Людоед 20 века. Л. Д. Троцкий

Репрессии в России в 20–30-ые годы ХХ столетия, угасившие духовно и разорившие экономически Российскую державу – мирового лидера, и поныне подвергаются анализу. Сторонники Льва Троцкого, коих во всем мире тысячи тысяч, утверждают, что Россию постигло бы меньшее зло, если бы ее возглавил не Сталин, а Троцкий. Свое мнение об этой исторической альтернативе излагает лежащая перед вами книга, опираясь на документы, напоминает, кто был инициатором террора, геноцида вольнолюбивого казачества, учредителем первых концлагерей в Муроме и Арзамасе, введения латышских загранотрядов на фронтах, массового применения заложничества – ареста детей, жен, родителей офицеров царской армии. Все это впоследствии узаконило убийство миллионов граждан.
Издательство:
Москва, Сибирская Благозвонница
ISBN:
978-5-91362-555-7
Год издания:
2012

Людоед 20 века. Л. Д. Троцкий




Людоед 20 века. Л. Д. Троцкий



   Известно, что Лев Давидович Троцкий (1879–1940) был главной фигурой большевистской революции в России.

   Это имя на слуху у современников, особенно у молодежи, но глубокого знакомства с этой исторической личностью нет. Поэтому вопросов много.

   Кто такой Лев Троцкий? Читателя интересует, откуда ведет он свой род, на какой земле вырос, какой народ воспитал его и на какой культуре, какую исповедовал религию, каковы его философские и мировоззренческие взгляды? И, наконец, что в итоге составило смысл его жизни?



   Лев Давидович Троцкий (Лейба Бронштейн) родился 26 октября 1879 года; по месту рождения он славянин, по происхождению – еврей.

   Отец Лейбы был зерноторговцем и владел 400 десятинами земли в Херсонской губернии. В семье было четверо детей, и существовала она вполне зажиточно.

   Живя в России, Лейба получил хорошее образование: изучал языки, философию Канта, Гегеля, Фейербаха – словом, всю классическую немецкую критическую философию.

   Известно, что германская философия увлекла умы многих передовых людей России. Философская революция подготовила и совершила пролетарскую революцию, основываясь на социальном антагонизме, соединив противоположности в законе единства и борьбы противоположностей, переводя возможность в действительность, отрицая отрицание и уча о действии закона перехода количества в качество. Главный вопрос философии об отношении сознания к бытию решался через слияние полярностей, приводя все к единству – материальному обоснованию тезиса и антитезиса. И получилось у философов «хорошее зло»: можно отбирать чужое, убивать, прелюбодействовать, лгать, обещая при этом свободу, равенство и братство. Хорошая теория, но плохая практика.

   Еще в старших классах реального училища Лейба Бронштейн изучил концепцию либеральных народников и вместе с ними потом боролся против марксизма. Увлекшись политикой, он все забросил, даже оставил Одесский университет и с головой ушел в работу полулегальных кружков радикальной молодежи.

   Но не сочувствие к страданиям ближних привело Троцкого в революцию. Рабочие интересовали Лейбу не более как формальный объект для воплощения его революционной программы. Активно навязывать свою волю, возвышаться над всеми, быть всюду и всегда первым – вот что составляло основную сущность личности Бронштейна.

   В революционном кружке недоучившийся студент знакомится с некой марксисткой Александрой Соколовской и женится на ней. Она родила ему двух дочерей. В это время он – ярый антимарксист, хотя, по его же признанию, ни одной работы Маркса еще не прочитал.

   Только в одесской тюрьме Лейба Бронштейн впервые познакомился с работами Маркса и Энгельса и параллельно в течение этого года усердно изучал историю и деятельность масонов, получая соответствующую литературу от своих друзей. Он «завел себе для франкмасонства тетрадь в тысячу нумерованных страниц и мелким бисером записывал в нее выдержки из многочисленных книг...» «К концу моего пребывания в одесской тюрьме толстая тетрадь стала настоящим кладезем исторической эрудиции и философской глубины. Думаю, что это имело значение для всего моего дальнейшего идейного развития», – признавался Лев Давидович впоследствии.

   В одесской тюрьме (не без ориентира на популярность у российского пролетариата!) и произошло превращение Лейбы Бронштейна в Льва Троцкого. Молодого революционера покорил надзиратель Троцкий, который своей властностью крепко держал в узде всю тысячную толпу уголовников, а также своих коллег – младших надзирателей и даже самого начальника тюрьмы. «Сильная авторитетная фигура личности Троцкого, несомненно, оказала глубокое подсознательное влияние на Лейбу Бронштейна» (Доктор Г. Зив). Так фамилия надзирателя и стала псевдонимом будущего палача России.

   У Троцкого вообще не было друзей, одно время он сблизился с Раковским и Иоффе. Доктор Г. Зив, лично знавший Троцкого по ссылке, писал: «Для него люди были просто единицами, десятками, тысячами, сотнями тысяч, посредством которых удовлетворялась его “воля к власти”… Троцкий морально слеп. В нем... “моральное безумие”. Его головной орган для любви и симпатии атрофировался еще в утробе матери».

   Троцкий после своего бегства из Сибири жил некоторое время среди эмигрантов в Лондоне, Париже и Швейцарии.

   За границей энергичный и красноречивый Троцкий привлек внимание закулисных банкиров-политиков, и они сделали на него ставку.

   В 1902 году Лев Давидович женился на Наталье Седовой, дочери банкира Животовского, дальнего родственника семейства Ротшильдов. Получается, революционер – и вдруг женится на дочери банкира!

   Женитьба на Седовой позволила Троцкому выйти на крупнейших масонов-сионистов: Ротшильдов, Шиффов, Варбургов и других. Он был посвящен в великие тайны «сионских мудрецов» и, вступив в орден Бнай Брит, стал его деятельным адептом. Ему была открыта и истинная сущность марксизма, каким целям это учение служит, и Троцкий превращается в ключевую фигуру коммунистического движения, а вернее, всемирной революции, которая приблизила бы многовековую мечту фарисеев о господстве над всей вселенной под владычеством иудейского царя.

   Миллионеры Животовские, Варбурги, Шиффы финансировали революционное брожение в России. Эти банкиры-покро вите ли, как только в 1905 году получили информацию о назревшем революционном взрыве в Пет рограде, запустили туда Троцкого и дали команду своей масонской «пятой колонне» поддерживать его и подчиняться ему.

   И Троцкий, вернувшийся в Россию один, без партии и без собственной организации, вдруг становится за время революции главной фигурой. Одним махом он оказывается во главе революционной иерархии.

   После поражения революции 1905 года, когда Троцкий уже был председателем появившегося тогда Петроградского Совета, он эмигрировал за границу. Здесь масонские покровители решают продолжать поддержку Троцкого как руководителя революционного движения, постепенно вытесняя его главного конкурента – Ленина.

   Троцкому организовали, для повышения его популярности, поездки и выступления по всей Европе, с целью привлечения сторонников из числа социалистов, меньшевиков, эсеров и всех левацки настроенных элементов. Банкиры готовили своего вождя для будущей революции и щедро финансировали штаб и деятельность Троцкого.

   Все выступления Троцкого, устные и печатные, до его возвращения в Россию проходили в полемике с Лениным по теоретическим и практическим вопросам, касающимся революционного движения. Лев Давидович постоянно затевал дискуссии, в которых всегда был против Ленина и большевиков.

   Во время Февральской революции 1917 года Троцкий находился в США, где американский банкир Яков Шифф обеспечил ему безбедное пребывание. Живя в Нью-Йорке, Троцкий числился всего лишь журналистом русскоязычной еврейской газеты, но при этом имел роскошные апартаменты в центре Манхеттена, слуг, персональный автомобиль с шофером. Проведя в Америке всего 4 месяца, Троцкий моментально (по личному распоряжению президента США) получил паспорт американского гражданина, что было явно в обход закона.

   Революционные события в России застали Троцкого врасплох. Сразу же состоялась его встреча с Шиффом, на которой обсуждалась ситуация в России. Царя свергли, управление перешло в руки масонского Временного правительства. Однако это было только начало плана по разрушению русского государства. И Бнай Брит срочно командирует в Россию своего «брата» Троцкого для организации социальной революции, которая должна стать началом революции всемирной.

