Роковой обман

Она и два брата-близнеца, одинаковых внешне, но абсолютно разных изнутри. Она живёт в зеркальном лабиринте, из которого не может найти выход. Восемь лет в колонии за убийство самого любимого мужчины на свете. Слишком высокая цена чей-то игры. Только вот чьей?Он одержим местью женщине, которую безумно любил, от которой все так же зависим до адской боли. На что он пойдет в воплощении своей жестокости? Какие нечеловеческие испытания ей уготовил? Мучая ее, мучает себя. Но не стоит забывать, что месть – орудие обоюдоострое.Обложка автора Esmerald.Содержит нецензурную брань.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Роковой обман

Пролог

Прошлое Соня

   – Суд постановил: Комарову Софью признать виновной в умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет в колонии строгого режима города N Московской области. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит, – судья ударил своим молоточком, поднялся и удалился из зала суда.

   – Так тебе и надо, дрянь! Десять лет – еще мало! Жаль, что пожизненное отменили, хотя лучше бы позволили совершить самосуд, – моя свекровь подбежала ко мне и влепила сильную пощечину.

   – Сгниешь за решеткой, су*а! Будешь гнить так же, как мой сын в земле!

   – Мама, хватит! Твои слова уже не вернут Егора. Она получит свое наказание, уж поверь мне, – Стас пытался ее успокоить, но она еще громче стала орать на меня.

   – Жаль, что ты детдомовская. Так бы по твоей семейке еще проехались. Без всего бы оставили. И почему Егор не слушал меня, когда говорила, что ты не такая уж светлая и чистая, а просто хорошо играешь свою роль. Почему Егор выбрал не семью, а такую потаскуху, как ты?! Еще и в ЗАГС его потащила и женила на себе! Хотела прибрать к своим рукам наши денежки, да? После того, как его зарезала, тварь? А что? Ведь после мужа главной наследницей становится его законная супруга! Но ты прогадала! Не думала, что я найду нож? Да? – после этих слов она больно схватила меня за волосы и просто плюнула в лицо.

   – Мама, прекрати. На нас все смотрят! – пытался вмешаться Стас, родной брат-близнец моего покойного мужа. Самого любимого мужчины.

   И зачем все так? Почему?!

   Я не виновна в его смерти, не виновна! Я клялась, заливаясь в СИЗО слезами, что не совершала этого! Молила, чтобы меня пустили на похороны, проводить его в последний путь, но нет. Ангелина была безжалостной. А позже на ее сторону встал и Стас.

   – Ты, прав, сынок! Не будем давать лишних поводов для прессы. Пригрели змею на шее, а она оказалась убийцей, – после этих слов бывшая свекровь удалилась, а Стас остался и сказал:

   – Ты алчная, Соня. Красивая внешне, но такая уродливая внутри.

   Я молчала – все равно не поверит, что бы я не сказала.

   – Чего ты молчишь? Скажи, соври в очередной раз, что не делала этого, – он так же, как и его мамаша, схватил за волосы, повернув мою голову к себе. – Соня, а ведь ты еще совсем молода. Разве оно того стоило? Скажи? Калечить свою жизнь в восемнадцать-то лет?

   – Ты все равно не веришь мне, Стас.

   – Не верю! Одно могу сказать – жизнь в колонии тебе не покажется раем. И еще – знаешь, надсмотрщики очень злые и до жути голодные мужчины. Не представляю даже, что они будут делать с твоим милым личиком и твоим телом? Хотя, есть некоторые предположения, – он нагло ухмыльнулся мне в лицо.

   Я знала, что он меня ненавидит.

   – Прикидываться правильной девочкой ты умела хорошо. Я до сих пор помню ту пощечину, Соня. Да и вообще…

   – Ты заслужил, – выпалила я, о чем сразу же пожалела. Хватка на волосах стала сильнее, казалось, он вырывает их с корнями.

   – Ты сама меня спровоцировала! Сама! Для чего надела то платье?

   – Я готовилась к приезду Егора! Вот и все! Не для тебя я старалась! А ты пришел домой пьяный!

   – Пьяный? О, да! Я был пьяный, Соня, – после этих слов он ослабил хватку и отшвырнул меня от себя.

Глава 1

Прошлое Соня


   – Рита, ты же знаешь, что меня к тебе отпустили только на несколько часов. Уже поздно!

   – Ну, я тебя прошу. Пожалуйста, пожалуйста! Останься на ночь, – она начала строить мне свои щенячьи глазки.

   – Ну, зачем нам идти на речку именно, когда начинает темнеть? Уверена, что ты мне чего-то не договариваешь.

   – Ну, ты просто провидица. Ладно, я расскажу тебе всю правду. Года два назад в нашем поселке построили новый шикарный дом. Владельцы – очень богатые люди. Комаровы, в общем. Хотя, тебе это ни о чем не говорит. Так вот, у них есть два сына, Егор и Стас, они близнецы, – почему-то после этих слов она резко замолчала.

   – Ну и?…

   – Что «и»? Они очень редко бывают на даче. Предпочитают веселиться и отдыхать на заграничных курортах, тем более, деньги для этого имеются.

   – К чему ты клонишь? – спросила я прямо.

   – Сегодня они устраивают вечеринку возле речки для всей молодежи поселка. Так сказать – широко отметить свой приезд. И я бы хотела туда попасть со своей лучшей подругой.

   – Вечеринка у реки? Скорее всего, там будут пить не только сок. Надеюсь, хоть наркотиков они с собой сюда не привезли?

   – Брось! Они хоть и богатые, но вполне адекватные парни. Не лезут к первой попавшейся девушке под юбку и не зажимают ее где-нибудь в темном углу.

   – И откуда ты все это знаешь?

   – Диана рассказывала, моя соседка. Ей удалось с ними познакомиться поближе. В смысле, поговорить. Ты ни о чем таком не подумай.

   – Ладно. Я останусь на ночь и пойду с тобой на эту вечеринку. Но уговаривать мою воспитательницу будешь сама.

   – А я и забыла, что Валентина Николаевна до сих пор считает тебя маленькой девочкой. Хотя тебе уже восемнадцать лет.

   – Нет еще восемнадцати лет, Рита.

   – Почти восемнадцать. Месяц остался до твоего совершеннолетия, Соня. Пора бы уже задуматься о серьезных отношениях с парнями. Я уже в шестнадцать лет с Ваней потеряла девственность.

   – Я не считаю это проблемой. Просто у меня в жизни немного другие приоритеты. Хочу поступить в институт, найти хорошую работу.

   – Стать бизнес-леди?

   – Да, а что в этом плохого? А вот у тебя какие цели?

   – Выйти замуж за олигарха, ни одного дня в жизни не работать, – в общем, жить и наслаждаться!

   – Веришь в сказки, Рита?

   – Нет, не верю. Это реальность, подруга. Внешними данными я не обделена, умом тоже. Да и ты – настоящая красотка, Соня. А знаешь, как олигархи любят настоящих блондинок? А?

   – Все, хватит. Если мы идем, значит, идем. Еще три минуты – и я передумаю совсем, – поторопила Риту.

Стас


   – Егор, знаешь, мне тут так нравится. Нет никакого пафоса. Хорошо, что родители решили купить домик именно в этом поселке.

   – Ты прав. Думаешь, тут найдется девушка, которая не будет выпрыгивать из своих трусиков сразу же при виде тебя? Устаю уже быть культурным в таких вещах. Надоело. Вот я не ищу секса на одну ночь.

   – Егор, я не так зависим от секса, как ты думаешь.

   – Конечно, ты зависим от блондинок, которых выбираешь.

   – А что в этом такого? Мне нравятся блондинки, тебе брюнетки. У нас разные вкусы, – ответил брату, потянувшись за очередным бокалом пива.

   – Не знаю, Стас. Я хотел бы влюбиться раз и навсегда. Как наш отец в маму.

   – Ты прям, романтик, Егор. Брось! Тебе еще нагуляться надо, а потом уже думать о любви. Я не женюсь раньше 30 лет, а влюбляться, тем более, не собираюсь.

   – Мы с тобой слишком разные, Стас, хотя внешне совершенно одинаковые.

   – Ладно, не кисни. Ты же знаешь, что я могу закадрить для тебя любую девушку. Ну, а потом тебе останется лишь малость – затащить ее в койку и хорошенько поиграться, – добавил я, отпив из бокала глоток, и поставил его на столик.

   – Я не нуждаюсь в твоих услугах! Я не считаю девушек легкой добычей, в отличие от тебя.

   – Ну да! Ты же у нас правильный мальчик – отличник, красавчик и романтик. Мне далеко до тебя. Ладно. Только сегодня на вечеринке не сиди в стороне, познакомься с кем-нибудь, Егор.

   – Спасибо за наставление, Стас. Но я сам справлюсь.

   И как этот человек может быть моим братом-близнецом? Если бы мы не были так похожи внешне, все подумали бы, что мы из разных миров: он романтик, я бабник; он всегда был отличником, я – двоечником; он добрый и щедрый, а я корыстный и самовлюбленный.

   И, конечно же, мой 23-летний брат до сих пор девственник. Уму непостижимо!

   – Ладно, нам уже пора выдвигаться к речке. Не забудь надеть свои плавки с теми пальмовыми веточками, – подколол брата напоследок и пошел к себе, готовиться к вечеринке.

   Я знал, что в моей постели сегодня окажется очередная су*ка, или даже не в постели. Вода в реке теплая, можно и там одну из них поиметь. Уверен, что эти замухрышки будут только рады такому приключению.

Глава 2

Настоящее Соня


   – Не верю, что сегодня окажусь на свободе.

   – Да, подруга. Если честно, даже не представляю, как теперь ты будешь жить. Ты же явно захочешь найти убийцу Егора и отомстить? – говорила мне Света, с которой мы вместе и отсиживали срок в колонии: я – по ложному обвинению, а она по собственной глупости. Подставил Свету ее же любовник с наркотиками.

   – Не знаю, Свет. Хотелось бы, в первую очередь, забрать из детдома Сашеньку. Очень надеюсь, что ее не удочерили за эти годы, – на глаза начинают выступать слезы боли и отчаяния.

   Нашей с Егором доченьке семь лет. Жаль, что я не успела поделиться с ним этой новостью, так как узнала о беременности только в колонии, когда мой любимый Егорушка уже лежал в сырой земле.

   – Не надо, Соня. Не плачь! Ты достаточно слез выплакала! Теперь пришла пора начинать жизнь с нуля! Все будет хорошо, я уверена в этом. И Сашенька обязательно будет с тобой, ты все же родная мать.

   – Света, я так боюсь! Что меня там ждет? Мне даже жить негде! Квартирку ту забрали у меня в счет компенсации Комаровой. Как же сильно я ненавижу их!

   – Все будет хорошо, – заверяет меня, хотя знаю, что ничего хорошего от семейства Комаровых ожидать не стоит.

   – Ладно, пора, – сказала подруге и напоследок обняла.

   – Я скоро тоже выйду, тогда обязательно увидимся. И надеюсь, что у тебя к тому времени все будет хорошо. И Сашенька будет с тобой, и хороший мужчина появится рядом, – говорила она, понимая, что настал день, когда наши пути расходятся. Конечно, она стала для меня настоящей сестрой. Защищала от нападок других заключенных и даже спасла однажды от приставаний начальника колонии, чем и прибавила год к своему сроку – за нанесение телесных повреждений служебному лицу при исполнении.

