Счастье по зернышку

Дорогой читатель! В этой небольшой книге тебя ждут несколько интересных и поучительных сказок, представленных мною в простой стихотворной форме. Мне как автору хотелось бы поблагодарить тебя за проявленный интерес к моему творчеству. Надеюсь, что события, изложенные в сказках, заставят тебя немного задуматься, позволят увидеть мир с несколько иной, необычной, стороны.Приятного чтения и будь счастлив, мой дорогой друг!
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Счастье по зернышку

Счастье по зернышку

Глава 1


   Давно было или нет —

   Не считала сколько лет…

   Собирались на седмицу

   Старики со всей станицы:

   И дворяне, и купцы,

   И простые молодцы.

   Время быстро проносилось,

   Кое-что и позабылось.

   Уж обычай был таков

   Для царей и бедняков:

   Все от мала до велика

   Знали уж почем фунт лиха,

   И беду чтобы отвлечь

   На ночь не могли прилечь:

   Шли далеко к колокольне,

   Чтоб к заре присесть к иконе,

   Все грешки там замолить

   И спокойно дальше жить…


   Жил да был в одной станице

   Паренек, а проще – Птица,

   Так прозвали паренька

   И, похоже, неспроста:

   Был он легок на подъем,

   Словно птица жила в нем.

   Ежель в доме чьем побудет,

   Значит, там удача будет.

   Помогал он старикам,

   Успевал и тут и там.

   Дело сделав – испарялся,

   В новом месте появлялся.

   Сын купца парнишка был,

   Тот купец богатым слыл.

   Ежели отец был скуп,

   То парнишка был не глуп:

   Бедным людям помогал,

   Только от отца скрывал.

   От отца тайком поможет,

   А того – сомненье гложет,

   Ведь богатство ни к чему

   Приведет – так к одному —

   Черствость, жадность, суета…

   Слава богу, паренька,

   А, попроще, нашу Птицу -

   Обошла эта черта.

   Вот купец наш догадался,

   Что без средств почти остался,

   Он сынишку не простил,

   Птицей по ветру пустил,

   Узелок с едой всучил.

   Птица – эка невидаль…

   Отправляется он вдаль…

Глава 2


   Шел он долго – по лесам,

   По болотам, по степям,

   А как время то прошло -

   Прибыл он в одно село.

   В том селе увидел он

   Чей-то очень странный дом.

   На окраине села,

   Ни кола и ни двора.

   Дом, видать, старинный был,

   Из трубы дымок валил,

   Деревянная изба,

   Два окна, одна труба,

   Дверь скрипела на ветру…

   «Видно, это не к добру» –

   Так подумал паренек.

   Парню было невдомек:

   Что на свете есть добро,

   Также есть большое зло,

   Что борьба добра и зла

   Много лет на свете шла.

   «Так и быть, – подумал он -

   Загляну я в этот дом».

   Не спеша, прижав котомку,

   Приоткрыл он двери кромку.

   «Кар-р-р…» – ворона с чердака

   Напугала паренька.

   Захватило было дух,

   Испугался Птица вдруг,

   Но, набравшись снова сил,

   Дверь скрипучую открыл…


   На лежанке старый дед,

   В козью шубу был одет.

   Он спросил у паренька:

   «Ты пришел издалека?

   С Богом, малый, заходи,

   Что убого – не гляди.

   Доживаю я свой век,

   Гостем будешь, человек».


   Поклонившись старику,

   Паренек вошел в избу.

   Со словами: «Мир тебе»,

   Он прошелся по избе.

   Осенив себя крестом,

   Парень молвил на весь дом:

   «По отцу я – Елисей,

   В детстве кликали Матвей.

   Ну, а просто для людей —

   Птица я, куда вольней?

   Царство маменьке моей,

   В мире нет людей добрей…

   Благодарствую я вас,

   Что впустили в поздний час.

   Ежель чем помочь смогу,

   Говорите, помогу».


   Покряхтел немного дед

   И, подумав, дал ответ:

   «Вижу, ты, сынок, печален…

   Иль обидел кто нечайно?

   Не серчай, поведай мне,

   Дам совет всегда тебе.

   Хоть я стар и не богат,

   Но помочь тебе я рад.

   Пусть тебе и невдомек -

   Наша жизнь – всегда урок,

   Ежель что-то натворил,

   Иль беду наворотил -

   И добавил, между прочим -

   Одному тоскливо очень…

   Только ворон веселит,

   Когда душенька болит.

