, какое они выберут.

   –Вот это! – Сказали они хором и кинули мне в руки то самое.

   Ещё через несколько минут я облачилась в облегающее малиновое платье, на тонких бретельках вокруг шеи, с треугольным вырезом у груди. Мои бедра были довольно узкими, талия так вообще пятьдесят шесть сантиметров, в этом платье я выглядела худее обычного, а стянутая грудь, которая лезла во все возможные пути отхода, не давала доступа к кислороду. Спасибо босоножкам за то, что я была теперь одного роста с девочками (правда, те пока не успели обуть каблуки). Камми принесла мне темно-малиновую помаду, которая увеличила мои губы и создала дикий контраст с черными бровями и волосами, которые я, кстати, вновь превратила в стойкую прямую солому. «Серая мышь, говорите?» – думала я, но подсознание вспоминало лишь одного.

   Все девочки выглядели превосходно, немного непристойно, но я бы соврала, если бы сказала, что они не красивы. Мы захватили с собой купальники, ведь намечалась пенная вечеринка в бассейне, однако я было уверенна, что ни за что не буду в ней участвовать. Камми, Викки, Дори и Ирма прыгнули в мою машину, Лайлу и Брианну взял Джош, мы ехали за стаканчиками и алкоголем.

   –Офелия, я знаю, что ты не из таких, но скорее всего мы будем играть в «правду или действие», там бывают эротические задания, постарайся не портит честь нашей коммуны. – Говорит Ирма.

   –Ты думаешь, я отдам свою невинность на какой-то левой вечеринке? – Я придала по тормозам.

   –Невинность?! – Эхом отозвалось в салоне.

   –Что, сейчас не модно не ложиться под каждого встречного? – Улыбнулась я.

   –Как ты только держишься… – Девочки сочувственно смотрели на меня в зеркало заднего вида.

   К десяти мы прибыли в пункт назначения. Мои ноги непослушно шагали в босоножках, я очень боялась, что моя неуклюжесть навестит меня именно сейчас, опозорив перед теми, перед кем совсем не стоило. Мы шли парами с девочками по ковровой золотой дорожке, которую ребята из коммуны Аштона расстелили от открытой входной двери до проезжей части. На фоне играла песня NickiMinajChun-Li, которая придавала уверенности походке, басы глушили всю округу. Мне кажется, что такое количество людей я не видела даже в кампусе, сколько собралось сегодня в коттедже Омега, Бета, Гамма. Мы вышагивали на своих каблуках, когда вышел король вечеринки, чтобы встретить нас – Аштон. Его выбеленные волосы были зализаны гелем назад, его широкие плечи покрывало белое поло.

   –Рад вас видеть, Бета Каппа Тета, – Он оценивающе оглянул каждую из нас. – Сегодня отсюда трезвым не выйдет никто.

   Я пряталась за Лайлой и Ирмой так, что меня пока никто и не заметил. Честное слово, в последний раз выпивала на мамином дне рождение, которое было аж в марте месяце, но сейчас меня преследовало дикое желание накидаться, чтобы не чувствовать себя ни то, что в другой тарелке, а на другой планете! Очень кстати появился парень, который протягивал мне два красных стакана.

   –Малинка, тебе виски с колой или пунш? – Улыбался тот. Его глаза источали доброту и опьянение.

   –Оба. – Я вырвала напитки и догнала девочек, залпом влив в себя ядерную смесь.

   В доме творилась полная вакханалия: на диванах раскуривали травку, девчонки из Дзеты сидели на парнях, и, клянусь, они поголовно были блондинками. Аштон поднялся по лестнице и ударил в гонг. Зайдя сюда, сразу было понятно, что это обиталище парней. Столики в форме шин, на стенах висят картины с раритетными автомобилями, куча мягких диванов и кресел, несколько игровых приставок и огромная плазма были в прихожей.

   –Дамы и господа, прошу вас во двор, где вас ждет пенная вечеринка. Трезвых не пускаем. – Произнес глава братства и ушел через заднюю дверь.

   –Офелия, какой это по счету стакан?

   –Тревертый. – Пыталась выговорить я.

   –У-у-у, тебе пока хватит. – Брианна выхватила у меня пунш, допила сама и повела нас к бассейну.

   Я и не ожидала, что их владения были настолько габаритными. От внешнего мира нас прикрывал длинный кирпичный забор, под цвет дому. Участок шел почти до озера. Здесь был и газон, и каменная дорожка. Рядом с бассейном, который оказался чуть больше всего первого этажа коттеджа, стояло джакузи, в котором были неизвестные мне студенты. От фонаря к фонарю развесили гирлянды с разноцветными флажками и символом футбольной команды (в том числе и университета) – тигра. Там стояло несколько пивных бочек, столов с пуншем и закусками, которые никому не были нужны. Множество шезлонгов и гриль, все танцевали, трясли своими задницами, парни лапали девушек за все пристойные и непристойные места.

   –Хочу к ма-а-аме-е-е. – Протянула я, дергая Брианну за руку. Я вошла в кондицию.

   –Офелия, прекрати! Боже, да мы ещё пятнадцати минут тут не провели, а ты уже наклюкалась! – Бри снова вырвала из моих рук стакан, который я надежно, как мне казалось, спрятала за спиной.

   –Эй, Ирма, как насчет пивпонга?

   –Я за ним и пришла, Энди! – Ответила Ирма шатену, который стоял уже с приготовленным для игры столом.

   –Ирма у нас чемпион по пивпонгу. Ей нет равных. – Объяснила Дори.

   Суть игры заключалась в бросании настольного теннисного мячика в наполненные спиртным стаканы команды противника. Дори и Ирма встали по одну сторону, по другую Энди и Тайгер, которые принадлежали братству Реймонда. То есть, Реймонд присутствует на вечеринке Аштона?! «Он же тебя приглашал, пьянина!» – я схватилась за голову, чуть было не размазав помаду.

   –Пойдем, там правда или действие начинается! – Брианна тянула меня за руку. Всю школьную неделю я чувствую себя пакетом, который таскают из одного места в другое.

   –Что за дейправда? – Мямлила я.

   –Будь умничкой, помолчи полчаса, пока немного не протрезвеешь. – Брианна поцеловала меня в лоб.