   – Конечно, я буду рада нашей встрече на воле.

   – Ну, все, присядем на дорожку, – перебила она, взяв из моих рук сумку, в которую поместились все вещи, что были у меня в колонии.

   – На выход! За тобой уже приехали! – в камеру вломился Глеб Ефимович, тот самый начальник колонии.

   – Кто? – спросила я, посмотрев на него с недоверием и презрением.

   – Кто-то, кому ты нужна на воле. У тебя же явно остался там поклонник или кто-то еще. Судя по тачке, очень даже состоятельный. Вот везет же таким пакостным бабам, как ты.

   – Хватит ее оскорблять, или ты хочешь опять оказаться в больничке? – ехидно спросила у него Света.

   – Нет, не хочу! Но и тебе не мешало бы стать полюбезнее ко мне, су*ка. Все, на выход! – гаркнул он.

   – Пока, Светка, – забросила я сумку на плечо и вышла из камеры.

   «Навстречу новой жизни!» – сказала сама себе и даже не стала оглядываться назад. Волновало только одно – кто за мной приехал?

Стас


   – Зачем тебе это надо было, Стас?! Зачем? Она последняя тварь, убийца твоего брата! И ты еще забрал ее дочь!!! Зачем?!

   – Мама, это дочь Егора. Твоя родная внучка. Внучка! Я не мог поступить никак иначе! Сколько еще мы будем мусолить эту тему?!

   – Не верю! Это не дочь Егора. Она нагуляла ее от другого. Я уверена, что она не была такой уж правильной, наверняка давала всем подряд направо и налево.

   – Мама, ты же видела – девочка похожа на меня! А значит, похожа была бы на Егора. Как ты можешь игнорировать такое сходство? Ладно, Соня – дрянь, но дочь Егора ни в чем не виновата! Ребенок не причем!

   – Думаю, если бы ты не был таким сердечным, она бы запросто повторила судьбу своей матери.

   – Хватит! Я не хочу больше говорить на эту тему! Сашенька моя дочь по документам, Соне я ее не отдам. А ты, ради приличия, могла бы хоть раз за семь лет прилететь в гости. Понимаю – новая жизнь в другой стране, это все хорошо. Но…

   – Я не могу! Просто не могу! И как вспомню, что эта тварь сегодня выходит на свободу, так…! Ох… Ей бы еще накинуть лет, эдак, двадцать, а ей скостили срок на два года. За что? За примерное поведение?

   – Папочка, папочка, – стала звать меня Сашенька, когда забежала в дом.

   – Пока, мама. Сашенька с няней вернулась с прогулки.

   – Отец-одиночка. Противно звучит. Отец ребенка убитого брата! – не унималась она.

   – Мама! Довольно! – я бросил телефон, прекратив этот бесполезный разговор.

   Посмотрел на своего ангелочка, который мчался ко мне сломя голову. Прибежала, обняла, прижавшись к моей груди, и так тепло стало на душе.

   – Мы с няней были в аквапарке. Я с такой большой горки каталась! – и показывает мне рукой, как съезжала с нее.

   – Умничка! Видишь, не зря я тебя отдал на плавание.

   – Да, а еще танцы и фехтование, – дополнила она.

   – Солнышко, папе надо отъехать на пару часиков. Ты не сильно будешь злиться? Кто же виноват, что у тебя такой занятой отец?

   – Нет, папочка. Ты самый лучший на свете. Я люблю тебя! Только иногда мне не хватает тебя. Но я все понимаю.

   – Ты самая умная и понимающая девочка на свете, я тоже люблю тебя, – бережно целую ее в макушку и отхожу.

   – Вернусь скоро, принцесса, – говорю ей, хотя знаю, что это очередная ложь. Особенно сегодня.

   Начальник колонии не забыл мне напомнить об этом дне. Соня выходит на свободу! Убийца брата! Тварь, в которую я посмел влюбиться за тот короткий период времени! Су*а, которую ненавижу всей душой! Я поклялся себе, что превращу ее жизнь в ад!

Глава 3

Настоящее Соня


   Я даже не представляла, кто там, за воротами, меня встречает.

   Может, отец решил объявиться, спустя годы, или у меня есть еще родственники, о которых я не знала?

   Но когда вышла за ворота колонии, то увидела припаркованный неподалеку «Mercedes», навороченный и сверкающий. Владелец авто сидел за рулем и даже не вышел мне навстречу.

   Странно все это! А вдруг это маньяк какой-то – подумала я и поспешила уйти прочь.

   Мотор резко взревел, и машина, объехав меня, отрезала все пути к отступлению.

   – Что Вам нужно от меня?! Кто Вы такой? – возмутилась я, и, наконец-то, водитель решил опустить окошко и показаться.

   – Все так же боишься мужчин на крутых тачках? Хотя нет, после убийства Егора ты ничего не должна бояться.

   Стас Комаров?!

   В это было сложно поверить, почти невозможно, но это так.

   – Садись. Или будешь стоять на дороге?

   – Нет. Я ни за что не сяду в твою машину.

   – В прошлый раз ты тоже так реагировала, я помню. А меня тогда Егор просто попросил тебя привезти. Жаль, что ты была так несговорчива со мной, Соня.

   – Я не сяду в твою машину! Не сяду!

   – Соня, я же по-хорошему пока тебя прошу, но и мое терпение в любой момент может лопнуть, – предупредил Стас, слегка хмыкнув. Он почти не изменился, только выглядит взрослее и … угрожающе. Я всегда рядом с ним сжималась, боялась находиться с ним наедине, да и вообще, боялась его после того раза, когда он приставал ко мне.

   – Нет, я не боюсь тебя. Ты, наверное, ошибся адресом, когда ехал сюда. Лично я никуда не собиралась и не собираюсь с тобой ехать. Ничего не хочу иметь общего с вашей семейкой и очень сильно надеюсь, что вы тоже забудете про мое существование.

   После моих слов Стас не просто вышел, он вылетел из машины, громко хлопнув дверцей. И в эту же секунду меня одолел дикий страх, так как в правой руке он держал пистолет.

   – Достаточно убедительный повод, чтобы ты села в машину? – спросил он, направив на меня дуло пистолета.

   Я не могла поверить, что Стас способен меня убить или ранить.

   – Зачем тебе это нужно? Ну, сяду я в машину, что дальше? – спросила его.

   – А дальше – увидишь! Садись! – он открыл для меня дверцу, и я повиновалась.

Стас


   Когда увидел ее, ничего не екнуло. Может и правду говорят, что ненависть убивает все хорошее. Несчастная, побитая судьбой девушка двадцати шести лет, на которой вечно будет клеймо убийцы. И которая станет для меня моей личной забавной игрушкой.

   Пистолет – идеальный способ заставить Соню подчиниться и сесть в машину. Нет, я бы не выстрелил рядом с колонией, не такой дурак. Но Соня реально испугалась. Не ожидала, что я способен на такое. А я способен, и не только на это, а на еще более омерзительные вещи.

   Ехали мы, молча, она больше не задавала идиотских вопросов и даже не смотрела в мою сторону. А я смотрел, разглядывал, оценивал.

   Худенькая, маленькая, миленькая. Не хрена не изменилась за восемь лет, и это дико бесило.

   – Рада свободе? – решил все же нарушить это молчание между нами.

   – Еще не знаю.

   – Вот как! И почему же? Новая жизнь на воле – это прекрасно.

   – Не уверена, что она будет для меня столь уж прекрасной.

   О, да, Соня! Она будет для тебя самой адской, уж я об этом позабочусь.

   – Куда мы едем, Стас?

   – Знаешь, я хоть и не слишком люблю тебя – и это мягко сказано, – но ночевать на улице не могу оставить. Насколько я знаю, идти тебе некуда. Поэтому решил снять для тебя на первое время квартиру, конечно, не безвозмездно. Отдашь, когда устроишься на работу.

   – Это будет не скоро, – ответила она.

   О нет, детка! Отдавать ты начнешь мне все сегодня своим унижением, доставляя мне ни с чем несравнимое удовольствие.

   – Разберемся, почти приехали, – предупредил Соню, когда уже заехал на территорию жилого комплекса «Альтар», который полностью принадлежал мне. Купил его просто, ради интереса, да и деньги надо было куда-то вложить. Не думал, что это окажется очень удачным приобретением и таким нужным сейчас.

   – Ты не мог мне снять квартиру на отшибе где-нибудь? Уверена, здесь арендная плата дороже, чем стоимость квартиры в спальном районе! – возмущалась она и злилась. А мне это на руку.

   – Не волнуйся, арендная плата для тебя будет минимальной. Квартиру сдает мой друг, – обманул, пытаясь успокоить Соню.

   – Странно все это. Твое поведение, отношение. Проявление какой-то заботы. Это же все не про тебя! Ты ненавидеть должен меня!

   Совсем скоро ты узнаешь о моей ненависти, совсем скоро, как только мы окажемся в квартире, – подумал я, но вместо этого ответил:

   – Выходи, – остановил машину и разблокировал дверцу.

Глава 4

Настоящее Соня


   Когда мы зашли в квартиру, я замерла на месте. Это не квартира, нет! Это больше похоже на царские хоромы, или квартиры знаменитых личностей. Чего стоит одна прихожая, которую я рассматривала с открытым ртом, и он это заметил.

   – У тебя что-то с челюстью случилось? Давай, проходи внутрь, – Стас подтолкнул меня.

   Мраморный пол, высокие потолки, дорогая кожаная мебель, антикварные вещи – картины на стенах, вазы на столиках и даже комнатный фонтан, который находился посреди гостиной.

   – Да, Соня. Мои друзья из того же круга, что и я. И жилье соответствует этому статусу.

   – Я не смогу жить здесь! Это слишком!

   – Брось! К нам же в дом ты с большим удовольствием перебралась из своей однушки в коммуне, забыла?

   – Егор настаивал, и я…

   – И ты, конечно, была совсем не против, – зло добавил он.

   – Не против. Ведь я его любила.

   После моих слов Стас подошел к дивану и присел. На столе стояла открытая бутылка коньяка.

   – Хочешь выпить? – предложил он и, схватив бутылку, отпил несколько глотков прямо из горла.

   – Нет, я не пью.

   – Правильная Соня, да? Всегда такая правильная, что аж тошно! – произнес он, когда поставил бутылку обратно.

   – Прости, Стас. Но я вынуждена отказаться от твоего предложения.

   После моих слов он громко рассмеялся. Его смех пронизывал каждую клеточку внутри. Это был не добрый смех, и я знала, что ничего хорошего он мне не сулит. Как и тогда, много лет назад, когда я просила его не трогать меня. А он улыбался и продолжал зажимать.

   – У тебя нет другого выхода, Соня.

   – Выход есть всегда, Стас. Я, пожалуй, пойду, – подошла к входной двери, чтобы выйти, но он мигом вскочил с дивана, подбежал ко мне, больно схватив за руку, и отшвырнул так сильно, что я свалилась с ног.

   – У тебя его нет! – зашипел он, когда схватил больно за волосы и потянул мою голову на себя.

   – Я не твоя рабыня! Ты не имеешь права удерживать меня здесь против моей воли! Я позову на помощь!

