Битва за любовь

Полина Радищева – молодая девушка и известный репортер Санкт-Петербурга. По счастливой случайности, когда она попадает в беду, ее спасителем становится неоднозначный, таинственный и привлекательный спортсмен Кирилл Смирнов. Их любовь оказывается под угрозой из-за опасного прошлого Кирилла и героям романа приходится биться за нее. Но, удастся ли победить?..
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Битва за любовь

Глава 1.

   Прогуливаясь по вечернему городу я глубоко вдыхаю воздух и наблюдаю за суетящимися людьми, за машинами, спешащими куда-то вдаль… Так давно я не гуляла, так давно не оставалась наедине с этим сказочным городом. Моим любимым городом. Петербург. Даже в его названии было что-то величественное, отличающее его от других. Чудесный город. Помню, как впервые приехала сюда. Восторгу не было предела! Широкие проспекты и узенькие, почти неприметные улочки, новостройки и обветшалые, потрепанные временем здания, мутные каналы, разбросанные по всему городу – я влюбилась в каждый уголок этого города. С первого взгляда. Уезжая, я дала себе обещание вернуться сюда. Навсегда. И вот, уже четыре года, как я здесь.

   Постепенно на город опустилась ночь. Теплая, нежная. Она словно укутала город и его обитателей в мягкое бархатное покрывало.

   Стоя возле одного из разводных мостов, я задумчиво гляжу на другой берег, который светится миллионами огней. За эти недолгие четыре года все здесь стало мне таким близким, родным, что я не представляю жизни в каком-нибудь другом месте. Даже смешные, надоедливые туристы были уже частью этого города. И сейчас, когда время приближалось к разведению мостов, все больше и больше экскурсионных групп вываливались из своих автобусов и спешили к маленькому памятнику Чижика-Пыжика, чтобы бросить монетку и загадать желание.

   Еще немного постояв, я легонько хлопаю ладошкой по металлическому ограждению, отделявшему меня от красавицы Невы, и иду в противоположную туристам сторону. Несмотря на то, что уже поздно, ехать на такси совсем не хочется, и я решаю пойти домой пешком.

   Проходя мимо одной из станций метро, я замечаю трех парней, которые стоят возле давно закрытых ворот метрополитена. Внутри возникает легкое ощущение страха. И не зря. Пройдя вперед пару метров, я слышу, как один из них окликает меня. Проигнорировав его крик, я лишь ускоряю шаг. Через несколько секунд уже десятки слов летят мне в след, а затем я слышу их шаги.

   Боже, они идут за мной. До дома остается пара кварталов, но добежать я так и не успеваю. Один из них хватает меня за руку и резко дергает, от чего меня разворачивает лицом к ним. Через мгновение двое других оказываются рядом. Пытаясь вырваться, я бью одного из них локтем куда-то в область предплечья, за что получаю увесистую пощечину. Искры сыпятся из глаз от этого удара. Как сквозь толщу воды я слышу их грубый, пьяный смех.

   – Отпустите, – шепотом выдавливаю я из себя.– Пожалуйста! У меня ничего нет!

   – Как ничего? А это? – говорит один из них и, под дикий хохот остальных, свободной рукой хватает меня за грудь.

   За попытку закричать я получаю еще один удар по лицу. Мутным взглядом, почти теряя сознание, где-то вдалеке я вижу бегущего к нам человека. «Только не это… Еще один…» – думаю я.

   Бегущий парень что-то кричит, но сквозь полуобморочное состояние, я не могу разобрать его слов. Но, после того как он с разбегу бьет пьянчугу, который держит меня, сознание тут же проясняется.

Глава 2.

   Кажется, секунд за пять парень раскидал их в разные стороны. Я стою в оцепенении и не могу пошевелиться.

   – Ты в порядке? – спрашивает он и легонько дотрагивается до моего плеча. От его касания я нервно дергаюсь и начинаю пятиться назад.

   – Все хорошо. Больше не нужно бояться, – говорит он тихим и спокойным голосом. – Пойдем, я провожу тебя. Твой дом далеко?

   – Н-нет, – заикаясь, отвечаю я и на автомате иду в сторону дома. Спиной я чувствую, что он идет за мной, тихо, осторожно, стараясь не напугать.

   – Ты можешь идти рядом, – говорю я, повернувшись.

   Он еле заметно улыбается и в два шага равняется со мной. В ответ на моем лице появляется легкое подобие улыбки – все, что я могу выдавить из себя в этот момент.

