Обаяние ненависти

Фантастический роман об одержимости, любви и дружбы. Некогда великой компании друзей суждено будет войти в роскошную крепость, в которой их будут ждать страдания, обреченность и предательство. На пути им придется раскрыть всех своих "скелетов в шкафу", а что самое главное, им предстоит встретить там своего давно умершего друга.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Обаяние ненависти

   Часть 1.Обаяние Ненависти.


   Предисловие


   – А что если бы еще одна встреча изменила бы все? – проговорил Том своим насквозь прокуренным и хриплым голосом. Холодный снег медленно падал, сковывал и окутывал их в свои ледяные объятия. В то время как темно-синие сумерки предвещали приближение ночи, в которой им суждено было покурить с ней в последний раз.

   – Но этой встречи так и не настало, – робко ответила Майя, до последнего пряча свой взгляд под покровом темноты. Ведь уходить бывает намного сложнее, чем быть брошенным.

   – Ты ведь понимаешь, что я не сдамся.

   – Один раз ты уже пытался добиться меня, – с некой иронией провопила Майя.

   – Я буду добиваться дальше…

   – Что ты ждешь от меня? – Повышая голос, спросила она, отводя свой взгляд куда-то в сторону. – Что я останусь? Этого не будет. Я не обязана соответствовать твоим требованиям, и верить вместе в твои собственные иллюзии.

   – Тогда зачем ты давала мне возможность привыкать к тому, чего просто не было?

   – В чем я перед тобой виновата? В том, что ты решил все за меня? В том, что ты начал требовать от меня чувств, которых у меня не было? Ты сам создал иллюзии по поводу «нас» и начал в них верить, но я не обязана была окутываться ими. Ты хотел видеть меня такой, какой выдумал у себя в голове. Но если я не соответствовала этому образу, прости, это не мои проблемы. Я не обязана чувствовать то, что чувствуешь ты…

   В одно мгновенье она просто разрушила все. Том видел, как рушится цепь иллюзий, которые он выдумал у себя в голове. Одной фразой она разбила образ той девушки, которую он хотел видеть в ней. В своих мыслях он и вправду ожидал от нее чего-то большего. Надеялся сделать Майю своим вдохновением. Думал она та, ради которой он вырастет в своих собственных глазах, и станет особенным.

   Медленно подойдя к нему поближе, Майя неосторожно взяла его за руку. Дрожащими глазами она всматривалась в лицо Тома, словно пыталась запомнить его. Выдохнув на мгновенье, она страстно вцепилась в его губы, начиная жадно целовать их.

   Давясь прикосновениями, они отдалялись постепенно друг от друга…

   Переворачивая страницы пустой и разбитой пьесы, они словно знали, что в следующей главе обязательно будут вместе. Жаль, что их книга так и не была дописана ими…

   Убрав медленно холодную ладонь, Майя взглянула в потухшие глаза Тома. Затем сдержанное дыхание, минутное молчание и, наконец, тяжелый вздох.

   – Мне жаль, – робко проговорила она, поняв, что так ничего и не почувствовала к нему.

   Молча достав помятую пачку сигарет, Том медленно закурил. Пытаясь заполнить всю свою пустоту сигаретным дымом.

   – Не думал, что эти две сигареты окажутся последним мгновением, который еще объединял нас, – сипло сказал он, видя, как Майя закурила вслед за ним. – Нас, которых больше нет, и никогда не будет.

   – Если бы мы встретились с тобой чуть позже, все могло бы быть совсем по-другому.

   – Ты ведь тоже не хочешь уходить? – спросил он, до последнего тая надежду, что она что-то почувствует к нему.

   Опустив свои карие глаза, Майя медленно вдохнула в себя дым. После чего, кинув недокуренную сигарету на белоснежный покров, она повернулась к нему спиной. Так ничего и, не сказав на прощание.

   – Посмотри на меня так, словно я что-то значу, – сказал Том, и, подойдя к ней со спины, взял ее за руку.

   – Просто помни, как мы смеялись, – ответила лишь Майя, и сильно сжав его руку, она навсегда отпустила его ладонь.

   И он отпустил…


   Глава 1.


   – Не думала, что Майя решиться на такое, – проговорила Элисон, слыша тяжелые дыхания Тома в бездушном телефоном разговоре. – Но ты должен это принять.

   – Такое не в силах принять, – еле слышно ответил Том.

   – Это был ее выбор. Ты не вправе осуждать ее за то, что она поступила так, как считала нужным.

   – Не вправе, – согласился он. – Но от этого не легче. Потеряв ее, я ощутил боль сравнимую со смертью человека. Ведь я лишился ее за считанное мгновение. В одну секунду, мир рухнул перед моими глазами. Больше он не был прежним. Ведь до той встречи, мы много созванивались, строили планы, я думал, что у нас с нею еще много времени впереди. Но потом, знаешь это словно автокатастрофа, несчастный случай, да что угодно, просто что-то забирает ее у тебя…

   – Значит, она давно решила все это, – проговорила Элисон, совсем не то, что Том бы хотел сейчас услышать. – Я знаю, с нею у тебя было хорошее время…

   – Лучшее, – подправил ее Том.


   – Но, я думаю, если бы Калеб был бы сейчас жив, то она бы никогда не подпустила тебя к себе так близко.

   – Хочешь сказать, она тупо использовала меня, чтобы хоть как-то оклематься от смерти своего парня?

   – Я уверена, она пожалела уже об этом сотню раз. Она не хотела играть твоими чувствами, она просто не подозревала, что все может зайти так далеко.

   – Неужели она не привыкла ко мне, за все это время? – прошептал Том.

   – Она лишь искала в тебе поддержку и опору. Ты нужен был ей, чтобы забыться. И с тобою она забывалась… Но любила она всегда только его. – Выдержав небольшую паузу, Элисон продолжила. – Ты жалеешь сейчас только себя, понятия не имея как все это время тяжело и больно было Майи.

   – Калеб был и моим другом, я тоже потерял близкого человека…

   – Не сравнивай привязанность любви от дружбы. Это разные вещи.

   В трубке повисло молчание, нарушаемое лишь тяжелыми вздохами.

   – Том, – проговорила Элисон. – Может, ты все-таки приедешь в Крепость?

   – Не думаю, что мне там место.

   – Тем не менее, я буду ждать тебя здесь завтра.

   – Вы уже там?