   – Я имею право сделать с тобой все, что пожелаю. В моих руках деньги, власть и связи. А кто ты такая? Девочка без роду и племени? Бывшая зечка и убийца? Никто тебе не поможет, су*ка, никто! Кстати, ты так и не спросила ничего о своей дочери? Неужели совсем не волнует судьба маленькой девочки?

   И тут я поняла, что он знает, где она и что с ней. Но как?

   – Что с ней? Что ты сделал с ней?! – стала кричать и вырываться, но Стас слишком крепко удерживал меня.

   – С ней все в порядке! Она очень светлый и искренний ребенок, в отличие от своей подлой мамаши, – после этих слов он резко оттолкнул меня и отошел, продолжая говорить.

   – Я забрал ребенка сразу же, удочерил. С этим не возникло препятствий, так как все-таки мы родственники. Да и деньги способны решить любую проблему, Соня.

   – Чего ты хочешь от меня? – спросила я и замолчала в ожидании его ответа.

   – Чего я хочу? Например, сейчас – чтобы ты разделась, встала передо мной на колени.

   – Что? – в недоумении спросила я.

   – Раздевайся! – заорал он на всю квартиру.

   – Стас, я не буду этого делать. Будь благоразумным.

   – Я пытаюсь поставить на место тварь, которая убила моего брата. Уверен, ты и от меня с удовольствием бы избавилась.

   – Что ты несешь? Я никого не убивала! Не убивала!

   – Все! Мне это надоело! Разделась и встала на колени, Соня. Я не буду повторять тебе по сто раз! – он подходит ко мне слишком близко. Снова.

   Я поднимаюсь на ноги и пристально смотрю на него несколько секунд.

   – Ну! Я жду! Или ты хочешь, чтобы я сам содрал с тебя твои лохмотья, тварь? – спрашивает и в тот же момент заносит руку, чтобы отвесить мне пощечину.

   – Ты ответишь за смерть Егора, за пролитые ночами слезы матери. Мало отсидеть заслуженный срок в колонии, надо полностью искупить свою вину и свои грехи. И я буду твоим личным палачом в этой жизни! Я заставлю тебе страдать так, что смерть тебе покажется самым лучшим выходом из всех возможных. Я буду пользоваться тобой, как захочу и когда захочу. А Сашенька никогда не скажет тебе слово – мама. Ты убийца! Убила родного отца своей дочери!

   Я никогда не видела Стаса таким злым и неуравновешенным. Он отошел от меня, усевшись в кожаное кресло, в надежде, что я все-таки выполню его приказ. Я стояла на месте, как будто приросла к полу ногами, боялась сделать шаг в его сторону.

   Стас уже потянулся одной рукой к ремню и проговорил:

   – Надеюсь, за восемь лет отсидки ты не разучилась делать минет. Уверен, что надсмотрщики не давали тебе забывать, и хорошо забавлялись с тобой, каждый раз имея тебя в извращенной форме, пуская по кругу.

   – Нет, не было ничего такого! Никто не касался меня за эти восемь лет! Никому не позволяла! – его слова возмутили меня!

   – Ладно, Соня. Хватит разговоров, больше дела! – добавил он, когда уже полностью расстегнул пряжку ремня и вытащил из брюк свой член.

   – Ну же! Он мечтает о твоем ротике, приласкай его, – он стал водить рукой вниз и вверх по всей своей длине, продолжая смотреть на мою реакцию.

   – Не зли меня! Не стоит! – пригрозил он, когда я сделала несколько шагов назад, в надежде сбежать из этой квартиры.

   – Я не буду этого делать, Стас. Я не умею! Не умею! – слезы уже застилали глаза.

   – Если не умеешь, как раз пришло время научиться!

Глава 5

Прошлое

   Соня


   – Мы опоздали, веселье уже идет полным ходом.

   – Конечно, если бы ты не обула свои высоченные шпильки и не плелась бы, как черепаха, может быть, и пришли, когда все только началось.

   – А ты, я смотрю, совсем не заморачивалась насчет того, как выглядишь.

   – Меня вполне устраивает мой внешний вид. Сама знаешь, что в моем шкафу, в отличие от твоего, не так уж и много вещей. А учитывая то, что я приехала к тебе только в этом платье, вопросов возникать не должно. И даже если бы ты мне предложила надеть что-то из своих вещей, я бы отказалась. Слишком уж откровенные они у тебя.

   – Эх, Сонька. Ничего ты не понимаешь. Мужчины любят глазами, их совершенно не интересует внутренний мир.

   – Ты прости меня, конечно, но ты выглядишь слишком вульгарно. Это яркое красное платье, каблуки и такого же цвета губная помада на губах делает тебя на несколько лет старше.

   – Ну и пусть. А ты вообще похожа на Мальвину – вся в голубом, только огромного банта на голове не хватает. И не мешало бы тебе немного подкраситься.

   – Рита, ты все же пришла, – подбежала к нам одна из ее подружек, которая, судя по всему, была уже навеселе.

   – Я просто не могла пропустить такое событие. Ну, где наши близнецы? – сразу стала она расспрашивать подругу, забыв даже нас друг другу представить.

   – Недавно купались в речке. Жаль, что вы пришли позже. Пропустили такое шоу. Стас танцевал стриптиз вместе с одной девочкой. У них был, якобы, танцевальный батл на раздевание. И, конечно же, он не постеснялся снять с себя все, даже трусы.

   Девчонки восторженно захохотали, а я начинала понимать, что здесь мне точно не место. Рита, увлеченная беседой, уже забыла обо мне. Ну и пусть.

   Немного отошла от места, где разгоралась вечеринка – громко играла музыка, кричали парни и девушки, пили и играли в какие-то идиотские игры, типа подарочка и бутылочки.

   В школе я играла в такие игры, когда была помладше, но максимум, что я могла позволить, это просто поцелуй в губы, без языка. Я даже еще не целовалась по-взрослому.

   Спустилась по тропинке немного вниз и зашла в речку по колено. Вода была очень теплая, и я бы с радостью искупалась в ней, но, к сожалению, не брала купальник. Обернулась назад, посмотрела по сторонам – никого. Ну и пусть Рита веселится без меня, а я поплаваю в речке и пойду домой. Дорогу обратно я знаю. «А завтра обязательно выскажу все ей!» – подумала я и стала снимать платье.

Стас


   Да, девушки в поселке оказались не такими оторвами, как я думал. Скучно с ними! Максимум, на который они смогли раскрепоститься, так это на стриптиз. Скучно! Даже, несмотря на количество выпитого алкоголя мной за этот вечер.

   Не знаю, где сейчас находится моя копия, и если честно, плевать.

   Я выпил еще одну бутылку пива и решил спуститься снова к реке, немного поплавать. Мира, девушка, с которой мы участвовали в батле, так и не согласилась со мной уединиться, да я и не слишком сильно уговаривал. Нет, так нет. У меня таких, как она, до хрена и больше. Нет, даже намного лучше, чем она.

   На небе ярко светила луна, отражаясь тусклым светом в воде. А еще я увидел там силуэт купающейся девушки. Видимо, кто-то все же решил меня порадовать сегодня, – подумал я, сбросив с себя джинсы, в кармане которых был мой мобильный телефон, зашел в воду и поплыл к ней незаметно, чтобы не испугать. Подкрался к девчонке совсем близко и тихо нырнул. Ни черта не видно под водой, поэтому все же пришлось вынырнуть и встретиться с ней глаза в глаза.

   – Привет, детка, – восстал я из воды, как настоящий богатырь из сказки Пушкина. Да, мамины сказки на ночь я помнил наизусть.

   Девчонка завизжала, начала брызгаться в меня водой и уж, было, рванула к берегу. Но я схватил ее, немного прижав к себе. Ну, если честно, то совсем не немного – я чувствовал, как моя эрекция упирается в нее. Боже, это было так смешно. Хоть одна веселая вещь за весь скучный вечер, – подумал я, когда она стала вырываться.

   – Отпусти! Идиот! Ты меня напугал!

   – Извини, я не хотел тебя пугать. Ты, наверное, ожидала, что я подплыву, прижмусь к твоей шее губами, положив ладони тебе на плечи, и буду скользить ими вниз, и вниз, и вниз, – стал шептать ей на ушко, воплощая все сказанное в действие.

   – Ты, видимо, меня с кем-то перепутал, я не такая.

   – Все вы не такие, детка. Просто любите набивать цену. Не бойся, деньги у меня есть, и я бы смог тебя хорошенько отблагодарить, но только после всего, – добавляю я, когда руки опускаются уже на ее бедра. Кто же эта девица?

   Она дрожала в моих руках, и это чертовски заводило. Умеют же девушки претворяться серыми мышками. И как отлично у них это выходит. Жаль, что я не могу разглядеть в полной мере лицо девчонки, но зато отчетливо чувствую ее фигуру – тоненькую талию, округлые бедра и задницу, которая так привлекала меня. Длинные волосы доходили ей до попы. Ох, намотать бы их, но не сейчас. Я пытался все же не думать об этом.

   – Отпусти меня, пожалуйста, – в этот раз она взмолилась сильнее.

   – Как тебя зовут, детка? – проигнорировал ее просьбу, развернув резко к себе лицом.

   – Соня, – дрожащими губами ответила она.

   – А я Стас, очень приятно с тобой познакомиться, – представился я прежде, чем притянуть ее лицо к своему и попробовать ее губы на вкус.

Глава 6

Настоящее Стас


   Не умею! Не умею! Снова корчит из себя святую невинность!

   Только начальник колонии мне рассказывал, как до и после беременности, множество раз ее пользовал, как отсасывала ему, и не только ему, взамен на хорошие продукты и лекарства. Мне-то он врать не станет, знает, что с ним будет, если узнаю правду! В порошок сотру. Фамилия-то известная.

   А сейчас? Грязная шлюха! Все врет во спасение себя! Ну, нет, хватит. Меня больше не проведет!

   На самом же деле, раньше думал, что она идеальная, самая чистая и светлая девушка. Таких, как она, просто не существует. Как же сильно я завидовал Егору, как сильно! Да, наше первое с ней знакомство не прошло идеально. Просто пьяный был, хотелось развлечься с девочкой. Даже поцеловал ее, а она, стерва, прикусила мне своими зубками нижнюю губу и заорала, что, я украл ее первый поцелуй. Конечно, потом оттолкнула меня, заверещала еще громче, и на помощь прибежал прекрасный принц в образе моего брата.

   Защитничек херов! Но я тогда и так еле держался на ногах, а когда побежал за этой идиоткой, так вообще споткнулся и упал на берегу. Потом, конечно, поднялся, но Егор подскочил сзади и ударил меня по голове. Я отключился…

   Смотрю на ее лживые слезы, и меня ни хрена они не трогают. Сжимаю член в руке, больше не поглаживая, в ожидании дальнейших действий от Сони. Но она стоит на месте.

   – Так ты хочешь, чтобы я помог тебе раздеться, я могу, – повышаю я голос, разрывая эту глухую тишину между нами.

   – Нет, не надо. Я сама, – отвечает еле слышно, но все же покоряется. Делает несколько шагов и останавливается прямо перед диваном, на котором я сижу.

   – Давай, Соня. Раздевайся быстрее. Не хочу больше видеть тебя в этих уродских вещах, хочу насладиться видом твоего обнаженного тела.

