Taboo story. Сборник рассказов

Сборник рассказов «Taboo story» – первый том трилогии, посвящённой отношениям, табуированным в обществе, ставящим под сомнение общепризнанные нормы морали.Если вы не готовы исследовать самые потаённые уголки человеческого разума, знакомиться с подобными девиациями не рекомендуется. Книга содержит нецензурную брань.
ISBN:
9785449653482

Taboo story. Сборник рассказов

   © Gifted Writer, 2019


   ISBN 978-5-4496-5348-2

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Развратная попутчица

   Я всегда относился к любой поездке, как к вынужденной мере. Быть внезапно вырванным из привычного мирка домашнего уюта для меня было совершенно не приемлемо. Особенно раздражало путешествие на поезде: казалось, что меня везут в ссылку в занюханном вагоне, где из всех доступных зрелищ – лишь унылый вид из окна. И так было до последней поездки, которая кардинально изменила мое отношение к путешествиям, когда я узнал, каким восхитительным может быть случайный секс с незнакомкой.

   Мы возвращались с женой из отпуска, и, если размеренное пребывание в бывшем советском санатории «Красный Октябрь» можно считать бодрым и незабываемым отдыхом – то тогда я папа Римский. Нам досталось купе в центре вагона, верхняя и нижняя полки. Я всегда боялся сверзиться на пол, поэтому верхнюю полку заняла жена, а я лег снизу, по диагонали к ней.

   Больше пассажиров в нашем купе не было, и мы обрадовались, что поедем вдвоём. Вид свисающих волосатых ног, а также запах позавчерашних носков не будет преследовать нас всю дорогу. Однако за пару минут до отправления, в купе ввалились двое: толстый парень с небольшой спортивной сумкой, и девушка лет шестнадцати, с громадным чемоданом на колесиках. Как оказалось, они были не вместе: Геннадий ехал к другу на юбилей, а Екатерина – на встречу с родителями жениха. Мы познакомились и, оказалось, что Катин жених – мой тезка, его тоже звали Денис. Геннадию на вид было около двадцати лет, и я был, скорее всего, в два раза старше его.

   У парня была верхняя полка, и я с содроганием представлял себе, как он полезет туда, будет ворочаться, скрипеть, и – не дай бог! – храпеть всю ночь. К счастью этого не случилось: он некоторое время торчал в коридоре, высунувшись в окно, пока мы устраивались с видимостью комфорта, а потом и вовсе пропал, встретив каких-то знакомых по институту – в наше купе он больше не вернулся.

   Катя заняла нижнюю полку напротив меня, и когда я вышел из купе, дав ей возможность переодеться, быстро юркнула под одеяло с книгой в руках. Мы с моей женой, Наташей, ухайдакались за день, и сами хотели уже лечь спать. Я почистил зубы перед сном, и тоже с наслаждением растянулся на узком диванчике купе. Наташа уже посапывала на верхней полке, и я не заметил, как сам быстро уснул.

   Ночью я вставал один раз в туалет, и, проходя мимо своей соседки, обратил внимание, что простыня, которой она укрывалась, задралась, обнажив ее попку с символическими трусиками. Прикрыв её для приличия одеялом, я опять уснул: негоже было подглядывать взрослому мужчине за голой малолеткой. Наш поезд пребывал на конечную станцию в семь утра, но меня это не беспокоило: я был «жаворонок» и легко вставал утром, вне зависимости от того, во сколько лег спать накануне.

   Проснулся я в очередной раз от шепота, доносящегося с соседнего места: Катя разговаривала с кем-то по гарнитуре, вставив наушники в телефон. Судя по ласковому тону, который до меня доносился, девушка говорила со своим парнем. Я украдкой посмотрел на часы: до прибытия было еще два часа.