   Шифф вручает Троцкому чек на 20 миллионов долларов. А также получает в свое личное распоряжение пароход «Христиан», загруженный новым оружием – винтовками и наганами.

   Наконец, 27 марта 1917 года Троцкий и его 275 «боевиков», обученных на деньги Шиффа тактике городской партизанской войны, покинули Нью-Йорк. А всего из Америки приехало порядка 140 тысяч масонских агентов с тем, чтобы потом в качестве комиссаров править Россией.

   Однако поспешное возвращение Троцкого в Россию было осложнено арестом в Канаде. При обыске у него нашли 10 тысяч долларов, сам он при этом уверял, что за все время пребывания в Нью-Йорке заработал всего 300 долларов. Троцкого обвинили в шпионаже в пользу немцев и отправили в тюрьму.

   Но вмешался могущественный орден Бнай Брит, и Троцкий через короткое время был освобожден из тюрьмы. Слишком большие надежды возлагали на него тайные правители.

   Прибыв в Европу, Троцкий направился прямо в Швейцарию, чтобы там встретиться с Лениным. Мировым завоевателям Ленин нужен был как призванный вождь российских социал-демократов. Но не в Швейцарии, а в России.

   Троцкий убеждает Ленина заключить с германским Генеральным штабом соглашение прекратить войну, когда большевики захватят власть. Ленин долго упирался. По причине глубоких разногласий он не желал иметь Троцкого в числе своих соратников. Тогда Троцкий привлекает Крупскую, и та уговаривает упрямого Ленина дать согласие. Крупская знала, кто такой Троцкий в действительности, и она, тем не менее, обеспечила его сотрудничество с Лениным.

   В свою очередь Ленин понимал, что за Троцким стоят огромные деньги и мощные международные силы. Это была веская причина пойти на сотрудничество с Троцким, который на тот момент не был даже членом партии.

   Троцкий, будучи тайным агентом германского штаба, обработал немецких генералов. И те в свою очередь убедили германского императора Вильгельма позволить проезд революционеров в Россию через Германию.

   Объясняется это следующим. Временное правительство России выступило с призывом «Война до победного конца!». Многие левые партии тоже заняли патриотическую позицию, что никак не вязалось с планами Германии, которая разрывалась на два фронта. Ей необходимо было вывести Россию из войны – либо заключением сепаратного мира, либо ее капитуляцией. Поэтому кайзер не противился перемещению в Петроград революционеров-эмигрантов, могущих взорвать России изнутри.

   «Мы взяли на себя большую ответственность, доставив Ленина в Россию, но это нужно было сделать, чтобы Россия пала», – признался немецкий фельдмаршал Эрих Людендорф.

   Для полноты картины важно отметить вот что. В те времена все правители союзных наций были (за очень малым исключением) масонами. Союзники-масоны изгнали Троцкого из Франции за то, что он был «пораженцем». И те же союзники освободили его из канадского лагеря для того, чтобы он был «пораженцем» в союзной России. А добились этого те же самые «сверхмировые» силы, которым удалось организовать проезд Ленина через Германию.

   Итак, в апреле 1917 года «пломбированный» вагон с революционерами-профессионалами беспрепятственно прибыл в Россию. В этом же вагоне ехали еще два пассажира с русскими фамилиями: Рубаков и Егоров – майоры германского Генерального штаба Андерс и Эрих. Спустя короткое время кайзеровское правительство перебросило через свою территорию новый эшелон с «интернационалистами».

   Весной 1917 года Троцкий и его банда прибыли в Петроград.

   Астрономические, неограниченные суммы денег следовали за Троцким до самой столицы. Ирония судьбы заключается в том, что именно за связь с буржуями Троцкий уничтожит десятки миллионов ни в чем не повинных людей, окрестив это целенаправленное уничтожение нейтральным термином «гражданская война». Троцкий знал, что он прибыл по поручению и со всеми полномочиями хозяев этой планеты. Поэтому он сразу же направился в Петроградский Совет и предъявил свои «вверительные грамоты»: деньги, оружие и людей.

   Троцкий немедленно ринулся в руководство революцией. Поскольку прибывшее с ним сборище боевиков практически не разговаривало по-русски, было решено называть их «прибалтами»: латышами, литовцами и эстонцами, а впоследствии «красными латышскими стрелками». Каждый взял себе соответствующее случаю имя и фамилию.

   Сконцентрировав все свои активные силы, прибывшие революционеры очень быстро заняли ключевые позиции во всех претендующих на власть партиях.

   Россия не была их родиной, а только временным местопребыванием и территорией, на которой представилась им возможность производить свои интернационально-социалистические эксперименты. А русские рабочие и солдаты играли роль инструмента, при помощи которого можно сотворить бунт с целью передела власти.

   Приехав в Россию, Ленин ужаснулся: Петроградский Совет вовсе не был большевистским. В нем заправляли социалисты всех мастей: меньшевики, эсеры, бундовцы, трудовики, народные социалисты, анархисты и т.д. Ленинские большевики были в меньшинстве.

   Недовольный сотрудничеством Советов с Временным правительством, Ленин уже на I Всероссийском съезде Советов (июнь 1917 года) заявляет о готовности большевиков взять власть («Есть такая партия!»), несмотря на то, что большевики составляли менее 10 % от общего числа делегатов.

   В июле 1917 года, в самый разгар наступления русской армии и непосредственно накануне германского контрудара, Троцкий и большевики подняли вооруженное восстание с требованием прекратить войну. Рабочие и солдаты за участие в беспорядках получали по 5, 10, 25 рублей. Фронт оголялся из-за отзыва в тыл боевых частей для подавления мятежа. И это перед начавшимся мощным наступлением немцев.

   Путч провалился, но Троцкий достиг своего. Июльский переворот, поддержанный мировыми банкирами, привел к власти их ставленника – Керенского, который теперь и возглавил Временное правительство. Это убедительно показывает, что хозяевами и Троцкого, и Керенского были одни и те же люди.

   Троцкий, зная, чем может грозить его дальнейшей политической судьбе связь с большевиками, которых объявили изменниками интересов России, а Ленина немецким шпионом, добровольно сдается властям. По амнистии, вскоре объявленной Керенским, он выходит из тюрьмы и сразу же, оценив теперешнюю расстановку сил, активно подключается к работе с большевиками, ибо понимает, что у него нет других путей пробиться к власти, как только в коалиции с Лениным.

   В конце июля 1917 года партия большевиков провела VI съезд. Резолюция съезда: подготовка вооруженного восстания.

   Именно на VI съезде произошло объединение большевиков с троцкистами. Троцкий и все его «эмигранты» – всего 4 тысячи человек – влились в партию большевиков. Мало того, Троцкий устроил так, что все левореволюционные силы, руководимые тайными троцкистами, блокировали незначительную часть фракции большевиков, и добился объединения.

   Ленин понимал, какую опасность для его партии несет такое объединение. Еще раньше, в эмиграции, он разоблачал Троцкого, показывая лживость его утверждения, будто он стоит над фракциями. Ленин с негодованием называл Троцкого «иудушкой». Он тогда писал: «...Троцкий повел себя как подлейший карьерист и фракционер... Болтает о партии, а ведет себя хуже всех прочих фракционеров» (Полн. собр. соч. Т. 47. С. 188).

   Настоящей партией «беспартийного» Троцкого был орден Бнай Брит – древний Бунд, партия фарисеев, о которых Господь наш Иисус Христос сказал: Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего (Ин. 8, 44). Бунд не тот – официальный и общеизвестный, а конспиративный, секретный, состоящий из наиболее ярых сионистов, внедренный во все социалистические партии, вожди которых находились под его руководством (включая и Керенского). Из этого древнего Бунда «произрастали» все российские революционные ветви и вышли 90% всех партийных руководителей.

   В деле объединения Троцкий вновь привлек Крупскую, чтобы та уговорила Ленина согласиться все эти левацкие группировки – оппортунистов, бундовцев и прочих фракционеров – принять в партию «нового типа» – партию большевиков.

   Под уговоры «Наденьки» Ленин пошел на объединение. Причина была проста: чтобы взять власть, сил у большевиков, а тем более материальных средств, крайне не хватало, и пришлось согласиться на прием в большевики практически всего того фарисейского Бунда, с которым Ленин всю жизнь боролся.

