Нет обложки

Плохие – хорошие

Жизнь хрупкой блондинки Жени только на первый взгляд кажется безоблачной. У неё есть красавец муж, трое детей, строящийся дом, в который семья вот-вот переедет. Но замуж Женя вышла без любви, а старшую дочь и вовсе ненавидит, ведь её отец – убийца обожаемого брата. Семья мужа Женю не принимает: золовка и свекровь считают, что она недостойна такого мужчины, как Димка. И Женя с ними согласна. Диме нужна понимающая, чуткая и любящая женщина. Быть может, ею станет случайная попутчица Оксана, которую семья встречает в поезде, везущем их к морю?Содержит нецензурную брань.Содержит нецензурную брань.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Плохие – хорошие

Глава первая

   Белокурая девушка с двухлетней крохой на руках и двумя девочками постарше протискивалась через узкий проход плацкарта, вертя коротко стриженой головой в поисках нужного места. Сзади ковылял с огромными чемоданами высокий загорелый мужчина с выгоревшими на солнце волосами оттенка спелой пшеницы. Красавец немедленно привлёк к себе внимание пассажиров поезда. Когда он остановился возле Оксаны, та невольно смутилась.

   – Женёк, стой, – позвал он спутницу. – Ты проскочила. Вот наши места.

   Он приветливо улыбнулся Оксане, прижавшейся к окну. Та не смогла сдержать ответной улыбки. Под взглядом жёлто-зелёных глаз ей стало неуютно. Она раскраснелась. Горячий пот тонкой струйкой пополз по спине. Если бы не жара, Оксана бы точно себя выдала. Но теперь в этой духоте все были красными, разгорячёнными, нервными. Только жена красавца с огромными чемоданами казалась ледяной, как медицинская сталь.

   Её отдававшие пепельным холодом волосы топорщились. Детская хрупкость не могла скрыть неистовой агрессии к окружающим. Было сложно поверить, что это – мама троих детей. Она больше походила на сорванца, выросшего в джунглях Маугли, хулигана, по ошибке родившегося девочкой.

   Оксана поняла, что слишком долго задержала взгляд на незнакомке, только тогда, когда блондинка окатила её холодом своих бездонных синих глаз. Семейство просочилось в узкий проём и стало медленно располагаться. Красавец с пшеничными вихрами разложил чемоданы, его жена усадила детей. Старшая потребовала пить. Мать грубо осадила её, и девочка замолчала.

   Оксана подумала, что соседство не самое лучшее. Ей не хотелось провести добрых 16 часов в пути с кричащими детьми и их своенравной мамашей. Отец семейства претензий не вызывал. Он был хорош, спокоен, дружелюбен. Радовал глаз и тревожил сердце. Оксана внутренне приободрилась. Было глупо флиртовать с женатым мужчиной, отцом трёх дочерей и совершенно незнакомым человеком. Но природа брала своё. Оксана была почти одинока. Ей не хватало мужского внимания. Она хотела замуж, хотела семью. Её гражданский супруг был иждивенцем и грубияном. Она думала бросить его. Поехала отдыхать одна, сказала, что он не заработал денег на отдых, а значит, его не заслуживает. Перед отъездом они поругались. Макс хлопнул дверью и ушёл из дома. Её дома. Ничего своего у него не было. Но вёл он себя так, будто бы она жила за его счёт.

   Они прожили так три года. Замуж он её не звал. Оксана начинала нервничать. Она знала, что за спиной смеются. Ей было всё равно, но она действительно хотела замуж. Ей стукнуло тридцать, женская природа жаждала материнства, но ни мужа, ни детей не было. А теперь, увидев колючую, как ёжик, блондинку, Оксана совершенно расстроилась. У этой стервозы со стеклянными глазами и длинным носом было всё: красавец-муж, трое детей, семейный отпуск… Оксана не понимала, почему у неё не так.

   Она стала разглядывать пейзаж за окном, чтобы не привлекать внимание соседей, но их разговор всё равно слышала.

   – Думаешь, Дашка уже устроилась? – спросила блондинка.

   – Наверное, – рослый красавец достал с верхней полки матрас, и Оксану окатило мужским запахом, который от жары стал терпким и волнительным. – Она теперь будет очень недовольна этой боковушкой возле туалета.