   –Хи-хи. – Засмущалась я, – Дай чмокну!

   Брианна трагично застонала и продолжила тащить меня через пустую область между бассейнами и шезлонгами к столам. На нашем пути появился Аштон с блондином, который был меньшей версией Аштона. Пытаясь их обойти, я врезалась в Реймонда. Конечно! «Давай, Офелия, выпрямись!» – подсказывало мое трезвевшее сознание. Я подняла глаза, бросила невинный взгляд на Аштона, который долго не мог понять, кто я такая, а затем поправила волосы за ухо и встретилась взглядом с Реем. Реймонд смотрел на меня с широко открытыми глазами и ртом. Брианна уже поняла, что дело дрянь, и отошла к столам, поглядывая на нас. Реймонд не стеснялся своими выпученными глазами разглядывать мою грудь, ноги, и снова грудь. В это же время Аштон подходил сзади.

   –Оу, это же ты? Та крошка на «Камаро»? – Присвистывал блондин рядом с Аштоном.

   –Это та самая серая мышь. – Сказал чертов Беннет. Что ж, вызывайте экзорциста, в меня вселился настоящий дьявол!

   – Fesso, я же просила тебя, Bastardo, не лезь ко мне! – Я не могла определиться с языком. Процедив фразу сквозь зубы, я ткнула указательным пальцем в его перекаченную грудь.

   –А я хочу к тебе лезть. – Реймонд убрал мою руку и подошел вплотную. – Ты сегодня в любимом цвете моей бабушки.

   Я замахнулась, чтобы ударить его, но увидела подоспевшую Тиану.

   –Так-так, Лепрекон, ты снова клеишься к моему парню? – Фифа отодвинула от меня Реймонда.

   – Я?! – Выпалила я.

   –Она пришла ко мне, Тиана, отвали. – Чья-то рука приобняла меня сзади.

   По телу пробежала предательская дрожь, превратив меня в гуся, я смотрела на руку на своем животе. Мне кажется, что у Реймонда случился то ли инсульт, то ли эпилепсия, так резко его цвет кожи сменился на красный, глаза бешено забегали, а пена подступила ко рту.

   –Аштон, а Примроуз знает, что она пришла к тебе? – Бросила Тиана.

   –А кто мне Примроуз? – Ответил Аштон, держащий меня за талию. Я так остолбенела, что не сразу сообразила убрать его руту к чертовой матери.

   Таким образом, Аштон Холл, держа меня за талию при всех фифах и не фифах университета, привел меня к компании, которая уже расселась для игры. Одними губами Брианна произнесла «Какого черта происходит?!», я отвела виноватый взгляд на Аштона.

   –Не благодари. Реймонд тот ещё козел.

   –А ты от него далеко ушел? – Выпалила я.

   –Может, и нет, но такую девушку как ты считать серой мышью – грех. – Он оценивающе посмотрел на меня. – Присаживайся. Начнем игру.

   За столом собралось человек сорок. Мы крутили бутылку по очереди, тот, кто крутил – задавал вопрос, на кого указывало горлышко – отдувался. У каждого в руке был пластиковый стаканчик, я уже минут пять сидела и наблюдала за чужими действиями. Горлышко указало на Джи Ука.

   –Прыгни в бассейн, выполнив сальто.

   –Лесли, ты так оригинален. – Джи Ук закатил глаза.

   Он долго раскачивался на трамплине, после чего прокрутил аж двойное сальто и бухнулся в воду, брызги которой нас задели. Он вынырнул из бассейна с поднятыми кулаками и криками, мы все его поддержали, голося так, что музыку перекрыло. Джи Ук крутил бутылку, горлышко выпало на меня.

   –Представишься?

   –Офелия. – Максимально внятно произнесла я. Кажется, рука Аштона помогла мне протрезветь.

   –Итак, Офелия, правда или действие?

   –Правда. – Я не собиралась выполнять эти дурацкие задания.

   –Помнишь ли ты свой первый раз? – Джи Ук провел пальцами по бровям.

   –Эм… Первое что?

   –Секс, глупышка. – Отозвался блондин-копия Аштона.

   –У меня его не было.

   По участку прокатилась волна смеха и удивленных выкриков. Я сидела, точно статуя, даже бровью не повела, настолько было смешно общество озабоченных пьяных студентов. Аштон смерил взглядом Реймонда, это мне не понравилось, затем я взяла бутылку в руки. Горлышко указало на Реймонда.

   –Рей, правда или действие? – Голос дрожал.

   –Действие. – Он приподнял бровь, напряжение возрастало.

   Черт, я совсем не подумала о действии… Думала задам сейчас какой-нибудь банальный вопрос и дело с концом. Может, пусть выпьет стакан до дна? «Офелия, он и без тебя его допьет» – говорил мой внутренний голос. Плевать, побыстрее бы горлышко перешло к другим игрокам, я собиралась пойти за новой порцией алкоголя.

   –Твоя задача – сделать то, чего хочется прямо сейчас. Может, пройтись до туалета или выжрать оставшийся пунш…

   Я не успела ответить. Реймонд Беннет резко поднялся со своей мягкой подушки, подошел ко мне, схватил за волосы и впился своими губами в мои. Грубо, жадно, и также грубо оторвался от губ, после чего сел обратно на свое место. Я не дышала. Кровь будто застыла в жилах, на губах ещё оставался привкус выпитого Реймондом пива. Все вокруг после очередного шокового удара сидели, затаив дыхание, и глядели на меня.

   –Очень хотелось заткнуть тебя. Раздражаешь. – Как бы объяснил Реймонд всё недоумение окружающих. Я так и сидела, почти задохнувшись, потому что забыла, как дышать.

   –Реймонд, какого хрена?! – Вопила Тиана, за секунду из Барби она превратилась в Урсулу.

   –Тиана, заткнись. – Отрезал Реймонд.

   Я встала из-за стола, все провожали меня взглядом, пока я бежала за тремя стаканами виски с колой. Почти жонглируя ими, я добралась обратно, и незаметно ото всех попивала их без остановки.

   –Ты пожалеешь, что полезла в мои отношения, коротышка. – Процедила Тиана.