   – Денис, любимый, – сказала Катя, и я вздрогнул, с опозданием вспомнив, что ее парня тоже зовут Денис. – Я соскучилась по тебе… и мне так одиноко, – она покосилась на меня, но я успел зажмуриться. Катя помолчала, потом неожиданно сказала:

   – Ты меня встретишь? … На машине? … Круто! … Да…. Конечно, – потом минуту молчала, и вдруг смущенно прошептала:

   – А ты хочешь? … Вообще-то я никогда не занималась виртуальным сексом… Ну, хорошо… Да, давай попробуем… Все равно, еще долго ехать…

   Я затих. Ситуация приобретала неожиданный оборот. Мне не хотелось смущать девушку, и я готов был уже «проснуться», чтобы выйти из купе под благовидным предлогом, как вдруг услышал ее жаркий шепот:

   – Да, представь себе! … Мне же есть уже восемнадцать! – язвительно сказала она. – Если у нас тобой еще не было, то это не значит, что… – она помолчала, слушая собеседника, потом промурлыкала: – Ну, держись тогда, Денис… Сейчас будет жарко!

   Я сразу передумал «просыпаться». «Парень развел её „на слабо“. Молодчина… Значит, Кате восемнадцать! Никогда бы не подумал… Ну, давай, девочка, я послушаю, как это у тебя получится», – я мысленно усмехнулся и посмотрел на Катю сквозь полуприкрытые ресницы.

   В мелькании световых полос из окна купе я видел её раскрасневшееся лицо, и как она, закусив губу, пальчиками крутила сосок через белую майку-алкоголичку. Ее полная грудь свесилась через лямку, и вспыхивала алебастровым цветом в мелькании фонарей за окном. Катя полулежала на постели, вытащив одну ногу из-под одеяла, и я увидел на обнажившемся бедре край трусиков, плотно облегающих ее тугую попку. Я покосился наверх: жена была объята Морфеем и видела десятый сон. Девушка заговорила, и я, «уснув», весь обратился в слух.

   – Да… Сейчас, – сказала она в трубку. – Значит так… На мне белая майка… Она плотно облегает мою грудь… Соски уже возбуждены… Да, мужская майка… Твоя, твоя… Да, которую ты мне на пляже тогда отдал… Еще на мне белые носочки… И белые трусики… Нет, ты их не видел… Это новые, с зайкой на попе… Я широко раздвинула ноги, и опустила руку к себе на киску… Медленно глажу её пальчиками… Да, прямо через трусики… Чего? … Да, вдоль… Да, прямо по губкам… Пальчиком по складочке… Нет, я не одна в купе, но… Все спят, – сказала Катя и вдруг замолчала. Я понял, что она смотрит на меня, и старательно спал – даже не дышал. – Погоди, Денис, – сказала моя попутчица, и я опять вздрогнул, услышав свое имя – я сейчас…

   Послышалась какая-то тихая возня, скрипнул диван и через некоторое время девушка вновь зашептала в телефон. Ее голос почему-то стал звучать ближе.

   – Да, любимый… У меня киска уже вся мокрая… Пальчик легко скользит внутри… Да… Я его облизываю, и опять ласкаю себя там…

   Я тихонько посмотрел сквозь ресницы, чтобы понять, почему её голос слышно так близко и… еле сдержался, чтобы не вскрикнуть. Катя сидела напротив меня на краю дивана, её ноги были широко расставлены: трусов на ней уже не было. Два средних пальца были у неё внутри, и она двигала ими, закусив губу и поглядывая на меня. Катя спустила майку на талию и мяла груди, зажимая соски между пальцами. Она не видела, что я осторожно слежу за ней, целиком отдавшись собственным ощущениям. Мой член стал быстро приходить в боевую готовность.

   «Ах ты, маленькая развратница, – подумал я, – тебя возбуждает присутствие другого мужчины». Я откинул простыню и приспустил трусы. Член выскочил на свободу, и я стал медленно двигать рукой по твердеющему органу, с наслаждением глядя на её движения. Мы ласкали себя, находясь в полуметре друг от друга, но Катя не видела меня – она уже сидела с закрытыми глазами и шептала в трубку:

   – Денис, любимый… Мне так хорошо… Я вся теку от наслаждения… Да, внутри… Два пальчика… Сейчас, – сказала она, и съехала на самый край полки. – Теперь тремя… Да… Нет, он в попке… Я хочу тебя, милый… Да, Денис, покажи мне его… Покажи мне свой возбужденный член… Я хочу его…

   «Легко! Посмотри на меня, и ты сама все увидишь», – мысленно сказал я и сел на диван. Он заскрипел, девушка быстро открыла глаза и отпрянула к стенке купе, торопливо сжав ноги. Штекер наушников выскочил, и я услышал, что кто-то тяжело дышит: звук шел из телефона по громкой связи.

