Нет обложки

Купи меня дорого

Продать невинность – отличный шанс заработать миллион рублей за пару часов. Лена готова пойти на это ради семьи. К тому же безжалостный сутенер – ее родная мать…Содержит нецензурную брань.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Купи меня дорого

   В оформлении обложки использованы фотографии автора sakkmesterke с сайта www.shutterstock.com

Пролог

   Я уверена, что вы читали множество историй о продаже людей в рабство. Как правило, девушек. Как правило, из бедных неблагополучных семей. Как правило, красивых и обладающих кучей скрытых талантов; этаких трепетных овечек, угодивших в силу обстоятельств в лапы влиятельного и очень-очень состоятельного монстра, не лишённого зловещей привлекательности и непременно обладающего животной сексуальностью, против которого бедная овечка оказывается бессильна. Она падает в объятия своего мучителя, и ее душевная чистота смягчает его черное сердце. Конец истории предрешен и закономерен – свадебные колокола и слезы умиления на глазах. Сюжет Золушки и заколдованного принца на новый лад в реалиях современного, слегка подгнившего мира.

   В начале истории вам хорошенько потреплют нервы, описав ужасы похищения: страх, слезы, суровые бандиты, мешок на голове, кляп во рту, или как вариант – подмешанные наркотики в коктейль прямо во время вечеринки, на которой невинная овечка оказалась совершенно случайно. Пришла с подругой или сестрой, вариантов может быть множество, но не в этом суть. Вся свистопляска приводит к розово-сиропному выстраданному финалу – торжеству добродетели над алчностью и людским коварством. Победа любви над жестокосердием. И, разумеется, обязательны горячие постельные баталии, из которых оба выходят победителями.

   Задумайтесь и попробуйте посчитать, сколько подобных романов вы прочитали? Хотите еще один? Уверена, что да. Противостояние добра и зла со счастливым финалом никогда не наскучит и не приестся. Особенно, если в сюжете имеется богатый, сексуальный, тщательно скрывающий свои чувства брутальный и иногда бородатый принц, хрупкая бедная золушка и кипящие нешуточные страсти между ними.

   Должна предупредить заранее и убедительно посоветовать закрыть книгу, если ожидаете найти здесь все то, что я описала выше.

   В моей истории не будет никаких шаблонов, да и откуда им взяться, если она началась не с похищения невинной робкой девственницы? Никаких злобных бандюков, наркотических коктейлей и подпольных аукционов, где за мою невинность красавец-босс отвалит нехилую сумму, чтобы увести в свой большой и красивый дом, где после отчаянного сопротивления я все-таки отдам ему оплаченный товар и заставлю рассмотреть прекрасную душу за опробованной телесной оболочкой.

   Откуда такая наглая самоуверенность, спросите вы? И будете правы. Вы ничего обо мне не знаете, как и я о вас. Мы незнакомцы, а это сближает. Вопрос в том, готовы ли довериться мне и спуститься вместе со мной. Не на дно, не в ад, не в пропасть, и даже не в самый худший ночной кошмар, а в жизнь. Мою. Проданную. Не злобными алчными сутенёрами и работорговцами, а собственной матерью.

   Скажу больше. Мы были с ней в доле. Мою девственность купил мужчина, обладающий определённым влиянием в нашем небольшом городишке за миллион рублей, и свой первый сексуальный опыт я должна провести… О, нет вы не дождетесь появления в истории жутко-прекрасного монстра с последующим потенциалом обращения в принца. По-крайней мере, не так быстро. К тому же один миллион – ничтожная цена для девушки, которая стоит гораздо дороже. И пока есть спрос, я буду торговаться до последнего.

   Хотя давайте не будем забегать вперёд и начнем с самого начала.

Глава 1. Старт продаж.

   – Ты не должна боятся. Страх провоцирует агрессию. Веди себя естественно. Никакого флирта. Будь собой. Ничего не пей, если предложат, четко исполняй все пожелания заказчика в рамках оговорённых условий. Не переиграй. Если у него появятся сомнения в твоей неопытности, он может разорвать сделку, и мы останемся без денег. Поняла меня?

   – Да. Никакого страха. Я не боюсь, – уверено кивнула я, глядя в ухоженное красивое лицо матери, и в отражении ее прозрачно-голубых глаз увидела свое – бледное и чуточку испуганное.

   – Точно? – Она постучала перламутровыми ровными ноготками по столешнице. Я задержала взгляд на ее замысловатом маникюре и снова утвердительно кивнула.

   – Да.

   – Ты помнишь, что стоит на кону? – на этот раз ее голос прозвучал напряженно. Оторвавшись от любования ногтями матери, я посмотрела на Ингу, ее лучшую подругу. Та ободряюще улыбнулась кроваво-красными полными губами, тряхнула густыми длинными медными волосами. Моя мать – натуральная голубоглазая блондинка. Инга – огненно-рыжая с зелеными линзами поверх карих глаз. Обе в разное время успели получить первые места в конкурсах красоты нашего занюханного городка. Однако ни за одну из них никто не предложил цену, которая решила бы большую часть наших проблем. Я говорю наших, потому что мы семья. Я, мама, Инга. И снова нет – никто из нас не болен и деньги нужны не для того, чтобы вылечить несчастного ребёнка (меня), заплатить ипотеку или, как минимум, спасти мир.

   – Миллион. Я помню, мама, – я завороженно наблюдала, как Инга изящным жестом достала длинную сигарету из пачки и закурила. Моя блистательная, облаченная в стильное платье мамочка встала и включила вытяжку над духовым шкафом.

   – Сколько я просила не курить на кухне? Хочу напомнить, что ремонт встал нам в двести тысяч, – отчитала она подругу. Та лишь невозмутимо повела плечами, в аккуратных мочках ушей качнулись платиновые длинные серьги с кристаллами Сваровски. Они тоже встали нам не меньше, чем ремонт на кухне.

   – Не зуди, Рит, – фыркнула Инга.