   Горлышко бутылки, которое прокрутил Реймонд, показало на Тайгера. Игра длилась ещё часа два, я была в стельку пьяна, не могла различить людей и связать слов, горлышко не указывало на меня, чему я была бесконечно благодарна! Наверное, моя мама была бы счастлива увидеть меня в такой обстановке. Реймонд Беннет поцеловал меня. Поцеловал. Меня. Зачем?! Что происходит с этими мажорами? Совсем уже заигрались. Думают, любая девушка растает от их прикосновений? Думают, что им дозволено целовать любую? Нет уж, Реймонд мать его Беннет!

   На самом деле сейчас я думала о том, насколько приятно было ощущать его губы на своих губах. Не знаю, нормально это или нет, но все мои чресла спазмировали, а опьянение отправляло меня в мир гадких фантазий. По моему максимально чопорно спокойному лицу никто бы даже не додумался, что в голове я продолжала целоваться с Реймондом. Или Аштоном. Кто-нибудь, остановите меня!

   Так прошло ещё несколько часов, мы танцевали, играли, пили, снова танцевали, мне было по истине весело. Только вот к пяти утра все содержимое желудка резко подошло к горлу. Я неслась в братство, прикрыв ладонью рот, искала туалет. Добежав до заветной комнаты, я распахнула дверь. Передо мной стоял Реймонд, я видела его со спины, на коленях перед ним сидела девушка. Её голова располагалась напротив его интимного места. Реймонд повернул голову на звук.

   –Блять! – Сказал он с русским акцентом, что это значило?

   Мне стало максимально тошно, меня вырвало им в ноги, после чего я бежала, сломя голову к бассейну. Мне нужна была Брианна, я хотела домой. Что он за ублюдок такой? Ходит с Тианой, целует меня, а ублажает его первокурсница с моих курсов по итальянскому!

   –Офелия, ты в порядке? – Меня остановил Аштон, он взял меня обеими руками за плечи.

   –Там… Реймонд, он…

   –Что, трахает кого-то? – Совершенно спокойно уточнил Аштон.

   –Не совсем…

   –Привыкай. – Улыбнулся Аштон, – Тебя проводить до коммуны?

   –И ты оставишь братство на этих бухих кретинов?

   –Чтобы удостовериться, что с тобой все в порядке? Тогда мой ответ – да.

   Реймонд выбежал к нам, он увидел, что Аштон легонько приобнял меня.

   –Холл, убери свои грязные руки!

   –Господи, Реймонд, ты что, свалил, не закончив? Пожалуйста, отстань от Офелии. Тебе мало первокурсниц и Тианы? Офелия, иди к подругам, не обращай на него внимания.

   –Знаешь её два дня и защищаешь? – Реймонд подходил ближе.

   –Беннет, я сказал, отвали от неё. Иди к Тиане. – Огрызался Аштон.

   –Не указывай мне, что делать, иначе я тебя отделаю прямо здесь. – Реймонд напряг кулаки.

   –Ты на моей территории, будь добр, проваливай тогда с вечеринки совсем.

   Я стояла, ошарашенно наблюдая за двумя бешеными парнями, которые явно не поделили не меня, а что-то совсем другое. Я была лишь толчком их столкновения. Ноги оказались в пене, я чуть не упала в бассейн, держа в руках два стакана с пуншем.

   –Слушай, шлюшка, – Это были Тиана и Примроуз, они подошли ко мне.

   –Отвалите.

   –Хочешь жить спокойно? Обходи Реймонда и Аштона стороной. Тебе плохо живется? В университете тысяча парней. Ты вообще видела себя? Не прыгай выше головы. – Говорила Тиана.

   –Я запрещаю тебе появляться на вечеринках, которые будут на территории моей коммуны. – Говорила Примроуз.

   –Какой ужас! – Я схватилась за сердце, – Как же пережить такое?!

   –Такая козявка, а ещё возникает. Надеюсь, ты всё поняла? Не стоит напрашиваться на проблемы. Нужно идти на компромисс. Ты всё-таки первокурсница, следует сохранить репутацию для последующего обучения.

   –Ага. – Огрызнулась я.

   Затем я сделала то, о чем, скорее всего, буду жалеть все студенческие годы. Оба стакана, до краев наполненные пуншем, полетели в Тиану и Примроуз. Их светлые платья покрыл красный едкий напиток, а пока они уворачивались от пунша, оступились о край бассейна и рухнули в лазурную воду, покрытую пеной. Брызги окатили мои ноги. Все вокруг смеялись, как лошади. Тиана и Примроуз вытащили головы из-под воды, и возмущенно визжали о том, что мне крышка. Будто я и сама этого не осознавала. Ватные пьяные ноги не давали мне бежать, а так хотелось!

   –Офелия, быстро домой! – Брианна, очень рассерженная, взяла меня под руки.


   5

   Я проснулась от дикой головной боли. Вчера была вечеринка. Почему я сплю в гостевой? Почему я в платье? Кто накрыл меня покрывалом? Я кое-как поднялась и облокотилась на спинку дивана. Я пыталась сбросить дятла, который стучал по моим вискам, но оказалось, что этот дятел засел внутри. На журнальном столике стоял стакан воды, рядом – таблетка аспирина и записка.

   «Надеюсь, ты не помнишь, что было вчера. Бри»

   А я и не помнила. Кажется, я первый раз в жизни знатно наклюкалась. Размер моего стыда был необъятен, когда с каждой минутой мой мозг понемногу вспоминал отрывки ночи. Пивпонг, много-много пластмассовых стаканчиков… Мой телефон дзынькнул.

   «-ЛОЛ.»

   Это было сообщение от моей мамы. Я пролистала ленту диалога вверх, увидев несколько фото: вот я смеюсь на плече Аштона, а за его спиной почти лопнувший от злости Реймонд; на следующем фото Брианна и Джош несут меня на плечах и смеются, что происходит с моим лицом – непонятно; на третьей фотографии я сплю в задранном малиновом платье, развалившись звездой, и улыбаюсь.

   –Алло, Бри? – Я тут же набрала её номер. – Обязательно было кидать маме этот… фото-отчет?

   В трубку громко смеялись.

   –Прости, она позвонила мне и попросила. – Ответила Бри, – Ну что, готова?

   –К чему? – Я взглянула на висевшее на стене зеркало. Всё очень плохо.