   Не отвечает, лишь подносит руки к пуговицам на рубашке и начинает расстегивать одну за другой. Руки дрожат, да и она вся трясется. А мне это доставляет дикое удовольствие. Продолжаю поглаживать свой член, любуясь предоставленным зрелищем.

   – Это не надо делать медленно, просто раздевайся, как обычно, – говорю ей.

   Я даже не желаю, чтобы она делала это красиво или под музыку, нет. Это не просто стриптиз – это начало ее новой жизни. И чем раньше она начнет к ней привыкать, тем лучше для нее.

   Стянула рубашку по своим худеньким плечам, оставшись в одном лифчике. Конечно, «псевдо скромница» Соня решила, что избавляться от него еще рано, поэтому следующее, что она сделала, потянулась к застежке на своих брюках. Как предсказуемо!

   – Ты, наверное, никогда не думала, что все так будет? Что будешь подчиняться мне и даже не возникать, исполняя любую мою прихоть?

   – Никогда не думала, что ты станешь таким ничтожеством. Я никогда не любила тебя, но с сегодняшнего дня буду ненавидеть самой лютой ненавистью, – грубо и слишком резко ответила она. Ну, ничего, это мы уже проходили.

   – Не возись со своими вещами, снимай все быстрее, вплоть до трусиков. И на колени, – последнюю фразу я произнес ласково, с иронией, отчего в ее глазах сверкнуло отвращение.

   – Будешь учиться делать первоклассный минет, а я тебя практиковать в этом вопросе. Хотя с трудом верится, что ты ни разу в жизни не брала член в рот.

   – Ты разрешишь мне видеться с дочерью? – спросила она, когда уже полностью освободилась от брюк.

   – А ты думаешь, твоей дочке будет интересно узнать, что ее мать убила ее отца? Что мамочка отсидела срок, хотя ей и не справедливо скостили его? Лично я думаю, что твоя дочь тебя возненавидит и будет права.

   – Она моя дочь! – крикнула Соня, в долю секунды оказавшись рядом, и отвесила мне пощечину. Да, к такому я никак не был готов. Она резко отшатнулась, когда я провел ладонью по месту удара и ухмыльнулся.

   – Все, как много лет назад, ничего не меняется, – после этих слов поднялся с дивана и направился к ней.

Глава 7

Прошлое Соня


   Парень по имени Егор еще долго извинялся за своего озабоченного брата, усадив его в свой автомобиль на заднее сиденье. И только, когда он включил свет в машине, я увидела его лицо. Посмотрев на спящего Стаса, я застыла на месте. Похоже, что это – именно те близнецы, о которых мне рассказывала Ритка.

   Два брюнета на одно лицо – синие глаза, ровный нос, строгий подбородок.

   – Вы… – не успела я спросить, как Егор ответил:

   – Да, близнецы. Похожи, как две капли, но абсолютно разные по характеру. Стас привык брать от жизни все, что захочет, и никто не смеет ему возражать. А вот ты посмела.

   – Он очнется? С ним все будет хорошо? – почему-то я переживала за жизнь Стаса, несмотря на то, что он хотел со мной сделать и сделал бы, если б его вовремя не остановил Егор.

   – Да все с ним будет в порядке. Просто немного с утра поболит голова, – ответил он, улыбнувшись, затем открыл переднюю дверцу, приглашая меня сесть в автомобиль.

   – Садись, подвезу тебя домой.

   – Нет, мне надо найти подругу. Я не могу уехать одна, я же у нее остановилась, – вспоминаю я про Ритку, а сама сажусь в машину, так как чувствую, что начинаю замерзать.

   – Что же это за подружка, которая тебя бросила, а сама веселится?

   – Вот такая подружка, – отвечаю я, устремляя свой взгляд вниз.

   – Ничего страшного, я отвезу тебя к себе, как раз согреешься. А то зуб на зуб не попадает. В нашем доме достаточно комнат, а утром вернешься к подруге и выскажешь все, что о ней думаешь. Идет? – совершенно спокойно говорит он, не думая о том, как я неловко себя чувствую, только находясь с ним в одной машине. Вернее сказать, с ними. А еще и ночевать в их особняке предлагает.

   – Егор, не стоит волноваться, просто высади меня на центральной дороге, а я уже как-нибудь сама доберусь до ее дома.

   – Э, нет. Так не пойдет. Высадить тебя одну в час ночи? Исключено, – отвечает он, протягивает руку и захлопывает за мной дверцу машины.

   – Ты же не серьезно, Егор? – неужели он собирается меня похитить?

   – Я обещаю, что ничего с тобой не случится. Ты мне веришь?

   Ну да, он не похож на маньяка или убийцу и, в отличие от своего брата, не распускает руки. И это все же лучше, чем ночевать под открытым небом в совершенно неизвестном мне месте.

   – Хорошо, все равно у меня нет выбора, – отвечаю ему, когда он уже заводит автомобиль.

Стас


   Вот урод! Голова ужасно болит – не только от выпитого вчера, но и от удара Егора. Защитник херов!

   – Братец проснулся? – услышал вопрос над своей головой, хотя толком еще не успел разлепить глаза.

   – Проснулся. Принеси стакан воды и волшебную таблеточку, – приказываю ему.

   – Я не прислуга тебе, Стас. Так что, сам поднимай свою задницу и приноси, – ответил нагло брат.

   – Мне реально хреново! Давай без этого, ладно?

   – Не ладно. Ты хоть помнишь, что вчера чуть не изнасиловал молодую девушку?

   – Никого я не насиловал, ты же знаешь, мне это не надо, мне и так добровольно дают.

   – Стас, я все видел! Не надо врать! Девочка тебя отталкивала, просила, чтобы не трогал. Но ты ничего не слышал. Видимо, твой затуманенный алкоголем мозг рисовал другую реальность.

   – Хватит! Ты ударил меня вчера из-за какой-то су*ки!

   – Ее зовут Соня, и она не такая, понятно?! Стас, хватит всех девушек считать шлюхами.

   – Ой, все! Егор, избавь меня, пожалуйста, от своих пламенных речей.

   – Я избавлю. Но хочу предупредить, после вчерашнего я привез Соню к нам в дом. Так что, без глупостей, Стас.

   О, это уже интересно. Хоть увижу лицо этой малолетней стервы, которая еще и вздумала прикусить мне губу, так отчаянно пытаясь избежать моего поцелуя.

   – Ага, – согласился, но знал, что все равно, находясь в одном доме, ей не избежать встречи со мной.

   – Егор, а ты не втюрился случайно в эту девочку? – решил узнать.

   – Даже если и так, тебя это не касается.

   – Ух, ты! А ты взрослеешь. Не дала мне, так может тебе перепадет? Хоть девственником перестанешь быть.

   – Заткнись, Стас. Да будет тебе известно, я давно уже не девственник, ясно?

   – Так это же круто! Почему раньше не признавался? Когда это было, где и с кем?

   – Не твоего ума дело!

   – Хотя, постой! Может, именно этой ночью, пока я спал, и ты – с Соней?

   Я видел, как его злили мои слова, но мне нравилось испытывать его.

   – Катись к черту! И не вздумай приближаться к Соне. Она моя!

   – А она уже в курсе, что ты ее приватизировал?– спросил, ухмыльнувшись.

   – Нет, но я сделаю все для того, чтобы так и было.

Глава 8

Настоящее Соня


   Он поднялся с дивана и начал подходить.

   – Мы ведь вдвоем запали на тебя. Но ты выбрала Егора. Более легкую добычу для себя, – Стас протянул ко мне руку, которая через считанные секунды оказалась на моей шее.

   – А ты все никак не мог успокоиться. Да? – еле-еле прохрипела, ведь с каждым движением его пальцев дышать было все труднее.

   – НЕ МОГ! НЕ МОГ, НЕ МОГ! – как в бреду, начал повторять раз за разом, но от меня не отходил и руки не отнимал.

   – Знаешь, в чем всегда была твоя самая главная ошибка, Стас? – совсем не вовремя я осмелела.

   – И в чем же? – он ослабил хватку, и рука уже начала скользить ниже, прямиком к груди. Я вздрогнула, когда его указательный палец прошелся по соску.

   – В твоем отвратительном отношении ко мне! – выплюнула я прежде, чем застонать, когда он ущипнул его двумя пальцами.

   – Соня, я даже не начинал показывать отвратительного отношения к тебе! Пока еще не начинал, но мы двигаемся именно в этом направлении.

   – Егор был самым лучшим, любимым и хорошим. Ты никогда не станешь таким, никогда! Можешь делать со мной все, что пожелаешь – избивать, насиловать, унижать, но я никогда тебя не полюблю. Ты всегда мечтал получить мое тело, но никогда не получишь ни сердца, ни души. Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!!!! НЕНАВИЖУ! – закричала я и плюнула ему в лицо.

   – ДРЯНЬ! КАКАЯ ЖЕ ТЫ, ДРЯНЬ! – крикнул он, прежде чем оттолкнуть меня от себя. Я упала, больно ударившись головой о паркет.

   Все начало плыть перед глазами, но одно я все же увидела – он стер со своей щеки мой плевок салфеткой, и, наконец–то, заправил свое достоинство в брюки.

   – Что же ты его тогда убила? Своего идеального и самого лучшего мужа? – спросил он, но не подходил.

   – Я не убивала Егора, и ты это знаешь. Его тело нашли на кухне, а нож я схватила совершенно случайно. Окровавленный нож лежал прямо в раковине. Я испугалась и поэтому его спрятала.

   – Кроме тебя в доме никого не было! Ладно, ты уже отсидела срок, эту тему закроем. За то, что плюнула в меня, пожалеешь. И еще, мне абсолютно пофиг на твою душу и сердце. Да, любил тебя, но разлюбил. Да и сейчас я вовсе не хотел тебя – просто, чтобы отсосала. Но я тут подумал, и решил, что сделаю с тобой. Для начала тебя стоит откормить и привести в порядок.

   – Что… что, ты имеешь в виду?

   – Найду для тебя хорошую работенку, Соня. Высокооплачиваемую и очень востребованную.

Стас


   Чтобы не придушить Соню, просто решил убраться из квартиры, от греха подальше. Когда она немного успокоилась, поднялась с пола и подошла к дивану.

   – Кем я буду работать? Проституткой, да? Твоей личной или будешь делиться мной? – поинтересовалась.

   – Это я уже решу со временем. Я закрываю тебя на ключ. Надеюсь, у тебя хватит мозгов не сбегать или выпрыгивать из окна?

   –Я хочу видеть дочь, Стас. Ты не можешь скрывать ее от родной матери!

   – Ее мать умерла для нее. Может, со временем я позволю тебе увидеться с ней, но в качестве моей знакомой.

   – Ты даже дочь Егора присвоил себе. Как ты жалок, Стас.

   – Хватит! Не желаю ничего слышать! До встречи, Соня, – попрощался я и направился к своему другу в бар, залечивать душевные травмы алкоголем.

   – Ты уже бухаешь целый час, друг. Но так и не сказал, по какой причине.

   – Рафаэль, не надо! Лучше прикажи официанту принести еще выпивку.

