Остров драконов. Принцесса и ее страж

История любви юной принцессы Острова Драконов и её будущего Стража, Давена Снежное Крыло. История, с которой началось падение драконьих островов.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019

Остров драконов. Принцесса и ее страж

Глава 1

   Взмах меча разрезал кристально чистый воздух. Свет серебряного древа отразился от клинка и послал череду бликов плясать в струях водопада.

   Сильное, гибкое тело молодого воина перетекло в следующую позицию, и клинок снова прочертил в воздухе замысловатую фигуру. Губы мерно двигались, повторяя слова старинной мантры.

   – Кхай… Фен… Тагой… – следом за ними повторили другие губы. Юная драконица, моложе воина на несколько лет, прижималась щекой к шершавому стволу дерева. Она стояла на холме так, чтобы при всём желании солнечные блики не позволили её разглядеть.

   Сильвена – так звали девочку – приходила сюда каждый день. Каждый день наблюдала, как танцует клинок в сильных уверенных руках.

   – Кхай… Фен… Тагой… Верность… Служение… Честь… – повторила она и прижалась к стволу ещё сильней.

   Воин, чьи рыжие волосы расплескались по плечам, был заметно старше её. Вряд ли он согласился бы говорить с такой малышкой как она. Но Сильвена смотрела и взгляда не могла отвести. С тех пор, как она увидела рыжеволосого в первый раз, тот стал её собственным солнцем и луной, затмил собою свет обоих дерев.

   Сильвена потёрлась щекой о кору, представляя, что это шероховатая щека воина. Она и сама не знала, как эти глупые мысли могли поселиться у неё в голове.

   – Учитель Горлифен, а Сильвена опять прогуливает занятия! —прозвенело за спиной, и Сильвена, подпрыгнув на месте, мячиком скатилась по склону холма – торопилась успеть, прежде чем воин услышит голоса и заметит её.

   – Янтарина! – зашипела она, с разбегу набрасываясь на сестру, но повалить её на землю не успела: уверенная рука подхватила Сильвену за шкирку и хорошенько встряхнула, так что ноги оторвались от земли.

   – Принцесса Сильвена! – твёрдый голос наставника Горлифена должен был призвать её к порядку, но Сильвена, не обращая внимания на учителя, продолжала трепыхаться в его руках, силясь добраться до смеющейся физиономии сестры.

   – Я тебя убью! – выпалила она. – Как вырасту, вызову на поединок – и убью!

   Самодовольная физиономия старшей принцессы Янтарины исказилась от смеха, огненно-рыжие волосы затрепетали на ветру.

   – Да перестань, кто во дворце не знает, что ты сюда бегаешь на охранников глазеть! Такая мелкая, а уже…

   Сильвене всё-таки удалось вырваться и, набросившись на сестру, она всем весом толкнула её в траву, а затем обе покатились по земле.

   – Защитите меня, древа… – пробормотал Горлифен и, воздев к упомянутым древам глаза, поспешил разнять потасовку.

   Не с первого раза, но ему всё-таки удалось вздёрнуть обеих девчонок за шиворот.

   – Неужели вы не понимаете, госпожа принцесса и госпожа принцесса, что от вашего поведения зависит судьба всего королевства драконов…

   Янтарина, не слушая наставника, пыталась лягнуть сестру посильней. Сильвена же, поняв бесперспективность борьбы, повисла неподвижно и мыслями уплыла далеко-далеко, туда, где у водопада продолжал свои занятия незнакомый воин.

   «Стражниками… – думала она, напрочь упуская прочее содержание слов сестры. – Так он стражник? Но простые стражники не произносят священных клятв. Значит, он будет служить кому-то из королевской семьи… Может быть, мне?..»

   От последней мысли сердце замерло у Сильвены в груди, и она закусила губу, представив, как этот мужественный воин преклонит перед ней колено.

   «Он точно будет служить мне», – твёрдо решила Сильвена и теперь только обнаружила, что Горлифену удалось дотащить её до входа в боковой павильон.

   Заферин – её собственный наставник – и Рау, второй ученик Горлифена, уже стояли у дверей.

   – Поймал у реки, – сказал Горлифен, опуская Сильвену на землю перед вторым учителем. Принцесса тут же принялась хлопать себя руками по бокам, отряхивая одежду, и приглаживать непослушную копну длинных серебристых волос.

   – Благодарю, – сухо сказал Заферин и, взяв ученицу за плечо, задвинул себе за спину.