   – Нас здесь пока лишь четверо, мы сами только приехали. Остальные должны подъехать на рассвете.

   – И она тоже?

   – А как иначе? Майя просто не могла бы не приехать и не почтить память Калеба, ведь мы арендовали этот замок, лишь только для того, чтобы отдать дань памяти о нем.

   – Будьте там осторожнее.

   – Ты все-таки не придешь?

   – Я не знаю, – лишь только ответил Том, и сбросил трубку.

   Элисон накинула за спину рюкзак, и подошла к огромному забору Крепости, возле которого ее ждали: Брайн, Ирма и Дилан.

   – Остальные все на рассвете приедут? – спросила Ирма, прищурив глаза в ночной темноте.

   – Все кроме Тома.

   – Он не хочет видеть ее после расставания? – предположила Ирма.

   Элисон лишь печально кивнула головой.

   Ночь была прохладной на улице, поэтому им пришлось как можно скорее зайти в крепость, чтобы хоть немного согреться.       Пройдя замечательный сад, украшенный бутонами роз, Элисон искренне улыбнулась при виде этого роскошного и сказочного замка. Подойдя к массивным дверям, она неуверенно открыла дверь, чувствуя, как неожиданно холод пробежал по ее телу. Чтобы избавиться от страха, Элисон крепко взяла за руку Брайна.

   Обойдя западное крыло крепости, они нашли спальную комнату, и сразу приготовились ко сну.

   – Ночевать будем здесь, – сказал уверенно Брайн. – Но, а утром на восходе, мы встретим всех остальных.

   Элисон с Брайном расположились на самой большой кровати, Ирма с Диланом легли на противоположных спальных местах. Через считанные минуты в комнате воцарилась гробовая тишина, наверно усталость давала о себе знать, поэтому многие моментально уснули. Элисон сама находилось на грани между реальностью и сном, вывести из которого ее смог тогда Брайн.

   Он обнял ее за талию, начиная жадно целовать шею.

   – Может не здесь? – порывисто спросила она, боясь, что друзья могут услышать это.

   – Эта ночь предназначена для нас, – лишь только ответил Брайн, и плавно перешел руками на ее грудь. Он сжимал ее нежно, несмотря на всю свою мужскую грубость, что двигало им.

   От нарастающего возбуждения, Элисон страстно вцепилась в его губы, пальцами погрузившись в локоны его густых волос. И хоть для нее это было впервые, она совсем этого не боялась, наверно потому, что была рада, что это происходит именно с ним.

   Она никогда не ощущала таких приятных чувств, что импульсом раздавались по всему телу. Она словно горела… И больше всего на свете, она не хотела, чтобы ее тушили.

   Брайн, плавно гладя ее живот, начал спускаться своею рукой все ниже, от чего Элисон издала свой первый стон в жизни.

   – Я люблю тебя, – в порыве страсти провопила она, в надежде, что этот миг окажется вечностью.

   Но Брайн, словно больше ее не слышал, животный инстинкт овладел им, и он начал быстро снимать с нее вещи. Ложась на нее своим могучим телом, он небрежно соединил их тела воедино. Причинив ей страшную боль, которая вскоре стала лучшим моментом всей ее жизни.


   Спустя час Брайн спокойно уснул, а Элисон все продолжала думать о случившимся. Она гладила каждый сантиметр его торса, боясь пробудить его ото сна. Уснуть в ту ночь она никак не могла, и лишь, поэтому продолжила смотреть куда-то далеко в сторону. И наверно с этого момента и начались их все страдания.

   В коридоре Элисон увидела силуэт человека, который просто смотрел на них, сквозь ночную мглу. От испуга у нее пропал дар речи, тело сжалось, а страх все продолжал ее сковывать.

   – Ты похоже на нее, – проговорил ей незнакомец шепотом. – Я не хочу причинять вам вреда. Но у меня нет другого выхода…

   Элисон начала трясти Брайна, чтобы пробудить его ото сна. Она закричала, чтобы разбудить Ирму с Диланом, и когда все очнулись наконец-то, дверь комнаты захлопнулась, предвещая собою первое задание.

   – Что, черт возьми, произошло? – прокричала Ирма, подпрыгнув практически с кровати.

   – Я видела там парня, – в истерики промолвила Элисон, ожидая лишь одного: что Брайн обнимет ее как можно скорее, чтобы хоть немного, отойти от страха.

   Дилан, тем временем подбежал к двери и попытался ее открыть, но его попытка не увенчалось успехом. Они были обречены в ту ночь, и впервые услышали Тот голос. Знакомый голос…

   – Пустота завладела мною, – хриплым тембром проговорил Он.

   – Кто ты? – перебив его, прокричал Брайн.

   – Вы ведь ждали меня…

   – Выпусти нас, пожалуйста, – судорожно сказала Ирма, в надежде, что он сжалится над ними.

   – Чтобы покинуть эту комнату, вам необходимо отыскать ключ, – это стало их первым заданием. – Вам дается на это час времени. В случае если вы не управитесь, вам придется потерять одного из вас, – после этого высказывания, Тот голос пропал, предвещая собой тишину, в которую они погрузились небрежно.

   – Что нам делать? – произнесла, запинаясь, Ирма, нарушив молчание.

   – Искать ключ, – ответил ей уверенно Брайн. Продолжая умудрятся держать спокойствие в такой ситуации.

   – Надо поторопиться, нам дан всего лишь час времени, – сказал Дилан.

   – Ирма и Дилан, занимайтесь той частью комнаты, – Брайн взял на себя роль лидера. – Мы с Элисон начнем поиск здесь.

   Не теряя больше ни секунды времени, Элисон с Брайном стали обыскивать комнату. Перебирая все возможное, они искали ключ, понятия не имея, как он может выглядеть. И есть ли он вообще здесь?

   Элисон как сумасшедшая стала разбрасывать в стороны весь хлам, ища ключ. В голове звучало лишь только ТИК-ТАК. Она слышала, как проходит каждая секунда. Она чувствовала, как смерть приближается к одному из них.

   Чтобы хоть немного отвлечься и не оставаться наедине со своими мыслями, она прокричала на всю опустошенную комнату.

   – Для чего тебе нужна эта игра?

   Брайн остановился. Он не ожидал такого. Но не стал обращать на это внимания, и продолжил поиск, чтобы не терять лишнего времени.

   – Ты все равно не сможешь этого понять, – прозвучал Тот голос, который раздался со стороны запертой двери.