   – Не, так не пойдет. Рассказывай, – он отнял у меня стакан с виски и вылил содержимое прямо на свой дорогой ковер в кабинете. Я хотел возразить, но промолчал.

   – Сегодня вышла на свободу Соня. И я уже стал воплощать свой план – по уничтожению ее жизни – в реальность. Она такая худенькая, несчастная. Черт! Я хотел поставить ее на колени, засунуть член в рот, но…! Я не должен жалеть ее! Не должен!

   – Это та самая Соня, про которую ты мне каждый раз говоришь, приходя сюда и напиваясь до одури?

   – Та самая дрянь, которая убила Егора.

   – Ты, конечно, извини, но тебе просто хочется в это верить. Ты просто хочешь ненавидеть ее и у тебя, типа, повод есть – убийство брата. Просто любишь ее и злишься, что ничего не можешь с этим поделать.

   – Рафаэль, хватит! Хватит! Не люблю, и сломаю ее, уж поверь. Сломаю! И ты не учи меня жизни, – кричал я на него, хотя понимал, что доля правды в его словах была. Трезвый я еще мог контролировать себя, но не пьяный. Именно в таком состоянии мной овладевали эмоции и воспоминания о ней.

Глава 9

Прошлое Стас


   Прошел ровно месяц с того момента, как я увидел Соню в своем доме при свете дня и на трезвую голову.

   Не хотел ее смущать тогда, поэтому даже не подходил, чтобы познакомиться глаза в глаза. Издали рассматривал ее профиль, вьющиеся длинные золотистые волосы, которые доставали ей до самой задницы. Она стояла возле книжного шкафа, в руках держа книгу, и пролистывала страницы. Так была увлечена этим занятиям, что даже не обратила внимания на дверь, в которую я вошел, обвязавшись одним лишь полотенцем, так как перед этим принял контрастный душ, чтобы прийти в себя. Неожиданно книга выпала из ее рук, она наклонилась за ней, и именно в тот момент наши взгляды встретились. Ее был полон страха, а мой восторга. Не удивительно, что Егорушка, запал на нее.

   – Егор? Стас! – вовремя догадалась она, быстренько подняв книгу и поставив на место.

   – Стас, а ты Соня, да? – все же осмелился подойти к ней.

   – Соня. Простите, я не должна была. Просто Егор сказал, что могу чувствовать себя, как дома, поэтому… Простите, – начала сразу оправдываться девчонка.

   – Это не ты, а я должен просить прощение у тебя за вчерашнее. Я просто перепутал тебя с другой, – пытался объясниться.

   – Я уже Вас простила.

   – Кстати, в знак примирения, можешь взять любую книгу из библиотеки, какую пожелаешь, – говорю ей, а сам рассматриваю Соню, и она все больше и больше цепляет меня. Голубые глаза, алые губки, маленький, курносый носик. И по сравнению со мной, такая маленькая и худенькая, что ее лишь одной рукой можно обхватить за талию.

   – Я очень люблю читать детективы. Ну, просто обожаю Агату Кристи. Я все ее книги прочитала, почти все. Но "Убийство в восточном экспрессе" не могла найти. Можно я возьму ее почитать? – попросила, и казалось, что расплачется прямо на моих глазах.

   Не укладывалось в моей голове, как такая воздушная и трепетная девчонка так сильно любит запутанные истории?

   – Я же сказал – любую, значит, любую, – ответил ей и улыбнулся.

   – Спасибо! Спасибо! – она сразу же потянулась обратно к книге и забрала себе.

   – Что ты здесь делаешь? Я же предупреждал, чтобы ты не приближался к Соне! – закричал на меня влетевший в кабинет Егор.

   – Егор, Стас ничего плохого мне не делал. Наоборот, извинился и разрешил взять книгу, вот, – она продемонстрировала ему, когда Егор оказался возле Сони в считанные секунды.

   – Извинился? – спросил он, а затем уставился на меня.

   – Ты умеешь просить прощение? Я не знал, не знал.

   – Ладно, не буду вам мешать, – решил все же оставить их наедине и удалился.

   Месяц! Месяц! Я думал о ней постоянно, хотя с тех пор мы не виделись больше. Но Соня просто не выходила из моей головы! Егор, в отличие от меня, действовал более решительно. Не знаю, чего он добился, но то, что теперь они вместе – это факт. И это меня не просто злит, а бесит, бесит, бля*ь!

   Мы оба работаем в компании отца, которая занимается переработкой горных пород. Он владеет несколькими шахтами и вышками. Егор поделился своими изменениями в личной жизни с ним, и тот, конечно, был рад. Нашему отцу вообще плевать на то, что Соня простая девчонка из интерната, главное – счастье сына. И мне он желает того же, но как же ему признаться, что мое счастье уже в руках родного брата, как?

   Знаю, что Егору понравилась моя идея с книгами, и он использовал ее в своих целях. Скупил Соне целую библиотеку детективов и каждый день дарил по одной книге. Подло поступил, подло! Каждый день на работе сиял, разговаривая с ней по телефону, а я наблюдал и злился. А что мне оставалось делать? А когда услышал его признание ей в любви, вообще опрокинул на себя чашку кофе. Сходил с ума с каждым днем все больше.

   И вот сегодня ее день рождения. И на удивление, Егор попросил меня о помощи с самого утра.

   – Стас, мне нужна твоя помощь. Сегодня у Сонюшки день рождения, восемнадцать исполняется.

   Сонюшка! От этого слова мое сердце совершило очередной кульбит в груди.

   – Я тут причем?

   – Я приготовил ей сюрприз. От тебя требуется лишь встретить ее возле университета и привезти по нужному адресу. Надеюсь, ты справишься?

   – Справлюсь, – ответил ему.

   – Вот и здорово. Перед подъездом завяжешь ей глаза вот этой лентой, – добавил он, протянув мне в руки пакет.

   – Вы должны быть там к пяти вечера. Не забудь. Так, мне надо сейчас съездить на важную встречу, касательно работы шахты. Приходится все делать самому, – пытается поддеть и упрекнуть, но мне плевать. Он у нас хороший сын, а я плохой, и так было и будет всегда!

   – Мы будем, – заверяю Егора и ухожу. Как же я могу отказать "любимому" брату?

Соня


   Остался один экзамен, и я стану студенткой!

   А еще сегодня мне исполнилось восемнадцать! И самый главный подарок я получила, когда мне сообщили, что я стала владелицей собственной квартиры. Но этим вопросом я займусь на днях.

   После моего знакомства с братьями Комаровыми многое изменилось. Но самое главное – я влюбилась без памяти. В Егорушку. И наши чувства взаимны. А что может быть лучше того, когда он шепчет тебе на ушко: «Моя любимая Сонюшка».

   Наши отношения развивались стремительно – он задаривал меня подарками, устраивал романтические свидания, и самое главное – наш первый поцелуй с ним произошел на крыше шестнадцатиэтажного здания. Ужин при свечах, живая музыка, и вся Москва, как на ладони. И этот поцелуй мне понравился намного больше, чем тот, когда в реке Стас против моей воли меня целовал.

   Да, я тогда простила его, а он подарил мне книгу, но больше мы не виделись.

   Я уже спускалась по ступенькам вниз, когда увидела рядом со зданием университета припаркованный черный «Infinity», а возле него с приличным букетом красных роз и подарочным пакетом от ювелирной фирмы «Tiffany» в руках стоял Стас. Ведь Егор сейчас был на важной встрече и сомнений, что это его брат, не возникло.

   «Неужели приехал меня поздравить?» – мелькнуло в моей голове.

   – С днем рождения, Соня. Это тебе, – он подошел ближе, протянув цветы и подарочный пакет с очень дорогим украшением внутри – ведь по бренду не трудно было догадаться.

   – Спасибо, но не стоило, Стас. Цветы я приму, но это – не могу, – указала я взглядом на пакет.

   – Да не парься. Это подделка, Сонь. Ты, конечно, любимая девушка моего брата, но дарить тебе слишком дорогой подарок должен только Егор, – ответил он, ухмыльнувшись.

   – Ну, раз так, тогда приму, – и он вручил мне подарок.

   – Вот и здорово. Кстати, я приехал, чтобы похитить тебя и отвезти в одно место.

   Мои глаза расширились от удивления. Похитить меня? Но зачем?

   – Это идея Егора, поэтому я ничего не знаю, просто исполняю его приказ, – ответил он, когда уже подошел к авто и открыл передо мной дверцу, чтобы я села.

   Находиться со Стасом в одном автомобиле мне было не комфортно. Я тогда простила его, но почему – то до сих пор боялась.

   – Музыку? Какую любишь слушать? Или все же радио включить? Отечественное или заграничное? – стал засыпать вопросами, потянувшись к приемнику.

   – Мне все равно, – ответила просто, чтобы не молчать, и отвернулась к окну.

   Стас лишь хмыкнул, но через минуту салон заполнила знакомая песня Игоря Николаева. Старая, но очень известная в свое время.

   – Нравится? – поинтересовался он, сделав динамики громче.

   – Да, спасибо.

   А Стас на удивление, стал подпевать:

   – Поздравляю и счастья тебе желаю,

   Я счастья тебе желаю

   Пусть не со мной, так с другим.

   И я сказал – поздравляю,

   Как буду я жить, не знаю,

   Но все же благословляю

   И поздравляю с днем рождения твоим.


   И что бы все это значило? Стоит ли искать в выбранной им песне скрытый смысл? Я держала букет роз в руках и нечаянно уколола палец, задумавшись совсем не о том.

   – Ай, – вздрогнула я, чем привлекла внимание Стаса.

   – Что? Что стряслось, Соня? – взволнованным голосом спросил он, резко притормозив.

   – Все в порядке, просто вот, – показала ему палец.

   – Ничего страшного, до вашей свадьбы с Егором заживет.

   – Все равно, надо обработать. У тебя же есть аптечка?

   – Ты серьезно? Сонь, ты всего лишь уколола пальчик и требуешь аптечку?

   – А вдруг эти розы обрабатывались какой-то заразой, и она попадет мне в кровь? – я не знаю, что случилось, и почему я так запаниковала.

   – Ничего не будет, – Стас схватил меня за руку, поднес пострадавший палец к своим губам и поцеловал его, прежде слизнув кровь.

   – Что ты делаешь?

   – Дезинфицирую своей слюной, Соня,– он пристально смотрел мне в глаза, не отпуская руки, и молчал.

   – Ладно, нам пора ехать, – решила я напомнить, и ему пришлось отпустить мою руку.

   – Да, ты права, но розы лучше переложить на заднее сиденье, – забрал цветы с моих колен и положил назад.

   Следующую половину пути мы ехали, молча, но всю дорогу звучали грустные песни о несчастной любви. Стас никогда у меня не ассоциировался с настоящим романтиком, способным переживать и вообще любить. Может, у него была любовь, и он ее потерял и поэтому сейчас ведет себя так с другими девушками. Наказывая и причиняя боль.

   Машина снова резко затормозила, и мы остановились.

   – А сейчас я вынужден завязать тебе глаза, – Стас достал из кармана своих брюк атласную черную ленту.

   – Для чего?

   – Сюрприз не будет сюрпризом, если ты увидишь его заранее, – объяснил он. И я позволила ему завязать себе глаза.

   – Не бойся, ничего плохого не случится, – прошептал на ухо, прежде чем отодвинуться, и снова завел двигатель.