   – Ещё бы, – фыркнула блондинка. – Если бы ты подумал о билетах заранее, мы бы ехали в купе, а не в этом… – девушка запнулась, побоявшись говорить то, что на уме, – общежитии, – закончила она, подобрав безобидное, на её взгляд, определение.

   – Ну, прости меня, Женёк, – сказал красавчик, покончив с матрасом и подушкой.

   Две старшие девочки быстро устроились на приготовленном месте. Блондинка усадила рядом младшую дочь и вопросительно уставилась на мужа:

   – И что теперь? Предлагаешь нам сесть на верхней полке?

   Оксана не выдержала:

   – Я потеснюсь. У вас же три места, присаживайтесь.

   Когда красавчик опустился рядом, мурашки побежали по её телу. Близость незнакомца будоражила. Даже присутствие его жены не могло омрачить того сладостного чувства, которое вспыхнуло внутри. Он источал аромат самца. От него исходили опасные флюиды. Оксане показалось, что всё вокруг плывёт и млеет от этих эманаций. Но млела и растекалась только она – истосковавшаяся по мужскому телу и до сих пор ни разу не любившая.

   Блондинка устроилась на краешке сидения рядом с дочками. Старшая снова потребовала воды. Мать не шелохнулась. Красавчик подорвался с места, чтобы напоить дочь. Следом за старшей к бутылке с водой приложились средняя и младшая. Оксана с восхищением разглядывала отца семейства. Он был необычайно красив в светло-голубых джинсовых шортах и клетчатой рубашке. Чем больше Оксана на него смотрела, тем больше он ей нравился.

   Она заставила себя вспомнить о Максе, но её гражданский муж не шёл ни в какое сравнение с этим богоподобным бруталом. Тогда Оксана перевела взор на жену красавчика. Со второго взгляда девушка показалась симпатичнее, что ещё больше усилило подсознательную враждебность. Оксана смогла найти в ней нечто особенное, что могло бы нравиться мужчинам. Если бы не нарочитая суровость, то эта блондинка сошла бы за милую, даже привлекательную. Слишком грубоватый для её лица нос и мальчишеская стрижка портили юное личико. Оксана поняла, что девушка моложе её. И, несмотря на это, она была матерью троих детей. Зависть зашевелилась в глубине души Оксаны.

   Она опустила глаза вниз и задержалась на изящных ступнях капризной мамаши. Со своим сороковым размером ноги Оксана почувствовала себя Алисой, откусившей от увеличительного пирожка. Она попыталась поджать под себя ноги, но это не удалось из-за чемодана на полу. Перед отпуском Оксана сделала педикюр, выкрасила ногти в ярко-алый цвет и теперь об этом сильно жалела – броский лак привлекал лишнее внимание к массивным и широким ступням.

   Ощущая рядом с собой присутствие красивого и темпераментного мужчины, Оксане хотелось выглядеть лучше. Но самооценка падала с каждой секундной. Блондинка оттянула пальцами нижний край футболки, желая впустить свежий воздух под одежду, и взору Оксаны открылась тонкая талия с подтянутым животом. Мать трёх девочек поражала стройностью. Нерожавшая Оксана остро почувствовала себя ущербной.

   – Почему не включают кондиционер? – сетовала блондинка. – С ума сойти можно от этой духоты.

   – Проводница сказала, будет легче, когда мы наберём скорость, – ответил красавчик.

   Его жена хотела что-то добавить, но не успела. В отсеке появилась женская фигура и громко оповестила:

   – Димка, вот и я!

   Это была подвижная и улыбчивая девушка, внешне похожая на отца семейства. Оксана догадалась, что это его сестра-близнец, хотя гостья была не такая рослая и загорелая. Пшеничные волосы рассыпались волнами по спине, а золотисто-зеленые глаза излучали восторг.

   – Как вы тут устроились? – поинтересовалась девушка.

   – Отвратительно, – отозвалась молодая мать. – Даже сесть негде.

   – Может, тебе понравится моя боковушка рядом с сортиром? – нарочито ласково сказала близняшка, и Оксана поняла, что отношения между женщинами далеко не идеальны.