   И вот четверть миллиона революционеров-бундовцев сразу получили партбилеты большевиков, а после Октября именно они и станут комиссарами у кормила власти.

   Кто такой Троцкий, легко понять из следующей простой статистики.

   Весной 1917 года, когда Троцкий только заявился в Петроград, в партии большевиков было всего 3 тысячи членов. А к осени того же года их уже было 350 тысяч. Получается, за 20 лет Ленин сумел собрать всего 3 тысячи человек, а Троцкий, вступив в партию большевиков только в июле 1917 года, всего за 4 месяца, сумел увеличить членство более чем в 100 раз!

   Всего за несколько недель Троцкий со своими «эмигрантами» стали основными застрельщиками у большевиков. До этого Троцкий, как уже было сказано, вообще не был членом большевистской партии. Он вообще был как бы сам по себе, комиссар с большими полномочиями от международных банкиров (масонов).

   Троцкого сразу выдвигают председателем Петроградского Совета. Быстро создается разветвленная сеть боевых дружин из «ветеранов» 1905 года – отпетых головорезов. В провинции вокруг этих ударных отрядов формируются большевистские партийные организации и местные Советы рабочих депутатов.

   Огромные денежные средства, расстрачиваемые Петроградским Советом на подготовку восстания, шли через Троцкого. (Ленин в отличие от Троцкого никогда не был вхож в международные банкирские круги.)

   Сколько же денег получил Троцкий?

   Окружение Рокфеллеров сделало взнос большевикам в сумме миллион долларов. Яков Шифф субсидировал 20 миллионов долларов сразу и 20 миллионов долларов после успешного совершения переворота.

   Итак, революцию 1917 года финансировали те же банкиры, что и революцию 1905 года: Шиффы, Варбурги, Куны, Лоебы.

   Троцкий задает тон всему. С революционной энергией и целеустремленностью он занялся разрушением правопорядка в России и той минимальной законности, которая еще сохранилась.

   Во время войны Троцкий открыто вел пропаганду, призывая к неповиновению солдат и матросов на фронтах, и тем подрывал боеспособность армии. И Временное правительство не смело его арестовать. Аресту препятствовал Керенский, так как он знал, что за Троцким стоит всесильный орден Бнай Брит – вершитель мировых дел.

   Даже после провала июльского восстания Троцкий не скрылся и не убежал, а продолжал свою разрушительную деятельность, игнорируя и правопорядок, и самое существование Временного правительства, хотя по закону военного времени за саботаж властям полагалась смертная казнь.

   10 октября 1917 года ЦК большевиков принял резолюцию о вооруженном восстании. Для руководства восстанием был избран Военно-революционный комитет (ВРК) во главе с Львом Троцким. Вся военная сила переходит под его контроль.

   Керенский своим бездействием создает условия для захвата власти большевиками. Имея в своем распоряжении 200-тысячный гарнизон, он оставил вокзалы, почту и телеграф, мосты и порт без должной военной охраны. Зная о местонахождении Ленина, не арестовал его. Мало того, он ускорил революцию максимальным пролитием крови на фронте. Революционеры развалили фронт, создали огромную армию дезертиров. А Керенский организовал заведомо провальное наступление с той целью, чтобы троцкистская революция вышла из берегов. Керенский был сообщником Троцкого. Однако мировых правителей не устраивала «мягкотелая» политика Керенского. И он получает приказ сдать Россию под руководство «большевика» Троцкого.

   Технология захвата власти большевиками основывалась на обмане, лжи и запугивании людей.

   В ночь с 24 на 25 октября, тихо, небольшими группами боевиков (по 10–50 человек) были заняты вокзалы, телеграф, телефон, мосты без всякого сопротивления, как будто происходила смена караулов: у большевиков оказались все гарнизонные пароли, действовавшие в ту ночь.

   А город спал, не зная даже, что происходит на улицах.

   Уже 25 октября Керенский без боя сдал власть Советам, а сам бежал из Петрограда.

   Документальные материалы свидетельствуют, что в Октябрьском перевороте принимали непосредственное участие немецкие формирования, переодетые в форму русской армии и флота.

   За несколько дней до переворота в Петрограде находились Рубаков и Егоров – майоры германского Генштаба, прибывшие вместе с Лениным в «пломбированном» вагоне. Они пообещали организовать в период выступления большевиков наступательные операции германской армии, а также поддержать восстание, привлекая немецких военнопленных, лагеря которых находились под Петроградом.

   На 1 сентября 1917 года в русском плену находилось более 2 миллионов солдат и офицеров Германии и Австро-Венгрии. Германский Генштаб разрешил большевикам отобрать из их числа нужное количество военнопленных для задействования их в военных петроградских операциях.

   Вечером 24 октября в Петрограде появились отряды «чужаков», переодетых в русскую солдатскую и матросскую форму и вооруженных винтовками немецкого образца. Эти иностранные наемники, хорошо оплачиваемые золотом, участвовали во взятии Зимнего дворца.

   В дневнике министра Временного правительства С.К. Бельгарда есть такая запись:

   «...По городу блуждают немецкие офицеры, снабженные разрешениями (пропусками) большевистского правительства. Попадаются на улицах и немецкие солдаты. Нет никаких сомнений, что все восстание организовано немцами и на немецкие деньги... Кто бывал в эти дни в Смольном, утверждает, что все заправилы – евреи...»

   Октябрьский переворот был полностью организационно подготовлен и осуществлен под руководством Троцкого. Ленин появился в Смольном только днем 25 октября, когда главная организационно-практическая работа была уже выполнена Троцким.

   Ленин, имевший большой авторитет среди российских революционеров и пролетариата, нужен был ему просто как ширма.

   С победой большевиков власть в России взял Троцкий, а вернее, стоящие за ним мировые банкиры. Установилась диктатура, называемая «пролетарской», а на самом деле жесточайшая диктатура мировых революционеров.

   Альфред Розенберг, ставший впоследствии заместителем Гитлера, отмечал, что воцарение большевиков в России есть следствие заговора во главе с «Троцким (Бронштейном), Зиновьевым (Апфельбаумом), Радеком (Собельсоном) и Кагановичем, вступившими в сговор с сионистскими плутократами Ротшильдами, Варбургами и Шиф фами и подчинившими своей власти податливых русских...»

   А Уинстон Черчилль, будучи еще молодым политиком и далеко не другом России, выступая в палате представителей 5 ноября 1919 года, констатировал:

   «Они (большевики) презирают столь банальные вещи, как национальность. Их идеал – мировая пролетарская революция. Большевики одним ударом украли у России два ее наиболее ценных сокровища – мир и победу, ту победу, которая уже была в ее руках, и тот мир, которого она более всего желала.

   Немцы послали Ленина в Россию с обдуманным намерением работать на поражение России. Не успел он (Ленин) прибыть в Россию, как стал приманивать к себе то оттуда, то отсюда подозрительных субъектов из их тайных убежищ в Нью-Йорке, Глазго, Берне и в других странах. И он собрал воедино руководящие умы могущественной секты, самой могущественной секты во всем мире».

   «Самая могущественная секта во всем мире» – это древний Бунд, секта фарисеев-сионистов, орден Бнай Брит. Именно из представителей этой зловещей секты сформировались руководящие органы управления всей Россией. Троцкий незаметно весь государственный аппарат «оснащает» своими людьми.

   По свидетельству самого Ленина, большевики не имели шансов на победу, если бы они не прибегли к помощи 1 400 000 «местечковых евреев». Их кадры создали тот административный каркас, который обеспечил реальную помощь в революции.

   За два-три года еврейские местечки обезлюдели. Именно оттуда вышло более половины новых руководящих кадров всех управленческих постов в крупных городах. Еще процентов десять постов заняли латыши, немцы, венгры, и лишь в волостях и уездах заметную часть руководителей представляли местные жители.

   Наряду с евреями Троцкий выдвигал и поддерживал представителей русской интеллигенции. Расчет был простой. Огромная страна потребует, как минимум, миллионов шесть руководителей для государства, промышленности, армии, деятелей науки и культуры. А всего – миллионов десять элиты. При этом два-три миллиона евреев будут занимать ключевые посты и, связанные круговой порукой, явятся решающей и незыблемой силой.