   Через четверть часа мы останавливаемся у моего дома.

   – Может проводить тебя до квартиры?

   – Да нет, все нормально, я дойду, – отвечаю я, улыбаясь уже чуть смелее. Он лишь кивает в ответ, и поворачивает обратно.

   – Постой! – останавливаю я его. – Спасибо.

   – За что? – спрашивает он с таким лицом, как будто и правда не понимает за что.

   – Ты знаешь, – тихо отвечаю я. – Еще раз спасибо.

   Поблагодарив его, я захожу в парадную и через минуту уже стою у себя в квартире.

   Шок постепенно спадает, от чего понимание всего произошедшего сваливается на меня целиком, со всей своей серьезностью.

   ***

   Проснувшись утром, я обнаруживаю на прикроватной тумбочке недопитую бутылку виски. Смутно вспоминая, что происходило вчера после того, как я закрыла за собой дверь, я хожу по квартире и собираю разбросанные вещи. На всю квартиру раздается пронзительный звонок домашнего телефона.

   – Алло, – отвечаю я.

   – Полина? Где тебя черти носят?

   – Ээ… А в чем дело? У меня разве не выходной? – удивленно спрашиваю я.

   – Какой выходной?! Ты хоть знаешь вообще, что у нас тут в редакции творится? И почему твой сотовый отключен? Я со вчерашнего вечера не могу дозвониться до тебя!

   – Разрядился телефон. А что такое на работе?

   – Приезжай, увидишь, – коротко говорит моя подруга и по совместительству коллега Лида, и в трубке звучат короткие гудки.

   Через тридцать минут, спешно собравшись, я вылетаю на улицу и буквально мчусь к метро. Доехав до работы, я начинаю чувствовать, как выпитый вчера алкоголь дает о себе знать. Весь мой организм сопротивляется движениями и жаждет, кажется, одного – спать! Но спать нельзя!

   – Полина, слава Богу! – встречает меня Лида – Иди скорее к шефу. Он тебя уже ждет.

   По-прежнему ничего не понимая, я раздраженно направляюсь в кабинет своего начальника. Мой шеф довольно строгий и требовательный мужчина, средних лет. Он руководит редакцией уже двадцатый год.

   – Алексей Романович, вызыв… – я обрываюсь на полуслове, потому что в кабинете он не один – за столом сидят главный редактор и наш оператор.

   – Полина, здравствуй. Заходи, милая, заходи скорее. Значит так, Поля, слушай внимательно: наши прямые конкуренты только что объявили о своем банкротстве. Точнее не то, чтобы о банкротстве, они решили закрыть свой канал. Ты должна поехать туда и выяснить все подробности. Немедленно!

   – Но…я… не совсем понимаю… – нерешительно бормочу я.

   – Чего здесь непонятного? Вот ты, вот оператор, камера, микрофон. Вперед! Без информации не возвращайтесь! Стоящей информации, Полина!

   Едем в микроавтобусе, я пытаюсь включиться во все происходящее. Чуть ли не лучший канал нашей страны вдруг закрывают? Но, почему?… Видимо это мне и предстоит сейчас выяснить. Только я не готова. Совсем не готова. Боже, как тошнит…

   – Приехали, пошли скорее! – торопит меня Сергей, наш оператор. – А-то потом будет не протолкнуться.

   Но не протолкнуться там было уже до нас. Куча журналистов, фотографов, просто каких-то зевак заполонили всю парадную площадь перед зданием офиса. Я совершенно не представляю, как пробраться внутрь. Со всех сторон толкают, кричат. Спустя пять минут толпа поглотила меня со всех сторон, и я уже не вижу своего оператора.

   – Я журналист! Пропустите меня! Я журналист! Дайте пройти! – кричу я, но никакого толку от этого нет. И лишь через двадцать минут этого дикого толкания, пихания и кричания мне удается пробиться ближе ко входу. Справа, недалеко от себя, я замечаю Сергея, тащащего свою камеру над толпой.

   – Сергей! Сережа! – кричу я, что есть сил.

   Он оборачивается и начинает двигаться в мою сторону. Добравшись, наконец, до парадного входа мы видим четырех охранников, которые загораживают дверь.

   – Я журналист. Пропустите нас, – говорю я спокойным голосом, как можно наглее смотря ему в лицо.

   – Ваш пропуск? – невозмутимо спрашивает один из охранников.

   Черт! Пропуск. Где же он? Копошась в сумочке, я стараюсь не слушать недовольные выкрики людей, которых не пускают внутрь.