   Я кивнул Кате и развел колени в стороны, давая ей возможность рассмотреть то, что она просила. Головка смотрела вверх, я напряг мышцы, и член кивнул, «приветствуя» её. Катя испуганно смотрела то на меня, то на мое достоинство, видимо, растерявшись окончательно. Я встал, обхватил член рукой, и стал медленно двигать ею прямо перед ней. Бросил взгляд на верхнюю полку – жена спала сном праведника – затем кивнул Кате, чтобы она продолжала ласкать себя. Девушка во все глаза смотрела, как блестящая от выделений головка то появляется, то исчезает в моей руке, и я заметил в сполохах оконного света, что глаза ее стали наливаться похотью.

   – Эй! … Чего молчим? – раздался в трубке голос её парня: он был явно недоволен.

   Катя посмотрела на телефон, лежащий на постели, потом на меня, затем на возбужденный орган, и… медленно раскрыла бёдра. Двумя пальчиками поводила по срамным губкам, раздвинула их, а третьим стала круговыми движениями ласкать свой клитор. Потом поднесла телефон ко рту, и сказала, глядя на меня:

   – Мне чуть плохо не стало, когда я увидела твой член, Денис, – она посмотрела на меня, и на губах появилась улыбка. – Поэтому и замолчала в восхищении… Он у тебя такой большой!

   Я кивнул и усмехнулся ей в ответ. Мои двадцать сантиметров в приподнятом состоянии действительно позволяли мне годиться своим членом. «Еще бы один, и – очко в очко», – как иногда скабрезно шутила жена.

   – Денис, у тебя такая… большая головка! – Катя осмелела, и, приложив пальчик к губам – молчи! – подмигнула мне, рассматривая мой член во всех подробностях.

   – Как шляпка у белого гриба! – прошептала Катя в восхищении, и, вытащив руку из промежности, потрогала головку липкими пальчиками. – Ого! … И такая же упругая!

   Я взял член в руку и шлепнул девушку по носу. Она хихикнула и подставила губы, вытянув их вперёд. Я постучал по ним головкой. Девушка вздрогнула и улыбнулась.

   – Какой еще гриб? – недовольно сказала трубка. Телефон у девушки был дорогой, и парня было слышно хорошо. – Ты же видела его на даче… Помнишь тогда, в бане? … И никакой не гриб… Головка же меньше, чем толщина самого члена… и не похожа она на шляпку гриба…

   Катя глянула на меня, развела руки в стороны, пожала плечами и покивала головой.

   – Да, любимый? А мне он показался таким толстым, – сказала она в трубку, – таким длинным… А какой он, кстати, длины? – Катя кивнула на член, и вопросительно посмотрела на меня.

   – Двадцать сантиметров, – одними губами сказал я, показав на пальцах знак победы – «Victory». У Кати округлились глаза.

   – Целых пятнадцать сантиметров! – гордо сказала трубка.

   – Вот это да! – искренне удивилась Катя. – Никогда таких писек живьем не видела!

   «Ты палишься, Катя!» – испуганно подумал я. Она осторожно взяла член и приложила к своему лицу. Он начинался от подбородка и заканчивался у неё на лбу. Катя выглянула из-за него, как из укрытия, и восхищенно прошептала:

   – Вот бы попробовать его в деле!

   – Да, Катенька, ты скоро получишь его! – уверенно сказала трубка.

   – Может быть даже раньше, чем ты думаешь, – еле слышно пробормотала девушка.

   Потом она помедлила, и, словно решившись, робко прошептала, глядя на меня:

   – Денис, я хочу, чтобы ты… Полизал мне…

   – Ты хочешь, чтобы я вылизал всю твою киску? – замурлыкала трубка.

   – Да! Я хочу, чтобы ты… Вылизал её всю… – выдохнула девушка, посмотрев на меня долгим взглядом и медленно откинулась на диване.