   «Он рядом», – подумала Элисон.

   – А ты расскажи, я уверена что пойму, – не успокаивалась она, чувствуя, как тело перестало ее слушаться от испуга.

   – Когда все закончится, ты сама это узнаешь.

   – А если я хочу знать именно сейчас? – грубо сказала она, делая вид настоящей стервы, которой она никогда не являлась. – Для чего все это?

   – Для того чтобы ждать ее здесь…

   – Кого?..

   И как бы это не звучало абсурдно, Элисон почувствовала, словно знала этого человека, который запер их сейчас здесь.

   Прошло полчаса, затем еще столько же.

   Время поджимало, и все это прекрасно понимали. Объединившись все вместе в центре комнаты, они посмотрели друг на друга.

   – Какие углы остались? – спросила Элисон.

   – Мы все проверили, – сказал безнадежно Брайн.

   В тот момент Элисон словно умерла.

   – Проверять все по второму разу, у нас просто не хватит времени, – она отрицательно махнула головой, как будто окончательно разрушила все надежды. Ее ноги словно приросли к полу, а тело прибили к стене. Ведь она не могла больше пошевелиться. Усталость, грусть и безнадежность, соединились в единое целое, чтобы окончательно разрушить ее…

   – Время вышло, – прозвучал Тот голос. Ну а затем в комнате на секунду погас свет, забрав с собою Дилана. Но открыв запертую дверь…


   Как будто зомби, Элисон передвигала ноги, бродя по этой стариной крепости. Проверив все возможные выходы с этого замка, они поняли, что были обречены. Все молчали. Каждый боялся начать разговор. Словно у них не было никаких мыслей…

   – Мы справимся, – нарушая молчание, сказал Брайн. Будто пытался вернуть им надежду.

   На его слова Элисон с Ирмой особо не отреагировали.

   – Мы не можем Ему проиграть, – не успокаивался он.

   – Не надо, – холодно проговорила Элисон. – Пусть это уже поскорей закончится…

   Он подбежал к ней и крепко схватил за плечи.

   – Элисон, Ему не сломать наш дух! – очень громко кричал Брайн.

   – Если ты не заметил, он давно уже это сделал…

   Оттолкнув Брайна небрежно в сторону, Элисон посмотрела на камеру в углу, и сильно разрыдалась.

   – Ты доволен сука?! Ты же хотел видеть нас такими. Можешь радоваться!

   – Я не хотел видеть ваши слезы, – монотонно проговорил Тот голос. – Я могу дать вам возможность спасти своего друга. Для этого вам необходимо ответить на вопрос.

   – Какой? – спросил Его Брайн.

   – «Она является зарождением жизни, и также его покровом», – голос на миг замолчал. – Что это?

   – Это может быть все что угодно, – сказала Ирма.

   Оглядевшись по сторонам, Элисон заметила четыре запертые двери, с различными знаками стихий: огонь, вода, земля и воздух.

   – А может это относиться к стихиям? – предположила она.

   – О чем это ты? – спросила Ирма.

   – О том, что это может быть земля. Она зарождает жизнь растениям.

   – А покров это надгробие, – понял ход мыслей Брайн.

   – Наш ответ «Земля», – уверенно сказала Элисон.

   Железная дверь с логотипом стихии земли открылась перед ними, и, не подозревая о том, что это может быть ловушка, они все равно ринулись все туда.

   – Тишина, – проговорил Брайн, когда они находились в покоях этой комнаты.

   – И больше ничего, – подытожила его слова Элисон.

   – Дилан? – неуверенно позвала Ирма, продолжая оглядываться по сторонам. – Ты нас слышишь? Мы пришли за тобой…

   – Что это? – Испуганно сказал Брайн, показав рукой на свежее надгробие. Он быстро подбежал к сырой земле и начал раскидывать ее в разные стороны, доходя практически до самой глубины могилы, в которой они в ту ночь обнаружили мертвого Дилана…


   Элисон словно не понимала, что происходит, потому, что не испытывала больше боли. Ни сострадания, ни жалости, в ней умерли словно все чувства. Или просто умерла сама она.

   Взяв в руки телефон, Элисон набрала первый попавшиеся номер, который оказался Тома. Но гудок так и не пошел.

   – Здесь связи нет, – удручающе проговорила она, поняв, что помощи не от кого ждать.

   Спустя час после этих событий свет погас во всей крепости, а когда появился, они оказались уже в зеркальной комнате.

   – Сколько зеркал, – спросила Элисон, пытаясь не потерять Брайна в этом огромном количестве отражений. Как вдруг в одном из зеркал, они увидели Калеба…

   – Ты же умер? – спросила Элисон, но в ответ «отражение» лишь молча продолжило смотреть на них пустым взглядом.

   Упав на колени, Элисон руками сжала свое лицо, и разрыдалась от боли. Брайн от испуга начал разбивать зеркала, издавая сильный треск осколков. И когда все эти зеркала иллюзий пали, Брайн подбежал к Элисон, и, обняв ее очень крепко, прошептал ей, находясь по-прежнему в шоковом состоянии.

   – Я тоже видел его, – затуманено промолвил он.


   Они больше часа сидели в полном молчании, пытаясь прийти в себя и привести в порядок свои больные мысли. Продолжив бродить по крепости, они начали поиск Ирмы, которая пропала после того, как они оказались в проекциях зеркал.

   – Он в силах вдохновить парус продолжить путь, – начал монотонно говорить Тот голос, задавая им очередную загадку. – И он в силах затушить пылающий огонь.

   Элисон не хотела даже думать над этими словами, но она понимала, что это был наверно единственный выход, чтобы спасти Ирму.

   – Возможно, опять ответ кроется в стихиях, – сказал Брайн, и вовремя взял ее руку в качестве поддержки.

   – Какие есть варианты? – разбито спросила она.

   – Воздух или Вода.

   Элисон лишь кинула на него взгляд, в надежде, что он поймет, что она ждет от него продолжения слов.

   – Вода – служит «мостом» для паруса, и вода в силах поглотить огонь.

   – А воздух? – Через огромное усилие, выдавила из себя она.

   – Воздух – направляет парус двигаться дальше, и он также в силах развеять огонь.

   – Выбирай, что хочешь.

   – А как думаешь все-таки ты?

   – Мне все равно…

   Брайн тяжело вздохнул, после чего поднял свой взгляд в камеру, что располагалась на массивных потолках этого замка.

