Мирко и Король-алхимик

Славный город Следопытов пал под натиском злобного Короля-алхимика. Тенистый лес стал последним прибежищем для детей законного властителя города. Что предстоит им пережить, какие беды и невзгоды опустятся на слабые детские плечи? И как сделать правильный выбор, когда всё против тебя и, казалось бы, нет никакой надежды на спасение?!
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019

Мирко и Король-алхимик

   Глава 1


   Первые лучики солнца подобрались к опушке, находящейся глубоко в Тенистых лесах. Задорно играя друг с другом, они наперегонки понеслись к небольшому окошечку, ведущему на чердак совсем неказистого домика. Было видно, что домик хоть и стоял добротно, но строился поспешно. Заглянув за стекло, лучики устремились к личику обитателя чердака. На кроватке возле окошка спал девятилетний мальчик. Его светлые кудрявые волосы еще больше завились во время сна. Лицо мальчика было спокойно и безмятежно, пока, весело переливаясь за край окошка, на нем не поселились лучи солнца. Мальчик открыл глаза, откинул одеяло и, сладко потянувшись, подошел к окошку.

   Доброе утро, солнышко, – сказал он. – Доброе утро, небо, доброе утро, Тенистый лес, – улыбаясь, проговорил он. Мальчик поглядел вниз на опушку и увидел своего брата, рубившего дрова.

   Курт, работяга Курт, ты встаешь раньше солнца! – распахнув окно, прокричал мальчик. – Здравствуй, Курт!

   Курт, опершись на большой дровокол, поглядел на чердак. Его лицо на секунду озарила легкая улыбка, сменившаяся строгим выражением лица серьезного двенадцатилетнего парня. Он был не по годам высок и жилист, с твердым, почти взрослым лицом и волевым подбородком.

   Мирко, я же просил тебя быть тише! Сколько раз тебе повторять! Кричать на всю округу опасно! – сделав еще более сердитое лицо, сказал Курт.

   Да мы в дремучем лесу, на целых двести верст вокруг нет ни одной живой души, не считая диких зверей и птиц, – пробурчал Мирко, смотря на брата открытыми голубыми глазами и нисколько не обижаясь.

   Ты неисправим, Мирко, – печально, практически себе под нос проговорил Курт.

   Мирко, спускайся вниз, умывайся и садись за стол, завтрак уже готов, – прозвучал звонкий девичий голос с первого этажа домика.

   Эльза, милая Элиза, доброе утро, сестренка, – ныряя вглубь чердака, сказал Мирко.

   Курт, тебя это тоже касается, пора завтракать, работяга ты наш, – позвала Эльза брата.

   Хорошо, сестренка, иду, – и Курт откинул дровокол в сторону.

   На маленькой кухоньке возле печки порхал третий обитатель этого дома – четырнадцатилетняя девушка с прямыми русыми волосами, ловко взятыми в косу, и открытым честным лицом. Лишь в глубине таких же, как и у братьев голубых глаз пряталась тоска, связанная с болью и страхом. Дети уселись за стол, на котором красовалась большая тарелка со свежевыпеченными блинами, крынка густой сметаны и кувшин парного молока.

   Спасибо тебе, Господи, за пищу, что ты нам дал, за новое утро и за то, что мы все вместе, – на правах старшего из братьев сказал перед едой Курт.

   Аминь, – произнесли Мирко и Эльза.

   Мы же оставим обитателей домика на опушке за завтраком и перенесемся совсем в другое место.


   Глава 2


   Ветер, шурша по макушкам деревьев, улетал все дальше и дальше от домика на опушке леса. Он, балуясь то со стаей птиц, то с хвостиком перепуганного зайца, спрятавшегося под кустом черники, уходил, набирая силы, все ближе к стенам унылого города. Город стоял на вершине большого холма. Мрачные стены города венчали множественные сторожевые башни. В низине холма город окружал большой ров с водой, и если бы через него не был перекинут откидной мостик, то город был бы практически неприступной крепостью.

   Ворота города-крепости были открыты. Ветер просквозил мимо двух неподвижных стражников, охранявших вход в город, и устремился по многочисленным извилистым улочкам, заигрывая то с одним, то с другим прохожим. Но что-то странное было в этом городе. Случайный одинокий путник, попав сюда, вначале бы и не понял, что тут не так. Дома как дома, люди как люди. Ветерок, поднимаясь все выше и выше к вершине холма, наткнулся в центре него на черный замок, величественно возвышавшийся над всеми улицами и переулками. Стены замка из черного гранита имели лишь один вход, охранявшийся отрядом стражей, и только одно окно, напоминающее глаз циклопа, расположенное у самого шпиля. Именно к этому окну и устремился ветерок. Набрав как можно больше сил, он залетел в мрачную комнату и устремился к огромному дубовому столу, сорвав с него ворох каких-то бумаг и чертежей.