   –Матч через час, мы с девочками уже у стадиона. Только посмей не прийти. – Я представляла выражение лица Брианны. – Ты моя должница после вчерашнего.

   Я повесила трубку, чтобы не испытывать ещё большего стыда. У меня был всего час, чтобы из опухшего бомжа превратиться в себя. Серую мышь. Я вдруг вспомнила, как Реймонд назвал меня мышью вновь, и как Аштон подкатывал свои яйца с помощью комплиментов. Встряхнув головой, стараясь таким образом выкинуть этих двоих из головы, я забежала в душ, помыла голову, и убежала одеваться. После того, как вчера я появилась не в черном цвете, я даже растерялась, открыв шкаф, и увидев только черные экспонаты. «Черт, Офелия, да кто тебя увидит на матче?» – подумала я, когда доставала свои черные джинсы и топ.

   На улице слегка похолодало, я накинула косуху и вышла из коммуны, которая была совершенно пуста. Я прошла мимо часов, резко остановилась и вернулась к циферблату. «Пять вечера?!» – Я застонала от скоротечности выходных и вышла из дома. Солнце спряталось за быстрыми облаками, ветер выдувал из меня всю дурь и оставшийся алкоголь. Я взглянула на братство Аштона – идеально чистый двор! Когда и как они успели убрать все тонны бутылок, стаканов и презервативов? У «сестер» из Дзеты раздавались голоса. Когда я встретилась с глазами Тианы и Примроуз, которые были окружены своими миньонами – блондинками, одетыми в черлидерские костюмы, обе фифы смирили меня взглядом и провели большим пальцем по горлу. Это они мне угрожают? Почему? Я прошла к машине, и увиденное вновь вызвало во мне беса. Красивейшая матовая «Камаро» стояла облитая красной жидкостью. Тут-то я и вспомнила о летящих блондинках в пену бассейна, покрытых пуншем.

   –Твою мать! – Выругалась я и аккуратно села в машину. – Я вам ещё покажу…

   Я успела заехать на автомойку, после чего помчалась к геолокации, которую мне скинула Бри. Это был Робертс Стадиум, очень близко. Оставив машину на стоянке, я позвонила Брианне, она сказала мне, куда двигаться дальше. Команда Реймонда была внутриуниверситетской и носила название «Блэк Тайгерс», а команда Аштона «Вайт Даймондс». Внутриуниверситетские команды не часто встречались с соперниками из других университетов, в основном играя с Принстонскими футбольными командами. Естественно, две эти команды были лучшими в своем деле в нашем университете, все мечтали попасть в их состав, отбор был жестким.

   На стадионе уже голосили фанаты, кстати, матчи посещали не только семьи и студенты, но и обычные жители Нью-Джерси. Мы сидели на фанатской трибуне между двумя секторами, потому что девочки не могли выбрать, за чью команду болеть. Забитые под завязку лавочки, с одной стороны люди были в черно-оранжевых тонах, с другой – бело-синие.

   Джош тоже играл, естественно, в команде Аштона. Мы с Брианной махали ему и трясли кулачками на удачу.

   –Ну что, как самочувствие? – Спросила Бри.

   –Отстань. – Стонала я.

   –Ну, ты, Офелия, даешь! Прошло семь дней, а ты успела поставить подножку Аштону, надраться на первой же вечеринке в хлам, разразить войну между итак враждующими парнями, подписать смертный приговор с Дзетой и наблевать на первого парня университета!

   В этот момент зал зааплодировал, приветствуя выбегающих на поле футболистов.

   –Я наблевала на Реймонда? – В один момент мое лицо покрыла красная тень стыда. – Жесть…

   –Лия, расскажи, как парень, который никогда не целует девушек первым, просто взял и впился в твои губы? – Ирма щурила на меня.

   О Боже, Реймонд ведь поцеловал меня! Я провела пальцами по губам, как бы вспоминая пламя ночного поцелуя. Внизу живота защекотало, я с непривычки рассмеялась.

   –Кажется, ещё не протрезвела. – Шепнула Ирма Дори.

   –Слушай, Ли, мы планировали сегодня сходить по магазинам, пойдем с нами? Завтра на учебу, хотим как следует прошвырнуться. И не забудь, завтра у тебя прослушивание.

   –Конечно. – Понятия не имею, почему я согласилась. Может, чтобы быть как можно дальше от Реймонда и Аштона.

   Начался матч, крики не утихали. Джи Ук был квотербеком в команде Блэк Тайгерс, Реймонд – нападающим. Он бежал, снося ребят, будто те и грамма не весят, принося очки команде. Но Аштон постоянно появлялся на его пути, ему не раз удалось вырвать мяч из лап Рея и увеличить счет Вайт Даймондс. Я втянулась в игру, пока не задумалась о фразе, произнесенной Ирмой. «Как это никогда не целует девушек первым?» – не понимал мой разум. Ведь он сделал именно это. Разве такой бабник и ловелас, переполненный нарциссизмом… В меня летел мяч. Я не успела среагировать, потому что залипла на бегающих Аштона и Реймонда.

   –Офелия! – Кричали мои девочки.

   Было поздно. Мой нос будто вошел внутрь черепа, а глаза впали в мозг. Кровь прыснула фонтаном. Пока девочки доставали салфетки, я заметила бегущего Аштона.

   –Эй, Офелия, ты цела? – Аштон взял меня за голову и притянулся слишком близко, вызвав у меня клаустрофобию.

   –Если нет перелома, то да. – Смеялась я, харкаясь кровью.

   Реймонд стоял позади Аштона, он испепелил крашенного блондина ненавистным взглядом, а меня одарил беспокоящимся хлопаньем глаз.

   –Я провожу тебя в медпункт. – Сказал Аштон, взял за руку и повел вниз.

   Реймонд не давал нам пройти.

   –Беннет, исчезни.

   –Тебя там ждут двадцать человек на поле, серую мышь отведут подруги.

   –Да пошел ты! – Выпалила я, и прошла сквозь него, ударив локтем. Рей перехватил мою руку.

   –Ли, сильно больно? – Шепнул он, крепко сцепив мою руку.