   – Может быть, – отозвалась блондинка. – Какое у тебя место?

   Близняшка отдала ей свой билет.

   – Женёк, – встрепенулся красавчик. – Не уходи.

   – Пусть идёт, – ответила вместо него сестра. – За девочками я пригляжу.

   Блондинка окинула дочерей неопределённым взглядом и ушла, ничего не сказав. Оксана с удивлением заметила, что лицо матери наконец приобрело довольное выражение. Между мужем с детьми и гордым одиночеством возле смердящего туалета она выбрала последнее.

   – У вас здесь хорошо, – сказала сестра красавчика. – Женьке с её характером самое место у параши.

   – Не говори так, – осадил близняшку красавчик.

   – У тебя золотой характер, – ласково отозвалась девушка. – Мне, наверное, никогда не понять, что ты нашёл в этой грымзе. Мой брат – настоящее сокровище! – девушка неожиданно обратилась к Оксане. Та растерялась и не нашла что ответить.

   – Дашка, прекрати, – зашипел на неё золотоокий херувим, но его сестра не удостоила реплику внимания.

   – Меня зовут Дарья, – она снова обратилась к попутчице. – Это мой брат Димка, а это наши девчонки: Ярочка, Мира и Злата, – она перечислила племянниц, начав со старшей. – А вас как зовут?

   – Оксана.

   – Не приставай к человеку, – сказал Дима сестре. – Не всем по душе твоя общительность.

   – Ничего-ничего, – вмешалась Оксана, радуясь возможности поговорить с незнакомцем и насладиться его голосом. – Я рада, что мне не придётся молчать всю дорогу. Ехать в хорошей компании веселее.

   – А вы по работе путешествуете? – поинтересовалась Даша.

   – Нет, хочу отдохнуть.

   – В одиночестве? – удивилась сестра красавчика.

   – Да, так иногда бывает.

   Оксане хотелось, чтобы златокудрый Дмитрий поучаствовал в разговоре, но он быстро пересел к дочкам и увлёк их игрой. Ему было всё равно, о чём говорят попутчица и сестра. Оксана вполуха слушала словоохотливую Дарью и наблюдала за тем, как мужская рука гладит пшеничные волосы старшей девочки. Движения пальцев были нежными, чуткими, ласковыми. Оксане показалось, что она ощущает кожей эти прикосновения. Младшая Злата забилась отцу подмышку и заснула. Средняя топталась возле лежащего родителя и теребила его за ремень на джинсовых шортах.

   Оксана поняла, что слишком долго задержала взгляд на металлической молнии гульфика, когда обнаружила, что Димка смотрит на неё в упор. Чувство острого стыда залило щёки краснотой. Застигнутая врасплох, она трусливо отвела взгляд и неловко улыбнулась заливающейся соловьём соседке.

   Прохладный воздух из кондиционера освежил вагон и успокоил взмокших путешественников. Оксана слушала щебет Дарьи и исподтишка наблюдала за прикрывшим глаза Димой. Его загоревшее поджарое тело не давало ей покоя. Оксана вдруг осознала, что к своим тридцати годам ещё ни разу всерьёз не была увлечена мужчиной. Когда-то ей понравился Макс, но она оценила его чувство юмора, а потом подруги часто говорили о нём хорошее, вот и выросло ощущение того, что Макс ей нужен. Желания совершать из-за него безумства у Оксаны не было, а вот теперь… Оксана с ужасом поняла, что если бы многодетный папаша прямо сейчас предложил бы ей уединиться в грязном туалете поезда, она бы не раздумывая согласилась.

   Дима открыл глаза, и их взгляды встретились. Оксана испугалась разоблачения и спешно перевела взгляд на Дарью. Та вовсю делилась подробностями своей жизни. Сетовала на судьбу, отсутствие приличного кавалера, выходки непутёвой невестки. О невестке Оксана слушала внимательней, всё-таки это была любимая женщина красавчика. Когда Дарья назвала Женю плохой матерью, Дима не выдержал:

   – Ты замолчишь сегодня или нет?