   – Мы выбираем воздух! – сказал он, метавшись между двумя вариантами.

   – Не надо, – сказала ему Элисон, и безнадежно с ее глаз упали слезы.

   – Почему? – растерянно спросил он, и, увидев ее застывшею, сам посмотрел в ту сторону, в которую ужасающе продолжала пялиться Элисон.

   Брайн лишь обнял ее как можно крепче, чтобы избавить временно от лицезрения этого кошмара. А перед ее глазами все равно стояла та картина: повешенная на огромной петле Ирма в самом центре этой крепости…


   Облокотившись об стену, Элисон не могла найти в себе силы, чтобы просто встать. Взяв в руки телефон, она снова и снова пыталась набрать Тома, но все ее попытки терпели крах. Все кроме одной…

   Слаба раздался хриплый гудок, за ним последовали еще несколько, но, а за тем она все-таки услышала голос Тома:

   – Что-то случилось? – проговорил он.

   – Не нужно приезжать в крепость… – Элисон не успела даже начать разговор, как телефон ее сел. Она хотела предупредить его и всех остальных, но так и не успела сказать самого важного.

   От обреченности Элисон закрыла глаза, в надежде, просто дожить до рассвета…


               Глава 2.


   Пустой автобус увозил Тома куда-то вдаль. Облокотив свою голову на запотевшее окно, он видел, как хлопья белоснежного снега монотонно скатывались по нему. Обхватив ладонью лицо, он все представлял сценарий сегодняшней встречи. Ведь прошло уже больше полугода, с момента их последнего мгновения, когда все они виделись друг с другом в последний раз. И прошло всего лишь пару дней, после их расставания с Майей.

   В прошлом – у них была большая компания, теперь – каждый сам по себе. После смерти Калеба, когда опухоль полностью завладела каждым участком его мозга, они так и не нашли в себе силы, чтобы снова воссоединить прежние узы дружбы. Хотя в тот момент им так была необходима поддержка друг друга.

   «Не нужно приезжать в Крепость», – в мыслях Тома всплыла фраза Элисон, которую она проговорила этой ночью. Не подозревая, о том, что Элисон хотела предупредить об приближающей опасности. Том трактовал это так: Элисон просто посчитала правильным то, что Тому не нужно сейчас видеться с Майей.

   Автобус резко затормозил, возвращая Тома в реальность. Поняв, что это конечная остановка, на которой ему нужно было выходить, он накинул на голову капюшон и покинул пустой автобус.

   Крепость уже оттуда величественно смотрела на него, располагаясь в огромных ущельях гор.

   Не удостоив взглядом окутанных полумраком туч, Том прошел вдаль по каменистой тропе. Дойдя до стариной крепости, он восхитился ее зачарованностью. Роскошные монументы завораживали своими просторами сохранившиеся еще с исторической эпохи.

   Окинув в последний раз этот «пейзаж», внимание Тома привлекла деревянная табличка, надпись на которой была вырезана на прогнившей доске:


   «КРЕПОСТЬ – НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЕТ ТО, ЧТО ПОГЛОЩАЕТ В СЕБЯ».


   Не придав в тот момент значения этим словам, Том лишь убрал свой взгляд куда-то в сторону. Не желая больше мерзнуть под снегом, он прошел сквозь роскошный сад, в котором Том обнаружил памятник. Наклонившись над ним, он не смог прочитать имя, что было высечено на мраморном бетоне. Слой снега был настолько густым, что Том посчитал не нужным очищать его, чтобы узнать имя. Но он понял одно, эта могила принадлежала девушке. Довольно молодой, примерно их возраста.

   Подойдя к массивным дверям, Тому пришлось остановиться, ведь на пороге его встретила тогда Тереза.

   – Нам не было необходимости напоминать друг о друге, – проговорил он хрипловатым тембром своего голоса.

   – Также как и когда-то забывать, – лишь только ответила Тереза, убрав локон темных волос со своего миловидного лица.

   После чего они не спеша обнялись с Терезой, словно между ними никогда не было той истории, о которой можно было рассказать. Покинув моросящую улицу, они наконец-то зашли в покои этого замка, в котором даже воздух казался совсем иным.

   На всех стенах были изображены лики различных Богов, которые плавно переходили на потолок здания, создавая пейзаж в этом тусклом и плохо освещенном замке.

   – Пойдем, они нас ждут, – отвлекла Тома от мыслей Тереза, взяв не осторожно его за руку, медленно ведя по роскошной лестнице. – Возможно, мы видимся с тобою в последний раз, в этих холодных стенах, – добавила она между слов.

   – Надеюсь на это, ведь так будет лучше, – без эмоций ответил он, продолжая глазами искать в полумраке Майю.

   – Том, – она невольно заставила его обратить на себя внимание. – А ты ее все еще любишь? – Ее риторический вопрос прозвучал банально, поэтому Том решил оставить его без ответа. Отпустив ее ладонь, он зашел в ближайшую комнату, увидев после расставания Майю.

   На мгновенье он замер, после издал порывистый вздох. Встретившись с ней взглядами, он губами прошептал ей тихо сквозь расстояние:

   – Ты ведь не хотела уходить…

   В ответ она лишь опустила голову, услышав единственная из всех присутствующих его тихий шепот.


   Они молча продолжали сидеть за столом, и это молчание стало их угнетать. Семеро когда-то лучших друзей: Том, Майя, Тереза, Остин, Ронни, Майк и Генри, сейчас даже не могли просто начать разговор.

   – А где Элисон с остальными? – спросил Том, не понимая, почему их нет за столом.

   – Наверно еще не приехали, – предположил Ронни, но, а за тем начал делать неуверенные глотки виски.

   – Этого не может быть, – ответил Том. – Они приехали сюда еще ночью. – После этого он сразу взял в руки мобильный телефон, и начал набирать ей. – Телефон отключен. Кто-нибудь их видел здесь?

   В ответ тишина.

   Встав со своего места, Том ударил слабо кулаком об деревянный старинный стол и направился искать Элисон.

   – Ты думаешь, они здесь? – спросила Тереза.

   – А где иначе? – проговорил Том, вспоминая слова Элисон: «Не нужно приезжать в крепость».

   Пройдя до конца помещения, Том увидел, как перед ним захлопнулась с бездушным эхом массивная дверь. От неожиданности он даже отскочил назад.

   – Это еще что? – прокричал Том, и сразу посмотрел на когда-то близких ему людей.