   Я ничего не видела, и это меня настораживало. А что, если Стас все же причинит мне боль и увезет совершенно в другое место, не к Егору?

   – Ты слишком напряжена, Соня. Все хорошо, не волнуйся, – видимо, заметил растерянность на моем лице.

   – Это не тебе завязали глаза лентой, сквозь которую ничего не видно, и везут не понятно, куда.

   – Неужели ты меня так сильно боишься? – догадался он.

   – Боюсь, – призналась. Ведь, именно так и было. Ужасно боялась.

   – Кстати, забыл сказать, ты сегодня очень красивая, Соня.

   Я надела платье лилового цвета, купленное в одном из бутиков Егором. И оно как-то сразу стало моим любимым, тем более, что подарил мне его самый близкий и дорогой человек.

   – Спасибо.

   – Ты так и не посмотрела мой подарок. Ну, если хочешь знать, там сережки. Подбирал под цвет твоих глаз.

   – Зачем ты сказал, я бы сама узнала позже.

   – Я тебя знаю намного лучше. Поэтому уверен, что ты бы не стала даже доставать коробочку из пакета.

   А ведь он прав, не стала бы.

   – Молчишь? Значит, я оказался прав.

   – Долго нам еще ехать?

   – Нет, уже почти на месте. О, а вон и Егор, – ответил он, присвистнув.

   – Вот братец дает, вот молодец! – после этих слов Стас остановил автомобиль.

Глава 10

Настоящее Соня


   Не знаю, сколько я проспала, но казалось, целую вечность. Кровать в "тюрьме", предоставленной мне Стасом, была очень удобной, не сравнится с койками в колонии. Голова понемногу переставала болеть, но когда я поднялась с кровати, почувствовала, как она начинает кружиться. И я уже знала, отчего. От голода. Я же два дня почти ничего не ела, а еще от стресса, который я пережила вчера, благодаря Стасу.

   Нет, он не оставит меня в покое, мне даже не стоит об этом мечтать. Решил уничтожить, втоптать в грязь.

   Как же мне не хватает тебя, любимый! Как же сильно я скучаю, Егор!

   Помню тот его подарок на мое совершеннолетие. Полет на огромном воздушном шаре. Как же это было романтично и красиво! Парить под облаками с любимым и единственным. Тогда казалось, что никто и ничто не сможет нас разлучить. Наверное, так не любят, как я любила.

   – Проснулась? Скоро два часа дня, – услышала я грубый голос, который заставил меня обернуться и увидеть в дверях своего палача и мучителя.

   – Ты же сам видишь, для чего тогда спрашиваешь?

   – Голова не болит?

   – Тебе не все ли равно, Стас?

   – На самом деле, мне по хер. Ладно, иди, умывайся, приводи себя в порядок, нам надо ехать.

   – Куда?

   – Куда я скажу, – ответил он, а я так и продолжала стоять на месте, рассматривая его. На нем были надеты вчерашние вещи. А это значило одно – он не ночевал дома.

   – Зачем тебе нужна моя дочь, если ты не можешь отказаться от своей привычки шляться по ночам? – я обязана была задать этот вопрос.

   – Что?! Ты еще будешь указывать, что мне делать? У твоей дочери есть все, что надо. А также хорошая няня, которая живет вместе с нами.

   – У девочки должна быть мать! Мать! – не сдержалась я.

   – Заткнись! Иначе я за себя не ручаюсь! Живо собирайся!

   – Ты можешь только кричать, да? Приказывать? Чувствуешь свое явное превосходство надо мной, да?

   – Чувствую, что ты сейчас договоришься, Сонюшка.

   Нет, никому не позволено так меня называть, нет!

   – Не смей, не смей называть меня так, как… – но я не успеваю договорить.

   – Как убитый тобой мой брат, это ты хотела сказать? – очередная колкость. Он же специально все!

   Пытаюсь подойти к кровати, чтобы присесть, ведь головокружение усиливается.

   – Поеду только после того, как поем. Иначе тебе придется везти меня в больницу, – предупреждаю его.

   – Ладно, по дороге поедем в ресторан, и я тебя накормлю, – соглашается он.

   – Я не смогу никуда ехать.

   – Черт с тобой. Закажу еду на дом! – рычит он, затем покидает комнату.

Стас


   Наблюдаю за Соней, с каким диким аппетитом она уплетает уже четвертый по счету кусок пиццы. И опять мне становится ее жалко.

   Вчера так и не вернулся домой. Позвонил няне, попросил, чтобы извинилась перед Сашенькой за меня и сказала, что появились важные дела. Конечно! Важные дела в лице длинноногой блондинки с пышным бюстом, в постели которой я оказался сегодня ночью и проснулся под утро. Даже имени не спросил. Ну, а мое она точно знала.

   – Наелась? Или еще хочешь? – спросил Соню, когда она все же вытерла свой маленький ротик салфеткой.

   – Спасибо. Наелась, – ответила она, отпив несколько глотков свежевыжатого апельсинового сока.

   – Тогда пора ехать.

   – Хорошо, я через пять минут буду готова, – сообщила, поднявшись из-за стола, и направилась в ванную.

   Я достал мобильный и позвонил своему водителю Тимуру.

   – Да, босс.

   – Ты сделал, как я просил?

   – Да, я уже ожидаю Вас у входа.

   – Отлично, – ответил я и бросил трубку.

   Соня, как и сказала, вышла через пять минут и уже была одета. В какое-то дешевое платье малинового цвета до колен, и полностью скрывающее ее декольте. Да, раньше там было, на что смотреть, но не сейчас.

   – Я готова, можем ехать.

   Так и сделали. Меня пугала ее такая беспрекословная покорность. Что с ней сделали?

   – Здравствуйте, Соня. Меня зовут Тимур, и я личный водитель господина Комарова.

   Казалось, что на нее напал столбняк оттого, что увидела перед собой белый, роскошный лимузин, который я попросил арендовать для нас с ней.

   – О, очень приятно познакомиться с Вами, – ее язык заплетался, но она все же ответила.

   – Иди, садись за руль, Тимур. Я сам поухаживаю за Соней.

   – Прошу, – попросил ее сесть в салон, и когда она послушно это сделала, не пытаясь задать лишних вопросов, я последовал ее примеру.

   – Можешь ехать, – отдал очередной приказ, и Тимур поехал.

   – Куда мы едем? – спросила все же она, когда я сел и придвинулся ближе.

   – В бутик. Должны же у тебя быть нормальные вещи, а не то тряпье, которое сейчас.

   – И для обычной поездки в магазин ты взял лимузин?

   – Захотел и взял. Я в состоянии сотню таких купить, если ты еще не поняла. После смерти Егора, а потом и отца, я стал единственным наследником и руководителем всего.

   – А где твоя мать?

   – Соскучилась по «любимой» бывшей свекрови?

   – Просто она не обрадуется, если увидит тебя со мной.

   – Соня, мне наплевать. И она уже в курсе всего. Вынужден тебя огорчить – она не собирается прилетать из-за бугра лишь для того, чтобы увидеть тебя и уничтожить. Она предоставила мне эту миссию, – ответил ей, ухмыльнувшись. Затем взял со столика уже подготовленные Тимуром бокалы с шампанским для нас, один из которых протянул ей.

   – Я не пью, – стала возражать Соня.

   – Пьешь, Соня. И сейчас послушно возьмешь из моих рук бокал и сделаешь пару глотков.

   – Хочешь меня споить? Так я буду для тебя более легкой добычей, да?

   – Мне не надо тебя спаивать, чтобы отиметь. Тогда между нами стоял Егор. А сейчас нет никаких преград, Сонюшка.

   – Не называй меня так! Не смей! – не знаю, о чем она думала, когда плеснула мне в лицо шампанским.

   У нее вообще присутствует инстинкт самосохранения? Судя по всему, нет!

   – Ты хоть понимаешь, что делаешь? – резко хватаю ее за ткань платья и встряхиваю. – Понимаешь?

   Капли шампанского попали мне в глаза – очень неприятно!

   – Я просила тебя не называть меня так, как Егор. Это причиняет мне боль.

   – Боль ей это причиняет? Боль? А что ты вообще знаешь о боли, Соня? – притягиваю ее вплотную к себе так, что наши лица почти соприкасаются.

   Мои губы лишь в каких-то нескольких миллиметрах от ее губ, и я хочу не просто жадно целовать их, а растерзать и искусать до крови.

   – Ты ответишь? – провожу своей правой рукой по ее распущенным волосам медленно, а затем жестко хватаю, всматриваясь в ее печальные и испуганные глаза, цвета неба.

   – Уж побольше твоего я знаю о боли, Стас. Я потеряла любимого мужа, и ты забрал у меня дочь. У меня никого нет, никого! А ты избалованный мальчик, который привык всего добиваться только с помощью денег.

   – Все сказала? Или же есть, что добавить?

   – Есть. Лучше я отдамся бомжу или же другому мужику, чем тебе, Стас!

   О, а девочку понесло, да не в ту степь! Пытается все же противостоять мне и задеть за живое?

   – Давай, отдайся! А я за этим с удовольствием понаблюдаю, – ответил и оттолкнул от себя Соню.

   – Поездка в бутик отменяется, Тимур, можешь притормозить, – отдал приказ, и машина остановилась, свернув на тротуар.

   – Тимур, иди к нам, тут кое-кого надо немного проучить, – произнес я, и через минуту он уже залезал в лимузин.

   – Тимур, прикоснись к ней, – приказал водителю, когда он сел рядом с Соней.

   Как было интересно наблюдать за ней, видеть испуг в глазах, страх и желание сопротивляться. Сама сказала, все равно с кем, вот пусть теперь узнает, что со мной шутки плохи.

   – Тимур, я не правильно выразился, или ты меня совсем не понял? Ладно, тогда скажу по-другому. Хочу посмотреть, как ты трахнешь ее своими пальцами, а потом, возможно, и членом, если я позволю. Если будет оказывать сопротивление, разрешаю применять силу.

   – Ублюдок! Выпусти меня! – кричала Соня, но Тимур резко заткнул ей рот своей ладонью. Вторая его рука нагло и бесцеремонно начала подниматься вверх под подол платья.

   – Соня, просто расслабься и получай удовольствие, пока я за этим буду наблюдать. Ты же этого сама хотела.

   Ммм, – что-то промычала, пока я садился напротив.

   Ослабил свой галстук, поставил руки на подлокотники сиденья в ожидании шоу. Соня пыталась скинуть ладонь Тимура со своего рта, но тот ожесточился еще больше. В момент его рука оказалась на тоненькой шее девушки, которую он крепко сдавил, а затем проговорил ей на ушко так, чтобы услышала не только она, но и я.

   – Не выдергивайся, су*ка! Станислав – мой босс, и если он прикажет мне придушить тебя, я это сделаю, трахнуть, значит трахну, – его рука еще сильнее надавила, и я действительно испугался за Соню.

   – Прекрати Тимур! Я сказал сделать с ней другое! – после моих слов вторая рука Тимура пробралась под ее дешевые трусики, которые он сорвал с первой попытки, а ладонью второй снова закрыла ей рот.

   Глаза Сони уже застилали слезы. Вырывалась и брыкалась, но Тимур знал, как ее приструнить.

   – Ты же этого хотела, любого, но только не меня, да?