   Я удивленно осеклась на него, промолчав, побежала в медпункт. Удар был несильным, а вот сосуды у меня слабые, так я и просидела оставшуюся часть матча с медсестрой, в попытке остановить кровь. Перелома не было, на носу появилось небольшое сине-фиолетовое пятно, как раз перед театральными пробами. Аштон казался уже не таким козлом, как при первой встрече в холле, где он светил своей самовлюбленностью. Он казался заботливым, но я совершенно не понимала его намерений и смысла в таком добром отношении ко мне. Девочки дожидались меня у двери. Я увидела также удаляющихся фанатов, они спорили и матерились, что «Да никакая это не ничья, если бы Аштон не отвлекся на эту девку, мог бы заработать больше очков», и что «Рей и Тим за последние пять минут набрали больше очков, чем твой Аштон за час!»

   –Офелия, даже не знаю, в какой фазе должна была быть луна, и как столкнулись звезды в минуту твоего рождения, чтобы ты постоянно попадала в такой абзац! – Говорила Бри, обнимая меня. – Ты доедешь до дома?

   –Какой дом? Мы ведь по магазинам! – Улыбалась я с припухшим носом.

   Джош довез Бри, Лайлу, Викки и Камми, а я ехала с Дори и Ирмой. Попрощавшись с парнем Бри, мы вошли в торговый центр, в котором как раз была межсезонная распродажа. Сама не верила тому, как проходил вечер: мы заходили почти в каждый магазин, забежали в Starbucks, посидели в бургерной, снова пошли шоппиться. В магазине нижнего белья девочки кидали в меня несколько комплектов со словами «не выйдешь отсюда, пока не возьмешь хотя бы два». Так они готовили меня к моей первой ночи, я не стала объяснять им, что такое вряд ли произойдет в Нью Джерси. В итоге мы выбрали один голубой кружевной комплект, просвечивающий интимные зоны, и второй – темно-сливовый, атласный. Девочки накупили себе сумок, юбок, платьев, а также обработали меня и вынудили выбрать что-то более яркое и короткое в университет.

   Мы болтали без умолку, на удивление, ни о парнях, ни о сексе, ни о коммунах. Лайла рассказывала о своей семье и сложностях человека с нетрадиционной ориентацией. Дори повествовала о своих мечтах и целях, в которых во многом сходилась с Ирмой. Брианна сказала, что совсем не хотела поступать в Принстонский университет, на деле её мечтой была юридическая академия в Филадельфии, однако её родители, выпускники Принстона, даже и не думали о Филадельфии. Я почти не рассказывала о себе, только слушала истории девочек, которые оказались совершенно индивидуальными, а не как в моем представлении – однотипными. Мне очень не хватало мамы, так хотелось её со всеми познакомить и рассказать обо всем! Но только не по телефону, нет, я должна лично с ней это обсудить. Когда я рассказала девочкам о первом шаге на тропе мести со стороны Дзеты, они не на шутку взбудоражились и предупредили меня держать глаза в оба. Дзеты могли выкинуть что угодно, если кто-то переходил им дорогу – их стирали в порошок.

   Ирма и Дори рассказали мне, по моей же просьбе, о том, почему все так мечтают об этих двух выскочках – Аштоне и Реймонде. Как оказалось, все знают, что ни тот, ни другой, не славятся хорошей репутацией прилежных любящих бойфрендов. Бывало, они только портили жизнь наивным девочкам. Реймонд был агрессивным и неприступным, несмотря на это, девушки и завидовали и осуждали тех, кто прыгал к нему в койку. Он был парнем – загадкой, в то время как Аштон – пусть и таким же ловеласом, но более открытым к общению.

   У Викки и Камми молодые люди были вне университета, а Брианна нашла себе Джоша. Мои девочки не стремились становиться королевами, им была интересна студенческая жизнь, но не с точки зрения фиф. Они веселились, любили, отрывались, но и усердно учились, отдавая дань науке.

   По приезду домой, на душе было легко и непринужденно, общение шло мне на пользу. Я не сама выбрала пусть интроверта, тот день семилетней давности сам расставил все точки над «и», и было как никогда приятно почувствовать души других и понемногу раскрывать свою. Сон был спокойным и крепким.

   Предоставив эссе, а также конспекты, меня наградили приличными баллами и комплиментами. Целый день я избегала всех людей, которых видела на вечеринке, Господь уберег меня от этой позорной участи. Брианна сказала, что если мы пойдем на пробы сегодня, то избежим очередей, которые будут увеличиваться с каждым днем. Последним в моем расписании сегодня стоял кружок итальянского, счастливая я, оттого, что никого не встретила, с огромным энтузиазмом раскладывала все подготовленные материалы и учебники на своей парте. После звонка в кабинет зашла девушка, приносившая извинения за опоздание, я обернулась.

   –Ты?! – Завопила я на весь кабинет.

   Отчетливое воспоминание с вечеринки: Реймонд со спущенными штанами, говорящий по-русски, и эта малахольная девчонка, ублажающая его. Мне стало стыдно за свой выкрик, однако девушку он совершенно не смутил, она с гордостью отбросила волосы назад и села за соседнюю парту. Отвратительно.

   –Пора в театр. – Брианна ждала меня у машины.

   Театр был потрясающе красивым: темно-синий занавес, длинный-длинный, закрывал сцену. Новые кресла в два десятка рядов, балконы, прожекторы. Жюри расположилось в партере, на центральных шести креслах, перед ними стоял стол. Угадаете, какую постановку решили провести в этом году? Конечно, Гамлет!

   –Добрый день, я – Офелия Коулман, первокурсница, пробуюсь на роль Офелии.

   –Здравствуйте, Офелия, возьмите текст, здесь отрывок.

   Конечно, это был предсмертный монолог. Я даже смогла выдавить слезы, настолько вжилась в роль, которую так любил отец. По лицам жюри невозможно было угадать реакцию, в зале раздавались аплодисменты Брианны. Закончив минуту славы, мы побежали к машине, в Принстон пришел дождь.

   –Как думаешь, прошла?

   –Надеюсь, что нет.

   –По-моему, ты потрясно прочла! – Брианна своей улыбкой заменяла солнце.

   –Когда объявят результаты?

   –В октябре.

   –Ого! Ну, и славно.