   Но он видел, что они тоже были напуганы происходящим, понятия не имея, что это было. Поэтому он понял, что ответа ждать от них бессмысленно, и, подбежав к двери, Том попытался ее открыть. Его попытки не увенчались успехом, поэтому он начал бить ее ногами. Но все также было безрезультатно. Выломать такой каркас дерева ему просто было не под силу.

   Взглянув в лица ребят, он видел в них страх, что застыл, словно холодным монументом. В тот момент они были напуганы, они не знали, что происходит. И тогда они и услышали Тот голос, который не слышали уже на протяжении полугода…

   «Ты же умер?» – мысленно спросил себя Том.


   Тому казалось, что он вечность стоял в этом шоковом состоянии, хотя прошло на самом деле считанное мгновенье. Страх сковывал его трясущиеся тело, а в мыслях блуждал лишь только один вопрос: «Как такое может быть?».

   Он ведь сам присутствовал на его похоронах…

   – Он жив? – ошарашено проговорила Майя, запнувшись практически на каждом слоге. После чего подошла к Тому и тихо добавила. – Это невозможно…

   Но Том не в силах был поддержать ее и дать логическое объяснение происходящему, поэтому лишь продолжил молча стоять.

   И хоть многие и узнали в этом Голосе Калеба, никто так и не решился проговорить Его имя.

   – Говорят, Мы предали Богов, а может это Боги предали Нас? Объявив Нас грешниками, – Его голос изменился, стал более хрипловатым, но все таким же разбитым и уставшим. Он эхом разносился по старинным колонкам, что располагались под огромным потолком здания.

   – О чем это ты? – как назло голос Тома задрожал. Он помнил, что после болезни Калеб проклял Богов, забыв навсегда о вере.

   – Чтобы искупиться от греха, людям свойственно было приносить жертву Богам, – продолжил монотонно Он. – Поэтому я даю вам шанс избавиться от своих пороков.

   – Что нам делать? – спросила Тереза, испуганно посмотрев на всех остальных.

   – Вам предстоит избавиться от семи смертных грехов. Но перед тем как избавиться от них, определите, кто из вас в какой грех поглотился. – Его Голос говорил гипнотизирующим тембром, словно хотел ввести их в транс.

   Том сразу вспомнил картину нидерландского художника Иеронима Босха «Семь смертных грехов и четыре последние вещи». Гнев. Гордыня. Похоть. Уныние. Обжорство. Алчность. И зависть.

   – Что за бред ты несешь? – прокричал Майк. – Выпусти нас отсюда!

   И хоть Том был согласен тогда со словами Майка, все же он не хотел пока уходить. Пока не выяснит, как такое вообще возможно?

   – Мы согласны на твои условия, – проговорил Том, поняв, что другого выхода у них все равно нет.

   – Что? – грубо спросил Майк, после чего, подходя к Тому, он схватил его за воротник кофты и подтянул к себе. На что, Том, грубо отстранившись от его захвата, оттолкнул его в сторону, после чего сам перешел на крик.

   – У тебя есть другие варианты как нам отсюда выйти?

   – Нас обязательно будут искать!

   – Но только через двое суток, – снова закричал Том, ведь аренда этого замка была на сорок восемь часов.

   В этот момент Остин достал телефон из кармана, после чего посмотрел на всех безнадежным взглядом.

   – Здесь связи нет, – удручающе проговорил он, словно лишил всех последней надежды.

   – Если бы он хотел нас убить, – начал снова голосить Том, показав наверх рукой, словно там находился Он. – Скажи, что ему помешало бы это сделать прямо сейчас?

   Все замолчали, поэтому он продолжил:

   – Но он дает нам выбор своей игрой. И мы примем его правила, хотите вы этого или нет.

   – А что ему помешает убить нас потом? – спросил Майк.

   – Поняв правила его игры, – начал тихо говорить Том, чтобы услышать его смогли только присутствующие в комнате. – Мы сами сможем диктовать ему условия…

   – Что он там нес про семь смертных грехов? – спросил Ронни, выйдя из временного ступора.

   – Мы должны определить, кто из нас погряз в одном из них, – ответил лишь Том, и, достав пачку сигарет, закурил. – Но перед тем как мы начнем, – он уверенно посмотрел в камеру. – Ты должен ответить мне на самый главный вопрос Калеб: Где Элисон с остальными?


                Глава 3.


   Но в ответ Калеб так ничего им и не ответил…

   – Я знаю, как все сейчас напуганы, но давайте не будем делать преждевременных выводов, – попытался успокоить всех Том, снова взяв на себя роль лидера, которым когда-то являлся в этой компании. – А рационально решим: кому, какие грехи подходят больше. От этого мы ничего не потеряем, – после этого, он снова тихо прошептал. – И так мы сможем потянуть хоть немного времени, чтобы решить, что нам делать дальше…

   – С чего начнем? – спросила его Майя, наконец-то хоть немного оклемавшись от происходящего.

   – С зависти, – сказал Том, и посмотрел на реакцию всех окружающих. Каждый не хотел «примерять» на себя не один из этих пороков, хоть все и осознавали, что хоть раз использовали в своей жизни эти грехи.

   – Ее можно приписать, кому угодно здесь, – проговорил Ронни, бегая глазами по всем.

   – Я знаю, – согласился с ним Том. – Поэтому надо отталкиваться от другого. Неспроста нас здесь сейчас семеро, столько же, сколько и смертных грехов. Поэтому каждый грех относится только к одному человеку, и сделан он был во вред нашей давнейшей компании.

   – Но ведь, – влез в разговор Майк, но сразу замолчал, не сумев сопоставить что-нибудь более адекватное.

   – У тебя есть другие варианты? – прокричал Том. – Если нет, то будем делать так, как сказал я.

   Выпустив дым, он попытался снова успокоиться, хотя в таком стрессовом состоянии ему тяжело это давалось.

   – Зависть, – продолжил Том. – Я могу отнести к Генри. Ты постоянно завидовал мне, что я был лидером в нашей компании. Ты так долго шел к тому, чтобы тебя признали тоже. Но на фоне меня ты мерк. К тому же твоя любимая девушка ушла ко мне. Ты можешь все спирать на ненависть которую испытываешь, но если быть честным, скажи, ты ведь просто завидуешь? Что у меня всегда было то, о чем ты мечтал.