   Чтоб тебя! – раздался скрипучий голос древнего старика, восседающего на еловом троне. – Канцлер, немедленно закрой окно и подними бумаги! – властно произнес тот же голос.

   Маленький лысый человек рысцой кинулся к окну и захлопнул его:

   Слушаюсь, мой повелитель.

   Поднимая бумаги, он кланялся как можно ниже, боясь встретиться со стариком взглядом.

   Убери свои грязные руки от Великой книги! Я сказал поднять бумаги, а не лазить по моему столу! – на последнем слоге старик сверкнул черными, как смоль, глазами.

   Прошу прощения, сир! – вымолвил Канцлер.

   Вы нашли то, что мне нужно? – грозно прорычал старик. Было видно, что силы совсем уже покидают его дряхлое тело, но голос и глаза сверкали яростью и мощью.

   Прошу прощения, но нет.

   Мое терпение лопнуло!

   Но, мой повелитель, это невозможно! В городе нет ни одного жителя младше шестнадцати лет! Окрестные деревни перевернуты вверх дном! А соседние города надежно защищают свои стены! У нас сейчас нет сил, чтобы захватить или даже своровать хоть одного из детей соседей. Нам нужно войско, оснащенное более умелыми бойцами, да и тайная полиция истощила все свои ресурсы.

   Я знаю все это! И ты прекрасно знаешь, что у меня сейчас нет сил творить свои заклинания! Но! У меня остались силы на одно!

   Сир, прошу! Не надо!

   Ты прекрасно знаешь, что мое терпение лопнуло, Канцлер! Я устал ждать, и если мои силы уходят, то и тебе несдобровать!

   Сир, дайте мне еще один день и одну ночь!

   Нет, хватит, ты или выполнишь то, что я тебе приказал или…

   С последними словами старик резко встал и схватил со стола небольшую красную книгу, увенчанную золотой пентаграммой с обеих сторон.

   Кто навеки разозлит,

   Тот уступит в тот же миг.

   Тот, кто был сегодня кем-то,

   Будет птицей мчаться с ветром!!! – грозно заверещал старческий голос.

   И в тот же миг Канцлер, сгибаясь под властью невидимых рук, начал становиться все меньше и меньше и превратился в черного ворона.

   Ну вот, птичка, – открывая окно, сказал Король-алхимик, – лети и выследи мне ребенка, а лучше двух! И знай: если через 24 часа ты не вернешься с хорошей для меня новостью, навеки останешься вороном!!!

   Птица широкими взмахами устремилась ввысь и запарила над домами самого унылого города на свете. И, как вы уже догадались, странность этого города была в том, что на его улицах нельзя было увидеть ни одного ребенка, в городе не было слышно детских голосов и смеха, мрачные люди украдкой исподлобья поглядывали друг на друга, и в глазах каждого из жителей стояли застывшие слезы и огромное родительское горе. Люди в этом городе не жили, а существовали, передвигались лишь гонимые собственной болью и мелкими нуждами.

   Черный ворон, кружа в высоте, вдруг камнем ринулся к трактиру, где его чуткие уши услышали смех. «Неужели это смех ребенка? Все так просто? И под боком у начальника тайной канцелярии трактирщик прятал детей?» Ворон огромными взмахами влетел в открывающиеся ворота салуна и увидел безмолвно плачущего хозяина трактира, перед которым на барной стойке играла табакерка – из нее и доносился детский смех. Развернувшись вокруг своей оси, птица с размаху сшибла игрушку на пол и стремглав кинулась в сторону Тенистого леса, а бедный трактирщик, собирая осколки табакерки, зашелся в безудержном немом рыдании…


   Глава 3


   Солнце, подгоняемое птичьим гомоном, практически уже вышло из плена горизонта. Наступало позднее утро. Последние капли росы прятались на летней траве, ожидая прекрасный летний день. Куда-то по своим делам семенил старый лось. Рыжая белка, показывая чудеса гравитации, перепрыгивала с ветки на ветку. Где-то вдалеке ухнул филин, готовясь к дневному сну после ночной охоты. Все обитателя Тенистого леса жили своей размеренной жизнью, надежно укрывая от злых глаз наших героев, которые, позавтракав, сели обсудить дневные дела.