   Троцкий видел, что евреи забыли закон Моисеев, веры в истинного Бога не имеют, стали материалистами. Жизнь им представлялась в окружении богатства, роскоши, удовольствий, славы. И Троцкий поставил их под знамя Маркса. А победившая революция давала в руки вероотступников исключительную возможность овладеть всеми богатствами страны.

   И эта «разумная сила» осуществила революцию, которая была чужда русскому народу. Население России не хотело революции, не понимало и саботировало ее. Но к тому времени в русских городах осело много еврейских интеллигентов-безбожников, и это имело решающее значение для революции. Они ликвидировали тот всеобщий саботаж, которым прореагировало российское общество на Октябрьский переворот. Большевикам удалось овладеть государственным аппаратом исключительно благодаря этому так называемому «запасу разумной и грамотной рабочей силы».

   Евреи превратились в советских вельмож, комиссаров и командиров, а за ними потянулись их многочисленные родственники и единоплеменники, заполняя все государственные учреждения.

* * *

   Сатанинским силам, ставшим во главе России, не терпелось прежде всего сломать весь православный уклад жизни русского народа. И конечно веру! Революционные преобразования коснулись абсолютно всех сфер жизни.

   Сразу же были запрещены любые формы христианской религии в России.

   7 января 1918 года вышел декрет «Об отделении Церкви от государства». Церковь лишалась всех прав и имущества (земли, зданий, капиталов, храмовых драгоценностей). Следом выходит декрет, отделяющий школу от Церкви. Под страхом смерти свадьбы, похороны, вообще никакие обряды не должны были совершаться в России с применением христианской символики. Был отменен церковный брак.

   Отрицалась всякая преемственность с прошлым, перечеркивались все прошлые благие традиции, устои, исторические достижения... Были отменены все старые праздники, как государственные, так и православные. Ломалась мораль.

   Лозунг «Грабь награбленное», брошенный большевиками в массы, привлек к ним весь преступный и уголовный элемент страны, предусмотрительно выпущенный на свободу Керенским. И эта разномастная свора худших представителей человечества быстро превратилась в мощный инструмент разрушения.

   Периодическая печать, литература, а также весь вновь созданный огромный аппарат так называемого «народного просвещения» все свои силы направили на охаивание героического прошлого русского народа, истории великой державы.

   Правительственные органы печати писали следующее: «У нас нет национальной власти – у нас власть интернациональная. Мы защищаем не национальные интересы России, а интернациональные интересы трудящихся и обездоленных всех стран».

   И совсем скоро стало очевидно, что ведется не классовая борьба, а борьба революционеров-сатанистов с христианством, начатая фарисеями почти со времен Ветхого Завета.

   Троцкий поставил перед собой двоякую задачу: создание революционного государства в России и расширение революционного движения в мире.

   Первым делом для Троцкого было не допустить мира с Германией и войти в Берлин на штыках Красной армии, в то время как немецкие троцкисты взорвут Германию изнутри. Из пацифистов большевики (троцкисты) превратились в милитаристов, ярых сторонников войны. Теперь война была нужна им. Для этого-то Троцкий, собственно, и занял пост министра иностранных дел.

   Натолкнувшись на активное противоборство Ленина и его сторонников, Троцкий выкинул лозунг: «Ни мира, ни войны», объявил о демобилизации армии, чем открыл дорогу германской армии в глубь России, к Петрограду и на Украину. Ленин назвал поступок «иудушки Троцкого» безумием. Его вероломство обернулось для России огромными потерями: немцы перешли в наступление от Балтийского до Черного моря.

   Россия была вынуждена подписать унизительный Брестский мир, по которому немцам передавались Польша, Украина, Финляндия, Кавказ, уплатить огромные контрибуции золотом, нефтью, углем, хлебом и прочими природными богатствами.

   Большевистская партия раскололась на троцкистов и ленинцев. Началась тихая, скрытая, но жестокая борьба.

   Собственно, двоевластие в партии возникло сразу же после вступления Троцкого в ряды большевиков в июле 1917 года. Это вступление в партию Троцкому было необходимо для смещения Ленина с поста вождя партии, которую он создал и был бессменным авторитетным ее руководителем последние 20 лет. Однако Ленину приходилось с этим мириться, потому что за «конкурентом» Троцким стояли очень большие деньги, в происхождение которых Ленин предпочитал не вникать.

   Провал, как выражался Троцкий, идеи расширения «арены мировой революции» на Германию и подписание Лениным мирного договора с немцами резко озлобил Троцкого против вождя. Тогда же родился план «социализм в одной стране», то есть национал-комму низм, достигший своего апогея при Сталине.

   Троцкий понял, что Ленин, фанатично следовавший теории классовой борьбы Маркса, может сорвать все его глобальные планы. Необходимо было устранить Ленина и, вообще, прекратить руководство государством посредством голосования, а следовательно, принятие решений согласно воле большинства членов ЦК, пресечь всякую внутрипартийную демократию.

   И штаб Троцкого начал интенсивную подготовку государственного переворота, который был запланирован на лето. В стратегические планы Троцкого по-прежнему входила подготовка революции в Германии. Для этого он забрасывает туда свои лучшие силы, опытных террористов-бундовцев.

   В связи с подписанием мира с немцами, пост министра иностранных дел для Троцкого потерял свою актуальность. Теперь построение регулярной армии становится для него задачей номер один.

   И уже 4 марта 1918 года Троцкий назначается наркомом военных дел. Как уже было отмечено, военной опорой большевистского режима стали разного рода наемники, именовавшиеся «красными латышскими стрелками» и представлявшие собой разношерстный «интернациональный» сброд: немцы, австрийцы, латыши, китайцы и другие национальности.

   С самого приезда в Петроград Троцкий не выпускал из своих рук руководство этими вооруженными отрядами «интернационалистов».

   Заключенный в марте Брестский мирный договор предусматривал репатриацию немецких военнопленных, однако вскоре последовал секретный приказ кайзера, предписавший военнопленным сформировать отряды для поддержки большевистского правительства. Таким образом, Троцкий получил 280-тысячную армию вышколенных немецких и австрийских солдат – 50 боеспособных дивизий, в том числе 7 кавалерийских.

   По советским данным, в 1918 году интернационалисты составляли 19% Красной армии, в 1920 году после всеобщей мобилизации населения – 7,6%. Они были ударным ядром Красной армии. Именно эти мобильные карательные отряды использовались для подавления очагов народного сопротивления, а потому сыграли ключевую роль в победе большевиков в Гражданской войне.

   В обмен на предоставление этой карательной «услуги» немцы потребовали, чтобы Троцкий расстреливал всех героев царской армии – участников войны с Германией. Многие царские офицеры тогда бежали на Дон в Добровольческую армию.

   Прикрываясь левоэсеровской вывеской, 6 июля 1918 года троцкисты подняли в Москве и Ярославле вооруженный мятеж с целью устранения Ленина и его сторонников. Это было общее и генеральное выступление троцкистских сил и должно было привести к власти Троцкого.

   Кроме того, троцкисты предполагали, что убийство германского посла Мирбаха, совершенное по приказу Троцкого, неминуемо развалит Брестский мир, немцы объявят войну и тогда одновременно выступят немецкие троцкисты. В Германии произойдет большевистская революция.

   «Единственная цель июльского восстания, – вспоминал впоследствии один из его участников, – сорвать контрреволюционный Брестский мир и выхватить из рук большевиков (ленинцев) партийную диктатуру, заменив ее подлинной советской властью (троцкистов)».

   Таким образом, настоящая борьба на улицах велась не между независимыми партиями большевиков и эсеров, а между сторонниками Ленина и Троцкого.

   Однако на этот раз у заговорщиков все сорвалось. В Москве левоэсеровский мятеж был подавлен через день, но в Ярославле с ним справились ценой больших жертв и разрушений только через две недели – 21 июля.

   В эти же июльские дни, по внушению диавола, орденом Бнай Брит было принято решение убить Царя. Банкир-масон Яков Шифф дал приказ членам своего ордена Троцкому и Свердлову ликвидировать всю Царскую Семью. Ленин, который был вполне осведомлен о масонском плане уничтожения Царской Семьи, на убийство не соглашался. Он предупреждал: «За убийство детей нас будут клеймить». Через американскую миссию, находившуюся тогда в Вологде, большевики еще раз запросили Шиффа, но из-за океана последовало повторение диавольского приказа: ликвидировать всю Царскую Семью.