   Катя подняла ноги вверх, уперев их в верхнюю полку, на которой спала моя жена. Бёдра девушки блестели от выделений. Я подтянул её ближе к краю сидения и опустился на колени. Катя взяла себя за ступни и широко развела ноги в стороны, почти в шпагате. Я поразился гибкости девушки! Припав губами к её лону, стал ласкать вагину, горячую от желания. Трубка что-то бубнила, но на неё никто не обращал внимания. Судя по стонам девушки, такие ощущения были для нее откровением – она захлебывалась от наслаждения, зажимая себе рот рукой, чтобы не закричать…

   – Я хочу пососать тебе, – вдруг прошептала Катя и села на полке. В её полуприкрытых глазах стояла похоть. Катю покачивало от возбуждения в такт движения поезда.

   Я встал с колен в полный рост, ухватившись руками за край полки, на которой спала моя Наташа. Головка вздрагивала напротив Катиных губ. Она обхватила корень члена рукой, но не смогла сомкнуть пальцы по его окружности. Катя покачала головой и восхищенно посмотрела на меня.

   – Начинай, – сказал парень в трубке.

   – Хорошо, – ответила Катя, и поцеловала головку – Я беру его в рот и начинаю сосать.

   Девушка наклонилась ко мне и в точности выполнила сказанное: широко раскрыла рот и с трудом запихала головку внутрь. Катя пыталась заглотить её глубже, но у неё не получалось. Катя держала член двумя руками и сочно сосала, влажно чмокая. Он старалась загнать его до самого горла, но член все время застревал во рту на середине своей длины.

   – Ты сосешь? – недовольно спросила трубка.

   – Сосу, и еще как! – сказала Катя, выпуская член изо рта. Она задыхалась, и стала разминать челюсть: видимо ей было больно с непривычки.

   – А почему ты ничего не говоришь? – спросил парень.

   – Потому, что рот занят! – сказала девушка и влажно всосала член, со вкусом причмокивая. – Теперь слышишь?

   – А что ты там сосешь… Такие звуки… Будто взаправду…

   – Сосу твой член, Денис, что же ещё? – Катя смотрела на меня и улыбалась.

   Девушку дико возбуждала эта двусмысленная игра – меня тоже. Этот любовный треугольник так заводил, что у меня уже потемнело в глазах от похоти.

   – А что ты сосешь на самом деле? – не унимался парень в телефоне.

   «Вот, кретин», – подумал я, потом вытянул указательный палец, и Катя стала сосать его, надрачивая мой член, и лаская мошонку.

   – Палец… Я сосу его… То есть свой указательный палец, – исправилась Катя.

   – Ага… А теперь пососи мои яйца, – сказал телефон.

   Я согласно кивнул и поставил одну ногу на её полку. Катя стала лизать и посасывать мошонку, добираясь языком до ануса и засовывая его кончик внутрь. В ладошке она зажала головку члена, массируя большим пальцем уздечку, смазывая её выступающими каплями. Я уперся головой в верхнюю полку и еле сдерживался, чтобы не застонать от наслаждения.

   – Ты сосешь? … Лижешь? – спросила трубка.

   Катя молчала, вылизывая мои яйца, держась руками за член и за мои бёдра: её начинала бить мелкая дрожь.

   – Алло… Гараж? Ты куда пропала?

   Катя с сожалением оторвалась от мошонки, чмокнув головку напоследок, и полезла на сидение. Легла на спину, ногами к окну, свесив голову с полки. Её волнистые волосы покачивались почти касаясь пола под перестук колес. Девушка призывно посмотрела на меня.

   – Да… Я уже вылизала твою мошонку и пососала яйца, – быстро прошептала она. – А теперь трахни меня в горло… Я все-таки хочу попробовать проглотить его целиком.

   – Это не просто, – самодовольно сказала трубка. – Всё-таки пятнадцать сантиметров! С первого раза не получится!

   – Я знаю, – нетерпеливо ответила Катя. – Я хочу попробовать еще раз.

   «Она же опять палится», – подумал я, но мне было всё равно: я был уверен, что натяну эту развратную девку – лишь бы только не проснулась жена. Я присел, держась за столик рукой, осторожно вставил головку ей в рот и надавил. Катя сжала мои ягодицы руками, и стала вталкивать в себя член. У нее сработал рвотный рефлекс, и она вытолкнула член языком. По лицу потекла густая слюна, стекая за уши мутными пузырями.

   – Блядь, – прошептала она, тяжело дыша, но, не отпуская мои бёдра.

   – Что, не лезет? – весело спросила трубка.