   – Марго, – поправила ее мама и перевела на меня пристальный взгляд. Я сразу приосанилась, чтобы избежать замечаний. – Я рассказывала тебе, что твой ублюдок-папаша изнасиловал меня, когда мне было шестнадцать?

   – Да, мам, – как болванчик снова кивнула я.

   – И мне ни рубля не заплатили. Я даже имени его не знала.

   – Сожалею, мам.

   – Лена, не говори со мной, как обмороженная, – разозлилась мамочка. – Я была младше тебя на два года. Сам процесс оказался не настолько ужасен, как его последствия.

   – Мам, я знаю, как тебе тяжело пришлось, – выдохнула я, удерживая себя от желания закатить глаза. Историю о своем зачатии я слушала в сотый раз, но и в самый первый она меня не особо впечатлила. Марго родила только потому, что узнала о беременности слишком поздно, и то не сама заметила, а учителя в интернате. Мама сирота. Она никогда не знала, что такое семья и уже не узнает. Ровно, как и я.

   – Я не пытаюсь повесить на тебя вину за то, что сделала тот ублюдок, – чуть тише добавила мать.

   – Конечно, нет, – я сделала вид, что поверила.

   – Лена, я хочу, чтобы ты помнила, кто тебя кормил и обеспечивал с самого рождения. Ты никогда ни в чем не нуждалась. Ты занималась тем, чем хотела: танцы, хореография, модельная школа. Брендовые шмотки, путешествия, модельная школа. Все твои подружки тебе завидуют.

   – У меня нет подружек мам. И да, ты права. Мне не на что жаловаться.

   – Это исключительный шанс поправить дела, Лен.

   – Мам. Я понимаю.

   – Исключительный, Лен, – снова повторила она, словно я глухая. – Единственная возможность заработать миллион рублей за пару часов.

   – Конечно, единственная. Девственности же нельзя лишиться дважды, – ухмыльнулась Инга. – Гименопластика – копеечная операция, но нам с Маргошей ее делать поздно. Никто не поверит. Так, что отдуваться тебе, Миленка.

   Мама бросила на подругу свирепый взгляд разгневанной фурии, и та заткнулась, снова затянувшись сигаретой.

   – Повтори еще раз, что ты должна сделать? – мама села напротив и уставилась на меня сканирующим назойливым взглядом. Я на пару секунд задержала дыхание, прежде, чем озвучить отскакивающую от зубов инструкцию.

Глава 2. Доставка товара.

   Моего покупателя… Нет, не так. Мудака, решившего приобрести за миллион рублей мою девственность, зовут Денисов Егор Давыдович. Мерзкий жирный боров с извращенной склонностью к бедным невинным трепетным овечкам и материальными возможностями удовлетворять свои грязные желания. Хотя почему грязные? Всем известно, что деньги не пахнут. Да и я никакая не овечка. Невинная – да, но уж точно не трепетная. Я осознанно согласилась на участие в торгах, которые состоялись не в пыльном подвале, а в сети, на закрытом сайте (назовем его «ночь любви»), предлагающем разнообразные удовольствия на выбор, где Марго и Инга несколько лет выкладывают прейскурант на свои услуги. Они входят в топ-список, благодаря положительным отзывам клиентов. Мама и ее подруга из тех, кого называют «индивидуалками». Они размещают свою анкету на сайте и договариваются с клиентом лично, не отваливая щедрый процент посредникам.

   Я не раз наблюдала, как они переписывались с потенциальными клиентами, общались в чате и всегда знала, чем именно Инга и Марго зарабатывают на жизнь. О том, что моя анкета тоже появится в «Ночи любви» мама начала меня готовить заранее, и я понимала, что рано или поздно «исключительный шанс» настанет. В общем, никаких «мамок» и сутенеров, но с другой стороны, ни никакой охраны и страховки от нежелательных последствий или неадекватных клиентов.

   Почему согласилась? Во-первых, мое мнение никто особо не спрашивал, а в-вторых, красиво жить я привыкла, да и девственностью не дорожила особо. Имелась и еще одна причина. Не столько меркантильная, сколько амбициозная. Две недели назад школа моделей, где я обучалась с восьми лет, предложила выезд в Москву для участия в модных показах, но все расходы на проживание и проезд руководители школы возложили на учениц и их родителей. Мама клятвенно пообещала, что двадцать процентов от сделки – мои. Так что карты сошлись. Пара часов и двести штук в кармане. А девственность? Я равнодушна к противоположному полу. Насмотрелась на рабочие будни матери и ее подруги и шарахалась от парней, как чёрт от ладана. Не раз и не два мужики, которых они приводили в нашу квартиру, пытались отстегнуть матери денег, чтобы дочка тоже поучаствовала в прибыльном семейном бизнесе. Марго категорично отказывалась. Я всегда знала, почему. Я была своего рода проектом на будущее. Меня берегли, но с одной целью – продать подороже, когда придет время. Конечно, если бы я захотела замутить с каким-нибудь популярным парнем из школы, где училась, меня бы никто не остановил. Но я не захотела. И не захочу никогда. Сама. Бесплатно и за бесценок я не позволю какому-то мудаку с яйцами считать меня своей собственностью. Мне претит сама мысль физической близости, не говоря уже об эмоциональной стороне. И, если переступать через отвращение, то цена должна покрывать неприятные эмоции.

   Когда мои одноклассницы вздыхали, влюблялись, страдали и лишались невинности с прыщавыми неудачниками, я смотрела на них с презрением и недоумением, а они на меня. Между мной и сверстниками существовала огромная пропасть, у меня никогда не было желания проложить через нее мост. А парни, свидания и прочая чушь? Многие пытались, неделями дежурили у подъезда провожали до школы, писали сообщения, дарили подарки, которые я брала, и на этом все заканчивалось. Вероятно, причина заключается в моей ранней осведомленности о физической неприглядной стороне мужского интереса. И она вызывала у меня стойкое, негативное и брезгливое отношение.