   – Вот он. Вот мой пропуск!

   – Проходите, – коротко отвечает тот же охранник, внимательно изучив мой пропускной билет.

   Я так старалась попасть сюда, так рьяно пробиралась через толпу, но, оказавшись внутри, я совершенно не представляю, что делать дальше.

   – Что стоим? Пошли в кабинет директора, – дергает Серж меня за руку.

   – Да подожди. Дай подумать.

   – Что думать-то? Ты же всегда любила такие спонтанные репортажи! Ты так, кстати, и на работу-то попала. Забыла что ли?

   – Ничего я не забыла. И да, я люблю спонтанность, но не такую масштабную. Ну ладно, черт с ним, пошли. Что-нибудь придумаем.

   И мы придумали. Не знаю, как и что я там вообще спрашивала, откуда брались вопросы в моей не соображающей голове, но репортаж мы сделали замечательный. Канал и правда закрывают. Но это не банкротство, как предположил наш Алексей Романович, а перепродажа канала западным представителям. Зачем, непонятно, но это уже не моя забота. Свою работу я выполнила, получила похвалу от начальника и спокойно могла возвращаться домой. Усталость снова вернулась. Не выдержав, я усаживаюсь на ступеньки эскалатора, кладу голову на руки и закрываю глаза. Сумасшедший день… Скорее бы домой. Выспаться. О… Из-за бешенного ритма сегодняшнего дня, я почти забыла о том, что произошло вчера. Я, вдруг, снова ощущаю страх и резко встаю, отчего в глазах темнеет. Оперевшись одной рукой на поручень я начинаю оглядываться по сторонам. Все люди как люди. Едут. Кто-то читает. Ничего необычного не происходит. Сидя уже в вагоне метро я немного успокаиваюсь.

   Во дворе моего дома тихо. Медленно идя к своему подъезду, я думаю, что бы сейчас перекусить. Есть хочется ужасно! И как я не замечала этого весь день?

   – Привет, – раздается голос откуда-то сбоку.

   Нервно повернувшись, я немного отпрыгиваю в сторону.

Глава 3.

   – Что? Ой, привет, – отвечаю я более спокойным голосом, понимая, что на скамейке сидит парень, который вчера спас меня. – А ты что здесь делаешь?

   – А я вот… Не знаю. Пришел сюда пару часов назад. Подумал, вдруг тебя встречу.

   Мы стоим, смотрим друг на друга, я при этом смущенно улыбаюсь, как будто мне пятнадцать лет.

   – Ну, вот, встретил, – говорю я, после недолгого молчания.

   – Может прогуляемся? – спрашивает он, разглядывая при этом свои руки.

   – О. Я бы с удовольствием, правда. Но сил нет. День сегодня выдался не легкий, сумасшедший просто, устала, да и после вчерашнего, как-то не очень хочется по вечерам бродить, – сказав это, мне сразу захотелось забрать свои слова обратно.

   – Понятно, – кивает он.

   – Давай может завтра? У меня завтра выходной, – говорю я и улыбаюсь, как бы извиняясь.

   – Да, отлично. Я буду ждать тебя завтра. Здесь.

   – Что, весь день? – смеюсь я.

   – Весь день, – серьезно отвечает он и уходит. За доли секунды его силуэт растворяется в ночной темноте, но я продолжаю стоять и смотреть ему вслед. Какой странный парень. Всегда серьезный, угрюмый, молчаливый. И, не смотря на свою физическую силу, он кажется мне очень не смелым, робким. Не знаю, что такого есть в этом парне, но меня он пугает и притягивает одновременно. Точнее, не то чтобы пугает, скорее настораживает. И я даже не знаю его имени. Странно…

   ***

   Проснувшись, я обнаруживаю, что уже полдень. Сладко потянувшись, я встаю с кровати, неспешно принимаю душ и готовлю себе завтрак. Выйдя на балкон за сигаретами, боковым зрением я замечаю человека, сидящего на подъездной скамье. Все тот же сгорбленный силуэт с накинутым капюшоном. Он смотрит куда-то в сторону и почти не шевелится. Боже, это он… Он пришел, как и говорил. А я-то дурочка смеялась. Ну, кто ж знал-то? Я не думала, что он правда придет, и будет ждать меня. Что же делать?