   – О твоей Женьке можно говорить либо хорошее, либо ничего, – мгновенно среагировала Даша. – А ведь она очень строга с девочками. Они совершенно не знают материнского тепла. Если бы не я… – Дарье пришлось замолчать. Брат окатил её уничижительным взглядом и угрожающе сжал кулаки.

   Даша тяжело вздохнула и нехотя перевела тему разговора. К концу беседы Оксана знала, что им с братом по 29 лет, что Димка женился рано и теперь работает как проклятый, чтобы содержать своё бабье царство. Дарья рассказала о многочисленных поклонниках, которые заваливают её цветами и подарками, но даже мизинца её брата не стоят. Потом она переключилась на свою работу, рассказала о том, что хочет открыть собственный салон красоты, что у неё куча дипломов по ногтевому дизайну и она одна из лучших специалисток в своей области. В конце она оставила Оксане визитку и пригласила на маникюр, если та вдруг окажется в их городе.

   – А я, между прочим, ваша землячка, – с воодушевлением отозвалась Оксана, прочитав адрес на визитке.

   – Будет весело, если мы ещё и в одном отеле будем отдыхать, – рассмеялась Дарья.

   Но таким совпадением судьба Оксану не порадовала. Зато в ходе беседы выяснилось, что их гостиницы находятся рядом и на пляж можно ходить вместе. Мысль о том, что красавчик ещё не раз появится в жизни Оксаны, грела душу. Где-то совсем глубоко Оксана даже допускала мысль о курортном романе.

   Неожиданно ей стало смешно. Ещё час назад она думала только об одном – как насолить любовнику-иждивенцу. Теперь она о Максе забыла. Её сердце трепетало, а тело жаждало прикосновений загорелых и жилистых рук.

   Дмитрий… Она покатала это имя на языке и с удивлением обнаружила, что оно ей нравится. Оно было крепким и надёжным, как и его обладатель. Оксана влюбилась. Внезапно и неожиданно, без подготовки и предупреждения. Ей никогда раньше не нравились блондины. Макс был шатеном с тёмными глазами и густыми бровями. Ей доставляло удовольствие показывать его подругам и коллегам. Но она его не любила. А теперь её сердце трепетало. Зеленоглазый блондин очаровал её и заставил изменить себе. Ей было плевать, что он женат, что у него трое детей, что он любит другую.

   Когда Дарья замолчала, Оксана поднялась и направилась в уборную. Новое чувство её душило. Ей нужно было подумать. Ей нужно было прийти в себя и понять, что происходит. Перед тем как скрыться, Оксана бросила взгляд на Дмитрия. Он был увлечён детьми. Случайная попутчица его не заинтересовала.

Глава вторая

   Женя сидела возле окна и смотрела на мелькающий пейзаж. Ей пришлось делить боковое место с сухопарой старушкой. Та сразу поставила попутчице ультиматум – спать она будет только внизу. Старая карга взяла билет подешевле, чтобы потом вызвать жалость у молодых попутчиков и получить удобное местечко незаслуженно.

   Жене было всё равно. Сговорчивость девушки старуху обрадовала, и дальнейшие вопросы сами собой отпали. Жене не хотелось говорить, не хотелось думать, не хотелось ехать к морю. Все её желания атрофировались. С каждым годом становилось всё хуже и хуже. В свои двадцать пять она чувствовала себя более древней, чем её сотрясаемая дрожательным параличом престарелая соседка. Та хотя бы планировала где-то спать, что-то есть, о чём-то говорить. Жене хотелось одного – умереть.

   Жизнь покатилась под откос за два месяца до совершеннолетия. Старший брат Аркадий, надежда и опора, единственный близкий человек, оставшийся рядом после смерти родителей, погиб. За эти годы Женя не смогла смириться с этой утратой. Потерю родителей она пережила легче. Может быть, она тогда не в полной мере осознавала масштаб трагедии. А потом брат всегда её поддерживал. Ему было двадцать семь, когда его не стало. Ни муж, ни дочери не смогли заполнить пустоту. Время шло, но рана не затягивалась. Окружающие Женю недолюбливали, видимо, чувствовали, что она сама разучилась любить.