   Только поэтому я сохранила то, с чем многие девчонки расстаются гораздо раньше. Восемнадцатилетняя девственница, которая живёт с двумя дорогими шлюхами, одна из которых ее мать. С ума сойти, правда? Я не сошла. Так что мне фиолетово, кого одарить великим счастьем стать моим первым любовником. Меня больше интересуют будущее и перспективы, которые я смогу получить от поездки в Москву. Мне необходим шанс свалить отсюда и никогда не возвращаться. Если бы я закинулась о своем желании матери, она мне и рубля бы не дала, или еще хуже – заперла бы в квартире и начала брать деньги с мужиков, которые не прочь залезть на неопытную молодую девчонку. В Москве она меня не достанет, и, чем черт не шутит, вдруг заметят крупные модельные агентства? Если я сама не позабочусь о завтрашнем дне, то кто? Марго? Вряд ли. Она застряла в области эскорт-услуг.

   Я планирую прыгнуть выше. Гораздо выше.

   Однако начать пришлось с интимной фотоссесии и интернет-торгов на сайте интим-услуг. Разумеется, все происходило в условиях полной анонимности. Никаких имен. Только ники. Мне придумали совершенно нелепый, но он разительно отличался от «Гетера», «Венера», «Жасмин», «Лолита», «Джульетта», «Эммануэль», «Горячая штучка», «Твоя сладость» и тд. Я, Милена Климова, с легкой руки Инги стала «Матрешкой». Мы порвали стереотипы. Я смеялась до слез… Или это слезы изнутри рвались нервным смехом.

   Не будем вдаваться в подробности всей системы. Обозначу основное. Если стороны сходились в цене, то дальше договаривались о встрече, особых условиях и оплате. В современных условиях, чтобы получить желаемый товар, нет никакой необходимости заморачиваться с похищением. Выбор на самом деле велик и многообразен. На любой вкус и кошелёк. Рай для самого избирательного извращенца.

   Кстати, среди девственниц я оказалась не самая дорогая. Среди данной категории тоже имелся свой топ, так вот я заняла седьмое место из тридцати двух, и считаю, что это отличный расклад. Мама и Инга заверили меня, что миллион – хорошая, оптимальная цена. В крупном городе можно было бы поторговаться, но не в нашем, насчитывающем не больше трехсот тысяч человек населения, третья часть которых живет за чертой бедности.

   По иронии судьбы меня купил не загадочный мрачно-ужасный сексуальный незнакомей, а жирный бизнесмен Денисов, которого в городе знала каждая собака. На клиентов в «Ночи любви» тоже действует система рейтингов, и у Денисова он не самый плохой. По-крайней мере, мы проверяли дотошно и не нашли ни одной жалобы. Да и кто бы осмелился? Никакая анонимность в случае с Денисовым не сработает. Найдет, достанет из-под земли, душу вытрясет, а потом закопает. Без всяких шуток – этот боров реально большая шишка. Поднялся еще в девяностых, сейчас владеет полукриминальным бизнесом, устраивает свои порядки в городе. За время своего подъема, Денисов подмял под себя всех местных фирмачей, «подмазал» ментов и нашел общий язык с властями. Одним словом – зажравшийся забуревший козел, коих немало осело в провинциальных городках по всей России, где времена перестройки еще не канули в лету.

   Переговоры с ним вела Марго, и немного приврала насчет моего возраста. Денисов предпочитал девочек помладше. А я и не выглядела старше пятнадцати-шестнадцати лет. Танцы, гимнастика, школа моделей, постоянные диеты и занятия до ночи сделали свое дело. Высокая, но худая, как не до конца оформившийся подросток. Мама написала Денисову, что мне шестнадцать, и данное обстоятельство сыграло решающую роль в конечной цене. Ему понравилась моя анкета и откровенный фотоальбом, остальное – лирика. И да, не верьте анкетам. Там всегда вранье. Если верить моей, то я примерная девочка: отличница, спортсменка и просто красавица. В общем, трепетная овца. Самая, что ни на есть, настоящая. Мери Сью, бл*дь. Даже блондинистые кудряшки имеются. Глаза голубые, губы бантиком, ресницы до бровей. Заезженный стереотип попавшей в беду золушки, вынужденной отдать самое святое, предназначенное для принца. ХА, ХА и еще раз ХА.

   В общем, в сторону разговоры. Перейдем к сути. Денисов назначил встречу у себя дома. Большой такой особняк за чертой города, окружённый огромным забором. Мама с Ингой отвезли меня на нашей трехлетней Хонде до места ровно к назначенному времени. Ни камер, ни охраны я не заметила. Скорей всего, Денисов распустил свой караул, чтобы без свидетелей распаковать купленный товар, да и кого ему бояться в городе, где его все до усрачки боятся.

   За рулем сидела Инга, она притормозила перед кованными воротами между двумя мощными столбами, увенчанными фигурками орлов. Мама вышла и позвонила в домофон, механические ворота практически сразу гостеприимно открылись. Автомобиль устремился вперед по подъездной дорожке к дому Денисова. В нескольких окнах горел свет. Я вздрогнула, как от озноба, поежилась, и повернув голову взглянула на мать. Она смотрела перед прямо собой. Профиль напряжен, губы плотно сжаты. Удивительно, но эта хладнокровная сука волновалась. Не уверена, что из-за меня. Деньги Денисов уже перевёл, и мамочку наверняка больше беспокоило, как бы я не пошла на попятную и не сорвала сделку.

   – Все нормально, мам. Я не подведу, – пообещала я. Протянув руку хотела положить на плечо Марго, но в последний момент передумала. Она посмотрела на меня, и я поняла, что ошиблась. Дело не в деньгах и сделке. Ей действительно стыдно.

   – Всего один раз… – пробормотала она, и я первый и последний раз увидела сдержанную холеную Маргариту Климову уязвимой и растерянной и не испытала ни малейшего сочувствия или облегчения.

   – Конечно, один. За второй никто не отвалит столько денег, – я скривила губы в ироничной ухмылке, поправила банальное маленькое черное платье и потянулась к ручке на дверце. Марго наклонилась, обхватила мое запястье, удерживая на месте.

   – Мы будем ждать здесь. У тебя с собой телефон, – она напряжённо всматривалась в моё лицо.