   – Не лезет, – серьезно ответила Катя, и посмотрела на меня. – Давай, еще раз попробуем, а потом… трахнешь меня, а то я сейчас сдохну от желания!

   Я поразился настойчивости и упорству этой девчонки. «Далеко пойдет!» – подумал я, и поднес своё орудие к её опухшим губам. Катя глубоко вздохнула, широко открыла рот и стала медленно насаживаться на ствол. Посередине процесса её опять чуть не вырвало. Она остановилась, не вынимая члена изо рта, и, успокоившись, стала заглатывать дальше. Я чувствовал, как она впивается ногтями в мои ягодицы, вдавливая меня все глубже и глубже… Я двинул бёдрами, член во что-то упёрся, а потом вдруг проскочил до самого горла.

   Я увидел, как раздулась шея девушки, и на несколько секунд замер, наслаждаясь ощущениями… Катя отпихнула меня, перевернулась на живот, и стала сплевывать на пол густую слизь. Потом подняла на меня глаза – в них светилась радость.

   – Я сделала это! – прошептала она, и счастливо улыбнулась.

   Я послал ей воздушный поцелуй, и показал большой палец: «Ты молодец!»

   – Ты, моя умничка, – довольно проворковала трубка.

   Катя покосилась на телефон, потом повернулась ко мне, став на коленки, и высоко подняла зад.

   – Давай, трахни уже меня, Денис! Хватит экспериментов! – она в нетерпении повиляла бёдрами.

   Я воткнул в неё член и задвинул его на всю длину. У Кати было так сыро внутри, что мое орудие легко вошло в неё. Одной рукой я держался за край верхней полки, другой держал девушку за талию, с силой насаживая на себя.

   – Да-а-а… – простонала Катя. – Наконец-то! … Да здравствует ебля!

   И стала слаженно подмахивать моим движениям. Так было здорово трахаться под стук колес! Тук-тук-тудук… тук-тук-тудук… тук-тук-тудук… В зеркале, висящем на двери купе, я видел нас со стороны, и эта картинка здорово возбуждала, словно как кадры из какого-то порнофильма.

   – Погоди, Катька, – сказала трубка. – Я же… не вставил тебе ещё! … Как ты хочешь?

   – Так, как хочешь ты! – выдохнула моя любовница, продолжая ритмично двигаться на члене.

   – Хорошо, давай тогда так… ты ложишься на спину… Я сверху… Медленно вхожу в тебя… И мы занимаемся любовью… Как муж и жена… Тебе так нравится?

   – Да! Мне так нравится! Мне все нравится! … Я уже лежу под тобой… Еби уже… То есть… Занимайся любовью! – шептала Катька, стоя передо мною раком, и со всей силы шлёпая задом по моим бёдрам.

   – Послушай… Мне кажется, что ты там, в самом деле, трахаешься, – сказала трубка. – Я слышу такие звуки…

   – Я, в самом деле, трахаюсь, Денис!

   Катька съехала с члена, схватила телефон и уселась на столик. Широко раздвинула бёдра, уперевшись ногами в верхние полки купе. Похлопав себя по киске, она призывно посмотрела на меня. Я с разгона вошел в неё, придерживая за бёдра, и стал с силой засаживать в неё член. Катя бёдрами двигалась мне навстречу, крепко обняв меня руками. Она смотрела на меня и стонала в трубку, которая была зажата в руке около моего уха:

   – Я трахаюсь с тобой, милый! Я чувствую твой член в себе, и он меня так заводит! Это так сладко… О, Денис! Давай сильнее… Тебе же… Нравится… Ебать меня? – хрипела Катька, взасос целуя мои губы между фразами.

   – Да… Мне нравится… А тебе там… Хорошо? – неуверенно спросила трубка.

   – О, да!!! Денис, любимый, я не подозревала, что ебаться с тобой такое наслаждение!

   Катя смотрела мне в глаза невидящим взглядом, крепко обхватив за шею руками, и жестко билась лобком о низ живота. Снизу стали доносится совсем уж неприличные звуки.

   – Ты слышишь, как хлюпает моя пизда, любимый? Денис, это ты её так разъебал своим хуем-убийцей! – жарко шептала Катька непристойности прямо мне в ухо. – Я чувствую, что во мне – все твои двадцать сантиметров наслаждения!