   Она не может ответить, и поэтому я жестом показываю Тимуру, убрать ладонь от ее рта.

   – Прошу тебя, не надо! Умоляю, Стас, – всхлипывает и трясется всем телом.

   – Не хочешь, чтобы он тебя взял? Но ты себе противоречишь, Соня.

   – Я больше никогда не скажу ничего подобного в твой адрес. Скажи ему, чтобы отпустил меня, и я сделаю все, что прикажешь. Добровольно.

   – Отпусти ее и выйди из машины. Пойди, прогуляйся, – отдал приказ. Тимур отпустил Соню, протянув ее разорванные трусики мне, и вышел из машины.

   Она напоминала мне лань, загнанную в логово хищного зверя. Я пересел к ней, она даже не думала отодвигаться. Хочу ее подмять под себя и трахать, пока не устанет кричать и стонать, и ее голос не сорвется окончательно, но не сейчас. Сейчас она мне покажет свою добровольную покорность, о которой заявила.

   – Как долго у тебя не было секса? – спрашиваю я, проводя указательным пальцем по изгибу ее шеи.

   – Давно, – признается, но я знаю, что врет. Моя вторая рука скользит под подол, и я завожусь лишь от осознания того, что под ним ничего нет.

   Она так близко, и меня рвет, просто рвет на части рядом с ней. От такой желанной когда-то. И любимой.

   Соня начинает тяжело дышать, пока я глажу ее бедро, пробираясь наглыми пальцами вверх, до заветной точки, слегка надавливаю, а она приглушенно стонет в ответ.

   – Ты знала, что я любил тебя, знала ведь? – задаю вопрос, проникая в нее одним пальцем. Резко и глубоко.

   – Ах, – стонет она, но это не ответ.

   – Знала, как сходил с ума от ревности, знала, как хотел, хотя бы стать тебе другом? Знала? – скольжу в нее еще одним пальцем, второй рукой уже пробираясь под вырез платья, и сдавливая ее маленькую, но аккуратную грудь.

   – Да. И это меня безумно пугало, – еле слышно все же призналась.

   А я продолжал входить в нее все жестче, в ожидании ее незамедлительного оргазма. И наконец-то, послал все к черту, надавив пальцами на скулы, притянув к себе ее губы для поцелуя. Знал, что сойду с ума, если снова ее поцелую, ну и пусть. Мне этого так отчаянно хотелось!

   Наш с ней второй поцелуй я не забыл до сих пор. Вернулся домой после ужина с очередной девицей, которую так удачно хотел подложить под меня Егор. Такого скучного вечера, как с ней, у меня еще не было никогда. Даже имени ее не помнил. А Егор был бы счастлив, если бы у нас все сложилось. Он видел, как я смотрю на Соню, но ничего не мог предъявить.

   Я напился тогда в хлам, а когда вернулся домой, увидел в гостиной Соню, в красивом платье, которое было очень сексуальным для такой необыкновенной девушки, как она.

   Соня, как раз, крутилась перед зеркалом.

   – Добрый вечер, – поздоровался заплетающимся языком.

   – Привет, Стас. Егорушка мне подарил платье, а я ни разу не надевала, вот решила примерить. Как тебе? – спросила она.

   – Он сам где?

   – Должен приехать через час где–то. А что?

   – Дома кто-то есть?

   – Нет. Но если ты голоден, могу разогреть поесть. – Да, я был голоден, но только по ней. Делаю шаг к Соне.

   – Ты красивая, Соня. Но уверен, что без платья ты выглядела бы лучше.

   – Что? – она не успевает сообразить, как я уже тяну ее на себя.

   – Стас, пусти!

   – Хочу поцеловать тебя, Соня. Затем раздеть, повалить на этот диван и ласкать всю ночь напролет.

   – Нет, не смей! Не хочу, – пытается вырваться, но я не позволяю. Немного отходя от зеркала, прижимаю ее к стенке спиной. Хватаю за волосы, притягивая к себе ее губы, она мотает головой, но я все же проникаю в ее рот языком, когда пальцами сдавливаю скулы….

   Сейчас же она не оказывает сопротивления, позволяет целовать себя, так, как я об этом мечтал – жадно, страстно, одержимо. Не могу насытиться, поглощаю ее всю. Я свихнулся на ней еще тогда, но теперь диагноз подтвердился окончательно.

   Ненависть и дикая одержимость Соней – настоящий ад для меня.

   Мой член уже готов прорвать ткань брюк, но я сдерживаю себя из последних сил. Прерываю поцелуй в надежде отдышаться.

   – Тебе нравится моя покорность, «любимый»? Смотри, как ты завелся? – ее слова, словно обухом по голове, вернули меня с небес на землю.

   – А тебе нравится, когда я удовлетворяю тебя пальцами, Соня? – задаю встречный вопрос и совершаю в ней самые яростные толчки, которые окончательно добивают ее, и она содрогается всем телом, прежде чем кончить.

   – Удовлетворил свою похоть, ублюдок? – снова плюет мне в лицо.

   – Ты тоже получила удовольствие, Сонюшка, – стираю плевок с лица тыльной стороной ладони. Специально так обращаюсь к ней, знаю, что бесится.

   – Ни капли. Ты не способен доставить мне удовольствие, я просто имитировала.

   Су*а! Какая же су*а!

   – Продолжай в том же духе, и я тебя заверяю, пожалеешь об этом. У меня в подчинении еще много неудовлетворенных мужиков.

   – Почему бы тебе просто не убить меня, Стас? – смотрит неотрывно в мои глаза в ожидании ответа.

   – Это слишком просто.

   – Просто? Да ты меня любишь до сих пор. В этом – вся правда. Нравится мучить, насильно брать, на другое ты просто не способен. На обычный человеческий разговор. Нравится считать меня виноватой в смерти Егора. Просто тебе так удобнее. А знаешь, когда ты подарил мне книгу, я посчитала тебя адекватным парнем, вплоть до того момента – когда ты прижал меня к стене и стал лапать. Как же так? Я хочу Соню, а Соня любит Егора. Да и вообще, все бабы должны были побывать в твоей постели.

   – И побывали, уж поверь. Егор был неудачником и ни хрена не понимал в отношениях с девушками.

   – Зато Егор умел любить искренне и отдаваться этому чувству всецело.

   «Я бы тоже любил, и на руках носил, и землю под твоими ногами целовал бы, Соня!» – говорю сам себе, отсаживаясь от нее.

   – Стас, если в тебе осталось хоть что-то человеческое, я прошу тебя – нет, умоляю! Позволь мне увидеть мою малышку. Знаю, что бесполезно будет с тобой бороться за нее, – неожиданно меняет тему разговора.

   – Я подумаю, – холодно бросаю ей в ответ и выхожу из лимузина.

   Нахожу на другой стороне улице Тимура и подхожу к нему.

   – Прости за это. Я немного погорячился, – протягиваю ему 500 баксов.

   – Она же тебе не безразлична.

   – Не желаю говорить на эту тему! Она в машине осталась, вся в слезах. Приведи ее в чувство и отвези домой. А я должен сейчас уехать.

   Куда? Сам не знаю.

   – Будет сделано, – без лишних слов соглашается он и направляется к лимузину.

Глава 11

Прошлое Соня


   – Ты станешь моей женой, Сонюшка?

   Я не верю своим глазам! Мой любимый Егорушка стоит на одном колене и держит в руках бархатную коробочку с красивым, и, судя по всему, очень дорогим кольцом. Все посетители ресторана «Глория» смотрят на меня, а я нахожусь в полной растерянности. Три месяца мы знакомы с ним, почти два, как встречаемся, и тут….

   – Я бы сама вышла замуж за такого красавчика.

   – Не будь дурой, соглашайся, – кричали все.

   Перевела взгляд на Егорушку, который смотрел на меня в ожидании ответа.

   – Да, конечно, да! Да! – продолжала кричать даже тогда, когда Егор схватил меня на руки и начал кружить, забыв обо всем, даже о кольце.

   – Со мной ты будешь самой счастливой, я обещаю. Веришь мне?

   – Конечно, верю, – отвечаю, гладя его щеку, а затем нежно прикасаюсь своими губами к его.

   – Стас нам больше не помешает! Я все сделаю для этого!

   Вот о его брате сейчас мне не хотелось вспоминать. Он повел себя тогда, как настоящая сволочь. Нет, он не бил и не насиловал меня. Он просто поцеловал, вызвав отвращение к себе. Конечно, я рассказала про это Егору. Ну а он, в свою очередь, отцу. И тогда в их семье произошел настоящий скандал. Отец запретил Стасу появляться в их доме, уволил из компании.

   Но самое ужасное меня ждало впереди. К большому несчастью, мне пришлось с ним встретиться, когда он все же подкараулил меня возле медицинского университета.

   – Ну, привет, Соня, – поздоровался со мной, как ни в чем не бывало.

   – Привет, извини, но я спешу, – хотела пройти мимо, но он не позволил.

   – Боишься меня? Правильно, бойся, – стал шептать, схватив меня за руку.

   – Пусти меня, я закричу! – предупреждаю.

   – Бедная несчастная овечка! Пожалейте меня! Стас плохой! Но ты ведь сама крутилась передо мной постоянно. Мелькала перед глазами. Пыталась проявить свою чертову, и никому не нужную на хер заботу. Строила глазки, понимая, чем все может обернуться.

   – Ты болен, тебе надо лечиться. Я всегда пыталась избегать тебя.

   – О, болен? Я же забыл, ты у нас будущий психотерапевт. Ну, так скажи, Соня. Что я собираюсь сделать с тобой в следующую минуту? Даже предоставлю несколько вариантов ответа:

   1.Запихну в машину и увезу в неизвестном направлении.

   2.Поцелую, как тогда.

   3.Накажу, но позже.

   4.Трахну прямо на этом капоте.

   Выбирай! – кричит как умалишенный, а мне становится страшнее и страшнее с каждым предложенным им вариантом.

   – Выбирай!

   – Накажешь, но позже! – отвечаю ему, а на глазах уже выступают слезы.

   – Какая хорошая девочка, жаль, конечно, я бы выбрал четвертый вариант.

   – Ты больной, тебе надо лечиться!

   – А тебе стоило держать рот на замке. Кто ты такая? Девочка из детдома? Да у меня таких, как ты, знаешь, сколько было? И, Соня, ты повторяешься.

   – Пусти меня.

   – Отпущу, но только заикнись о нашей милой беседе Егору, и очень пожалеешь. Я тебя предупредил, – после этих слов оттолкнул меня так сильно, что я врезалась в его машину.

   – Почему ты просто не оставишь меня в покое?

   – Ты сама во всем виновата.

   И после этих слов я отошла от его машины. Больше мы не виделись, и я была этому очень рада. Леонид Сергеевич сказал, что Стас улетел на отдых и вернется не скоро. А это значило одно – нашей с Егором свадьбе никто не помешает.

   Если не считать его маму, которая почему – то невзлюбила меня сразу.

Стас


   Кто знал, что из-за моей больной любви к Соне, я потеряю все. Да, тот разговор с отцом не забуду никогда.

   – Тебе мало твоих девок, Стас?

   – Папа…

   – Не «папкай» мне, а отвечай! Зачем девочку обидел?