   За день до расправы в Екатеринбург прибыл специальный поезд, состоящий из паровоза и одного пассажирского вагона, в котором приехал человек в черном облачении раввина. При нем состояла охрана из шести солдат.

   Раввин «с черной как смоль бородкой» осмотрел подвал Ипатьевского дома и острым предметом начертал на стене каббалистиче ские знаки и надпись: «Царь принесен в жертву – царст во уничтожено. О сем извещаются все народы».

   Царь в глазах почти 200-миллионного населения олицетворял священный символ России; чтобы уничтожить эту идею российской самобытности, надо было покончить с Государем и со всеми, кто мог стать его преемником.

   Убийство Царской Семьи было не только конкретной местью дотоле непобедимому и изобилующему богатством государству, оно еще имело мистическое каббалистическое значение. «Николай II был расстрелян именно как царь, этим ритуальным актом подводилась черта под многовековой эпохой русской истории» (И. Шафаревич. «Русофобия»).

   Талмудисты ставили цель: уничтожить Православную Церковь и установить в России образ правления, максимально подчиненный Всемирному Кагалу.

   После ритуального убийства Государя началось невиданное ранее духовное и физическое искоренение православного народа.

   По признанию идейного вождя талмудической мести в России Троцкого, екатеринбургская расправа «нужна была не просто для того, чтобы напугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что впереди полная победа или полная гибель». Вновь, как и две тысячи лет назад, новоявленные фарисеи постарались весь еврейский народ и тех, кто воспринял их талмудистско-коммунистическую идеологию, сделать заложниками своего преступления.

   В 1920 году Уинстон Черчилль писал о попытке революционеров-сионистов установить свое господство над миром: «...интернациональные евреи – это они источник разных заговоров. Члены этой организации злоумышленников в основном вышли не из самой зажиточной части населения стран, где имело место преследование евреев. Большинство из них, если не все, отошли от веры своих предков и вычеркнули из своих мыслей все надежды на улучшение этого мира. Это движение среди евреев не ново, начиная со Спартака-Вейсгаупта, через Карла Маркса и до Троцкого... Этот всемирный заговор по разрушению всей цивилизации и построению общества, полностью застывшего в своем развитии, общества, проникнутого недоброй завистью, уравниловкой, этот заговор постоянно нарастает. Он играл решающую роль во Французской революции. Он был скрытой пружиной каждого подрывного движения XIX века. Наконец, эта банда невообразимых личностей, этот мутный осадок больших городов Европы и Америки, мертвой хваткой схватил за горло русский народ и стал неограниченным правителем этой огромной империи. Нет нужды преувеличивать роль этих интернациональных и большей частью безбожных евреев в создании большевизма и в проведении русской революции...» (Уинстон Черчилль. Напечатано в газете: «Illustrated Sunday Herald», 8 февраля 1920 года).

   30 августа 1918 года Троцкий организует покушение на Ленина.

   К этому времени Троцкий уже имел колоссальную власть. Фактически он был вторым человеком после Ленина. Но даже такое высокое положение его не устраивало – не для того он был заслан в Россию, чтобы быть вторым. Оставался всего один шаг до статуса главы государства.

   Ленин имел всероссийское и международное признание как лидер партии, революции и глава правительства, он пользовался феноменальным авторитетом в партии и любовью народа. В открытом соперничестве с Лениным у Троцкого было мало шансов на победу, и поэтому Лев Давидович принимает решение «убрать Ленина» давно проверенным и надежным путем. Троцкий только дал команду, а исполнители замаскировали их покушение на Ленина под политическую акцию эсеров.

   Покушение удалось только наполовину: Ленин остался жив.

   Чтобы отвести от себя подозрения, Троцкий приказал арестовать и расстрелять 10 тысяч человек в Петрограде. Напечатанные на машинке списки этих жертв были расклеены на заборах и стенах домов, прилегающих к Гороховой улице, 2, где помещалась ЧК. Кого только не было в этих списках: офицеры, помещики, домовладельцы, купцы, профессора, ученые, священники, студенты, даже ремесленники и рабочие...

   5 сентября 1918 года Совет народных комиссаров с подачи Троцкого, пользуясь отсутствием Ленина, узаконил массовый террор и расстрелы без суда и следствия всех неугодных новой власти лиц.

   Под этот декрет подпало почти все население страны, и вся Россия буквально заливалась потоками христианской крови, не было пощады ни женщинам, ни старикам, ни младенцам.

   После не совсем удавшегося покушения Троцкий решил изолировать Ленина, отстранить его от всех партийных и государственных дел страны.

   По его приказу был найден приличный дом за городом, куда можно было бы после ранения временно поместить Владимира Ильича. Так родились знаменитые Горки – тихое имение бывшего московского градоначальника Рейнбота, в 30 км от столицы, в стороне от железной дороги. Как раз то, что надо было.

   24 сентября 1918 года Ленин и Крупская были впервые сосланы в Горки.

   Троцкому нужна была власть абсолютная, единоличная. Не сумев полностью устранить Ленина, он в сентябре 1918 года учредил новый верховный орган власти – Реввоенсовет (РВС) и стал его главой, по сути, верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами республики. Троцкий окружил себя своими людьми, точными исполнителями его директив.

   Приказом председателя Реввоенсовета Льва Троцкого от 11 сентября 1918 года были образованы фронты с их штабами, а также новые армии.

   Начальниками штабов, военными комиссарами, начальниками политотделов всех звеньев армий, председателями ревтрибуналов, руководителями снабжения фронтов, армий, дивизий почти сплошь были еврейские революционеры (об этом указывается в книге А. Л. Абрамовича «В решающей войне»).

   А между тем дела на фронте были совсем плохи. К осени 1918 года большевистское правительство находилось в окружении шести военных фронтов. Белое движение набирало силу. Возникла угроза гибели большевистского режима.

   Темные силы внушали Троцкому, как надо действовать, и тот стал лихорадочно готовить в Германии революцию. Опыт по подготовке революции был собран уже богатый. Троцкий посылает в Германию революционные группы, подключаются и члены Коммунистического Интернационала, сотрудники ЧК, действовавшие в Европе.

   Троцкий и союзники работали синхронно. США и Англия тут же развернули экономическую блокаду Германии, которая вызвала смерть от голода несколько сот тысяч немцев и практически создала «революционную ситуацию» в стране.

   Недавно Германия стремилась победить Россию, и победить коварным, нечестным путем, ценой бед и страданий народа, – и теперь сама оказалась побежденной, потерпев великое крушение, подобное тому, какое она так усердно готовила России. Те же мнимые друзья-«интернационалисты», которые заверяли Вильгельма в своей преданности и которые сподвигали его на коварства в России, оказались причиной его собственного поражения. Троцкий своим двурушничеством, обманом, шпионажем «заворожил» германский штаб, и немцы поверили ему.

   9 ноября 1918 года, ровно через год после революции в России, произошла германская революция. Император Вильгельм, так недавно покушавшийся на русского Царя, сам был свергнут с престола и вынужден был доживать свои дни в Бельгии; сын же его впоследствии был всего лишь ефрейтором в армии Гитлера, а не наследовал императорский трон отца.

   Германия признала свое поражение и капитулировала перед Антантой.

   Союзники поддерживали Белую армию, пока не была сломлена Германия. Как только Германия капитулировала, они бросили белых генералов на произвол судьбы и стали оказывать поддержку большевикам.

   Большевики знали, что Антанта с ними бороться не будет. Этим обстоятельством отчасти объясняется небывалая неуязвимость в Гражданской войне и способность выходить из самых отчаянных положений. Большевики нужны были хозяевам, чтобы делать мировую революцию.

   Троцкий, этот новоявленный Бар-Кохба, управляемый закулисными фарисеями, горел желанием запалить революционную войну для овладения всем миром. Но для этого нужна была сильная армия – для действий в международном масштабе. И Троцкий стал с бешеной активностью создавать Красную армию.

   Этой задаче послужил печально известный бронепоезд Предреввоенсовета, на который Лев Давидович сел уже 8 августа 1918 года. Бронепоезд по своей технической оснащенности представлял из себя транспортное средство милитаристского назначения. Это был совершеннейший бронепоезд в мире.