   Неожиданно он поднимает голову и беглым взглядом осматривает балконы. Не заметив меня, он опускает голову и снова поворачивается в ту же сторону, что смотрел до этого. Я мигом влетаю в комнату и начинаю собираться. Осматривая себя в зеркале, я на секунду замираю – почему я вообще собираюсь как сумасшедшая? Для чего? Чтобы выйти к нему? Но ведь я его даже не знаю. И он меня не знает, но тем не менее сидит и ждет там. Судя по всему с самого утра. Поэтому нужно поторопиться. И, отогнав ненужные мысли, я выхожу на лестничную площадку.

   – Привет! – говорю я, выйдя из парадной.

   – Привет, – отвечает он, вставая.

   – Не думала, что ты правда придешь…

   – Почему? Я всегда сдерживаю свои обещания. Меня Кирилл зовут, кстати, – говорит он и протягивает руку.

   – Полина, – отвечаю я рукопожатием. – И правда, так забавно, мы ведь даже не познакомились. Ну что, раз теперь мы знакомы, может, отметим это?

   – Я не пью, – отвечает он.

   Не сдержавшись, я смеюсь.

   – Да я не об этом. Пойдем, мороженого поедим в парке.

   – А, да, пойдем, – говорит он, немного смущаясь.

   За весь путь, что мы идем до парка, Кирилл ограничивается лишь парой коротких фраз. Я стараюсь немного развеселить его, стараюсь говорить на легкие, ненавязчивые темы, но он отвечает все так же коротко.

   – Почему ты такой молчаливый? – осмеливаюсь спросить я, уже сидя за столиком, в кафе.

   – Не знаю. Просто… У меня не очень интересная жизнь. Расскажи лучше ты о себе, – отвечает он, и чуть заметная улыбка трогает уголки его губ.

   Радуясь хоть какому-то результату и проявлению его эмоций, я начинаю болтать о своей жизни, своих увлечениях, работе. Он слушает, кивает, иногда даже смеется. Но чаще всего, на его лице я замечаю лишь слабую тень улыбки и холодный, мрачный взгляд зелено-голубых глаз. Мне очень хочется узнать причину такого отстраненного поведения, но спрашивать его немного неловко. Сам расскажет, когда захочет. Я поняла лишь то, что судьба у него далеко не простая.

   – Мне нужно на тренировку, – говорит Кирилл, когда, нагулявшись в парке, мы идем в сторону моего дома.

   – На тренировку? Что за тренировка? – тут же выпаливаю я, надеясь хоть чуть-чуть приоткрыть завесу его загадочной жизни.

   – Бокс. Я занимаюсь боксом.

   – О. Ну тогда это объясняет как ты… хдыщхдыщ тех пьянчуг на Невском.

   – Как смешно ты машешь кулачками, – говорит он, смеясь над моими попытками показать озвученный удар. Смеется… Вот только взгляд его все равно остается холодным. Что же происходит с этим парнем? Ничем его не проймешь.

   – Ну что, до завтра? – говорит он, когда мы подходим к моему дому.

   – До завтра? О, у меня завтра рабочий день.

   – Хорошо. Во сколько ты освободишься?

   – Честно, я даже не знаю. В моей работе никогда нельзя быть уверенным в количестве рабочих часов, – отвечаю я, виновато улыбаясь.

   – А. Ну ладно, – говорит он и немного опускает голову.

   – Мы можем обменяться телефонами, – предлагаю я. – Так будет намного удобнее договариваться о встречи. И тебе не придется сидеть здесь целыми днями, – шутливо добавляю я и слегка толкаю его в бок.

   – Оо, да ладно тебе! Мне это даже нравилось, – улыбается он.

   – Но все же лучше позвони мне.

   – Позвоню. Обязательно.

   Шагнув вперед, привстав на цыпочки, я легонько чмокаю его в щеку и тихо говорю:

   – До встречи.

   – Буду ждать, – отвечает он.

   Я захожу в квартиру, сажусь на тумбочку в прихожей и смотрю в зеркало. Мечтательно улыбаясь своему отражению, я думаю об этом странном парне. Такой серьезный… Хмурый и немного грубоват. Но, в то же время, скромный, очень тихий. Я всегда старалась избегать таких сложных, закрытых людей. Точнее, не то чтобы я их избегала, просто в моем окружении, как в профессиональном, так и в личном, такие люди не задерживались. А этот, кажется, собирается задержаться. Да я и не против, в общем-то. Есть в нем что-то такое… Не знаю, трагичное. А мне всегда хочется спасать таких людей! Я как чертова добродетель стараюсь помочь каждому обиженному