   «Все, спалилась, девочка», – пришла мне в голову равнодушная мысль. «Мне бы самому не спалиться. Не хватало ещё, чтобы жена проснулась… от этих звуков». Я уже не двигался, а просто стоял, держа Катю за бёдра – она сама с остервенением ебала меня, не останавливаясь ни на секунду…

   – Пятнадцать сантиметров, – коротко сказала трубка и замолчала.

   Мне кажется, что её парень обо всем догадался. Как-то подозрительно спокойно прозвучал в темноте его голос. Но мне было пофиг: это были не мои проблемы. Мне было хорошо.

   – Все, Катя, я выезжаю за тобой. Буду за десять минут до прибытия поезда, – трубка замолчала.

   Видимо парень прислушивался к стонам, хлюпающим звукам и недвусмысленным шлепкам.

   – В общем, встречу тебя, как обещал… Заканчивай там… Эти игры… Без меня…

   Катька вдруг насадилась на член до самого основания и мелко задвигала бёдрами, словно пытаясь что-то нащупать внутри себя. Потом вскрикнула, вцепилась ногтями мне в спину и захрипела. Я испуганно зажал ей рот рукой. Катя забилась в конвульсиях, и я с трудом удерживал её в объятиях. Она прижимала ко мне лобок так, словно хотела слиться со мной в единое целое.

   – Да, любимый! Я кончаю-у-у-у! Боже, как хорошо… Твою же мать… Спасибо, Денис! Спасибо, милый!

   На полке вдруг зашевелилась жена. Я испуганно стащил Катьку со стола и запихал её на своё место. Встав перед полкой, где ворочалась жена, я заслонил девушку своим телом. Через секунду вдруг почувствовал, как Катька схватила член и с размаху запихала его в рот наполовину. Я покосился в зеркало: Катя смотрела на меня безумными глазами, и что-то мычала, сильно всасывая головку и неистово надрачивая член двумя руками.

   Я почувствовал приближение пика наслаждения, и, не задумываясь о последствиях, схватил голову девушки и засадил член ей в рот на всю длину. Я смотрел в зеркало, как на экран монитора, следя за её движениями.

   Катины глаза расширились, она дёрнулась, но я держал её голову крепко, короткими движениями насаживая на член до самого лобка. Её губы расплющились об мою мошонку, она вытаращила глаза, и из них брызнули слезы. Но девушка терпела и ждала триумфального финала – спермы в глубокую глотку.

   Тут я заметил, что моя Наташа проснулась и удивлённо смотрит на меня.

   – Денис, ты чего? – спросила она спросонья.

   Я молча схватил рукой голову жены и впился поцелуем в её губы. Наташа сначала испуганно отстранилась, но потом стала нежно отвечать на мои сумбурные поцелуи. Я почувствовал, как Катька схватила меня за ягодицы и заглотила член до основания.

   О, Боже! Острое чувство наслаждения пронзило меня, и я стал бурно кончать, заливая горло девушки горячими потоками семени. Я никак не мог остановиться, и Катька методично глотала сперму, отправляя её прямо в желудок. Я чувствовал, как внутри её горла сокращаются мышцы, выдаивая меня без остатка…

   Тяжело дыша я с трудом оторвался от губ жены и посмотрел ей в глаза: я был на грани обморока.

   – Что с тобой, любимый? – тревожно спросила Наташа, взлохматив мои волосы на голове.

   – Соскучился по тебе, – буркнул я. – Уже всё… Давай собираться. Скоро прибытие.

   Я почувствовал, как Катька внизу пытается натянуть на меня трусы. Я переступил ногами, и, одевшись с её помощью, вышел из купе в туалет, мельком бросив на девушку. Катя «спала» лицом к стене, укрывшись простыней, и улыбалась липкими губами…

   Вскоре наш поезд прибыл на станцию, и мы приготовились к выходу из вагона.

   – До свиданья, Наташа! Приятно было познакомиться! – прощаясь, звонко сказала Катя.

   – До свидания, Екатерина, – сказала моя жена.

   – До свиданья, Катя, мне тоже было приятно… познакомится, – сказал я.

   – Денис, а вы не поможете мне вынести мой огромный чемодан?