   На удивление, ещё две недели прошли очень спокойно и тихо. Я и впрямь превратилась в серую мышь, оставалась незамеченной, моей «программой максимум» была встреча с девочками за завтраком и ужином. Учеба становилась тяжелее, незваных мыслей становилось больше. Всё чаще губы вспоминали поцелуй Рея, а тело – прикосновения Аштона. Наверное, животный инстинкт и меня застал врасплох. К сожалению, я – девушка, и как бы я не старалась отвертеться от чувств, проявлять тургеневский нигилизм, на ночь, перед сном, я загибала край жалюзи, чтобы посмотреть, чем занимается Рей. Ещё ни разу я не застала его в комнате. Что же он делал по ночам?

   Через неделю октябрь, я собиралась устроиться в Starbucks, чтобы быть ближе к любимому холодному кофе, заработать денег, а также занять бездельные вечера. Думаю, что проще найти единомышленника в кафе, оставив коммуны парней на съедение фифам из Дзеты. В Филадельфию съездить не получилось, мама с Гектором умотали на выходные к бабушке и дедушке. В понедельник четвертой учебной недели на наших коммунах появились плакаты, сообщающие о субботней вечеринке в коммуне Реймонда. Волшебно! Мне совершенно не хотелось видеться с Тианой или Примроуз.

   В пятницу вечером я поехала на бокс, который оставался моей отдушиной. В кружок пришла девочка, она тоже была с первого курса и приехала в Принстон из Китая. Наконец-то, у меня был достойный соперник моей весовой категории. Мы почти не общались, но помогали друг другу в некоторых приемах. Реймонда почему-то сегодня не было, он ведь был вторым тренером, который сменял Боули, однако, на работу сегодня не вышел. Да, и слава Богу.

   Полнолуние освещало город, я села в машину, сделала очень плохую вещь – закурила прямо после тренировки, и разлеглась разглядывать потихоньку появляющиеся звезды и полную яркую луну. Так я готовила свой организм к завтрашней вечеринке. На часах уже двенадцать ночи, я просидела, глядя в темное затянутое небо, час, пора бы возвращаться. Чтобы ещё немного потянуть время до возвращения домой, я поехала другой дорогой, которая ближе к парку и озеру. Тихая расслабляющая музыка и легонько пронизывающий кресло бас погружали в транс, как и вкус сигарет. На улице было совершенно пусто, ни единой души, все были в центре или уже поехали загород, а с озера шел туман. Вдруг, на тропинку, по которой я ехала, прямо перед моей машиной, рухнуло тело! Тело почти попало на мой капот! С испугу я вдарила по тормозам, те заскрипели и засвистели, только Богу известно, как я успела затормозить, не наехав на человека.

   Я боялась выходить из машины. Что, если это был лось или олень? Конечно, не совсем среда их обитания, но кто ещё мог броситься под колеса единственной машины в радиусе километра?! Аккуратно открыв дверь, я ступила ногой на землю, крадущимися шагами двигалась к капоту. Следы крови, которые вели к существу, меня напрягли ещё сильнее, руки задрожали.

   –О, Господи, Боже мой, Реймонд! – Закричала я, наконец, встретившись с «жертвой».

   Рей лежал, скрючившись, почти без сознания, на его лице были ссадины, под глазом небольшой фингал. Джинсы были немного порваны, кулаки разбиты. Я старалась не поддаваться накатившей панике, не обращать внимание на дрожь в руках и подступившие от шока слезы. Я склонилась над ним, аккуратно положив его голову себе на колени.

   –Реймонд, ты меня слышишь? – Хотелось дать ему пощечину, чтобы привести в сознание, но побоялась сделать хуже.

   –Ты знаешь меня? – Рей открыл глаза и посмотрел в мои. – Офелия?! Черт, их здесь нет? Скорее, вставай!

   Ему будто адреналин вкололи, он подлетел, хромая, кашляя, пошел к пассажирскому сидению. Он сел в машину, я стояла, вылупившись на лобовое стекло. Что происходит?!

   –Садись в машину, живо! – Он голосил в окно.

   –Реймонд, – говорила я, сидя рядом с ним, – Поехали в больницу! Или, может, к родителям?

   –Черт, Офелия, никаких больниц!

   –Господи, Реймонд мать твою Беннет, ты падаешь к моему капоту, истекаешь кровью, и отказываешься от больницы? Да я сейчас копов вызову! – От страха меня трясло не на шутку.

   –Ли, пожалуйста… Если мы поедем в больницу, это узнают и копы. Они могут позвонить моей матери. – Рей опустил зеркало и пытался вытереть кровь с лица влажными салфетками.

   –И куда тебя, черт подери, везти? – Кажется, упала слеза, но я это даже не заметила.

   –Лия, – Он вытер тыльной стороной руки слезу, – Не бойся, хорошо? Ты снова дрожишь. Хотя, это, наверное, при виде меня.

   –Беннет… – Свирепела я.

   –Поехали кое-куда.

   –То есть ты предлагаешь невинной девушке отправиться в половину первого ночи с окровавленным парнем «кое-куда»?! – Кажется, дрожь превратилась в судорогу, задергался глаз.

   –Доверься мне.

   –Ты той первокурснице, что сосала у тебя, тоже самое втирал?

   –О, Боже, Офелия! – Реймонд взялся за лицо руками. – Почему с тобой так сложно?! Девушки сами идут ко мне, сами предлагают минет, сами предлагают секс, это был именно тот случай! Нам срочно нужно двигать отсюда, пожалуйста, очень срочно!

   И я двинула. Не знаю, чем думала, но просто ехала. Мы молчали, Реймонд лишь говорил «направо, налево, прямо». Мы въехали в Кингстон около часа ночи, я свернула на аллею с таунхаусами, Реймонд остановил меня у дома, выстроенного из крупного бруса. Забор был очень высокий, участок не разглядеть. Рей открыл ворота, я припарковала машину на площадке, около веранды.

   –Это мое тайное место. – Улыбнулся Рей, я впервые увидела его улыбку. –Скажешь о нем кому – ты труп.

   –А ты меня разве не убивать сюда приехал? – Шутила я, но что-то было не смешно.

   –Не сегодня.

   Мы вошли в дом, я почти расплакалась от уюта и красоты, потому что Реймонд Беннет привел меня в дом моей мечты, задний сад которого также выходил на озеро. Большой камин с двумя кресло-качалками, книжные шкафы, куча футбольной тематики. Я не разглядывала картины, мои глаза все ещё дергались, фокус поймать было трудно. Дом был одноэтажный, к сожалению, и не сильно большой, но излишне уютный.