   Самой последней модели телеграф обеспечивал постоянную связь Троцкого со своими людьми. А посредством мощной радиостанции Троцкий всегда имел связь с западными столицами, запрашивал там себе все необходимое и получал самые последние разведданные о дислокации белых армий, которые Запад получал от своих «помощников и консультантов» в этих армиях. Таким образом, Троцкий знал о белых армиях все, а они не знали о его возможностях ничего.

   Поезд представлял собой «летучий аппарат управления». В нем работали: секретариат, типография, телеграф, радио, электростанция, библиотека, гараж и баня. Поезд был так тяжел, что шел с двумя паровозами.

   В поезде имелся огромный гараж с несколькими автомобилями и отдельно цистерна бензина. Это давало возможность отъезжать от железной дороги на сотни верст для карательных операций. На грузовиках могла разместиться команда отборных стрелков и пулеметчиков, человек двадцать-тридцать. Все «работники» поезда носили кожаное обмундирование.

   Сам Троцкий пишет: «Вагоны были соединены внутренней телефонной связью и сигнализацией. Все было импортное, американское. Вооруженные отряды сбрасывались с поезда по мере надобности для “десантных” карательных операций. Каждый раз появление “кожаной сотни» в опасном месте производило неотразимое действие…»

   «У нас всегда было в резерве несколько серьезных коммунистов (бундовцев), чтоб заполнять бреши, сотня-две хороших бойцов (немцев, евреев, “прибалтов” или других наемников), небольшой запас сапог, кожаных курток, медикаментов, пулеметов, биноклей, карт, часов и всяких других “подарков”. Непосредственные материальные ресурсы поезда были, разумеется, незначительны по сравнению с нуждами армии, но они постоянно обновлялись (!)».

   Троцкий находился в поезде от начала и до самого конца Гражданской войны в 1921 году. Передвигаясь на нем по России, Троцкий выполнял две задачи: беспощадным террором подавлял всякое сопротивление на месте, а с другой стороны, создавал лично ему верную армию – Красную армию.

   Еще летом 1918 года не было никакой Красной Армии, кроме интернациональных «волонтеров». Численность ее составляла лишь 300 тысяч человек. Красная армия возникла как результат более чем двухлетнего маневрирования Троцкого на колесах. Именно в этих путешествиях зародилась практика заградотрядов.

   «Все дело в том, что не хотела сражаться и умирать основная масса бойцов (Красной армии)… Нередко целые полки снимались с поля боя и бежали. И вот тогда Троцкий принял решение об организации заградительных отрядов, которым полагалось быть в тылу и открывать огонь по своим, если они начнут отступать. Первые заградотряды появились в августе 1918 года в 1-й армии Тухачевского» (М. Штейнберг. «Евреи в войнах тысячелетий»).

   Троцкий создает систему политических комиссаров, чтобы установить свою железную власть над армейскими частями. Шпионы Троцкого находились повсюду. Любая провинность каралась смертной казнью. В случае дезертирства или отказа воевать в роте, в батальоне расстреливался каждый десятый или каждый пятый боец.

   Вся Красная армия строилась на основе принудительной, насильственной мобилизации, а не на добровольческих началах, как было объявлено в большевистских документах.

   Троцкий так описывал создание армии: «Мы строили армию заново, притом под огнем. Так было на всех фронтах. Из партизанских отрядов (бандформирований, которые вооружал и финансировал Троцкий), из беженцев (дезертиров и предателей), уходивших от белых, из мобилизованных (под пулеметами Троцкого) в ближайших уездах крестьян, из рабочих отрядов (так же под пулеметами), посылавшихся промышленными центрами, из групп (еврейских) коммунистов и профессионалов (немецких военнопленных) тут же, на фронте, формировались роты, батальоны, свежие полки, иногда целые дивизии».

   Красноармейцы воевали на стороне революции под угрозой пулеметной очереди в спину.

   Была введена система заложничества для привлечения в армию большевиков царских генералов и офицеров в качестве военспецов. Заложниками становились семьи бывших офицеров, принудительно служивших большевикам. Вызывали на допрос офицера и спрашивали: «Ты друг советской власти или враг?» Если следовал прямой отказ служить большевикам – тут же расстрел, а колеблющихся и соглашающихся от страха назначали в часть командирами, но предупреждали: «Может быть, вы и не думали служить Советам, а страх смерти вас заставляет. Так знайте, ваша семья и дети будут заложниками и будут расстреляны, если сдадитесь белым или будете отступать без приказа. Над вами будет комиссар (бундовец) и сзади с пулеметами – наши люди (обычно латыши из особого отдела или бывшие немецкие военнопленные, переодетые в форму красноармейцев), которые без суда и следствия будут расстреливать каждого, кто выскажет свое недовольство».

   Так угрозами Троцкий привлек в Красную армию более 75 тысяч царских офицеров и генералов. К ним были приставлены комиссары, которые следили за командирами-белогвардейцами и заставляли своим «военным искусством» добывать победу.

   К концу 1920 года Троцкий сумел создать почти 5,5-миллионную армию. В армию призывались мужчины разных возрастов – от 20 до 40 лет. Бронепоезд перемещался по фронтам, и после приезда главкома и «инспекции с пристрастием» дела, как правило, шли победоносно.

   Троцкий исколесил Россию вдоль и поперек, отыскивая врагов революции. У него был список друзей и врагов. Занимая города, своих друзей он записывал в коммунисты, выдавал им партийные билеты и ставил их комиссарами и администраторами в Советах, а врагов казнил. К врагам относились бывшие чиновники и военные и даже их вдовы, семьи офицеров, священнослужители, все не сочувствующие советской власти. Троцкий издал директиву, согласно которой все имеющие богатство в сумме свыше 20 тысяч рублей относились к «буржуям» и подлежали строгому наказанию как отвергающие идеи социалистического равенства.

   Лев Давидович в своей автобиографии признавался: «В годы войны в моих руках сосредоточилась власть, которую практически можно назвать беспредельной. В моем поезде заседал революционный трибунал, фронты были подчинены мне, тылы были подчинены фронтам».

   Тайное сверхправительство видело Троцкого управляющим территорией бывшей Российской империи, чья армия должна была устанавливать в мире «новый порядок».

   России при этом была отведена роль «хвороста», разжигающего европейский костер, роль поставщика пушечного мяса западной пролетарской революции.

   Из выступления Троцкого: «На погребальных обломках России мы станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени».

   Развитие мировой революции мыслилось как завоевание новых стран и народов. Троцкисты объявили о намерении совершать мировую революцию с тем, чтобы и во всей Европе, и в Германии установить такую же власть, как и в России. Планировали дойти и до Китая, и до Америки.

   Троцкий и Ленина уговорил выдвинуть лозунг «Даешь мировую революцию! Даешь Варшаву! Даешь Берлин!». По мнению Троцкого, «социалистическая революция начинается на национальной арене, развивается на интернациональной и завершается мировой. Таким образом, социалистическая революция становится перманентной в новом, более широком смысле слова...» (Л. Троцкий. «К истории русской революции». М., 1990. С. 63).

   Революционный «блицкриг» Троцкого начался с Германии. Германская революция разворачивалась по тому же сценарию, что и в России.

   9 ноября 1918 года германская монархия превратилась в социалистическую республику. К власти пришло «демократическое» «Временное» правительство во главе со своим «Керенским», в задачу которого входило передать власть «Троцкому» или вообще самому Троцкому, когда Лев Давидович войдет в Германию на красных штыках.

   Агенты Троцкого в Германии решили, что настал их час и дальше ждать нельзя. Они перешли к действиям. 14 декабря образовалась марксистская организация «Спартак», а уже 5 января 1919 года, всего через 21 день, «Спартаковский Бунд» (который чуть ранее трансформировался в компартию Германии) начал свою «Октябрьскую революцию» в Берлине.

   Поставку оружия и денег обеспечивал Троцкий через свою агентуру. Много оружия к заговорщикам поступило по разукомплектации германской армии.

   «Спартак» поднял 100 тысяч вооруженных боевиков. Формально ими руководили немецкие коммунисты Роза Люксембург и Карл Либкнехт, однако все нити заговора шли к Троцкому, но отнюдь не кончались на нем...

   «Спартаковские бундовцы» сразу же овладели всеми правительственными зданиями в центре Берлина, и Карл Либкнехт провозгласил Германскую советскую республику.