   – Все будет в порядке, – уверенно произнесла я, выжигая качнувшееся внутри сомнение. Или не будет, подумала про себя.

   – Ты выглядишь супер, Милка. Удачи, – подытожила Инга, обернувшись с водительского сиденья.

   – Матрешка, – я подмигнула боевой подруге матери, которую временами почти любила, поправила кудри и выскользнула из Хонды.

   Было ли мне страшно?

   Конечно. Не боятся только блаженные, психопаты и умалишенные. На дрожащих ногах поднялась по ступеньках к парадной двери, и на пару секунд задержав дыхание, постучала.

Глава 3.Сделка сорвалась.

   Денисов открыл мне сам, но впустил не сразу и ни слова не сказал. Мне казалось, что Егор Давыдович раскабанел с того момента, когда я видела его в последний раз на городском празднике, где он что-то пафосно-патриотическое вещал со сцены. Толстый, невысокий, плешивый, с широкими порами на лоснящимся лице, двойным подбородком, золотой цепью на жирной шее и мясистым носом. Он не заморочился особыми приготовлениями к моему приходу. Обычные спортивные штаны и растянутая на свисающем животе футболка. Мерзкое зрелище. Ему повезло больше, так как я на его фоне просто сказочная красавица. Тело, как у большинства учениц школ моделей – без изъяна. Ноги от ушей, талия, грудь мелковата, но в моем возрасте не только сиськами берут лысеющих жирдяев. Я старалась не думать о том, что совсем скоро мое прекрасное юное тело распечатает это чудовище, которое не станет принцем даже при помощи черной магии. Денисов плотоядно и придирчиво осмотрел меня с головы до ног. Сально ухмыльнувшись, отобрал клатч, дотошно изучил его содержимое, а только потом предложил войти. Сумочку он мне, кстати, не вернул. Так что, если запахнет жареным, позвонить группе поддержки в лице мамочки и ее подружки я не смогу.

   Двести штук, двести штук, повторяла я мысленно, направляясь вслед за хозяином дома через длинный, тускло освещенный холл в огромную, безвкусно обставленную гостиную. Жирный козел явно сэкономил на дизайнерах. Единственное, что мне понравилось – большой камин с мраморной столешницей и лепниной. Не искусственный, а настоящий, с бревенчатыми дровами, которые уютно потрескивали за фигурной решёткой. Я наблюдала за пляшущими языками пламени и немного успокаивалась.

   – Замерзла? – обратился ко мне Денисов, заметив, что я залипла на созерцании огня.

   – Нет, у вас тепло, – не оборачиваясь, проговорила сиплым голосом. Черт, только не трястись, не волноваться. Убивать меня никто не станет. Мучить и пытать тоже. Для этих целей есть отдельный раздел на сайте, и Денисов там замечен не был. Значит, не совсем извращенец. Просто немного педофил. Чуть-чуть совсем. Я срочно вспомнила советы бывалых наставниц и попыталась расслабиться. Вести себя естественно, непосредственно, не показывать страх, быть собой. Не я сейчас стояла спиной к омерзительному борову, а Матрешка – Мэри Сью, трепетная овца и несчастная золушка в одном флаконе. Изучив анкету, господин Денисов именно за такую торговался с другими претендентами. Стартовая цена, кстати, начиналась с пятисот тысяч и за неделю выросла до миллиона. Дальше испытывать удачу не стали и приняли предложение Денисова.

   – В жизни как зовут? – задал Егор Давыдович следующий вопрос. Собравшись с духом, я повернулась и взглянула в его раскрасневшееся одутловатое лицо. Он явно что-то употребил. Не факт, что алкоголь. Скорее всего виагру или его аналоги. Я слышала, что от препаратов этого типа усиливается циркуляция крови. Ничего удивительного, что без стимуляторов этот заплывший жиром кабан не способен поставить своего червяка в боевую готовность.

   – Матрешка, – ответила я, скромно улыбнувшись. Вспомнила еще одно важное замечание матери. Если заказывают девственницу, то рассчитывают на неопытную скромницу с опущенными в пол глазами. Денисов криво улыбнулся тонкими губами, не сводя с меня липкого неприятного взгляда. В глазах мелькнул масляный похотливый блеск. У меня к горлу подкатила тошнота. Бляха-муха, а он до меня еще даже не дотронулся.

   – Выпить налить? Для храбрости? Водка, шампанское, вино, виски? – любезно перечислил Егор Давыдович. Я неопределенно передернула плечами, вытерла влажные ладошки о бедра. Мама говорила, что употребление алкоголя под запретом. Но ее тут нет.

   – Шампанского, если можно, – я коротко кивнула, получив в ответ удовлетворенную ухмылку. Ненадолго оторвавшись от созерцания прекрасной меня, ужасный Денисов направился к столу в центр гостиной, где в позолоченных вазах лежали фрукты, а в ведерке со льдом остужались бутылки с алкоголем. Денисов достал шампанское, мастерски вытащил пробку, налил целый бокал и протянул мне, обхватив хрустальную ножку мясистыми пальцами. Оставалось только подойти и взять. Я расправила плечи и смело двинулась к своему без пяти минут первому мужчине. Красиво ходить я училась со второго класса, и даже в момент внутреннего дисбаланса ноги отлично справлялись с поставленной задачей. В отличии от моей головы и рук, которые я не знала куда деть. Вцепилась в бокал, как в спасательный круг, и выпила содержимое почти залпом. Денисов отобрал бокал, когда на дне осталось несколько капель.

   – Эй, Матрёшка. Мы так не договаривались. Ты мне вменяемая нужна. – сердито бросил он, я вытерла губы тыльной стороной ладони, нечаянно размазав помаду. Извинилась, схватила со стола салфетку и исправила оплошность.

   – Простите, я волнуюсь, – для пущей уверенности робко опустила глаза. Денисов нечленораздельно хрюкнул. Его взгляд застыл на уровне моей груди, двинулся ниже, по бедрам, к ногам. Мужчина учащенно задышал, его лицо покраснело сильнее. Я с отвращением представила, как его огромное тело наваливается на меня, пыхтит, потеет, воняет, а его красная рожа… Непроизвольно сделала шаг назад, на что он не обратил ни малейшего внимания.