   –Хочешь пива?

   –Я за рулем.

   –Ты что, собралась в ночь ехать в коммуну? Одна?

   –Именно это я и собиралась сделать, не поверишь.

   –Нет. –Отрезал он. – Есть холодный капучино в банке.

   –Давай. – Рей выигрывает.

   Реймонд провел меня в одну из двух комнат, где почти всю площадь заняла кровать, так же стоял старенький телевизор, который принимал видеокассеты.

   –Что хочешь посмотреть?

   –Слушай, Реймонд, – Мы сели на кровать, я – в позу лотоса, он – свесив ноги. – Что с тобой произошло? У тебя есть аптечка, тебя бы подлатать.

   –Офелия, со мной всё будет в порядке. Я не могу сказать тебе, ответить на твои вопросы, потому что тогда ты тоже погрязнешь в этом. Все, чего ты должна знать, это то, что стоит держаться от меня подальше.

   –Да я этим и занимаюсь, разве я приехала…

   Реймонд Беннет снова сильно схватил меня за волосы, оттягивая их назад, он прильнул к губам. Его поцелуи были необычны, переполненный страстью и желанием. Я даже не чувствовала боли от того, что он почти вырывал мои волосы, и я не знаю, почему поддавалась его поцелую, двигаясь в такт его языку, но остановить это было не в моих силах. На этот раз он не резко оторвался от губ, а завершил поцелуй нежным прикосновением, а затем провел большим пальцем вниз по щеке.

   –Ты права, кажется, это я не могу держаться от тебя подальше. – Снова улыбнулся он, мои чресла изнемогали.

   –Зачем ты это делаешь? – Шептала я.

   –Не знаю, Ли, смотрю на тебя, и удержаться не могу! – Он убрал от меня руки. – Ты как магнит какой-то, я смотрю на твои аккуратные губы и не могу себя контролировать. Мне постоянно хочется их целовать. Меня это раздражает.

   –Поддерживаю.

   –О, да перестань! – Смеется он. – У тебя уже было что-то с Аштоном?

   –Чего?! – Я отпрянула на край кровати. – Ты за кого меня принимаешь? Думаешь, увидела двух королей университета и ноги раздвинула? Да ты мне даже не интересен!

   –Это мы уже проходили, врать ты не умеешь. Или научись контролировать свои мурашки и судороги.

   –Я не хочу иметь с тобой ничего общего.

   –Это пока… – Он вновь взял мое лицо в руки, – На самом деле ты права, так и делай, берегись меня. Отстраняйся.

   –Как я могу отстраняться, если ты постоянно на моем пути? Может, тогда отпустишь меня в коммуну?

   Реймонд с минуту подумал.

   –Можно сегодняшняя ночь будет исключением? – Он самым нежным взглядом из существующих взглянул на меня. – Может, я тебя все-таки заинтересую.

   Реймонд снял покрывало с постели, включил кассету «Гарри Поттер и Философский камень» и лег к стене. Он хлопал рукой, приглашая меня к себе.

   –Ты не разведешь меня даже моим самым любимым фильмом.

   –Да ладно? Ты Поттероманка?

   –Самая злостная. – Засмеялась я, проводя в воздухе пальцем, как палочкой. – Венгардиум Левиоса! – Реймонд тихо усмехнулся.

   –Тебе очень идет улыбка. Смейся почаще.

   –Так, перестань здесь демонстрировать свой пикап-лексикон. Я буду спать в соседней комнате. Если тебе станет больно или хуже, зови.

   –Доброй ночи. Я обязательно тебя позову. – Рей ехидно улыбнулся. Не к добру.

   В соседней комнате, прямо в спортивных штанах и майке, я плюхнулась на мягкую кровать, прикрывшись толстым одеялом. Сон совсем не шел, я до сих пор не верила, что нахожусь в одном доме с Реймондом наедине. Кошмар. Прикрыв глаза, я всеми способами отгоняла мысли, пока не погрузилась в дрем.

   –Офелия! Офелия! –Реймонд истерически звал меня на помощь.

   Я так встрепенулась, что чуть не потеряла спадающие штаны, свалила одеяло на пол и выбежала из комнаты. Мужские сильные руки прямо из дверного проема перехватили меня, а затем ударили о стену. Моя голова была напротив головы Рея, а ноги обвивали талию. Я чувствовала, что для Рея поднять меня было равносильно поднятию литровой бутылки. Он начал покрывать мою шею поцелуями, разжигая страсть, правой рукой схватив за задницу, а левой – до боли сжав талию.

   –Я думала, тебе нужна помощь! – Говорила я, задыхаясь.

   –Мне нужна была ты.

   Он кусал мои губы, прижимая голову к стене, каждый раз толкая меня с силой, затем понес к себе в комнату. Я боялась продолжения, но, черт, как я могла остановить это?! Реймонд стянул с меня майку: он целовал ключицу, заострил внимание на шраме, но, скорее всего, понял, что сейчас неподходящее время для расспросов, он провел пальцами по спортивному лифчику, который быстро стянул через мою голову. Боже, да что я творю?! Рей, постанывая, кусал мои соски, а я просто впилась зубами в свою руку, прокусив её почти до крови. Он покусывал живот, вызывая мурашки, внутри все переворачивалось, мне казалось, что я вот-вот разорвусь на миллионы микроскопических частиц! Он добрался до бедер.

   –Ого! – Стянув штаны, он заметил мою татуировку. – Офигенная татушка!

   –Твоя тоже. – Улыбнулась я.

   Реймонд стянул с меня штаны, бросив на пол, и опустился целовать дальше, в зоне трусиков. Я почувствовала его пальцы, которыми он водил рядом с центром вселенной моего организма, от чего я почти умерла в изнеможении.

   –Офелия, ай-ай-ай, такая влажная, а говоришь, не интересен. – Цокал он.

   Он аккуратно стянул с меня трусики, его жадный язык впился в мою плоть, ту самую, недоступную никому. Он был первым, кому я позволила хоть как-то притронуться к ней, и, готова поклясться, ещё как об этом пожалею. Но не сегодня. Мы ведь договорились, что ночь будет исключением.