   Погости, а там увидим,

   Живы будем, не обидим».

Глава 3


   Вот живет наш паренек

   Рядом с дедом бок о бок.

   Помогает, как умеет,

   Сил последних не жалеет.

   И пошла молва о нем:

   Не найдешь таких, с огнем.

   Стоит слово проронить,

   Что пришла нужда пожить,

   Птицей мчится наш Матвей

   Отвести беду скорей.

   А старик наш говорит:

   «У Матвея все горит.

   Он руками золотыми

   Со словечками простыми

   От души все смастерит,

   Там, где нужно, починит.

   Он мне словно сын родной,

   Пусть живет всегда со мной.


   Так проходит день за днем…

   И молва дошла о нем

   До соседнего села -

   Там цыганочка жила.

   Черноглазая как ночь,

   «Сирота, цыганки дочь» —

   Говорили про нее…

   Может, это все вранье,

   Что она цыганки дочь? -

   Отгоню те мысли прочь.


   Она маменькой звала

   Одну пряху из села,

   Что искусницей слыла…

   Шли к ней со всего села -

   На цыганку поглядеть,

   Заодно и шерсть отнесть.


   Звали девушку Меланьей,

   Имя дали бабки дальней,

   Но оно ей очень шло,

   Говорило все село.

   Было ей всего пятнадцать,

   Отдавали ж замуж в двадцать.

   Домовница, вся в трудах,

   Знала в доме, что куда.

   Стряпать, печь и вышивать,

   И ковер могла соткать.

   Работящая руками

   Всех украсила платками,

   Там Меланьин был узор —

   Диво! Не отвесть и взор.

   Девушкам так шли платки,

   Как нарядные цветки…

   Так вот, до того села,

   Где цыганочка жила,

   Слух о Птице и дошел,

   Пряхин дом не обошел.

Глава 4


   А время царское пришло…

   Царю тому в башку вошло

   По всей стране издать Указ:

   «Награду тот получит враз,

   Кто мастерство свое покажет,

   И батюшку-царя уважит.

   Искусство дивное в цене,

   И ежель будет любо мне,

   Любого щедро награжу,

   В палаты царские свожу

   И с миром отпущу домой.» —

   Издал наш царь Указ такой.

   И люди, кто во что горазд,

   Услышав про такой Указ,

   Пытались все, любой ценой,

   Подарок сделать небольшой.

   Не выйдет – на худой конец -

   Полюбоваться на дворец.

   Но, видно, мастером не стать,

   Кто может только лепетать.

   Тут с детства навыки нужны…

   Терпенье, вкус – не всем даны.

Глава 5


   Ну, а Меланья той порой

   Своей девичьей чистотой,

   Платками дивной красоты,

   Свои лелеяла мечты,

   И покоряла женихов…

   Узнав о том с досужих слов

   И раскрасневшись от стыда -

   Не выходила никуда.

   Чтоб никакой случайный взгляд

   В душе не портил все подряд…

   Нл в стенах дома своего

   Узнала вскоре про того,

   Кто Птицей назывался,

   Матвеем величался;

   Что был он мастер на все руки,

   Никак он знахарь был от скуки:

   Всем помогал, кто был в нужде,

   Совсем не думал о себе.

   В цыганке заиграла кровь,

   В судьбу свою поверив вновь,

   Черты ладони рассмотрела

   И линию судьбы узрела.

   «Наверно, пряха солгала,

   Скорей всего оберегла,

   Что все гаданье просто чушь,

   В гаданье верит только глушь.

   Цыгане врут мол тут и там,

   Гаданье мол и стыд и срам».

   Меланью взяли вновь сомненья,

   И вспомнив про свое рожденье,

   Ей голос сердца подсказал:

   «Меланья – жди, твой час настал».

   Услышав голос в тишине,

   Была напугана вполне,

   Меланья на пол опустилась

   И быстро-быстро помолилась…

Глава 6


   Матвей, услышав про Указ,

   Подумал: «Вот те раз!

   Я для себя для одного

   Не стал бы делать ничего…

   Но ежель малость повезет —

   Удача к людям в дом войдет,

   Нужду прогонят бедняки…

   А остальное – пустяки».

   Так размечтался Птица…

   Но суждено ли сбыться?