   Она до сих пор не понимала, зачем вышла замуж. Скорее всего, от безысходности. Димка подвернулся неожиданно. Ей больше не к кому было идти, а он позвал за собой. Ей было восемнадцать, и рядом не оказалось никого. Её таскали в участок, заставляли общаться с психологом, дурачили с наследством брата. Зеленоглазый герой с золотыми вихрами спас её от того ужаса, в котором она жила семь лет назад. Но на этом волшебство закончилось.

   На Димку заглядывались женщины. Женю это раздражало. Она не ревновала, но все поклонницы мужа норовили ущипнуть побольнее. Намекали на её неприглядное прошлое, на посредственную внешность, на несносный характер. Женя не понимала, почему её беспокоят. Если этим женщинам так нужен её муж, то почему они издеваются над ней? Димка не всегда знал об этих закулисных играх. Поклонницы были с ним предельно корректны, он и подумать не мог, что они покушаются на спокойствие его жены. Только за последний год три фанатичные дурочки пытались отбить у Жени мужа. Одна даже угрожала по телефону покончить с собой.

   – Покончи со мной, – предложила Женя, и с того дня звонки прекратились.

   Женя вертела обручальное кольцо и смотрела в окно. Кольцо казалось ей удавкой. Золотой мышеловкой, в которую она по неведению попалась. Она не знала, как изменить свою жизнь, чтобы та перестала её отравлять. Каждый новый день казался мучением. Женя ощущала себя инородным существом в этом мире. Ложась ночью в постель, она просила Бога об одном – лишь бы не проснуться. Но каждое утро приходилось открывать глаза. Дети требовали внимания, и хотя её часто называли нерадивой матерью, свой долг она выполняла исправно.

   – Павлик! – раздался над ухом Жени незнакомый женский голос.

   Дородная мамаша поймала в проходе трёхлетнего кроху и повела обратно на место.

   – Не пугай меня так, – продолжала женщина, подняв сына на руки. – Я же только на секунду отвернулась. Какой же ты шустрый, Павлуша!

   Женю передёрнуло. Она почувствовала, как к горлу подходит тошнота. Сердце заколотилось. Ещё совсем недавно при слове «Павлик» у неё начиналась истерика, но теперь обходилось без этого. Женя пошарила руками под сидением в поисках сумки – там всегда хранились таблетки на такой случай, но сумки не оказалось. Женя вспомнила, что оставила её вместе с чемоданами у мужа, и попыталась успокоиться без лекарств. Стук колёс, прыгающие деревья за окном и лёгкое колыхание вагона расслабляли. Приступ прошёл быстро. Женя едва успела досчитать до двадцати.

   Павликом звали убийцу её брата.

   Павликом был человек, изнасиловавший её в семнадцать лет.

   Павлик – настоящее имя отца её старшей дочери.

   – Я хочу чая, – вдруг сказала старуха, просверлив Женю выцветшими глазками. – Деточка, будь добра, принеси мне чай.

   Женя с удивлением обнаружила, что тоже хочет пить. Она выполнила просьбу старухи, не думая о том, что идёт у неё на поводу. Поставив высокие стаканы в потемневших подстаканниках на дребезжащую поверхность столика, Женя с удобством устроилась на узком кресле и пригубила чай. Сладко-горький вкус показался необычайно приятным. Впервые за последнюю неделю, а может, даже за месяц, Женя испытала чувство довольства. Слабое, неуверенное, но всё-таки приятное.

   Если Женя и любила кого-нибудь в своей жизни, то это Аркадия. Брат обещал ей счастливое будущее. Он готовил её к поступлению в один из лучших институтов города. С ней занимались репетиторы, он оплачивал дополнительные занятия, налаживал полезные связи. Брат работал в банковской сфере, но Женя даже сейчас не знала точно, чем именно он занимался. Они жили в достатке. У Аркадия был двухэтажный коттедж с садом и бассейном. Женя поселилась на втором этаже. Брат обосновался на первом. Иногда Аркадий приводил женщин. Женя не могла ответить, какие отношения их связывали. Ничего порочного в стенах дома не происходило. Постоянной подруги у брата не было, о женитьбе он ни разу не заговаривал. В его планах было приумножить капитал и дать сестре хорошее образование.