   Мирко, нельзя быть столь беспечным, как сегодня утром, – строго сказал Курт брату.

   Но, Курт, это было только раннее утро, все враги спят в такой час, – ответил мальчик.

   Боюсь, Курт прав, нам надо быть очень осторожными, шпионы короля могут быть повсюду, – поддержала брата Эльза.

   Я уже устал постоянно прятаться, – буркнул Мирко.

   А жить ты не устал? Хочешь, чтобы смерть наших родителей стала напрасной, и мы попали в руки тайной полиции? Выходя из дома, надевайте взрослую одежду, лицо не подымайте вверх, а я пошел, проверю силки, расставленные вчера, пока наш ужин не слопали обитатели леса, – строгим голосом сказал Курт и отправился к выходу из дома.

   Удачи, Курт. Мирко, а ты помоги мне по хозяйству, – сказала Эльза.

   Доброго дня, брат. Хорошо, сестренка, – с застывшими слезами в глазах сказал мальчик и начал собирать со стола посуду.

   День зашел в зенит. Курт, одетый в серый охотничий комбинезон с капюшоном на голове, возвращался домой. С виду показалось бы, что по лесу передвигается опытный следопыт. Курт шел тихо и грациозно. Травинки, на которые наступал мальчик, возвращались в свое обычное положение, настолько легко на них наступал юный охотник. На плече у Курта было несколько куропаток, которые попались в умело расставленные силки, и небольшой заяц-русак, подстреленный точным выстрелом из лука. Лук был гордостью Курта, его сделал ему сам отец, и именно он научил еще совсем маленького Курта премудростям следопыта и охоты.

   Мысли мальчика были далеко от леса. Он все чаще и чаще вспоминал тот злополучный день, когда стены города пали под натиском войск Короля-алхимика. Тогда отец, правитель города Следопытов, подозвал своего старшего сына.

   Курт, пришло время прощаться.

   Но отец, я пойду с тобой, мы вместе победим злого короля.

   Нет, сынок, нас ждет последний бой, а ты должен мне обещать, что спасешь сестру и брата и уведешь их в наш недостроенный секретный дом.

   Но…

   Никаких «но»! Мирко совсем еще мал, а Эльза хоть и старше тебя, но она девочка.

   Я хочу сражаться с тобой, папа.

   Боюсь, что воинов с каменными сердцами нам не одолеть, но ты должен стать взрослым, вырастить брата и защитить сестру, – на последней фразе дверь в комнату начала ходить ходуном.

   Быстрее, времени нет, – отец отдернул ковер на стене и открыл потайную дверь. Это путь к тайному подземному ходу.

   В комнату вбежала Эльза, держа на руках плачущего Мирко. Дверь практически вылетела из петель. Король обнял своих детей и, вытащив меч из ножен, ринулся навстречу врагам. Курт подтолкнул Эльзу вперед и закрыл за собой дверь. Последнее, что он слышал, это звон мечей и тяжелое дыхание отца.

   Мальчик уже практически подошел к дому, как в его воспоминаниях вспыхнул образ мамы. Мама лежала раненая в постели и тяжело дышала.

   Курт, помни, ты сила нашей семьи, не обижай Мирко и заботься об Эльзе. И, что бы не случилось, знай: мы с папой очень любим вас и всегда будем рядом… И еще: настанет момент, когда отчаяние накроет тебя с головой, когда покажется, что все зря и напрасно. Знай, это только начало, и победа будет за нами.

   Эти воспоминания пронеслись за считаные минуты. Из-за деревьев показалась опушка с домом, перед которым на грядке вовсю трудилась Эльза. Она была одета в мешковатый костюм с соломенной шляпкой и занавеской, которая надежно защищала лицо. Со стороны бы показалось, что старая крестьянка окучивает свой огород.

   Брат! Ура! – выбежав из дома, кинулся навстречу Курту Мирко.

   Мирко, немедленно в дом! Несносный мальчишка! Сколько раз тебе говорить о конспирации! – закричал в отчаянии юный охотник.

   Но, Курт, это же лес, а я так соскучился, давай помогу, – и мальчик взвалил на себя убитого зайца.

   Эх, Мирко, Мирко, – только и смогла сказать Эльза.

   Дети зашли в дом под гневные слова Курта. Солнце начало опускаться за горизонт. На небосводе появились первые тучи, предвестники скорой грозы. Свора птиц, чуя приближающуюся бурю, с гомоном ринулась в чащу. Барсук поглубже зарылся в свою нору. Лиса в поисках убежища прошмыгнула по полянке перед домом. И никто не обратил внимания на одиноко сидящего на крыше домика черного ворона. Ворон, радостно каркнув, расправил крылья и полетел в сторону бывшего города Следопытов.