Глава 7.

   Час за часом, день за днем

   Бежит времечко бегом.

   Солнышко сменяет ночь,

   Луна гонит солнце прочь.

   Во дворце столпотворенье —

   Все несут свои творенья,

   Чтобы царь окинул взглядом,

   Приценился зорким глазом.

   Шумный гул в толпе стоял,

   Каждый о своем мечтал…

   На столах стояли чашки -

   Расписные и чеплашки,

   С золоченою каймой,

   Самовар с витой трубой,

   Ложки и резные кружки —

   Гордость дедушки Миклуши;

   Самотканые ковры

   В обрамленьи мишуры.

   И чего тут только нет…

   Вот узорчатый браслет,

   Лапти, варежки, платки,

   Выбивные ручники.

   Вот песочные часы,

   Серебром блестят весы,

   Здесь сверкает бирюза…

   Разбегаются глаза.

   А вот это что такое?

   Колесо стоит простое,

   Очень странное оно,

   Почему оно – одно?

   Удивляется народ,

   Что за чудо, не поймет.

   Даже царь тут подошел -

   Вот те невидаль нашел…

   «Кто хозяин? Покажись

   И откуда – объяснись.

   Что за диво эта штука?»

   Все молчат, никто ни звука…

   Вдруг толпа зашевелилась,

   Потихоньку расступилась,

   И знакомый нам Матвей

   Появился средь людей.

   «Кто ты? Расскажи, откуда?

   Как придумал это чудо?»

   Царь Матвею слово дал,

   И с терпеньем выжидал.


   Начал наш Матвей рассказ:

   «Услыхав про твой Указ,

   С благодарностью к судьбе,

   С миром я пришел к тебе.

   Величать меня Матвей,

   Птица – это для людей.

   Ты уж, батюшка, прости,

   Что не так коль – отпусти.

   Колесо мое простое,

   И не чудо никакое:

   Облегчает пряхам труд —

   В десять раз быстрей прядут».


   Не поверил царь ушам:

   «Что за чудо сидит там?

   Ну-ка, пуху принести

   И скорей его спрясти!»


   Слуги все засуетились,

   Заметались, закрутились -

   Царь застал их всех врасплох,

   Загонял их, будто блох.


   Наконец-то пух нашли

   И царю преподнесли.

   «Кто же нам теперь спрядет

   И кто пряху нам найдет?

   Осенило тут царя -

   Все про всех он знал не зря

   – Старушонка есть одна,

   Спрясть поможет нам она!»


   Старушонку отыскали,

   На поклон к царю послали.

   «Чем тебе я не мила?

   Не желала тебе зла» —

   Молвила с испугу пряха…

   На пол рухнула с размаха.

   Успокоил бабку царь:

   «Подарю тебе я ларь

   Ежель спрясть сумеешь ты

   Пряжу дивной красоты.

   Потрудись на колесе,

   Жить не будешь в нищете —

   Обещаю тебе я,

   А работа вот твоя…»


   Он Матвея подозвал,

   Чтоб старухе показал

   Как сидеть, куда глядеть,

   Где держать и чем вертеть.

   Бабка быстро поняла

   И за раз во вкус вошла.


   Царь пошел опять искать,

   Где бы чудо разыскать.

   Долго он ходил, смотрел,

   Только мало что узрел,

   Что бы любо было

   Или сердцу мило.

   Дорогие каменья,

   Сувениры из литья

   Выбрал лишь царице

   Бронзову жар—птицу.

   Бронза ныне была новь,

   Вылита в селе Медновь.

Глава 8


   Царь ходить уже устал

   И устало прошептал:

   «Господи помилуй,

   Дай мне, боже, силы».

   Он решил передохнуть,

   Вышел воздуха вздохнуть,

   У ворот на лавку сел,

   На толпу теперь глядел.

   Люди разные пришли,

   Что творенье принесли…


   Тихо встала в уголок

   Одна бабушка Чулок.

   Привезла царю чулки,

   Кружевные узелки.

   Была бабушка с села,

   Где Меланьюшка жила.

   Бабку кликали Чулок,

   А на бабке был платок,

   Где Меланьюшки узор —

   Диво! Не отвадить взор.


   Тут увидел царь платок,

   Что увил узор-цветок…

   Подивился: «Что за чудо?

   Кто соткал его? Откуда?»


   Старушонка пала духом:

   Туговата была ухом.