   Женя не успела обзавестись подругами. В школе она была одиночкой. Её мало интересовали межличностные отношения, а одноклассников она воспринимала как часть школьного интерьера. Обошлось и без детской влюблённости. Пока девочки делились переживаниями по поводу неразделённой любви, Женя корпела над книжками. Её считали белой вороной, но из-за хороших отметок с ней старались не портить отношения. Она давала списывать и не была недотрогой, как некоторые отличницы.

   За два месяца до Жениного совершеннолетия настал день икс.

   Была глубокая ночь. Женя уже спала. Аркадий запер все замки и тоже лёг. Внезапная тошнота заставила Женю проснуться. Начались желудочные спазмы, руки тряслись, ноги подкашивались. Женя хотела позвать брата, но не было сил. Как она потом объясняла сама себе, организм загодя почувствовал приближение Павлика и дал сигнал, но она не распознала подсказку. Желудок так свело, что Женя не могла дойти до двери. Она ползком добралась до столика, где хранились лекарства. Ничего подходящего не нашлось. Среди просроченных таблеток аспирина и жаропонижающего оказался активированный уголь. Женя на всякий случай выпила его и поползла обратно к постели. Её остановили голоса с улицы. Говорили неразборчиво, почти шёпотом, но неясный звук всё же доносился через приоткрытое окно.

   Боль в животе внезапно отступила. Женя неловко поправила на себе короткую ночную рубашку и подкралась к окну.

   Она увидела двоих. Они были в масках. Девочка сразу поняла, что эти гости – по их с братом душу. Женя стала искать глазами телефон, чтобы вызывать подмогу, но тут же забыла обо всём. Третий, в такой же чёрной маске, как двое других, вывел из дома полуголого брата, тыча оружием ему в макушку. Этот третий был высок, ловок и быстр. Женя поняла, что он здесь главный.

   Она заворожённо наблюдала за преступником и жертвой, не зная, как быть, что делать и чем помочь. Женя была уверена, что сейчас перед ней развернётся какая-нибудь сцена, что брата будут бить, что начнут искать деньги или требовать выполнения немыслимых условий. Но ничего такого не произошло. Когда подталкиваемый преступником в маске Аркадий подошёл к краю бассейна, стоящий сзади выстрелил. Грузное тело Аркадия с гулким всплеском рухнуло в воду. Женя не могла оторвать глаз от окна. Ей всё ещё не верилось. Ей казалось, что это сон. Нелепый и бессмысленный. Кровавый след медленно таял в толще воды. Сдавленный крик вырвался из груди Жени. Трое в масках повернули головы в сторону её окна.

   Она присела на корточки, наивно веря в то, что её не заметили. Она себя выдала, но страх за собственную жизнь заставлял её не сдаваться и до последнего искать убежище. Прятаться было негде. Услышав за дверью крадущиеся шаги, она рефлекторно прыгнула под кровать. Дверь приоткрылась, и пара мужских ботинок показалась в щёлке между свисающим одеялом и полом.

   Игра в кошки-мышки щекотала нервы. Женя чувствовала, что от напряжения у неё свело скулы. Преступник осторожно мерил комнату шагами, не останавливаясь подолгу. Внезапно движение прекратилось. Женя вся превратилась в слух. Сердце прыгало в горле, а по лицу от страха катился пот. Резкая боль пронзила щиколотки – мужские руки обхватили её и потянули на себя. Женя стала брыкаться. Короткая сорочка сползла, обнажив бедра и ягодицы. О своей наготе девочка не беспокоилась, она отбивалась что есть силы, не думая о том, что тягаться с крепким мужчиной просто не способна.

   По очертаниям силуэта Женя поняла, что перед ней убийца брата. Он был крупнее тех двоих и проворнее. Женя лупила его пятками, но почти не попадала. Преступник содрал с девочки ночную рубашку и заставил лечь на живот. Оседлав свою жертву, он связал ей руки за спиной тканью сорочки и на секунду замер.

   Женя завыла. Она поняла, что её убьют. Но перед тем как это сделают – наиздеваются вдоволь. Бестолковое чувство самосохранения билось в истерике, заставляя искать спасение. Желание жить было неосознанным. Женя судорожно соображала, чем завлечь убийцу, чтобы тот сохранил ей жизнь.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Понравился отрывок?