   – Она сама виновата. А я был пьян. Да и что, собственно говоря, случилось?

   – Что случилось? Да у нее была истерика, когда Егор вернулся домой.

   – Я просто ее поцеловал, вот и вся беда.

   – Зачем? Для чего?

   – Захотел.

   – Она не твоя игрушка, Стас. Она девушка твоего родного брата. И вполне порядочная девушка. Ты не можешь делать все, чего тебе хочется.

   – Больше не повторится. Обещаю.

   – Это точно – больше не повторится. Потому что с этого дня ты будешь жить отдельно. И да, работать будешь в другом месте.

   – Что?

   – Я все сказал! У тебя мысли всегда ниже пояса или на уровне декольте красивой девушки. Хватит думать одним лишь членом, пора включать голову.

   – Значит, так ты решил? Так? Я тоже твой родной сын!

   – Я знаю. И до сих пор не понимаю, как вы родились одновременно с Егором? Вы совершенно разные. Егор умеет любить, дарить людям добро, а ты все только портишь.

   – Идеальный сын – Егор, и такое дерьмо – я.

   – Я этого не говорил!

   – Но ты именно это имел в виду!

   – Почему тебя тянет к Соне? Что привлекает? Ее неприступность? Ее внешность? Ее характер? Что?!

   – Разве тебе, не все ли равно?

   – Я должен знать. Почему ты просто не оставишь девочку в покое?

   – Не поверишь, но я влюбился в эту девочку! Влюбился, мать его! Влюбился впервые в жизни! Видишь, у такого законченного мудака тоже есть чувства!

   После моих слов отец свалился в кресло и схватился за сердце… С ним все хорошо уже, и это главное.

   Спустя несколько недель мама звонит в истерике и говорит о том, что Егор решил жениться на Соне.

   – Ты представляешь, он все же решился. Не понимаю, приворожила она его, что ли?

   – Мам, мне нет до них абсолютно никакого дела, – отвечаю ей, а на душе становится так хреново, что выть хочется. Добегался, Стас! Твой брат-неудачник сделал тебя.

   Но мама продолжала жаловаться.

   – Но твой отец упрямый, как осел. Говорю тебе, Егор еще пожалеет, что связался с ней. Чует мое материнское сердце, ой, чует. Может, нам нанять людей, которые популярно объяснят девочке, что не стоит лезть в нашу семью?

   – Мама, о чем ты?

   – Да я готова убить эту дрянь! Из-за нее Леня тебя выгнал из дома и лишил всего. А эта строит из себя саму добродетель, аж тошно.

   – Егор ее любит, оставь эту идею, мама.

   – Сынок, но она не заслуживает его любви, как ты не поймешь? Попробуй ты припугнуть ее. Типа, похить или еще что-то.

   – Мамочка, прошу тебя, не сходи с ума. Ты же знаешь, что будет, если отец узнает. Он тебя выгонит из дома.

   – Стас, я умоляю тебя, поговори с ней.

   – Мама, я только завтра буду в городе.

   Ей не стоило знать о нашей недавней встречей с Соней.

   – Обещай мне!

   – Поговорю, – обещаю, но совсем не уверен, что она послушает.

Соня


   – Я так рада за тебя, правда. Видишь, я тогда хоть и повела себя, как идиотка, зато ты нашла свое счастье, – поздравляла меня Рита по телефону.

   Да, мы с ней перестали общаться, но около недели назад случайно пересеклись в супермаркете, поговорили, и я ее простила.

   – Да, ты права. Я его люблю больше жизни.

   – А как там Стас? Когда ты меня познакомишь с ним?

   – Прошу, не надо о нем. Хорошо, что его нет в городе. Лучше тебе не знакомиться со Стасом, он тот еще псих.

   – Да, наверное, ты права. Ладно, я позвоню тебе. Моя смена уже началась, а я с тобой болтаю уже минут десять, – уверена, что Рита обиделась, но я сказала правду. Я ей желаю только хорошего.

   – Конечно, иди работать.

   – Увидимся.

   – Конечно, Ритка, – прощаюсь с ней и хочу положить телефон в сумку, как передо мной останавливается тот же автомобиль, что и несколько недель назад. Стас не выходит из машины, и я надеюсь, что смогу улизнуть, но не тут-то было. Он отъезжает, преграждая мне путь, я в другую сторону, и он туда же.

   – Долго будем играться? – спрашивает он.

   – Ты хочешь меня задавить?

   – Нет, для начала просто побеседовать.

   – О чем? – интересуюсь я, пытаясь достать из сумки зонт, ведь уже начинает капать дождь. На улице, как-никак, конец октября. Я в белом пальто от известного дизайнера и кожаных сапожках.

   – Я не хочу, Стас, – отвечаю ему, раскрывая зонт.

   – Я ничего не сделаю плохого тебе. Обещаю. Просто поговорим, и я отвезу, куда тебе надо. Милые косы, – заметил он мои два аккуратно заплетенных колоска.

   – Я не верю тебе. С тобой всегда не просто.

   – Да ладно, все будет нормально, – вижу, как уже открывает дверцу, приглашая меня в авто.

   – Ладно, не более пяти минут, – соглашаюсь, но как только сажусь, дверь автоматически блокируется, и Стас срывается с места.

   – Что ты делаешь? – в ужасе спрашиваю, ведь скорость явно превышает нормальную.

   – Люблю скорость, опасность и дикий секс,– объясняет, а затем облизывает похотливо свои губы.

   Он одет в кожаную черную куртку и потертые джинсы. Только успокаиваюсь, как он задает вопрос.

   – Выходишь замуж за Егора?

   Ну, да было бы удивительно, если бы он этого не узнал.

   – Выхожу.

   – Любишь его сильно? – спрашивает он, еще больше набирая скорость. Внутри все сжимается от страха и ужаса.

   – Останови, пожалуйста. Мне страшно.

   – Не выходи за него, Соня, – скорость уже достигает рекордной отметки. Стрелка на спидометре зашкаливает.

   – Стас, остановись, я прошу тебя!

   – Знаешь, я привык жить в свое удовольствие. Я привык жить одним днем. А вот ты?

   – Что ты хочешь этим сказать?

   – Не выходи за Егора, иначе пожалеешь.

   – Ты угрожаешь мне? Стас, скажи, чего на самом деле ты добиваешься? – все же пытаюсь взять себя в руки.

   – Ты мне нравишься, Соня.

   – Ты путаешь понятия симпатии и просто желания заполучить меня в свою постель.

   – Да, я хочу тебя и не скрываю этого.

   – Но ты знаешь, что я не хочу. Я не люблю тебя, Стас. Не люблю. Не люблю! Не люблю! – повторяю как заведенная.

   – Достаточно моих чувств.

   – Ты действительно болен. У тебя не может быть никаких чувств, кроме любви к самому себе.

   После моих слов Стас немного сбавляет скорость.

   – Может, ты и права. Давай переспим, и я от тебя отстану. Навсегда! – его заявление повергает меня в шок. – Неужели это так сложно?

   – Ты не понимаешь, о чем говоришь и о чем меня просишь!

   – Да ладно, чего ты! Мы близнецы, представишь, что ты с ним. А я обещаю оставить тебя в покое и не портить вам жизнь.

   – Прошу тебя, прекрати! Прекрати!

   Он резко тормозит и останавливает машину. С минуту молчит, а затем придвигается ближе.

   – Ты сводишь меня с ума, Соня. Думаю постоянно только о тебе, – признается и проводит ладонью по моей щеке, не сводя своего темно-синего взгляда.

   Я молчу, не могу произнести ни слова. Стас резко перемещает руку с лица на пояс моего пальто.

   – Просто отдайся мне, Соня. Я, наконец–то, утолю свой голод и оставлю тебя в покое, – шепчет мне в губы, но я все же выхожу из оцепенения, пытаясь скинуть его руку с пояса.

   – Прекрати, Стас. Это уже не смешно.

   – А разве видно, что я шучу? – после этих слов он все же тянет пояс и распахивает мое пальто.

   – Отличное платье, но для обладательницы таких красивых ножек, оно могло быть чуточку короче, – замечает он под пальто строгое черное платье ниже колен.

   И когда его ладонь ложится на мое колено, понимаю, что пришло время паниковать.

   – Не надо, не трогай меня!

   – Соня, твое сопротивление еще больше разжигает мое желание. Так что, делай вывод. Ты вкусно пахнешь, мм, – шепчет на ухо, а затем касается двумя пальцами мочки. Уверена, что думает он сейчас о своем подарке.

   – Почему ты не носишь их? Почему? Ты хоть их распаковывала?

   Он сейчас и так не в адеквате, а если еще признаюсь, что отдала его подарок Насте, своей одногруппнице?

   Боюсь даже представить, что будет.

   – Сережки, подаренные Егором, дороже, поэтому ты их носишь?

   – Дороже, потому что подарены от души, с любовью.

   – Ты, бля*ь, издеваешься? Соня?!

Стас


   – Нет, я говорю правду. Стас, просто отпусти меня, пожалуйста, – просит и смотрит своими жалостливыми глазками. У нее вид побитой собаки или затравленного кролика. Плачет, дрожит вся. И я виноват в этом. Я!

   Одержимость Соней растет с каждым днем, она впивается мне под кожу. И боюсь, что одного ее тела для меня будет не достаточно! Я захочу ее всю. От макушки до пяток. Ее сердце, душу. Но главное, убить ее любовь к Егору.

   Думал, может, подставить его. Нанять актрису, или же реальную шалаву, и, типа, совершенно случайно привести Соню, чтобы увидела. Но Сонюшка не такая идиотка, поймет, что это спектакль чистой воды.

   Похитить Соню? Но разве это выход? Я хочу ее настоящей любви. Хочу обнимать, целовать, любить. Любить взаимно. Взаимно!

   Но в ее сердце поселился Егор, и вытравить его я смогу лишь, когда его не станет.

   Но как поступить? Как Каин убил своего родного брата Авеля? Но итог у этой легенды один, и все его прекрасно знают.

   Я совсем не верующий человек, но понимаю, что если сейчас возьму Соню силой, ничего от этого не выиграю. Удовлетворю свою похоть, но не больше. А любимая моя девочка меня возненавидит еще больше. Отпускаю ее поясок, а затем сам отстраняюсь от нее. Нажимаю на приборную панель и снимаю блокировку с двери.

   – Завязывай пальто и уходи, – говорю ей, но она дальше продолжает сидеть на месте и тихо плакать.

   Стас, у тебя еще один минус! Поздравляю!

   – Соня, – я беру в руки пояс, но она бьет меня по руке, на этот раз очень больно.

   – Не прикасайся ко мне больше никогда, Стас! Никогда! Иначе я тебя убью! – кричит во все горло, пытаясь меня припугнуть.

   – Убей меня, я не боюсь смерти!

   «Я боюсь потерять тебя навсегда!» – хотел добавить, но сдержался. Не могу я открыто признаться ей в любви. Не та ситуация и место. Она, молча, запахивает пальто, и ничего не ответив, выходит из машины. Прежде чем захлопнуть дверцу, наклоняется и произносит.

   – Я ненавижу тебя, Стас.

Глава 12

Настоящее Стас


   – Какие люди и без охраны, – сразу начала ерничать Марго, когда я зашел в ее бутик.

   Конец ознакомительного фрагмента.