   Однако то, что не удалось сделать русской контрреволюции, германская выполнила за 4 месяца: ровно через неделю, 12 января, революция была разгромлена. 15 января Карл Либкнехт и Роза Люксембург (немецкие «Ленин» и «Троцкий») были расстреляны.

   Но тайные мироправители при первом же удобном случае организовали Вторую мировую войну и Германию в конце концов общими усилиями разбили.

   Но этот переворот Троцкий планировал еще в 1919 году!

   Несмотря на провал германской авантюры, троцкисты решили, что мировая революция должна быть все же принесена в Западную Европу на красных штыках.

   Кратчайший путь к Берлину лежал через Варшаву. Троцкому уже мерещился призрак советизированной Польши в составе «Международной советской республики». Он призывал «через Польшу распахнуть дверь коммунистической революции в Европе».

   В качестве главнокомандующего огромной армией Троцкий выдвинул Тухачевского – масона и сатаниста, еще юношей участвовавшего в черных мессах в Петрограде.

   Бнай Брит дал согласие, ибо Троцкий имел большое влияние во всемирном правительстве, к его мнению прислушивались.

   4 июля 1920 года командарм Тухачевский повел красные войска на Польшу.

   Мало кто понимает, как были троцкисты тогда близки к победе. Ведь достаточно было только поджечь, и истерзанная Первой мировой войной, разоренная и до крайнего предела истощенная Европа вмиг бы полыхнула революционным пожаром.

   Немедленно, в первом же занятом красноармейцами польском городе было провозглашено создание Польской Советской Социалистической Республики. Все политические деятели Западной Европы поздравляли Троцкого с победой.

   Коминтерн постановил переименовать красные войска в Польше в РККА им. Коминтерна и взять не только Варшаву, но и Берлин.

   По признанию маршала Юзефа Пилсудского, судьба мировой цивилизации была близка к катастрофе. В случае падения Варшавы дорога на Европу для Красной армии была бы открыта. В 1920 году кроме Польши сопротивляться в Европе было некому. Как считал Пилсудский, «эта война чуть не перевернула судьбу всего цивилизованного мира».

   И польский маршал разгромил коммунистические армии под Варшавой. Основной слабостью красных Пилсудский считал неспособность Тухачевского управлять войсками. Если бы на месте Тухачевского оказался другой командир, который хоть немного разбирался бы в вопросах стратегии, то Красная армия наверняка прорвалась бы тогда в Германию. А в Германии в тот момент политическая и экономическая ситуация была на грани анархии.

   Но Европе повезло: Польша отбила «красных коней».

   По поручению Антанты в июле 1920 года министр иностранных дел Великобритании лорд Керзон предъявил Советской России ультиматум: немедленно прекратить наступление, заключить мир с Польшей и отвести свои войска за так называемую «линию Керзона», то есть приблизительно туда, где проходила советско-польская граница.

   Большевики ответили отказом. И тогда Антанта предоставила тысячи тонн оставшегося вооружения Польше, направила туда сотни военных инструкторов, активно помогавших создавать новые дивизии, формировать польскую «добровольческую» армию и вооружать ее до зубов. Эта военная помощь Антанты во многом предопределила поражение Красной армии. Национализм Англии и национализм Польши нанес поражение интернационализму мировой революции.

   16 августа 1920 года войска Пилсудского, при военной помощи Англии и Франции, перешли в контрнаступление. 17 августа армия Тухачевского была отброшена от Варшавы, более 100 тысяч красноармейцев оказались в плену.

   За жестокое поражение под Варшавой ответственность лежит прежде всего на Троцком и его ставленнике Тухачевском. Особенно трагичной была судьба попавших в польский плен красноармейцев. Большинство из них погибли от голода и зверских пыток в польских концлагерях.

   За убийство беззащитных русских пленных в 1920 году Польша понесла наказание – Катынь. В 1940 году в этом урочище, в 14 км от Смоленска, органы НКВД казнили свыше 20 тысяч польских офицеров, интернированных в 1939 году на территории СССР.

   И это еще не все – наказанием был разгром Варшавы в 1944 году, когда под немецкими снарядами погибло 200 тысяч безоружных поляков.

   17 октября 1920 года между Польшей и Россией было подписано перемирие, а через год, 18 марта 1921 года, в Риге был заключен мирный договор, который, подобно договору Брестскому, следовало бы назвать «похабным».

   К Польше отошли обширные российские земли – Западная Украина и Западная Белоруссия, населенные в подавляющем большинстве украинцами, белорусами и русскими православного вероисповедания, а также многие экономические и культурные ценности. Вдобавок голодная Россия обязалась заплатить контрибуции в 30 миллионов рублей золотом и другими драгоценностями.

   Итак, в Польше произошел крах мировой революции. Польские националисты не приняли интернационализм, и красные у Варшавы были остановлены.

   Сразу после неудачи польского похода Троцкий стал инициатором «советизации» Персии (Ирана), Афганистана и Индии. «Неутомимый интернационалист» пишет свой знаменитый меморандум: «Путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии...»

   Троцкий предлагает «подготовку военного удара на Индию, на помощь индусской революции». Для этого, по его мнению, следует создать на Урале или в Туркестане «политический и военный штаб азиатской революции и революционную академию», сформировать на Урале особый конный корпус силой в 30–40 тысяч всадников и «бросить его на Индию» на помощь «туземным революционерам». Троцкий мечтал «вымыть копыта красных коней» в теплых водах Индийского океана.

   Но и тогда разжечь «туземную революцию» не получилось – помешала Гражданская война в России.

   Попытались разжечь и «Балканскую революцию», а из района Балкан, по словам Троцкого, – прямой путь к портам Франции и Британии. Было даже предпринято покушение на болгарского царя Бориса. Он уцелел только чудом. «Болгарская революция должна была явиться вступлением в немецкую революцию», – писал Л. Троцкий.

   Были попытки начать революцию в Южной Америке и в Китае. Но главной целью оставалась Германия.

   Очередная попытка захватить власть в Германии была предпринята осенью 1923 года.

   Инициатором новой германской революции выступил Карл Радек (естественно, от лица Троцкого, который предпочитал оставаться за кадром). Он же предложил: для проведения мировой революции для каждой отдельной страны необходимо подготовить специально натренированные отряды боевиков, в совершенстве владевших искусством проведения государственного переворота.

   Предложение Радека о создании штурмовых отрядов по всей Европе вызвало оппозицию Ленина и других членов Коминтерна. Ленин говорил, что нельзя подталкивать революцию, для нее должна созреть ситуация.

   Один Троцкий поддержал Радека. Троцкий начал предпринимать шаги по созданию в Москве школы коммунистов других стран, которые бы стали ядром штурмовых отрядов в других странах. «Если бы у меня, – говорил Троцкий, – был сильный отряд в тысячу человек, собранный из берлинских рабочих, укрепленный моими людьми, я бы несомненно взял под контроль Берлин в течение 24 часов». Он никогда не рассчитывал на энтузиазм масс или на их инициативу в мятеже.

   Троцкий сформировал так называемую 2-ю РККА им. Коминтерна из 200 тысяч (!) конников. На финансирование германской революции выделили 300 тысяч рублей золотом. По всему Союзу провели тайную мобилизацию коммунистов немецкого происхождения, а также всех, кто свободно владел немецким.

   Троцкий подготовил полный план мятежа в Берлине. Со «спецзаданием» в Германию прибыли самые ярые троцкисты.

   10 октября 1923 года берлинская газета «Die Rote Fahne» – орган Германской коммунистической партии – вышла с необычным текстом: «Грядущая революция в Германии... несомненно переместит центр мировой революции из Москвы в Берлин».

   В полночь 22 октября в Германии должен был произойти государственный переворот. Время было назначено за несколько месяцев. На рассвете 23 октября Берлин, Гамбург и другие крупные города должны были перейти под начало коммунистов. В Берлине были созданы вооруженные ударные отряды, которым предстояло одновременно захватить ратушу, министерства, полицейские управления, государственный банк, важнейшие железнодорожные станции и другие объекты.

   Однако все сорвалось. В ответ на это международные банкиры усилили экономический кризис Германии. Целенаправленно создавались такие условия, что работать вообще было бессмысленно, поскольку деньги обесценивались налету, и таким образом из ничего перманентно создавалась «революционная ситуация». Но все же на тот момент Германия устояла.