   – Иди за мной, Матрёшка, – приказал Егор Давыдович и направился к лестнице, вероятно ведущей в спальню.

   Ну вот и все! Сделав глубокий вдох, я пошла следом. Сзади Денисов выглядел еще непригляднее, чем спереди. Перетянутая резинкой штанов гора сала, покатые плечи, толстый зад и лысый затылок. Невольно мелькнула мысль, что тот, кто предложил восемьсот тысяч, выглядел гораздо приятнее. Да и другие кандидаты сейчас казались намного симпатичнее того, кто шел передо мной. Может, стоило поторговаться? Подождать?

   Черт, серьёзно? Я начинаю ныть и медленно, но верно превращаться в девушки с анкеты? Ну уж нет. Не на ту напали.

   Выпрямив плечи, я начала подниматься быстрее, размышляя о том, принимал ли Денисов душ перед моим приходом. Этот вопрос сейчас мне казался невероятно важным. Мама была права, мне не стоило пить. Организм не привыкший к алкоголю, среагировал мгновенно. Голова закружилась, в мыслях плыл туман, ноги заплетались. Я боялась, что меня стошнит.... Но есть и весомый плюс. Я расслабилась, и ко мне вернулись уверенность и чувство юмора. Весьма специфического юмора. Поднявшись на второй этаж, Денисов свернул в длинный коридор и остановился у самой первой двери, попавшейся на его пути, распахнул ее, предлагая мне войти.

   В спальне царил полумрак, горели только светильники над прикроватными тумбочками. Не замечая окружающей остановки, я застыла и уставилась на огромную постель. Вот оно место главного действия! Траходром величиной с мою спальню в нашей скромной трешке. Денисов, тем временем обошёл меня, сел на кровать и начал стаскивать футболку. Получилось не с первого раза. Потом штаны, носки. В трусах наводящий страх на весь город Егор Давыдович выглядел жалко. Огромный живот с синими растяжками закрывал мужское достоинство, размер груди явно превышал мой. Я едва сдержала нервный смешок, рвущийся из горла. Вымученно улыбнулась, заметив, что он внимательно наблюдает за мной.

   – Раздевайся, Матрешка, – распорядился Денисов. Пришло время распаковывать товар, мысленно добавила я.

   Мои пальцы не дрожали, пока я снимала платье. Страх ушел, как только я осознала, что клетка захлопнулась. Теперь я хотела одного – поскорее закончить и убраться отсюда. Перешагнув через упавшее к моим ногам платье, я приблизилась к кровати. Мои голени соприкасались с ногами Денисова. Он тяжело дышал, на лбу заблестела испарина. Мужчина плотоядно окинул взглядом мою фигуру, и протянув руку, провел толстыми пальцами по бедру. Никаких вызывающих чулок с подтяжками и корсетов. Скромное, но дорогое нижнее белье персикового оттенка и черные лодочки на высокой шпильке. Я стояла ровно и даже не вздрогнула, когда вторая рука Егора Давыдовича присоединилась к первой. Теоретически я подготовилась к тому, что произойдёт. Немаленькая. Но как я переживу пройденный материал на практике – сложно предугадать, пока это не случится.

   – Хорошая Матрешка, – ухмыльнулся Денисов, лапая меня своими влажными лапами. Талию, задницу, грудь. Ничего не упустил. Дернул вниз чашечки лифчика, и слегка нахмурился, разглядывая содержимое.

   – В анкете написано, что второй, – просипел он, подняв на меня блестящие глаза. Белки казались воспаленными. Марго и здесь приукрасила, а мне отдуваться. Я оцепенела. Мужчина хмыкнул и накрыл ладонями мои груди, сильно сжал. – Может и есть тут второй, – утробно проурчал он. – Сосать умеешь? – спросил неожиданно. У меня сердце остановилось. Вся кровь отлила от лица. Я опустила взгляд на его короткие пальцы, тискающие грудь, вспомнила теорию, что размер…. Черт, да какая разница. Даже если его хер с мой мизинец, меня все равно стошнит.

   – Нет, – отрицательно тряхнула головой и светлые кудряшки рассыпались по плечам. Денисов сжал одну и больно дернул.

   – Сказала бы – да, выгнал бы и деньги вернуть заставил, – ответил он. Я облегченно вздохнула, но видимо рано обрадовалась. – Мне отсосешь. Но после. Сначала целку порвем, – Денисов опустил правую руку мне между ног и сдвинув белье в сторону, сунул туда, где никого еще не было, указательный палец. Я непроизвольно сжала внутренние мышцы, и он возбужденно захрипел. – Очень узкая. Настоящая. Действительно шестнадцать?

   – Ага, – не моргнув, соврала я и вздрогнула, когда его палец продвинулся дальше и замер, наткнувшись на преграду.

   – Хорошо постараешься, сотню накину, – заявил Денисов, самодовольно ухмыляясь. Убрал руку, приподнял задницу и стянул свои трусы до колен. Потом откинулся назад, опираясь локтями на кровать. Огромный живот заходил ходуном, и я наконец-то увидела, чем он собрался меня лишать невинности. Бледный, толстый, маленький. Нет не червяк, скорее сарделька, обрезанная пополам. Мне кажется, что даже его палец длиннее. У меня от души немного отлегло. По-крайней мере меня не порвут на лоскутки. С таким агрегатом я отделаюсь легким испугом. Не, я реально ожидала худшего. И Денисов вел себя вполне прилично. Ну, потрогал, пощупал. Так имеет право.

   – Снимай трусы и забирайся. Я скажу, что делать, – господским снисходительным тоном повелел Денисов. Фух, значит сверху буду, а то боялась, что он раздавит меня своим животом. Старательно избороздила скромную улыбку и взялась за резиночки стрингов, потянула вниз. В области солнечного сплетения неприятно заныло, по спине прошелся неприятный холодок. Я заблокировала все посторонние мысли. Двести штук, напомнила себе, стягивая стринги по бедрам. Денисов чуть приподнялся, с явным удовольствием разглядывая мою промежность. Гребаный богатый урод. Сердце пропустило удар, и я замешкалась, застыв, как парализованная.