   Он на мгновенье поник, после чего снова окинул Тома диким оскалом на своем лице. Не найдя рационального ответа на его слова, он лишь только промолчал, удостоверив Тома в своей собственной теории.

   – Обжорство, – возобновил речь Том. – Принадлежит тебе Майк. Посуди сам, ты из богатой семьи, у которого с самого детства было все. А когда есть все, какой смысл жить дальше? Поэтому ты продолжаешь хоть как-то украшать свою жизнь, выдумывая постоянно все больше изыска роскоши в своих буднях. Даже сегодня, чтобы почтить память Калеба, – Том осекся, ведь они слышали Его голос сейчас. – Ты снял вместо обычного коттеджа древний замок. И ты знаешь, что это не предел твоих возможностей, тебе и этого мало.

   В ответ Майк тоже решил промолчать, так как очевидные вещи смысла не было отрицать.

   – Алчность присуща тебе Ронни, ты всегда был скуп и жаден. Уныние, Остин, твой порок. Ты разочаровался во мне и отвернулся от меня, предав нашу дружбу с самого детства.

   – А каким пороком окутан сам ты, Том? – спросил его грубо Ронни, словно эти слова задели его за живое.

   – Гневом, – лишь только ответил Том, чувствуя, как обаяние ненависти придавало ему сил все это время.

   Немного помолчав, Том снова закурил.

   – Похотью окутана ты Тереза, – Том окинул ее взглядом, так как она находилась к нему ближе всех. – Тебе было мало чувств с Генри, поэтому ты распустила себя, пав в мои объятия.

   – Значит, оставшаяся гордыня относится ко мне? – спросила нервно Майя.

   – Хочешь сказать, что это не так? – возмутился Том.

   Она замолчала.

   – Ты же, сука, гордая, – грубо проговорил он, снова пытаясь всю свою обиду перевести в злость. – Так и ни разу не позвонила мне, пока я подыхал от нашего с тобою расставания.

   Вдруг резко раздался громкий грохот, после чего, свет в зале мгновенно погас, обращая их в безликую темноту. В такой мгле они находились несколько секунд, после чего все лампочки снова вспыхнули.

   – Что это было? – испуганно спросила Тереза, но взглянув на выход, она радостно прокричала. – Дверь открыта!

   Все они метнулись к выходу, не заметив в этой временной эйфории, что Генри пропал…

   – Подождите, – окликнул всех Том, остановившись в этом холодном зале. – Где Генри?

   Заметив его пропажу, все попытались взглядом обыскать комнату, в которой они находились.

   – Может, он пошел к выходу? – предположил Ронни, и сам ринулся в сторону главных дверей крепости. Последовав за ним, они обнаружили, что Генри там не было. Помимо этого, центральные двери, тоже были заперты.

   – Он не мог испариться так быстро, – начала переживать за него Тереза.

   – Свет погас на несколько секунд, – стал говорить Том, пытаясь снова дать происходящему логическое объяснение. – Возможно…

   Он не успел договорить, так как в правой части замка самостоятельно загорелся свет. Всех снова охватил озноб от страха. Но именно этот страх, толкал их идти дальше.

   – Нужно проверить, что там, – сказал Том, метнув головой в правый корпус здания.

   – Может здесь есть другой выход? – спросил Ронни.

   – Может и есть, – ответил ему Том и, сделав несколько шагов в сторону загоревшего света, повернул голову на остальных. – Но без Генри мы отсюда не уйдем.

   Зайдя в ярко освещенную комнату, они не обнаружили в ней ничего, кроме четырех запертых железных дверей, что располагались вдоль всей стены.

   Вдруг снова они услышали Тот голос. Голос Калеба…

   – Смысл молитвы не в том, чтобы влиять на Бога, а в том, чтобы изменить характер того, кто молится, – сказал Он, процитировав слова Серена Кьеркегора. Давая им возможность осмыслить эту фразу.

   Испугано посмотрев на Тома, Майя окутала свою ладонь в его руки. Это было первое их прикосновение спустя несколько дней проведенных в разлуке.

   – Что ты несешь? – прокричал порывисто Том, пытаясь подавить в себе страх.

   – До религий созданными людьми, человечество поклонялось стихиям: огню, земле, воде и воздуху, – монотонно проговорил Калеб.

   – И что с того? – Истерично спросила Майя, чувствуя, как ее нервы начали сдавать.

   – То, что если вы хотите спасти своего друга, вам необходимо открыть нужную дверь.

   Они снова внимательно осмотрели запертые двери, на каждой из которых, был высечен определенный знак стихии.

   – Вы можете открыть только одну дверь, в зависимости от того, какую из стихий вы выберете. Вам дается только один выбор, оставшиеся три комнаты будут заблокированы.

   – И какую из них нам выбрать? – прорычал Том.

   – Для этого вам необходимо разгадать загадку: Какая из стихий появилась первой?..

   Снова их окутало молчание, нарушаемое лишь только их тяжелыми вздохами.

   – Если отталкиваться от библии то в первый день Бог сотворил небо и землю, – начала порывисто говорить Майя, все крепче от страха сжимая рукой ладонь Тома.

   – Значит надо выбирать между землей и воздухом? – спросил Остин, потерянно смотря на две находящиеся рядом двери.

   – Похоже на то, – согласился с ним Ронни. – Но что именно идет первым в Его творении?

   Никто из них не был особо верующим, поэтому в сфере этих вопросов они были слабы. Даже очень.

   – Только на второй день Он, кажется, сотворил воду, – продолжила Майя, пытаясь вспомнить отрывки прошлого, в котором в детстве она, будучи еще ребенком, наивно ходила в церковный храм. – Поэтому мы выбираем воздух…

   – Подожди, – остановил ее сразу Том. – Мы мыслим банально.

   – Что?

   – Я не думаю, что Калеб за основу брал библию. Вспомните фразу, которую он говорил: «Смысл молитвы не в том, чтобы влиять на Бога, но в том, чтобы изменить характер того, кто молится». Он не верующий, и ты это знаешь Майя, Калеб никогда им и не был.

   – И что с того? – спросила непонимающе Майя.

   – То, что если исходить оттого, что землю создал не Бог, как пишут об этом в древнейших рукописях. Что, если земля существовала сама по себе.

   – Значит, земля, вода и воздух были до нас? – спросила Майя, уловив ход мыслей Тома.

   – Да, а первой из стихий появился огонь, уже добытый людьми.

   И может его суждение, было ошибочным, но в тот момент лучшего никто не смог предложить больше.