   А Троцкий не оставил Германию в покое. Попытки государственных троцкистских переворотов будут повторяться в Германии из года в год. Даже уже после прихода Гитлера к власти будут предприниматься попытки троцкистского путча.

   Гитлер писал, что «в русском большевизме мы видим попытку евреев в XX веке установить мировое господство».

   Именно Октябрьская революция в России послужила основой для событий в Германии, Австрии, уничтожения этих великих империй, позорного для Германии мира, образования Веймарской республики и в конечном итоге – как реакции на Веймарскую республику – национал-социалистического движения и создания гитлеровского рейха. Именно в силу этого обстоятельства многие историки говорят, что «Гитлер вырос из русской революции».

   Советско-германская троцкистская война в действительности длилась четверть века и была начата еще 5 января 1919 года Троцким, который упорно пытался разжечь, для начала в Германии, мировую революцию. Таким образом, мир с Германией после Брест-Литовска Троцкий не вытерпел и года. Однако маршал Пилсудский задержал большевистскую революцию в Германии ровно на 25 лет.

   В целом же мировая закулиса, используя Троцкого, держала Россию и Германию в состоянии непрерывной тридцатилетней войны – с 1914 по 1945 год.

* * *

   Троцкий – это зеркало русской и мировой революции. Какой социализм он принес народам? Обещал мир, землю, свободу, а принес братоубийственную войну, разруху, голод, кровавый террор.

   Красный террор, уничтожая «буржуазию» и «контрреволюцию», уничтожал врагов масонства – носителей русской народности, культуры и Православия.

   ЧК являлась порождением сатанизма Троцкого, а потому была привилегированным органом большевизма. Агитируя вступать в ЧК, Троцкий обещал ее членам вручить по 1,5 миллиона рублей и всего через месяц!

   Каждый город имел несколько отделений ЧК, задача которых состояла в уничтожении образованного контингента горожан. В деревнях и селах эта задача сводилась к истреблению духовенства, помещиков и наиболее зажиточных крестьян, а за границей – к шпионажу и подготовке коммунистических выступлений, устройству забастовок, подкупу прессы, на что расходовались сотни миллионов золотой валюта, теперь уже награбленной большевиками в России.

   ЧК привлекала к своей работе самые грязные элементы общества. Партийные бюллетени того времени публикуют, что «ряды ЧК заполняют садисты, уголовники и дегенераты». Сам Ленин признавал, что «в рядах ЧК странные элементы».

   «Заработок» палачей из ЧК был велик: все они были миллионерами. И все отличались неистовой развращенностью и садизмом.

   Комиссия Деникина, расследовавшая материалы по «красному террору» только за 1918–1919 годы, обнародовала ужасающие данные – 1 766 118 уничтоженных большевиками россиян за эти годы. Из них: 815 000 крестьян, более 190 000 рабочих, около 355 000 интеллигенции, 260 000 солдат, 10 500 полицейских, около 55 000 офицеров армии и флота, 48 500 жандармов, около 13 000 чиновников, 8 800 врачей, более 6 700 учителей, более 1 200 священников и 28 епископов и архиепископов.

   А в предоставленных самой ЧК сведениях нет даже графы «буржуазия»! Подавляющее число истребляемой якобы «буржуазии» составили крестьяне – 815 тысяч человек.

   По новой идеологии 90% российских православных христиан подлежали уничтожению как «контрреволюционеры».

   Вот истинная цель масонской революции – «смерть христианству и месть Богу!»

   Лозунги: «Свобода! Равенство! Братство!», «Мир народам! Землю крестьянам! Фабрики рабочим!» – оказались на деле обманом.

   Троцкий извратил все планы революции.

   Карательная политика Троцкого обеспечивала ему абсолютную победу: он брал одних, приказывал им расстреливать других, и на этом убедительном примере заставлял третьих покорно делать то, что ему нужно.

   Сатанист Троцкий глумливо хвастался: «Мы так сильны, что если мы заявим в декрете требование, чтобы все мужское население Петрограда явилось в такой-то день и час на Марсово поле, чтобы каждый получил двадцать пять ударов, то 75 процентов тотчас бы явилось и стало бы в очереди и только 25% более предусмотрительных подумали запастись медицинским свидетельством, освобождающим их от телесного наказания!»

   Против кровавого диктата Совдепов и комиссаров вспыхивают вооруженные восстания в Тамбовской губернии, на Урале, на Дону, в Сибири. Волнения охватывают Москву, Петроград, Кронштадт, десятки городов и сотни деревень России.

   Самое крупное восстание произошло в августе 1918 года на Ижевском заводе. Создав рабочую армию, восставшие разбили две армии большевиков. Так как на сторону ижевцев переходили целые полки красноармейцев, Троцкий бросил против рабочих свои интернациональные полки.

   Впоследствии адмирал Колчак из ижевцев сформировал дивизию. В отместку за уход рабочих в колчаковскую армию Троцкий казнил их семьи – около 800 женщин, детей и стариков.

   В мае 1919 года в Астрахани произошла большая забастовка рабочих. Десятитысячный митинг против рабского положения был безжалостно расстрелян революционными матросами. В течение нескольких дней в воде и на суше царила кровавая вакханалия, устроенная по распоряжению Троцкого: «Расправиться беспощадно!»

   В 1921 году подняли мятеж кронштадтские моряки, которые всего лишь 4 года назад помогли большевикам придти к власти.

   Когда на Политбюро обсуждался вопрос, что делать с восставшей крепостью, Троцкий требовал «выжечь каленым железом» (одно из любимых его выражений) очаг контрреволюции. Мятеж был подавлен с таким варварством, что даже многие сторонники Троцкого отшатнулись от него. По его распоряжению, с помощью наемных интернационалистов были уничтожены 11 тысяч восставших. Расстрелы совершались прямо на льду перед крепостью. Было истреблено почти все население Кронштадта.

   Не только города, но целые густонаселенные территории России были опустошены поголовным уничтожением населения. Например, юг России и Украины.

   По настоянию Троцкого, ЦК РКП(б) 24 января 1919 года принял директивное решение об уничтожении казачества. Речь шла о «массовом терроре», о «поголовном истреблении», что и начало осуществляться решительно и поспешно.

   Лично Троцкий приказал полностью уничтожить целые казацкие станицы по реке Дон и на Северном Кавказе: «Восстание на Дону надо пресечь каленым железом – безжалостно уничтожить не только мятежников, но и жителей казачьих хуторов и станиц...» А ведь эти станицы были немаленькие, в них проживали тысячи жителей.

   Когда Деникин уже подошел к Туле и угрожал Москве, Троцкий ударил наперерез, отсекая Деникина от его тыла – Кубани, где остались казаки, и начал уничтожать казачество полностью, то есть просто селами, всех, и стар и млад, не щадя никого. Вместе с казаками Деникин смог бы взять и Тулу, и Москву.

   Троцкий сам признавался, что Гражданская война на Южном фронте (в Царицыне) велась «с исключительной жестокостью» и «привела к полнейшему истреблению семей со всеми поколениями». Специальные карательные отряды расстреливали казаков по 40–60 человек ежесуточно.

   Только донских казаков было истреблено 2,5 миллиона человек. В целом же по стране за годы Гражданской войны погибло свыше 4 миллионов казаков. Троцкий боялся народного героизма и патриотизма, поэтому безжалостно расправлялся с казачеством.

   Наступление регулярной Красной Армии всегда сопровождалось безжалостным массовым истреблением мирного населения. Когда Троцкий дал инструкцию «беречь патроны», тогда людей топили, жгли и творили другие ужасы.

   Большинство солдат Красной армии были обыкновенными крестьянами, которых под пулеметами призывали в армию и которые ограничивались только исполнением солдатских обязанностей. Сами боевые действия не были кровопролитными. Однако при наступлении и отступлении, приходе и уходе красных, лились буквально реки крови. В это время хозяйничали военные части особого назначения (ЧОН), которые относились к ЧК Троцкого, а также сами члены ЧК. Это были элитные части, подчинявшиеся непосредственно Троцкому. Их задачей была «очистка занятой территории от пособников буржуазии и вообще всех подозрительных элементов». Истребление велось семьями.

   Конец ознакомительного фрагмента.


Понравился отрывок?