   – Конечно, Катя! – сказал я, и потащил багаж к выходу.

   Около вагона стоял с букетом цветов её любимый олень с пятнадцатисантиметровыми рогами. Спускаясь по ступенькам, Катя обернулась ко мне, и прошептала:

   – Ты – лучший! – и исчезла за дверью, растворившись в моей жизни навсегда.

   «Да, я лучший», – мысленно повторил я и кивнул своему тезке. Он тоже кивнул и улыбнулся в ответ. Потом подхватил вещи и двинулся по перрону, крепко держа за руку свою будущую жену, Катю: маленькую развратницу.

Порочная свадьба

   Диана множество раз прокручивала этот день в своих мечтах, но то, что произошло с ней на самом деле, настолько разительно отличалось от её девичьих фантазий. Она потом долгие годы краснела от воспоминаний, которые горячей волной накрывали её, стоило лишь малейшему намеку на прошлые безумства появиться на горизонте. Ее супруг думал, что это смущение от любви, и Диана его не разубеждала. К счастью, он так ничего не узнал, что произошло на самом деле. И не знает до сих пор.


   ***

   Настал самый счастливый момент в жизни Дианы – день свадьбы. И кто бы что не говорил, но к этому событию любая девушка готовится с детства. Сколько прекрасных свадебных церемоний было воплощено в мечтах юных прелестниц! Пришел этот день и к Диане – очаровательной девушке двадцати лет.

   Диана была похожа на куколку: невысокого роста, с тонкой талией и аппетитной попкой. Она работала инструктором по фитнесу и вела дополнительные занятия по тверку, который в последнее время стал очень популярным – спасибо Майли Сайрус. Несмотря на природную скромность и неопытность на любовном фронте – сексуальный опыт у неё был небольшой – тверком она овладела в совершенстве. Диана сводила с ума целую армию поклонников, причём, не только мужчин: занятия походили на показательные выступления, и многие снимали её эротический поп-танец на телефон.

   Единственное, что доставляло девушке некоторые неудобства, это полная грудь, слишком большая для занятий спортом. Иногда спортивный топ, в котором она вела занятия, задирался, и её груди выпрыгивали наружу. Это было ещё полбеды, поскольку в группе занимались только девушки, но стены зала, в котором проходили занятия фитнесом, были стеклянные. Мимо по коридору проходили все, кому не лень, включая мужчин, которые качались в тренажерном зале, расположенном на этом же этаже.

   Так она, кстати, и познакомилась со своим будущим мужем – Аркадием. Однажды, во время занятий, она бросила взгляд на стеклянную стену зала, где они занимались с девчонками. За ней стоял мужчина в спортивном костюме: на вид ему было не больше тридцати. Он просто стоял и смотрел на неё. Диана обратила внимание, что он все время странно кивал головой.

   «Тик у него, что ли? – подумала Диана, – такой симпатичный, и на тебе: уже больной на всю голову». Она сочувственно кивнула ему. Мужчина улыбнулся и помахал ей в ответ. Потом сделал странный жест: двумя руками натянул на грудь воображаемую майку и кивнул ей.

   Страшная догадка пронзила Диану. Она быстро посмотрела на свою грудь – так и есть: её упругие мячики были полностью обнажены и весело подскакивали в такт движениям своей хозяйки. В пылу занятия Диана не заметила, как короткий топ опять подвел её, выставив прелести на всеобщее обозрение. Она покраснела и быстро натянула майку на место. «Никакой у него не тик! – Диана готова была расплакаться он смущения и досады, – он просто пялился на мои сиськи!»

   Диана осторожно взглянула на непрошенного зрителя. Мужчина стоял, прикрыв глаза ладонью, и улыбался. Диана отвернулась, а потом вообще встала к нему спиной и продолжила занятия. Когда они закончились, вспомнила о неловком инциденте и мельком посмотрела на стеклянную стену зала.

   Там стоял её нескромный наблюдатель, одетый уже в приличный костюм, и смотрел на неё. В руках он держал огромный букет цветов, в котором торчал не то листок бумаги, ни то открытка. Там крупными буквами было написано: «ПРОСТИ». Так и начался её роман с Аркадием, который привел к счастливому финалу – сегодня утром они расписались.