   – Что ты там делала? – прошипел Рау.

   Сильвена нахмурилась и промолчала. Друг, кажется, обиделся, но Сильвене было всё равно. Она вглядывалась в рощицу, за которой остались река и водопад.

   Двое учителей обменялись вежливыми репликами, и Горлифен наконец удалился, придерживая за плечи обоих учеников.

   – Я же тебе говорил не попадаться ему на глаза, – прошептал Заферин.

   – Ты сам меня отпустил!

   – Звёзды, Сильвена, ну какие-то мозги должны быть у тебя в голове! Если я разрешаю не приходить на урок, это не значит, что нужно шастать вокруг жреческих башен и светиться у подобных фруктов на глазах!

   – Я не… – Сильвена тяжело задышала и замолкла. Смутная и неприятная мысль посетила её. – Заферин, – тихонько сказала она, – а в тех башнях занимается кто-то, кроме жрецов?

   – Что ты имеешь в виду?

   – Я заметила там воинов… – уклончиво ответила Сильвена.

   Заферин никакого намёка в её словах не углядел. Пожал плечами и разъяснил:

   – Не все, кто служат Изначальному, ходят в рясах. Твоя сестра тому, кстати, пример. Есть и воины, которые приносят обеты Первородному Дракону.

   – И это значит… – тихо и отчаянно прошептала Сильвена, – ну… они что… как жрецы?.. Не женятся никогда?

   – Сильвена! – Заферин повысил голос и развернул ученицу лицом к себе. – Во-первых, не понимаю, что за каша варится у тебя в голове! Тебе одиннадцать лет, ещё рано думать о том, кто… женится, а кто нет.

   – Да, учитель, – Сильвена покорно потупила глаза, прекрасно зная, как подобное выражение лица действует на взрослых.

   Вот и Заферин, посмотрев на молочные щёчки и длинные реснички, только вздохнул.

   – Во-вторых, – продолжил он, – я же сказал: они приносят обеты. Ты хочешь, чтобы я дал тебе почитать что-нибудь о паладинах Первородного? – поразмыслив, спросил он.

   – Очень хочу! – Сильвена распахнула глазищи и умоляюще посмотрела на учителя.

   – Ладно, – Заферин вздохнул. – Идём в библиотеку. Всё равно теперь придётся проводить второй урок. Иначе твоя сестрица по всем углам разнесёт, как по-разному занимаются с ней и с тобой.

   Неторопливо, не соприкасаясь даже локтями, оба побрели по аллее цветущего парка при королевском дворце Глен-Дрэгона – того, что стоял на самом первом из драконьих островов. Когда-то островов этих было шесть, но по мере того, как увеличивалось население, драконы поднимали в воздух новые горы и строили на них новые дворцы.

   Сильвена замедлила ход, задумчиво наблюдая за тем, как домашний дрейк, толстобокий и рогатый, с отливающей зелёным чешуёй, катает по земле украденный где-то сапог. Такие не могли превращаться в людей, не вырастали больше чем на полметра и даже не умели говорить. Хотя порой бывали очень даже умны. Однако настоящими драконами назвать их было нельзя – в настоящих умели оборачиваться даже не все из живущих на драконьих островах людей. Только те, кто достаточно познал свою суть и умел черпать силу из Колодца Изначального.

   Сильвена овладела этим даром, когда ей было шесть – очень рано по меркам драконов. Большинство из них если и получали власть над силами Колодца, то только когда становились взрослыми и обретали в жизни достойную опору – веру или любовь. Никто, впрочем, не был удивлён. Недаром мать принцессы, древняя драконица, и вовсе не принимала человеческого облика уже долгие годы.

   Янтарине было уже двенадцать, но обернуться она по-прежнему не могла. И никто не требовал бы от неё таких подвигов, если бы все вокруг не знали, что на подобную магию уже способна её сестра. Эта и ещё одна причина не давали покоя старшей принцессе, а ещё более – её учителям. Горлифен терзал свою ученицу как мог, силясь научить её сосредотачиваться и обращаться к Источнику, но без толку.

   Заферин же всегда сквозь пальцы смотрел на выходки ученицы. Он отлично знал, что Сильвена выучивает наперёд любой урок. Куда проще было загадать ей загадку и ждать, пока Сильвена разгадает её сама, чем заставлять упорно корпеть над книгами, которые та и так прочтёт.

