Полное собрание сочинений. Том 37. Произведения 1906–1910 гг. Проезжий и крестьянин

Полное собрание сочинений. Том 37. Произведения 1906–1910 гг. Проезжий и крестьянин

Лев Николаевич Толстой
Проезжий и крестьянин (1909 г.)

   Государственное издательство

   «Художественная литература»

   Москва – 1956

   Электронное издание осуществлено

   в рамках краудсорсингового проекта

   

   Организаторы:

   

   

   


   Подготовлено на основе электронной копии 37-го тома

   Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого, предоставленной

   

   Электронное издание

   90-томного собрания сочинений Л.Н. Толстого

   доступно на портале


   Предисловие и редакционные пояснения к 37-му тому Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого включены в настоящее издание


   Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

   info@tolstoy.ru


   Перепечатка разрешается безвозмездно

   –

   Reproduction libre pour tous les pays.

Предисловие к электронному изданию

   Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л.Н.Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л.Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте .

   В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л.Н. Толстого.


   Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

   Фекла Толстая




   Л. Н. ТОЛСТОЙ. 1908


** ПРОЕЗЖИЙ И КРЕСТЬЯНИН

   В крестьянской избе. Старик проезжий сидит на коннике и читает книгу. Хозяин, вернувшись с работы, садится за ужин и предлагает проезжему. Проезжий отказывается. Хозяин ужинает. Отужинав, встает, молится и подсаживается к старику.

   Крестьянин. По какому, значит, случаю?..

   Проезжий (снимает очки, кладет книгу). Поезда нет, только завтра пойдет. На станции тесно. Попросился у бабы у твоей переночевать. Она и пустила.

   Крестьянин. Что ж, ничего, ночуй.

   Проезжий. Спасибо. Ну, что ж, как по теперешнему времени живете?

   Крестьянин. Какая наша жизнь? Самая плохая!

   Проезжий. Что ж так?

   Крестьянин. А оттого так, что жить не при чем. Такая наша жизнь, что надо бы хуже, да некуда! Вот у меня девять душ, все есть хотят, а убрал шесть мер, вот и живи тут. Поневоле в люди пойдешь. А пойдешь наниматься, цены сбиты. Что хотят богатые, то с нами и делают. Народа размножилось, земли не прибавилось, а подати, знай, прибавляют. Тут и аренда, и земские, и поземельные, и мосты, и страховка, и десятскому, и продовольственные – всех не перечтешь, и попы, и бары. Все на нас ездят, только ленивый на нас не ездит.

   Проезжий. А я думал, что мужички нынче хорошо жить стали.

   Крестьянин. Так-то хорошо жить стали, что по дням не емши сидят.

   Проезжий. Я потому думал, что очень уж деньгами швырять стали.

   Крестьянин. Какими деньгами швырять стали? Чудно ты говорить. Люди с голоду помирают, а он говорит: деньгами швыряются.

   Проезжий. А как же, по газетам видать, что в прошлом году на 700 миллионов, – а миллион ведь это тысяча тысяч рублей, – так на 700 миллионов вина мужички выпили.

   Крестьянин. Да разве мы одни пьем? Погляди-ка, как ее попы окалызывают, за первый сорт. А бары-то тоже спуску не дают.

   Проезжий. Всё это малая часть, большая часть на мужиков приходится.

   Крестьянин. Так что же, и пить уже ее не надо?

   Проезжий. Нет, я к тому, что если на вино в год дуром 700 миллионов швыряют, так, значит, еще не так плохо живут. Шутка ли – 700 миллионов – и не выговорить.

   Крестьянин. Да как же без ней-то? Ведь не нами заведено, не нами и кончится; и престол, и свадьбы, и поминки, и магарычи: хочешь не хочешь – нельзя без ней. Заведено.

   Проезжий. Есть же люди, что не пьют. А живут же. Хорошего ведь в ней мало.

   Крестьянин. Чего хорошего, акромя плохого!

   Проезжий. Так и не надо бы пить ее.

   Крестьянин. Да пей, не пей, всё равно жить не при чем. Земли нет. Была бы земля, всё бы жить можно, а то нет ее.

   Проезжий. Как нет ее? Мало ли ее? Куда ни погляди, везде земля.

   Крестьянин. Земля-то земля, да не наша! Близок локоть, да не укусишь!

   Проезжий. Не ваша? Чья же она?

   Крестьянин. Чья? Известно чья. Вот он, толстопузый черт, захватил 1700 десятин, сам один, и всё ему мало, а мы уже и кур перестаем держать – выпустить некуда. Впору и скотину переводить. Кормов нету. А зайдет на его поле теленок али лошадь – штрах, продавай последнее, ему отдавай.

   Проезжий. Да на что же ему земли-то столько?

   Крестьянин. На что ему земля? Известно на что: сеет, убирает, продает, денежки в банку кладет.

   Проезжий. Да где же ему такую Палестину вспахать да убрать?

   Крестьянин. Точно ты махонький. На то у него деньги, наймет рабочих, они и пашут и убирают.

   Проезжий. Рабочие-то, я чай, тоже из ваших?

   Крестьянин. Которые наши, которые чужие.

   Проезжий. Да ведь всё же из крестьян?