   ***

   Этот безумный день начался с фотосессии Дианы. Аркадий снял роскошный трехэтажный коттедж за городом. На первом этаже должен был состояться свадебный банкет, а на третьем – их первая брачная ночь. В ожидании гостей – некоторые друзья Аркадия должны приехать позже, так как жили в других городах – была запланирована фотосъемка молодоженов. Прибывший фотограф, молодой парень лет двадцати пяти, обвешенный фототехникой, побродил по залам в поисках натуры для съёмки. Коттедж своей роскошью напоминал небольшой замок эпохи Средневековья. Фотограф выбрал для съёмки оранжерею.

   Обстановка действительно была очень романтичная и Диана, пока фотограф расставлял свою передвижную фотомастерскую, крутилась перед громадным зеркалом, висящим на одной из стен. Аркадия пока не было.

   Наконец он влетел в оранжерею и сообщил, что ему необходимо срочно уехать: какой-то его друг застрял на полпути к коттеджу из-за поломки машины, и нужно было съездить за ним. Аркадий предложил Диане фотографироваться пока одной, а потом они вместе наверстают упущенное – благо, красивейших мест тут предостаточно.

   Диана кисло согласилась. Когда Аркадий их покинул, чмокнув жену на прощанье, фотограф приступил к съёмке. Сначала у них ничего не клеилось: Диана грустила, что в такой памятный день она вынуждена находиться одна, и поэтому вяло реагировала на рекомендации фотографа.

   – Так у нас ничего не выйдет, – сказал он. – Как будто мы не свадьбу снимаем, а похороны, – фотограф задумчиво побарабанил пальцами по фотоаппарату.

   – Ну… Простите, – виновато сказала Диана. – У меня просто испортилось настроение… Скажите мне, что я должна делать, и я постараюсь.

   – Давайте вот что! – воскликнул фотограф. – Предлагаю похулиганить! Мы сыграем в игру: снимем вас во фривольном виде! Помните, когда-то были популярны на Западе такие пикантные фото – pin-up girls? Раз супруга нет рядом в такой день, пусть увидит, что он потерял. Это будет ваша маленькая месть! Вы не представляете, как он будет рад увидеть вас в таком эротическом образе!

   – Вы думаете? – с сомнением сказала Диана. Идея сразу понравилась, но ей неловко было обнажаться перед посторонним мужчиной, которого она видела первый раз в жизни. Щеки Дианы порозовели.

   – И потом, – добавил парень, – лет через двадцать-тридцать, глядя на эти снимки, вы с наслаждением будете вспоминать этот эксперимент… Мы все стареем, как это ни прискорбно, а на снимках вы останетесь вечно молодой и прекрасной, – заключил он.

   Это был весомый аргумент, и Диана решилась.

   – Что я должна делать? – с готовностью спросила она.

   – Соблазните меня, – сказал фотограф. – Ведите себя естественно и так, чтобы я захотел вас. Это единственный путь к успеху, – парень вооружился фотоаппаратом, включил софиты и сделал пробный снимок. – Только когда я скажу «стоп» – замрите. Потом опять продолжайте. Ну, начали!

   Диана покраснела. Потом решила, что будет представлять Аркадия, вместо этого молодого парня, и у нее всё получится.

   – А у вас нет с собой какой-нибудь музыки? – спросила Диана. – Мне так будет легче.

   – У меня есть только телефон, – сказал парень. – Правда, там громкий динамик… Погодите… Сейчас… Вот так пойдет?

   Зазвучала романтическая мелодия и Диана довольно кивнула. Она села на роскошный диванчик, стоящий посередине оранжереи, и стала принимать томные позы, гладить себя и призывно смотреть в объектив фотоаппарата. Время от времени парень командовал ей «стоп!» и она замирала. Потом эротическая игра возобновлялась вновь.

   Диана вошла во вкус и стала показывать классический стриптиз. У нее получалось отлично: она как раз готовила этот номер на девичник, который прошел на днях очень бурно и весело. Диана сбросила с себя свадебное платье, оставшись в фате и ослепительно белом белье: трусиках, бюстгальтере, и полупрозрачном поясе, к которому крепились узорчатые чулки. Ее позы становились все откровеннее, и фотограф все реже давал Диане команду остановиться.

   Конец ознакомительного фрагмента.