   – Быстрее шевелись, пока не упал, – это он о свой неполноценной сардельке. Я попыталась сосредоточиться и взять себя в руки. Сделала глубокий вдох и вдруг боковым зрением заметила мелькнувшую от окна надвигающуюся высокую тень. Я инстинктивно дернула стринги обратно. Егор Давыдович недовольно заворчал, а тень материализовалась в мужскую фигуру, полностью облачённою в черную кожу. Денисов его не видел, он смотрел только на меня. Я же пялилась на бесшумно крадущегося незнакомца и почти не дышала. Его лицо скрывала балаклава с прорезями для глаз. Он посмотрел на меня и прижал указательный палец левой руки к закрытой плотной тканью маски губам. В правой руке кожаный человек сжимал пистолет с глушителем, направленный в затылок Денисова. Скрестив руки на груди, я попятилась назад.

   – Эй, ты куда? Кинуть меня решила, сука? – зарычал побагровевший от злости Егор Давыдович. Незнакомец подошел еще ближе, и дуло вплотную прижалось к голове жирного борова. Денисов вздрогнул. Но обернуться не успел. Раздался глухой щелчок, потом какой-то булькающий звук, и огромное тело Егора Давыдовича дернулось и завалилось набок, затряслось в предсмертных конвульсиях. Наверное, я должна была кричать, рыдать, забиться в истерике от шока и ужаса, но ничего подобного не произошло. В голове не мелькнуло ни одной связной мысли.

   Вот так и умирают нелегальные теневые короли маленьких городов, с нездоровой иронией подумала я, глядя, как на покрывале вокруг головы Демидова расползается мокрое глянцевое пятно с белесыми прожилками. Меня затошнило, когда я поняла, что смотрю на растекающиеся мозги мужчины, купившего мою девственность за миллион рублей. Он даже не успел понять, что сделка сорвалась, и можно сказать, умер счастливым – в предвкушении

Глава 4. Щедрые премиальные

   Я сжалась и зажмурила глаза, когда убийца Денисова направился в мою сторону. Он передвигался бесшумно, словно опасный хищник, и когда стальные пальцы в кожаной перчатке сжали мои скулы, запрокидывая голову вверх, задрожала от ужаса. Я думала он выстрелит. Я же свидетель. А он наверняка киллер. В фильмах обычно свидетелей убирают следом за жертвой.

   – Как зовут? – услышала я требовательный жёсткий голос. Ни хрена не приятный и не бархатистый, ни грамма не чувственный и ни капли не сексуальный. Острый, как бритва. Ледяной, пугающий до жути. Из-за маски, закрывающей рот, его голос звучал еще более зловеще. Я распахнула ресницы и уставилась в не менее неприятные глаза – пустые, холодные, прозрачные. Он был гораздо выше меня – девушки модельного роста и казался огромным и смертельно-опасным. Такой и без оружия прихлопнет – не заметит.

   – Матрешка, – пискнула я, и мужчина на мгновение замер, потом усмехнулся. Я не могла этого увидеть. Скорее поняла по собравшимся вокруг глаз морщинкам. Его пронизывающий взгляд метнулся по моему лицу, волосам, потом вниз, я опустила ладони, прикрывающие грудь. А вдруг удастся соблазнить этого черного рыцаря? По сути он же избавил меня от озабоченного жирного вепря. Чем не поворот новой сказки?

   Но я снова просчиталась. Задобрить и очаровать жуткого типа с пистолетом не под силу даже трепетной Мери Сью с кудряшками и голыми сиськами далеко не второго размера. Опасные ублюдки со звериной энергетикой наверняка любят формы посочнее. Стальная хватка на моих скулах усилилась. Теперь незнакомец смотрел иначе. Оценивающе, прищурив глаза. Прозрачные, ледяные, хищные. Прямо сейчас убийца Денисова хладнокровно решал, что со мной делать, и мне лучше не дергаться, не злить его и не провоцировать. Не хочу, чтобы утром кто-то собирал мои мозги по стенам.

   – Малолетка, а уже шлюха, – с презрением бросил «кожаный человек», с силой отталкивая меня в сторону, и я полетела на пол. Подняв с пола мои платье и лифчик, он небрежно швырнул ими в меня, пока я из-за всех пыталась не ныть, приземлившись на задницу. – Оденься. Попробуешь сбежать, присоединишься к нему, – предупредил мужик в маске, кивнув в сторону остывающего на постели тела, и я быстро закивала, не сводя взгляда с торчащего из-за пояса кожаных штанов пистолета. Дрожащими пальцами застегнула лифчик и натянула платье, пошатываясь, встала на ноги и с третьей попытки справилась с молнией.

   Убийца тем временем, снял со стены картину с изображением голой толстой бабы, прямо за которой оказался сейф. Огромный и широкоплечий киллер стоял ко мне спиной, и мой взгляд заметался по комнате в поисках предмета, который я могла бы запустить ему в голову. Я видела подобные трюки в кино. Они не всегда срабатывали, но вдруг мне повезет, и опасный тип с пушкой отключится с первого удара? А если нет?

   Прошлась взглядом по коллекции буддистских богов, расставленных на одной из полок стеллажа вдоль стены, некоторые выглядели внушительными, но недостаточно…. Внезапно взгляд остановился на глиняной копилке в форме матрёшки. Разукрашенная и улыбающаяся. Удивительное совпадение, правда?

   – Даже не думай, – не оборачиваясь остудил вспыхнувшую внутри надежду незнакомец в черном. Понятия не имела, как он догадался о моих планах, но рисковать не стала. Вжалась в стену, затравленным взглядом наблюдая за действиями мрачного типа. Приставив к кодовому замку небольшое прямоугольное устройство, убийца начал наживать какие-то кнопки. Каждый жест четкий, уверенный. Он явно не дилетант, и шел на дело подготовленным. Мама дорогая, а мне-то что теперь делать с этим опытным? И сумка в гостиной осталась, и телефон… А Марго с Ингой сидят, наверное, в нашей Хонде ржут, курят, планируют, куда деньги потратят. За мою, блядь, девственность, которая, к слову, все еще при мне.