   «Батюшка! Стара, стара,

   Ухожу я со двора…»


   Царь немного посмеялся,

   Что грешно – не убоялся.

   Просто бабушка смешна,

   А пред Богом не грешна.

   Он привстал, похлопал рядом,

   Показал старушке взглядом,

   Чтоб присела отдохнуть —

   Не дала царю уснуть.

   И погромче пригласил:

   «Рядом сядь… – а сам спросил -

   Чья ты будешь и откуда?

   А платок твой – просто чудо!

   Расскажи мне обо всем.»

   «Батюшка, о чем, о чем?

   Что должна тебе сказать?

   Мне двух слов-то не связать.

   Как зовут меня? Чулок.

   Подарили мне платок.

   Да-да… с нашего села,

   Я оттуда и пришла.

   Там цыганочка живет,

   А она платочки ткет.

   Ты уж, батюшка, прости,

   К дому с миром отпусти.

   Я на ухо туговата,

   Слышу больно плоховато.

   Мне кричат – не докричат,

   Все теперь со мной молчат».

   Царь позвал своих людей —

   Бабку проводить скорей

   До еёйного села,

   Где цыганочка жила…

   «Срочно девушку найти

   И немедля привести!»

   А старушке дал кулон

   И отвесил ей поклон.

Глава 9


   Наш Матвей с терпеньем ждет,

   Когда пряха пух спрядет.

   Пряха быстро научилась,

   Нитка тонка получилась.

   Вот закончила она —

   Пряжу спряла дотемна.

   Был доволен наш Матвей,

   Пригласил царя скорей.

   «Столько пуху к утренне

   Спрясть ли на веретене!» —

   Царь воскликнул с удивленьем…

   Восхищался все твореньем:

   «Вот так штука – колесо!

   Понял я, оно на что…

   Эй, из царского двора -

   Позовите мастера,

   Чтоб рисунок начертил

   И такой же смастерил.

   Пусть не трогает никто

   Это чудо-колесо.

   Мы его на вид поставим

   И нетронутым оставим:

   Любо-дорого смотреть!

   Это ж надо изобресть! —

   Хлопнул Птицу по плечу.

   – Я тебя не отпущу!

   Поживешь у нас семь дней.

   Комнату ему скорей! —

   Крикнул царь на радости -

   Эй, подать всем сладости!

   Угостить всех, проводить

   И Указ мой огласить!»


   Зачитал слуга Указ:

   «Царь дает такой наказ:

   Будет он семь дней решать —

   Кому должное отдать.

   И царица пусть придет,

   Может тоже что найдет;

   А как день седьмой придет,

   Каждого удача ждет,

   Кто старался лучше всех —

   Наградит царь без помех.»

   «Мне пора уж на покой,

   Могут все идти домой…» —

   Царь всех с миром отпустил,

   А Матвея пригласил

   Во дворец за ним идти,

   В спальню для гостей пройти.

Глава 10


   А Меланья той порой

   Коврик ткала непростой,

   Там причудливый узор —

   Диво! Не оторвешь взор.

   Нити золотом сверкали,

   Словно из каменьев ткали.

   Тут посмотришь, будто ночь

   Выгоняет солнце прочь.

   Звезды ясные горят,

   Меж собою говорят.

   А на нижней стороне

   Солнце светит в ясном дне.

   Из цветов дивной узор

   Украшает весь ковер.

   Да… цыганочка мила,

   Мастерицею слыла,

   Даром что она творила —

   Радость для души дарила.

   За занятием она

   Просидела дотемна…

   Во врата вдруг постучали,

   Ткать ковер ей помешали.

   Показалось странным ей,

   Кто стучится в гости к ней?

   Ведь обычно старики

   Не поднимут и руки,

   Чтоб по дереву долбить.

   «Кто же это может быть?»

   Встала и пошла она

   Открывать врата сама,

   Чтобы пряху не будить,

   Ей пришлось самой открыть.


   Как открыла – обомлела…

   В первый раз она глядела

   На одежды царских слуг.

   Вдруг схватил ее испуг.

   «Что случилось? Кто вы есть?»

   «Вы впустите, дайте сесть,

   И мы сразу поясним,

   Кто мы есть, чего хотим.»

   Меланья долго не ждала

   И по двору их провела.

   И пригласила войти в дом —

   Узнать, пришли ли к ней с добром…


   Вошли в дом трое царских слуг.