   – Мы выбираем огонь! – прокричал Том, чтобы Он смог услышать.

   – Ваш выбор мне понятен, – ответил спокойно Калеб, после чего дверь с высоченным огненным знаком открылась перед ними. И снова их вперед толкал только страх. Забежав в дверь, они пробегали вдаль по длинному коридору, в конце которого доносились адские крики Генри.

   Почувствовав страшное зловоние, они не сразу поняли, от чего стоял смогом этот запах. Только добежав до конца туннеля, они остановились, ведь преграду им организовали железные решетки, за которыми они увидели скорченное жженое тело Генри на фоне пылающего пламени огня.

   Но он был еще жив…

   Ронни сразу вырвало на пол от запаха сгоревших волос и человеческой плоти. Тереза, облокотившись о стену начала терять сознание от увиденного. Пока остальные стояли в объятиях ужаса, что их охватил, Том нашел в себе силы, и, подбежав к железной решетке, попытался выломать ее. Схватив за поручни руками, он лишь только обжег себе ладони. Закричав от боли, Том продолжил с пеленой слез на глазах, смотреть на последние мучительные издыхания своего когда-то близкого друга…


   Прошло наверно несколько минут, когда к ним снова вернулся дар речи. И прошло гораздо меньше времени, когда до них наконец-то дошло: что это не просто игра, в которой нужно выиграть. Это игра, в которой необходимо выжить.

   Не найдя в себе больше сил смотреть на черное жженое тело Генри, Том помог Терезе прийти в себя, после чего облокотив ее на свои плечи, направился с ней покидать этот длинный коридор. Остальные последовали его примеру.

   – Что Ты сука творишь!? – прокричал Том в пустую комнату с запертыми дверями.

   – Огонь был создан людьми, чтобы избавиться от мрака, – начал спокойным тембром, говорить Калеб. – Но именно огонь и поглотил их во мрак.

   – Ты понимаешь, что это уже не игра?! – нервы Тома начали сдавать, поэтому он снова перешел на крик.

   – Игра только начинается, – лишая их всяких надежд, Калеб обрек их на второе задание. – Если огонь поглощает тьму, то, что поглощает тьма?

   – Свет! – прокричала Майя, испуганно дожидаясь, что лампочки сейчас погаснут.

   – Всем схватиться за руки! – добавил в крике Том, чтобы не повторить тот исход, когда они потеряли Генри. И хоть Майя стояла в самой дали от Тома, он с начало ринулся к ней, и схватил ее намертво за ладонь. Наверно потому, что он всегда отдавал ей свое предпочтение и всегда выбирал ее…

   Вдруг моментально наступила тьма, окутав их в очередной раз в свой безликий полумрак.


                     Глава 4.


   Время здесь словно было не властно им. Том сбивался со счету, думая, что проходило несколько секунд, хотя проходило гораздо больше, чем он мог предполагать.

   Распахнув свои голубые глаза, Том ощутил, как яркий кристальный свет ударил по ним. После чего, пытаясь привыкнуть к такому освещению, он нащупал в своей ладони руку Майи, от чего ему стало хоть немного, но легче.

   – Я ничего не вижу, – промолвила она, продолжая щуриться.

   Протерев еще раз свои глаза, Том наконец-то увидел то, что их окружало. Они вдвоем находились в огромной комнате, на стенах которых располагались зеркала. Они видели себя со всех сторон, в нескольких ракурсах, во множестве безликих их «клонам».

   – Что происходит, Том? – испуганно спросила Майя, словно он знал ответ на ее вопрос. Она никак не отпускала его руку, словно боялась потерять. Или просто боялась остаться одной.

   – Я не знаю, – порывисто ответил Том, начиная постепенно сходить с ума от такого количества их с ней отражений.

   – С нашим зеркальным отражением, что-то не так, – сказала Майя, видя как ее собственный «фантом», на одном из зеркал вел себя совсем по-другому, чем она сама.

   После чего, продолжая стоять на кафельной плите, Том заметил как в одном из отражений, что располагалась впереди него, его силуэт сам начал идти к нему на встречу.

   – Ты это видишь? – спросила его Майя, думая, что у нее одной поехала крыша.

   – Встань позади меня, – сказал ей Том, после чего рукой отвел ее за свою спину, огородив Майю от своего собственного отражения.

   «Оно» улыбалась ему, продолжая приближаться.

   – Том смотри, – прокричала Майя, после чего рукой дернула его в свою сторону. Повернувшись, Том увидел в зеркале стоящего без эмоций Калеба.

   – Он же умер, – лишь только эти банальные слова смогла выдавить из себя Майя.

   Рука Тома затряслась, он был дико напуган. Пот медленно стал скатываться по его дрожащему лицу. И как когда-то сказала в своем произведении Маргарет Митчелл: «Если я был когда-либо сильный, то лишь потому, что она стояла за моей спиной».

   И вот этот момент настал.

   И Тому пришлось взять себя в руки…

   «Калеб» стоял неподвижно. Затем, окинув их взглядом, он продолжил без эмоций смотреть в их сторону, словно сквозь них. Буквально через считанное мгновение возникла «его» рука и схватила Тома за горло.

   – Ты слаб, – проговорил он. – Потому что тебе не хватает ненависти.

   Том пытался освободиться от «его» хвата, боясь правой рукой отпустить ладонь Майи. Ведь иначе в этом скоплении зеркал он ее бы просто не нашел.

   – Том! – прокричала Майя, и попыталась помочь ему. Но у нее не хватало сил, чтобы разжать пальцы Калеба.

   – Ненависть поглотит тебя, – Калеб немного ослабил хватку. – А вместе с ней ты окутаешься во мрак, но этот мрак возродит тебя вновь.

   «Что он несет?» – Подумал про себя Том.

   После чего из зеркала появилась вторая рука Калеба, и мгновенно схватила за шею Майю. Она сразу начала кашлять, пытаясь порывисто глотать воздух. «Он» приподнял ее наверх, и она начала размахивать ногами.

   «Это все не реальность», – мысленно подбадривал себя хоть немного Том.

   Отпустив руку Майи, Том двумя руками ослабил «его» хватку, после чего, глядя на Калеба, он кулаком ударил по прозрачному зеркалу. Сотню осколков вонзились в его руку, доставляя неописуемую боль.