   Раздался щелчок, и дверца сейфа открылась. Я вздрогнула, мужчина удовлетворённо хмыкнул. Поддавшись нездоровому любопытству, оторвалась от стены и шагнула вперёд, питаясь рассмотреть, что внутри сейфа. Трепетная овца свалилась бы в обморок, а я сглотнула скопившуюся слюну, сделала еще один шаг.

   Пачки денег, выстроенные рядами, какие-то документы, папки, диски. Я не могла отвести взгляд от новеньких запакованных купюр. Даже отсюда я видела, что все они крупного номинала. Мамочки, да тут десятки миллионов, еще и доллары имеются, и евро. Я тяжело задышала, глядя как убийца достал из кармана куртки чёрный плотный пакет, и раскрыв его, начал складывать туда купюры. Я заметила, что он считал, и взял не все. Больше половины осталось. Бросив пакет на пол, незнакомец быстро перебрал диски, и поколебавшись пару секунд, сунул все в задний карман кожаных штанов. Закрыл сейф, и только потом повернулся ко мне. Я как завороженная пялилась на черный пакет, зажатый в его руке. Даже про пистолет забыла. Я представила, что могла бы сделать с такими деньжищами, как далеко могла уехать, начать все сначала. Забыть о Марго, Инге, о фальшивом благополучии, которое мы все изображали на людях. Большую часть жизни меня тошнило от них обеих. Сколько я себя помнила, они приводили в нашу квартиру клиентов и трахались с ними чуть ли не при мне, а если случался простой, то трахались друг с дружкой. Да, у мамы были особые отношения с Ингой. Вот такая у мня современная семья. Европейские нравы.

   – Он тебе заплатил? – вопрос моего потенциального палача вырвал меня из омерзительных воспоминаний. Я вздрогнула и подняла взгляд с вожделенного пакета на лицо, на котором видела только глаза. Внимательные, насмешливые. Он заметил, как я жадно пялилась на деньги.

   – Нет, – не думая, соврала я. Мужчина прищурился и шагнул ко мне, скользнув взглядом вниз.

   – Сколько? – резко спросил мужчина. Я нервно сглотнула. – Сколько он тебе должен? – уточнил он, прежде чем я успела ответить.

   – Три миллиона, – на одном дыхании выпалила я. Ну, а что? Если убьет, то никому хуже от моего вранья не станет. Что я теряю, в конце концов?

   Он даже глазом не моргнул, только еще пристальнее ощупал своим взглядом мое тело, словно силясь понять, что там у меня такого спрятано… на целых три миллиона. Хотя разве спрятано? Когда мужик с пушкой появился, я перед Денисовым трусы снимала.

   Между нами повисла тишина, я убрала руки за спину, скрестив пальцы и отчаянно пытаясь выглядеть смелой и уверенной, но моя бравада с треском провалилась, когда мужчина запрокинул голову и расхохотался. Я нахохлилась, как ощипанный воробей, сердце упало в пятки, захотелось разрыдаться в голос от обиды и страха. Приступ смеха прекратился так же быстро, как и начался. Острый мужской взгляд полоснул мое лицо, впился в глаза. Я задержала дыхание, заметив, как он медленно вытащил свою пушку. Сердце колотилось так быстро, что ломило ребра, легкие взрывались от нехватки кислорода и панического ужаса.

   Не разрывая зрительной атаки, мужчина поднял пистолет выше и холодный глушитель уперся прямо в пульсирующую ямку на моем горле, потом мучительно медленно скользнул ниже. Между грудей, по животу, остановился на уровне лобка. Всё, мелькнула в голове отчаянная мысль. Сейчас он меня грохнет. Буду лежать тут, пока у Марго и Инги терпение не лопнет. А потом меня найдут. Такую красивую, с кишками наружу, и эти две шлюхи потратят мои двести штук на похороны, а на остальные отдыхать поедут… Суки. Не хочу гнить в гробу, пока эти две шалавы за мой счет пьют коктейли и загорают на пляже, в поисках новых спонсоров и клиентов.

   – Думаешь, это стоит три миллиона? – ухмыльнулся убийца, в его глазах мелькнула насмешка, металлический наконечник опустился между ног и резко надавил. Это стало последней каплей. В голове перещёлкнуло, и парализующий страх сменился ледяной яростью. Давай еще трахни меня глушителем. Чего уж…

   – Я девственница, – вздернув подбородок, вызывающе заявила я, ощущая, как мощный поток адреналина разливается по венам. Ублюдок снова рассмеялся.

   – И что? Ни одна целка не стоит трех миллионов, – произнес он тоном, в котором не было ни грамма веселости. – Но я не жадный. Ты заслужила премиальные за смелость, – мужик убрал пистолет, опустил его на пол и пнул ногой в сторону кровати. После открыл пакет и достал оттуда несколько пачек с банкнотами и протянул мне.

   – По пятьсот в каждой. Шесть штук. Три миллиона, – бесстрастно озвучил он. – Чего смотришь? Бери, пока не передумал.

   У меня челюсть отвисла, а глаза, наверное, выкатились из орбит. Что? Он не прикалывается? Однако алчность переселила неверие, и я схватила щедрые премиальные. Три миллиона! Йоу! Мама дорогая, я миллионерша. Пребывая в счастливой эйфории, я забыла про труп на кровати, про то, что нахожусь сейчас в одной комнате с убийцей, и что этот самый труп очень влиятельный чувак в городе с криминальными связями, и его убийство будет расследовать не только доблестная полиция. Мне было плевать на последствия в этот момент. Я мысленно тратила три миллиона, казавшиеся мне нереальной, запредельной суммой.

   – Две курицы в машине с тобой? – разбил мои счастливые планы грубый голос щедрого киллера. Я повернулась и только сейчас заметила, что он отошел к окну и смотрел на улицу, одной рукой отодвинув в сторону штору, а в другой сжимая пакет с миллионами.