   Они приблизились ко входу в двухэтажное здание, украшенное витыми колоннами, и, миновав крыльцо, вошли внутрь. Заферин поприветствовал библиотекаря, отдыхавшего на диванчике у камина, и предложил ему не вставать.

   – Мы только посмотрим кое-что по истории рыцарства, – сказал он. – Я сам найду, хорошо?

   Седовласый хранитель знания кивнул и снова погрузился в толстый, обшитый кожей том, который читал до появления гостей.

   Заферин же подтолкнул Сильвену вперёд и направил в сторону хранилища. Какое-то время они шли мимо рядов полок, уставленных толстыми томами со страницами из пергамента, и стоек, заваленных магическими кристаллами. Потом остановились там, где хранились книги по истории, и, прочертив пальцем линию вдоль корешков, Заферин извлёк одну из них.

   – Твоя сестра когда-нибудь тоже посвятит себя Прародителю, – сказал Заферин, удерживая в руках том. Отдавать его Сильвене он не торопился. – Так что, читая это, задумайся о том, что ждёт впереди и тебя, и её.

   – Сомневаюсь, что Янтарина захочет стать жрицей, – фыркнула Сильвена. – Она абсолютно не годится для этой роли.

   – Боюсь, у неё нет выбора, – мрачно ответил Заферин. – То, что ты так открыто демонстрируешь свои симпатии к Коллегии магов, то, что тебя обучаю я – оскорбление для Храма. Пусть никто из нас и не сомневается, что Великая Драконица будет править вечно, но жрецы прекрасно понимают, насколько твоя поддержка может склонить чашу весов не в их пользу. Поэтому рано или поздно они постараются привлечь Янтарину на свою сторону. Даже если та абсолютно не подходит для статуса жрицы. Что ж… – Заферин вздохнул. – Политику мы обсудим потом. Вот, – он протянул Сильвене фолиант и, дождавшись, пока та возьмёт его в руки, отступил назад. – Я поговорю с Тезаурусом. Когда закончишь – выходи к нам.

   Сильвена кивнула и, отыскав взглядом кресло, стоявшее в освещённом углу, устроилась в нём. Заферин же вышел, оставив её одну.

   Младшая принцесса открыла книгу и принялась читать. Однако уже на третьей странице губы её задрожали. Она стиснула зубы, не веря своим глазам.

   – Это правда… – прошептала она и сглотнула. – Паладины Первородного приносят клятву никогда не вступать в брак… Но как же… Он… Как же… Я…

   Сильвена отложила книгу и уронила голову на ладони. Отчаянье её не знало границ.

   «Он же не может… всегда быть один!» – думала она.

   А ещё через несколько секунд её посетила новая мысль: «Впрочем… я и не собираюсь заставлять его на мне жениться!»

   И, порядком повеселев, она снова взяла в руки фолиант и продолжила читать.

Глава 2

   Давену было страшно. Он, лишённый семьи, с самого детства не знавший другого крова, кроме каменных сводов храма, не боялся никогда и ничего – потому что ничего не имел.

   Но теперь, когда наставник объявил, что из трёх десятков стражей только двенадцать станут приближёнными к принцессе Сильвене, страх поселился на дне его души и отказывался уходить.

   День за днём от рассвета до заката он проводил у водопада, не столько оттачивая своё мастерство, сколько пытаясь изгнать страх. Почему он боится – Давен не знал. Тех, кто не подойдет принцессе, никто не собирался наказывать или убивать. Они получат свободу и со всеми навыками, обретёнными в стенах дворца, отправятся жить свободной жизнью на любом из драконьих островов. Но Давен не хотел свободной жизни. Час за часом он изматывал себя тренировками, а когда тело ныло так, что становилось трудно соображать, ему чудилось, что там, над восточным флигелем дворца, где располагалась спальня принцессы, мерцала перламутровым светом звезда. Звала. Требовала, чтобы он присягнул ей на верность, и противиться зову Давен не мог.

   – Кхай… Фен… Тагой… – упрямо повторял он, как молитву, лишь бы изгнать из головы любые ненужные мысли. – Кхай… Фен… Тагой… Верность… Служение… Честь…

   Но мысли не хотели уходить. Монотонные дорожки и выпады входили в привычку, уже не занимали мозг, и в голове всё настойчивее проскальзывал вопрос: «Интересно… Какая она… эта принцесса?»

   Давен с новой силой бросался в бой с невидимым врагом.