   Крестьянин. Известно, из нашего же брата. Кто же, акромя мужика, работает? Известно, мужики же.

   Проезжий. А кабы не шли к нему мужики на работу…

   Крестьянин. Ходи не ходи, всё равно не даст. Будет пустовать земля, а дать – не даст. Собака на сене, сама не ест, другим не дает.

   Проезжий. Да как же он свою землю убережет? Ведь, я чай, верст на пять? Где же ему поспеть укараулить?

   Крестьянин. Чудно ты говоришь. Он на боку лежит, брюхо отращивает, на то у него сторожа.

   Проезжий. А сторожа-то, гляди, опять из ваших?

   Крестьянин. А то из каких же, известно из наших же.

   Проезжий. Значит, мужики сами для господ землю обрабатывают, да еще сами ее от себя караулят?

   Крестьянин. Как же быть-то?

   Проезжий. А так и быть, что не ходить к нему на работу, да и в сторожа не наниматься, тогда бы земля вольная была. Земля божья и люди божьи, паши, сей, убирай, кому нужно.

   Крестьянин. Забастовку, значит? На это, брат, у них солдаты есть. Пришлют солдат – раз, два, пали – кого расстреляют, а кого заберут. С солдатами разговор короткий.

   Проезжий. Да ведь солдаты тоже из ваших? Зачем же они своих стрелять будут?

   Крестьянин. А то как же, на то присяга.

   Проезжий. Присяга? Это что же присяга?

   Крестьянин. Аль ты не русский? Присяга – одно слово присяга.

   Проезжий. Клянутся, значит?

   Крестьянин. А то как же? На кресте, евангелии присягают за престол-отечество живот положить должен.

   Проезжий. А на мой разум, не надо бы этого делать.

   Крестьянин. Чего не надо бы?

   Проезжий. Присягать не надо.

   Крестьянин. Как же не надо, когда в законе положено?

   Проезжий. Нет, в законе нет этого. В законе Христовом прямо запрещено: не клянись, говорит, вовсе.

   Крестьянин. Ну? Как же попы-то?

   Проезжий (берет книгу, раскрывает, ищет и читает:) «Вам сказано: держи клятвы, а я говорюне клянись вовсе. Но да будет слово ваше «да, да», «нет, нет», а что сверх этого, то от лукавого» (Мф. гл. V, ст. 33, 38). Значит, по Христову закону нельзя клясться.

   Крестьянин. А не будут присягать, и солдат не будет.

   Проезжий. А на что же их, солдат-то?

   Крестьянин. Как на что? А как если на нашего царя да чужие цари пойдут, как же тогда?

   Проезжий. Сами цари ссорятся, сами пускай и разбираются.

   Крестьянин. Ну! Да как же так?

   Проезжий. А так, что кто в бога верит, тот, что ему ни говори, убивать людей не станет.

   Крестьянин. Почему же поп в церкви указ читал, что война объявилась, чтоб запасные собирались?

   Проезжий. Про это не знаю, а знаю, что в заповедях – в 6-й прямо сказано: не убий. Запрещено, значит, человеку человека убивать.

   Крестьянин. Это, значит, дома. А на войне-то как же без этого? Враги, значит.

   Проезжий. По Христову евангелию врагов нету, всех любить велено. (Раскрывает евангелие и ищет.)

   Крестьянин. Ну-ка, почитай!

   Проезжий (читает). «Вы слышали, что сказано древним: не убивай; кто же убьет, подлежит суду. А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата подлежит суду». Еще сказано: «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. гл. V, ст. 43, 44).

   (Продолжительное молчание. )

   Крестьянин. Ну, а подати как же? Тоже не отдавать?

   Проезжий. Уж это как сам знаешь. Если у тебя самого дети голодные, так известное дело, прежде своих накормить.

   Крестьянин. Так, значит, вовсе и солдат не надо?

   Проезжий. А на кой их ляд? Миллионы да миллионы с вас же собирают, шутка ли прокормить да одеть ораву такую. Близу миллионов дармоедов этих, а польза от них только та, что вам же земли не дают да вас же стрелять будут.

   Крестьянин (вздыхает и качает головой). Так-то так. Да кабы все сразу. А то упрись один или два, застрелят или в Сибирь сошлют, только и толков будет.

   Проезжий. А есть люди и теперь, и молодые ребята, поодиночке, а стоят за божий закон, в солдаты не идут: не могу, мол, по Христову закону быть убийцей. Делайте, что хотите, а ружья в руки не возьму.

   Крестьянин. Ну и что же?

   Проезжий. Сажают в арестантские – сидят там, сердешные, по три, по четыре года. А сказывают, там хорошо им, потому начальство тоже люди, уважают их. А других и вовсе отпускают – говорят: не годится, слаб здоровьем. А он косая сажень в плечах, а не годится, потому – боятся принять такого, он другим расскажет, что солдатство против закона божеского. И отпускают.

   Крестьянин. Ну?

   Проезжий. Бывает, что отпускают, а бывает, что и помирают там. Да и в солдатах помирают, да еще калечат – кто без ноги, без руки…

   Крестьянин. Ну и прокурат же ты малый. Хорошо бы так, да не выйдет так дело.

   Конец ознакомительного фрагмента.