   За разбитым зеркалом пали и другие, сделав из ярко кристальной комнаты, обычные полу мрачные стены. Сев на пол, он сжал свою разодранную руку, пытаясь прийти в себя от увиденного.

   – Твоя рука, – испуганно проговорила Майя, сев возле него, она стала осторожно вытаскивать осколки стекла. После чего, она приложила рукав своей кофты ему на раны, чтобы хоть как-то успокоить кровь.

   – Не надо было, – проговорил Том, видя, как ее белоснежная кофта сразу же обратилась в темно бордовый цвет.

   – Что это было? – словно пропустив его слова мимо ушей, она до сих пор находилась под впечатлением от зеркальных отражений.

   – Я не знаю. Галлюцинации. Проекции. Или плод нашего больного воображения, – истерично проговорил Том, понимая, что это уже переходит все границы.

   – Я ведь была с ним в ту ночь, когда он умирал, – после этих слов она заплакала, вспомнив последние минуты жизни Калеба.

   Том вытер слезы Майи своей разбитой рукой, после чего жмурился от боли.

   – Тихо-тихо, – проговорила Майя, и стала дуть ему на раны. Пожалуй, это был самый милый момент в их недописанной истории… – Сильно болит? – спросила Майя, продолжая нежно держать его ладонь.

   – Нет, – соврал Том, чувствуя тепло, что исходило от ее тела. И именно в тот момент, он снова захотел спросить у нее именно этот вопрос. – Ты ведь не хотела уходить?

   – Неважно, – сказала она, и он увидел пелену слез на ее глазах. Она встала, и начала делать уверенные шаги по осколкам разбитого стекла. Том подбежал к ней, и, схватив ее за руку, повернул к себе: он не мог отпустить ее, не дождавшись ответа.

   – Скажи, что тогда случилось? – переходя постепенно на крик, Том все пытался вытянуть из нее хоть слово. – Я же вижу, тебя это тоже тревожит. Твои слезы…

   – Тревожит? – истерично прокричала она, после чего рукой смахнула капли со своих глаз. – Том, ты посмотри, что происходит?! Генри сожгли заживо, мы находимся, черт знает где! Только что, отражение мертвого Калеба душило тебя? К тому же мы не знаем где сейчас Элисон с остальными, и живы ли они вообще? И после всего этого, ты хочешь поговорить, а каких-то чувствах, которых нет?!

   Том просто отпустил ее руку, ощущая, как капли крови начали монотонно падать на разбитые стекла.

   ***


   Прошел час, а они все блуждали молча вдвоем по сумрачной крепости в поисках кого-либо из друзей. Наверно только общий страх и объединяет людей, даже если они все давно друг друга возненавидели.

   – Ты тоже думаешь, что все это затеял Калеб? – Том решил нарушить эту гробовую тишину, лишь только для того, чтобы она подтвердила, что не он один верит в эту теорию.

   – Я знаю, что это невозможно, – отрезала Майя, после чего посмотрела на него уставшим лицом. – Но я словно чувствую, что он где-то рядом…

   – Мы ведь сами были на его похоронах, – Том пытался отречься от собственной теории, пытаясь дать здравый смысл происходящему.

   – Были, – монотонно ответила Майя, после чего продолжала верить в его «воскрешение». – Но ведь тело мы не видели, лишь только закрытый намертво гроб… Я не знаю, Калеб это или нет. Но если он жив, я не покину эту крепость, пока не увижу его.

   – Майя, если это он, то значит, он виновен в смерти Генри!

   – Неважно, – холодно ответила она. – Я все равно должна с ним поговорить…

   – Ты думаешь, что-то изменится?

   – Нет. Я просто догадываюсь, почему с ним это происходит.

   Осмыслить ее слова Том так и не успел, ведь тогда они снова услышали с нею голос Калеба, который раздался по колонкам.

   – По легенде Волк был влюблен в Луну, – проговорил Он, застав их врасплох. – Поэтому каждый месяц в полнолуние он воет из-за любви, которой никогда не коснется.

   Том с Майей замолчали, зная, что сейчас последует вопрос к этому предисловию. И они так и не решились за все это время просто заговорить с Ним.

   – А в кого была влюблена Луна?

   На мгновенье задумавшись, Том испугано посмотрел на Майю.

   – В прилив, – прокричал он, поняв, какой подтекст был в его словах. – Следующая стихия Вода. Нам нужно предупредить других.

   Том взял ее за руку, чтобы не потерять ее в этом полумраке, после чего они побежали с ней по мрачному коридору.

   – Тереза! – кричал Том. – Остин!

   – Майк! Ронни! – добавила вслед за ним Майя.

   В ответ они лишь слышали свое собственное эхо.

   Спустившись вниз, они оказались в подвале, который располагал в себе огромное количество комнат. Оббежав несколько из них, они наткнулись на комнату, в которой находился огромный бассейн.

   Вода.

   Не став мешкать ни секунды, Том прыгнул в воду, после чего его тело парализовалось от холодной температуры. Словно тысячи игл впились в его тело, забирая с собою чувствительность и силы.

   Увидев на дне слабый силуэт, он через холод нырнул как можно глубже, после чего увидел «стеклянное» лицо Терезы. Взяв ее за руку, Том попытался вытянуть ее наверх. Но помимо тяжести воды, что не давала ему это сделать, он понял, что и к ней было прикреплено, что-то весьма тяжелое.

   Воздух его кончался, ему нужен был кислород. Выплыв наружу, Том жадно и порывисто от холода втягивал в себя воздух. Видя, как изо рта шел сильный пар.

   – Что там Том? – испуганно спросила Майя, не решаясь прыгнуть в воду вслед за ним.

   – Там Тереза, – он вздохнул. – Позови кого-нибудь на помощь. – Он снова наполнил свои легкие. – Мне одному не под силу будет ей помочь.

   Не дожидаясь от нее ответа, Том нырнул обратно в воду, подплывая к Терезе. Увидев, что к ее одежде были прикреплены железные сооружения, он понял, что ему не хватит сил сломать их. Поэтому он просто начал разрывать верхнюю одежду ей, освобождая ее тем самым от оков.

   На третье ныряние Том смог освободить ее из-под слоя этой холодной воды. Майя помогла поднять Терезу на сушу, после чего присев возле нее на колени Том руками надавливал на ее оголенную грудь, пытаясь выдавить тем самым жидкость, что наполнила ее легкие. Поняв, что результата никакого нет, он жадно вцепился в ее губы, начиная делать искусственное дыхание.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.