   Их просто так не встретишь вдруг —

   Людей из царского двора…

   «Ну что ж – сказал один – пора,

   Не будем заставлять вас ждать.

   Должны вам должное отдать.

   Направил нас к вам с просьбой царь,

   Прислал он драгоценный ларь,

   А в нем гостинец небольшой —

   С сердечком перстень золотой.

   Просил он вас прийти к нему -

   Платок понравился ему.

   Желает он такой платок —

   Узор прекрасный как цветок.

   Платок ткать будешь у царя,

   Соткала чтоб его не зря.

   Преподнесешь царю сама,

   Неделя сроку лишь дана.

   Все время гостем будешь жить,

   О пряхе можешь не тужить,

   Она спокойно может спать,

   И мы не станем ей мешать.»

   Царь передал подарок ей…

   Подали бусы из камней

   И снеди полную корзину.

   «А вот поставишь в погреб вина… —

   Четыре амфоры с вином

   Внесли ночные гости в дом

   И в погреб помогли спустить.

   – Вино на свадьбе будешь пить, –

   Так пошутил один из слуг.

   Заметив на лице испуг,

   Сказал Меланье – Не боись,

   Ты нехороших берегись.

   Тебя в обиду не дадим,

   И никому не отдадим.

   Твои прекрасные глаза

   Как будто с молнией гроза,

   Они сверкают в темноте…

   Да будет мне, уж полноте,

   Заговорился я, небось…

   А на дворе темнеет, ночь.

   Идти нам надо ко двору,

   Бог даст, заявимся к утру.»


   Меланья быстро поднялась,

   Пошла в светелку, собралась.

   Ковер готовый натянула,

   Сняла с гребенки и взмахнула…

   По комнате прошелся блик

   И осветил Меланьи лик.

   Она ковер слегка сложила

   И вместе с пряжей заложила

   В котомку льняну на плечо.

   Пылали свечи горячо…

   И в отражение глядя,

   Тушила свечи, уходя.

   В светелке потемнело,

   Меланья побледнела:

   На месте зеркала сего

   Был образ паренька того.

   Меланья испустила крик

   И к слугам побежала вмиг.


   Дворцовы слуги у ворот

   Стояли молча, закрыв рот.

   И каждый думал о своем:

   О жизни и о том о сем…

   Очнуться их заставил крик —

   Меланья выскочила вмиг.

   «Что-то случилось?»

   «Ничего. Свеча погасла и всего.»

   Было прохладно и темно,

   В селе все спали уж давно,

   И только четверо людей

   Шли впереди своих теней.

   Луна сияла высоко,

   Идти дорогой далеко.

   Из леса филин ухал,

   Будто слова пробухал:

   «Ух-ух-ух, я дух, дух, дух…

   Ух-ух-ух, я дух, дух, дух…».

   Немного жутко было,

   Меланья шла уныло…

   И вот один из царских слуг

   Стал напевать чего-то вдруг.

   Всем стало веселее,

   На небе уж светлее…

   Еще не занялась заря,

   Они вошли во двор царя.

Глава 11


   Не занялась еще заря,

   Как разбудили вдруг царя

   И сообщили, что пришли…

   К царю цыганку привели.

   Покряхтел наш царь и встал,

   Облачаться он не стал,

   И, накинув лишь халат,

   Молча вышел из палат.

   Свечи в зале том горели,

   Но глаза царя узрели,

   Что красавица стоит..

   С грустью смотрит и молчит.

   Поднесли царю ковер,

   Где Меланьин был узор.

   Царь глаза то протирает,

   Думает стоит гадает:

   «То во сне иль наяву…?»

   Постучал себя по лбу…

   Боль почуяв, понял он,

   Это вовсе был не сон.

   Царь цыганке поразился,

   Только глянул и влюбился…

   Волос был чернее ночи,

   Молнией сверкали очи,

   Брови тонкие дугой

   И ресницы бахромой…

   Очень длинные ресницы

   Украшали лик девицы,

   Губы алые с каймой,

   Кожа – персик молодой…

   Загляделся царь, забыл,

   Что царем когда-то был.

   Тут Меланья подошла -

   Будто лебедь подплыла…

   Царь как вкопанный стоял,

   Что и спрашивать – не знал.

   Конец ознакомительного фрагмента.


Понравился отрывок?