   «Какое тебе дело? – спрашивал он себя. – Ты рождён, чтобы служить! Не думать, не спрашивать – просто чтобы принадлежать! Ей… одной…»

   Клинок сверкал под лучами магических древ, растущих в королевском саду, но враг не хотел отступать.


   У Давена не было друзей. Он не любил пустых разговоров, и мальчишеские игры были ему чужды. Когда после тренировки другие будущие стражи гоняли в саду надутый кожаный мяч, Давен возвращался в общую спальню – длинную, на три десятка кроватей, стоящих рядами – и, вконец вымотанный, падал на свою постель. Он долго смотрел в окно, и ему снова чудилась звезда. Настойчивая и непрошеная.

   Давену было тринадцать, когда он увидел её впервые. Когда ему исполнилось семнадцать, любопытство одолело сомнения, и он отправился в библиотеку, чтобы узнать, безумие это – или в самом деле ему является какой-то знак.

   Здесь не любили воспитанников храма – Давен тогда ещё не знал почему. И архивариус смотрел на него с большим подозрением.

   Рассказывать, что привело его сюда, Давен не хотел. Лишь расплывчато попросил дать книги о легендах драконьего народа… И ещё о том, что творится у дракона семнадцати лет в голове.

   Взгляд архивариуса стал насмешливым, но спорить он не стал, а покопавшись под стойкой, протянул посетителю несколько потёртых томов. Давен огляделся по сторонам в поисках места, где можно спокойно почитать, никому не попадаясь на глаза, и, углядев среди книжных стеллажей закуток, пристроился туда.

   Книгу, которая лежала сверху, он едва открыл – и тут же с отвращением отложил в сторону. На первой же странице красовалась гравюра, изображавшая обнажённого дракона, под которой витиеватыми буквами значилось: «Время всякой вещи на земле». На другом развороте под заголовком: «Маленькие драконы – это не только счастье, но и ответственность», автор фолианта распинался почему-то о том, как трудно воспитывать драконят.

   «Что за пошлость, – возмутился Давен про себя. – Какое дело мне, воину Храма Первородного Дракона, до того, как воспитывают драконят?! А подсовывать мне изображение обнажённого тела…»

   Давен со злостью покосился на архивариуса, решив, что тот надумал над ним посмеяться. Однако архивариус на посетителя даже не смотрел. Он стоял сбоку от стеллажа, так что Давен хорошо видел его лицо, и разговаривал с кем-то, кого загораживали книжные полки.

   Давен взял в руки следующий том и склонился над ним. Здесь уже текст был поинтереснее – автор книги скрупулёзно собирал легенды, бытовавшие в нижнем мире. Оказалось среди них и несколько версий о Звезде. Она указывала путь пророкам и вела избранных к их судьбе. Давен так увлёкся чтением, что напрочь забыл о времени. В библиотеке почему-то пахло цветами, и этот запах ещё глубже погружал юного воина в сказки о былых временах.

   «Однако, при чём же здесь я?» – спросил он и захлопнул книгу, подняв в воздух облако пыли.

   Несколько долгих секунд Давен ещё сидел, глядя перед собой. Картины старинных легенд проплывали у него перед глазами. Там, в нижнем мире, жизнь не была такой спокойной и гармоничной, как здесь, на драконьих островах. Там то и дело случались войны, а правители сменяли один другого так часто, что дракону, чья жизнь длится несколько сотен лет, за этими переменами не уследить.

   Он уже собирался отложить фолиант и взять в руки следующий, когда мимо его закутка хохоча промчалась рыжеволосая девчонка в голубой мантии послушницы.

   – Янтарина! – яростно взревел кто-то у неё за спиной. – Немедленно отдай! – и мимо пронеслась ещё одна тень.

   Давен замер, когда, подобно свету звезды, его ослепили блики в серебряных волосах второй. Воин подался вперёд, роняя на пол книгу, но девчонка уже исчезла – и только вдалеке продолжали блестеть в свете магических шаров длинные серебристые пряди.

   – Что это было? – спросил Давен, у которого по-прежнему взрывались в ушах гроздья салюта. Но ни стеллажи, ни магические шары не стали ему отвечать.

   Он посмотрел на стопку книг и хотел было вернуться на место – но понял, что внезапно напрочь потерял к чтению интерес. Перед глазами мелькали всплески серебристых волос. «Вот идиот», – удивляясь самому себе, подумал он. Запах цветов пропал, зал библиотеки показался тесным и душным. Давен почувствовал, что ему немедленно нужно выйти на улицу. Он собрал все книги и, прижав их к груди, понёс к стойке архивариуса.