   –Ты такая невинная, сладкая и нежная! – Шептал Реймонд.

   Его язык продолжал мучительную бурю, а пальцы двигались следом за ним, но он не врывался в самое укромное место. С каждой секундой я дышала все меньше, вдохи становились короче, пока самая приятная и пульсирующая волна не прошлась по всему моему телу, заставив крикнуть «Боже», эхом раздавшееся по дому. Рей прижал палец к моим губам, чтобы утихомирить.

   –Для тебя это впервые? – Все также тихо говорил он.

   –Д…д… – я не могла нормально говорить.

   –Для меня тоже. Я ещё никогда не получал от этого кайф. – Он убирал мои мокрые волосы.

   –Реймонд, я не могу…

   –Я понимаю, ты не готова. – Он поцеловал меня мягко-мягко. – Я же сказал, мне стало плохо без тебя, теперь намного лучше. Иди сюда.

   Он крепко прижал меня, немного навалившись своим весом, накрыл нас одеялом, и я так быстро уснула, даже не подумав, что засыпаю в незнакомом доме, совершенно голая, в объятиях избитого Реймонда мать его Беннета.


   6

   Когда я открыла глаза, Реймонда рядом не было, почему-то я не удивилась. Видимо, я очередная наивная девушка, оказавшаяся в его постели. Я била себя по лбу ладонью, проклиная за тупость. Я не собиралась признаваться, что испытала самые лучшие и фантастические ощущения и эмоции за всю свою жизнь, и что, кажется, хочу ещё. «Нет, Офелия, никогда не нужно было, и не будет».

   –Это у тебя утренняя разминка такая?

   От резкого появления Рея в дверях комнаты я снова подскочила.

   –Я думала, ты уехал.

   –И оставил тебе дом? Мы ещё не настолько близки. – Улыбнулся он. – Я сварил кофе, выползай.

   Впервые после Филадельфии каждое утро и каждый вечер за меня кто-то готовил, варил и убирал. Райская жизнь. Рей провел меня на веранду, где на летнем столике поставил разогретые панкейки и чашки кофе, пар которого развеивался на ветру, донося аромат. Мы завтракали, молча, слушая пения птиц, которые скоро улетят в теплые страны. Где-то по соседству работала газонокосилка, кто-то играл с детьми, но, несмотря на все эти звуки жизни, внутри меня была тишина, которой я наслаждалась.

   –Тебе нужно больше есть. Я боялся тебя сломать вчера. – Говорит Рей, подкидывая мне ещё блинчик, хотя я уже объелась.

   –По-моему, ты этим вчера и занимался. – Я не отрывала глаз от чашки.

   –Что тебя беспокоит, Лия? – Он придвинулся ближе, его руки были совсем близко к моим. – Мы ведь договорились об «исключительной ночи».

   –То есть, на этом закончим? – То ли радовалась, то ли испугалась я.

   –Как и договаривались. У меня есть очень много дел, к которым не стоит тебя подпускать. Тем более ты, наверное, наслышана, я не завожу отношений. Незачем привязываться к кому-то, от этого кроме боли ничего в итоге не получишь. Так что ты сейчас довезешь нас до коммуны и… постараемся держать дистанцию.

   –А ещё, я наслышана, что ты никогда не целуешь первым. Думаю, что и девушек ты по своей инициативе никогда не ублажал. – Я бросила на него проницательный взгляд.

   Реймонд с минуту разглядывал меня, затем просто ушел вместе с посудой в дом. Я так и не дождалась ответа. Дорога в коммуну была недолгой, только вот от нервов я успела скурить сигарет пять.

   –Ты слишком много куришь.

   –Ты слишком много врешь, бухаешь, недоговариваешь и используешь девушек. – Делая последнюю затяжку, перечислила я. Рея это рассмешило.

   –У тебя острый язычок, Ли. Были бы мы на ринге, в спарринге, тебе бы здорово прилетело.

   –Точно, ещё слишком самоуверенный.

   Я высадила Реймонда чуть раньше, он сказал, что хочет забежать в магазин, но я больше, чем уверенна, это было для того, чтобы никто не заподозрил лишнего. Вот это картина, Гроза и по совместительству Король Принстонского университета провел ночь с ещё одной первокурсницей. Может, у него фетиш на девственниц? В любом случае, Реймонд мать его Беннет был Зевсом наших греческих организаций.

   Уже оставив машину в гараже, я вдруг поняла, что если Реймонд и сможет избежать косых взглядов и вопросов (хотя в его случае, скорее, бурных аплодисментов), то меня девочки съедят – не успею переступить порог. Часы в гостиной показывали десять утра, наверное, поэтому я чувствовала себя таким расклеенным овощем. На кухне было пусто, я решила быстро подняться наверх, переодеться в домашнюю пижаму и спуститься, сделав вид, что только проснулась.

   –Так-так-так, Офелия Коулман, и где же мы шлялись всю ночь? – Брианна распахнула дверь своей комнаты.

   –О чем это ты? Я ходила на пробежку. – Первое, что пришло мне в голову, пока я смотрела на свой тренировочный костюм в отражении зеркала.

   –Ты действительно потрепана так, словно пробежала до Кингстона. – Когда Брианна это произнесла, мой глаз вновь невольно задергался. – Только ни машины твоей всю ночь не было, ни тебя.

   –Мне надо в душ, вся вспотела. – Я со скоростью света забралась по лестнице и вбежала в ванную.

   Я не вылезала из ванной пару часов, боялась столкнуться с Брианной, затем быстро проскользнула в комнату. Сегодня вечеринка, мне следует хорошо выспаться. Но стоит ли мне на неё идти? Ведь она будет в коммуне Рея. Снова видеть его после «исключительной ночи» нет никакого желания. «Поэтому ты только о нем и думаешь» – говорил мой внутренний голос. Я заткнула его своей новой книгой и сном. В девять вечера я решила выйти в свет, уж очень проголодалась, а выпивать на голодный желудок, значит устроить себе ещё одну беспамятную ночь. Я была благодарна Брианне, что она даже словом не обмолвилась о моих ночных приключениях и без слов поставила передо мной коробку с китайской едой, моим любимым рамёном.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.