   Глава 4


   Темные тучи, гонимые шквалистым ветром, неслись со стороны Тенистого леса на город Следопытов. Большие стаи птиц, предвещая скорую бурю, с криком и гомоном кружились в высоте. Жители города плотно закрывали свои окна и двери. В домах загорались лучины и свечи, люди готовились к долгому вечеру и тревожной ночи.

   Единственное окно в замке Короля-алхимика было плотно закрыто. Все, что связывало обитателей замка с внешним миром, – это небольшое отверстие, расположенное чуть ниже окна. Сам король, восседая на своем троне, забылся в легком сне. Который раз ему снился один и тот же сон. Он бы отдал многие свои сокровища, лишь бы не видеть его. Но больной разум возвращал короля снова и снова в далекое, далекое прошлое …

   Они идут, и идут за мной, – панические мысли блуждали в голове у черноволосого мальчика, спрятавшегося на чердаке разрушенного дома. – Непонятно, как же они меня выследили?! – паника и страх все больше и больше завладевали ребенком. Шаги приближающихся воинов становились все более отчетливыми, пока, наконец, дверь на чердак не распахнулась настежь.

   Вот ты где, щенок! – огромный воин схватил мальчика за полог деревенской рубахи и потащил к выходу с чердака.

   Отпусти, дяденька! Отпусти! Я ничего плохого не сделал! – в отчаянии закричал черноглазый мальчишка. Из глаз ребенка непрерывным потоком бежали слезы, а крики отчаяния превратились в поскуливание. Он понимал, что взывать к пощаде бесполезно, и воин с каменным сердцем отведет его к Тому Самому, и это будет конец…

   Картинка сна сменились новым эпизодом… Мальчик со связанными руками, избитый и обессиленный, валялся в тюремном подвале. Вены на руках отчаянно болели. Из них уже два раза зверским прибором выкачивали его кровь. Он понимал, что следующий раз будет для него последним.

   Засов на дверях камеры резко скрипнул. Мальчик в отчаянии устремил забитый взор на открывающиеся двери. Спазмы страха сковали все его тело. Сил кричать и плакать уже не было. Ребенок приготовился к неизбежному. В дверях камеры величественно стоял Черный Жнец.

   Как тебя зовут, щенок? – спросил Жнец.

   Мальчик непонимающим взглядом посмотрел на мужчину.

   Ты что, оглох тут от страха, пустое отребье?

   Вы мне, сир?

   Нет, я спросил крыс, которые выгрызли весь твой куриный мозг.

   Кир, – тихо прошептал мальчик.

   И имя какое-то девчачье, – усмехнулся Жнец.

   А теперь слушай меня внимательно, Кир. Тебе сказочно повезло. Я прекрасно себя чувствую и мне не нужно пока зелье и твоя кровь. Но мне нужен ребенок-шпион, который будет под видом бродяжки шататься из города в город и выслеживать для меня детей, втираться в доверие к стражникам и открывать ворота хорошо защищенных городов. Ты понимаешь, о чем я?

   Думаю, что да, сир, – и в темных глазах мальчика вспыхнул огонек надежды, надежды на выживание…

   Порыв ветра с силой ударил в ставни окна замка. Король, вздрогнув, проснулся. Непонимающим взглядом он окинул свой тронный зал. После тяжелого сна сил не прибавилось.

   Где же эта проклятая птица! Я в свое время был более расторопным!!! Силы уже на исходе! Еще совсем чуть-чуть и их не хватит творить заклинания, – вскричал Король-алхимик перед пустынными стенами.

   Он взял со стола свою книгу и, поглядев на красующуюся пентаграмму на обложке, погрузился в воспоминания. Ему вспомнилось все. Хитрость и безжалостность. Предательство и обман. Вопли замученных детей и горе родителей. Но его это совсем не интересовало. Он сам остался жить, и это было самое главное. Он видел, как Черный Жнец то старился на глазах, то становился молодым и сильным. Он видел, какая власть была сосредоточена в его руках, и в юном хитром Кире поселилось желание власти и безудержное желание жить, во что бы то ни стало. Втираясь в доверие к добрым людям, он перенимал опыт боя, умение и изысканность речи. Он научился готовить прекрасные вкусные блюда, различать напитки. И шаг за шагом Кир шел к своей мечте.

   Конец ознакомительного фрагмента.


Понравился отрывок?