   Тот так долго принимал книги назад, что Давен едва не задохнулся. От недостатка воздуха виски начало ломить, и, вырвавшись наконец на улицу, Давен обнаружил, что у него темнеет в глазах.

   Он постоял, дожидаясь, пока цветные пятна расступятся, и скрипнул зубами, узрев перед собой одного из жрецов храма – такого же юного, как и он сам, с длинными чёрными волосами, стлавшимися по плечам. Жрец, однако, носил на груди знак отличия и пользовался уважением среди старших. Давен отлично его знал.

   – Айрел… – процедил он без особой радости.

   – Оловянные солдатики научились читать? – поинтересовался тот. – С каких это пор стражи дворца зачастили в библиотеку? Вам разве нужно чем-то наполнять голову? Я думал, вы просто машете мечом.

   – Иногда промахиваемся, – заметил Давен. – И попадаем по шее кому-то, кто слишком много говорит.

   Айрел фыркнул и скрестил руки на груди.

   – Ты смеешь мне угрожать? Что, если я расскажу об этом старшему жрецу?

   – Он поставит меня на горох, – ответил Давен спокойно, – а наутро я тебя найду и вколочу по пояс в землю.

   Решив закончить не достойный себя разговор, Давен отвернулся и строевым шагом направился прочь.

Глава 3

   До принесения второго обета Стражей оставалось три дня.

   Сильвена никогда бы не подумала, что можно так бояться встречи с теми, кто должен тебя охранять.

   Страх был неведом ей вообще. Но сейчас, при мысли о том, что она встретится с обитателем своих фантазий, Сильвену охватывал мандраж.

   Первой клятвы она не помнила – стражи приносили её у колыбели новорожденной принцессы, спустя неделю после того, как та была рождена. Тогда происходил первый отбор. Тогда же сами стражи видели принцессу в первый раз – чтобы затем посвятить себя обучению и больше уже не встречаться с ней.

   «Значит, он уже видел меня», – думала Сильвена, прижимаясь спиной к стене и сквозь щель между занавесями выглядывая в церемониальный зал. «Видел, когда я писалась в кровать… Первородный дракон, ну почему Стражам не выкалывают глаза?! Теперь мне всю жизнь переживать этот позор…»

   – Сильвена, хватит спать! – Сильвена едва не подпрыгнула на месте, когда Рау ущипнул её за локоть. – Все стражи уже в сборе, ждут только тебя!

   – Подождут! – отрезала Сильвена, зло прищурившись на него. – Я принцесса! Меня положено ждать!

   – Сейчас Заферин придёт и так тебя подождёт, что неделю будешь спать на животе!

   Сильвена фыркнула и, отвернувшись от друга, снова уставилась на отделанный разноцветным мрамором зал. Великолепие церемониального покоя поражало даже её. Она входила в этот зал в первый раз – обычно туда не пускали детей. И тем сильнее становился страх.

   – Я как какая-то марионетка, – пробормотала она. – Выйди и сыграй свою роль. А если я не хочу? Я не готова! Я… – она замолкла ненадолго и совсем тихонько прошептала: – Я боюсь…

   – Да с каких это пор ты боишься людей? – фыркнул Рау. – Сколько тебя знаю тебе только и подавай, чтобы все на тебя все глазели!

   – Все… – губы Сильвенаа дрогнули, и она закусила одну. Помолчала ещё, а потом совсем уже тихонечко добавила: – Рау, ты видишь его?

   Рау приник подбородком к плечу Сильвены и вгляделся в ряд Стражей.

   – Кого?

   – Рыжего! – прошипела Сильвена и зло зыркнула на приятеля.

   Рау снова пробежался глазами по ряду одинаковых молодых людей в одинаковых доспехах и с одинаковой шириной плеч. Даже лица были одинаковые, как на подбор. Различался и в самом деле разве что цвет волос. Наконец взгляд его остановился на единственном, у кого волосы были красные как огонь.

   – Я читала книжку… – прошептала тем временем Сильвена. – Она называется: «О том как драконы делают драконят». Ты её читал?

   Рау покосился на неё и покраснел. Хихикнул. Потом спросил:

   – И что?

   – Ну… – Сильвена снова уставилась на рыжеволосого Стража. – Там написано, что нужны дракон и драконица. И если дракону нравится драконица они… потом…

   – И?.. – Рау с возрастающим любопытством смотрел на подругу.

   Конец ознакомительного фрагмента.