   – Да, это мама и ее подруга. Мы сейчас уедем, я никому ничего не скажу, я обещаю… Спасибо… вам, – лепетала я, засовывая деньги под платье, в лифчик, в трусы. Я даже пожалела, что чулки с поясом не надела, пригодились бы.

   – Мама? – грубо спросил мужик, и резко дёрнул головой в мою сторону, его взгляд потемнел. – Твоя мать в машине? – уточнил он.

   – Да, – кивнула я.

   – Она знает, чем ты тут собиралась заниматься?

   – Да. Это единственный раз, нам просто…

   – Пошли, – снова прервал меня этот странный и жутко пугающий тип. Он повернулся ко мне, и стремительно приблизившись, схватил за запястье и потащил за собой в сторону противоположного окна, выходящего на другую сторону дома. Окно было распахнуто, и именно через него убийца и попал в спальню. Он заставил меня снять туфли, и забраться на подоконник.

   – Прыгай, – приказал ублюдок в довольно грубой форме. Я посмотрела вниз на аккуратно подстриженную лужайку. Парень в маске бросил на газон мои туфли. Нервно сглотнув, я испуганно проследила за их полетом.

   – Ноги сломаю, – пропищала жалостливо, и в следующее мгновенье почувствовала, как мужская ладонь в перчатке толкает меня в спину.

   – Мама… – взвизгнула я. Не успев услышать свист ветра в ушах, плюхнулась на траву, как мешок с … Неважно с чем. Главное, что осталась жива. Немного отшибла коленку и локоть, но кости, вроде, остались целы. В отличие от меня киллер приземлился очень даже красиво, словно для него прыжки из окна второго этажа – набившая оскомину рутина.

   – За мной, быстро, – взглянув на меня, он побежал к забору. Я кое-как встала и поняла, что напрасно радовалась. Лодыжку пронзила острая боль. Я взвыла от боли и закусила губы.

   – Быстро, я сказал. Или вместе со своей мамашей и ее подругой на нары поедешь, – услышала рокочущий низкий голос.

   – Куда? – не поняла я, ковыляя босиком вслед за высокой фигурой в черном и прижимая к себе туфли. Мужик уже вплотную приблизился к забору. Пара неуловимых движений в кромешной темноте, и он уже верхом на заборе. Расстегнув куртку, киллер быстро снял ее с широких плеч, обтянутых еще одним слоем черной ткани.

   – В тюрьму, Матрёшка, – насмешливо пояснил убийца. Завязав рукава куртки узлом, он спустил ее вниз, чтобы я могла схватиться за импровизированную петлю. – Там ты вряд ли сможешь потратить свои миллионы с пользой. Хочешь свалить отсюда, забудь про боль.

Глава 5. Деловое предложение

   Мне все-таки удалось почувствовать свист ветра, но не при падении из окна покойного Денисова, а верхом на громадном рычащем байке за спиной «Черного рыцаря» в коже. Вцепившись в его куртку, я ощущала, как напрягаются на каждом резком повороте стальные мышцы незнакомца. Жуткого и опасного, способного вышибить мозги, вскрыть сейф и вынести оттуда все деньги. Пусть не все, сейчас это не имело значения. Мне плевать, что там за тараканы плодятся в голове у безумного киллера, или грабителя или просто больного психа.

   Мотоцикл несся на бешеной скорости по ночной трассе, оставляя позади безвкусный особняк Денисова, мерзкий жирный труп с дырой в голове. Мое сознание все еще находилось в ступоре. Я не была способна анализировать происходящее, эмоции кипели внутри, но среди всего разноцветия оттенков не нашлось сожаления для Марго и Инги, на которых вероятнее всего и повесят убийство Денисова. Я никогда не была дочерью для моей матери, а лишь проектом, в который она вкладывалась, чтобы подороже продать. Мне плевать, как они будут выкручиваться. Мне ПЛЕВАТЬ. Я рассчиталась. У них остался миллион, переведенный Денисовым за мою девственность, которая по-прежнему со мной. Я ухмыльнулась, крепче схватившись за сидящего передо мной мужчину. Сейчас он не казался мне таким страшным, как в тот момент, когда я увидела его мрачную тень, скользнувшую от окна. Если бы этот убийца-одиночка хотел меня убить, то сделал бы это еще там, в спальне Денисова.

   Я отделалась лёгким испугом. Мне чертовски повезло. Я неслась навстречу неизвестному будущему и улыбалась. Волосы били в лицо, в венах кипела кровь, лодыжка гудела от боли, но в лифчике и трусах топорщились новенькие хрустящие пачки денег, и этот факт действовал лучше всякого обезболивающего.

   Байк скрипнул шинами по асфальту и затормозил на обочине в сотне метров от автостанции.

   – Слезай, – приказал водитель, заглушив мотор. Я послушно спрыгнула на землю, забыв про больную ногу, и зарычала от боли. Мужчина повернулся и посмотрел на меня, подняв стекло шлема. Я заткнулась, пряча слёзы. Туфли торчали под мышками, босые ноги черные от грязи, а вокруг глубокая ночь, безлунная, тихая. Трасса почти не освещена и только яркие вспышки фар периодически выхватывали из густой тьмы мужской силуэт, полностью облаченный в кожу. Удивительно, как ему удавалось так бесшумно передвигаться в огромных массивных грейдерах. Острожный хищник. Этот человек хладнокровен и опасен, и мне не стоит расслабляться только потому, что он бросил свой пистолет в доме Денисова.

   – Дальше нам не по пути, Матрёшка, – в грубоватом мужском баритоне явственно слышалась насмешка. – Тебе туда, – он кивнул в сторону автостанции. – Пересаживайся с автобуса на автобус и меняй направления. Так безопаснее. Деньги у тебя есть, за билет плати прямо водителю. Назад не возвращайся, никому не звони, о матери забудь. Мордаху свою постарайся не светить нигде. Искать будут, это я тебе гарантирую. Найдут – долго не проживёшь. Поняла?

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Понравился отрывок?