Акива-пастух

В молодости Акива был беден, поэтому он так и не научился писать и читать. Целыми днями он пас стада в имении иерусалимского богача Кальбы Савуа. У него росла красивая и образованная дочь, которую звали Рахель. Акива сразу же полюбил молодою девушку и пообещал ей, что если она станет его женой, то он бросит все и пойдет учиться. Акива сдержал свое слово и, несмотря на все трудности и насмешки, в возрасте сорока лет начал постигать грамоту и стал одним из великих мудрецов в истории Иудеи.
ISBN:
9785449356307
Содержание:

Акива-пастух

   © Герц Давыдов, 2018


   ISBN 978-5-4493-5630-7

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Акива-пастух

   До разрушения Второго храма Акива жил в Галилее – области на севере Израиля. Он родился в бедной семье и в молодости был простым пастухом, не умея ни читать, ни писать. Чтобы заработать на хлеб, ему приходилось трудиться с раннего утра до позднего вечера. Акива рубил дрова и продавал их на рынке, а иногда пас овец.

   После неудавшегося восстания иудеев против Римской империи, которое вспыхнуло в 66 году нашей эры, и разрушения Второго храма в Иерусалиме римляне обременили жителей Иудеи непомерными налогами, и жизнь стала тяжёлой. И тогда Акива решил перебраться в Иерусалим. Он и там колол дрова и продавал их на рынке, пока ему наконец не удалось устроиться пастухом в имении очень богатого жителя Иерусалима, которого звали Кальба Савуа, что в переводе с иврита означает «сытая собака». Это был настолько гостеприимный человек, что даже если собаки проходили в ворота его двора, то и они уходили оттуда сытыми. Он старался быть похожим на праотца Авраама, который вместе со своей женой Сарой разбил шатёр и приглашал путников в гости.

   У Кальбы Савуа росла прекрасная дочь по имени Рахель. Молодая и образованная, она любила много читать и, несмотря на то, что была госпожой, много и охотно помогала по хозяйству.

   Акиве очень понравилась Рахель, но он не решался сказать ей об этом: ведь она была дочерью самого Кальбы Савуа, а он – простым пастухом.



   Рахель часто наблюдала, как Акива бережно обращается с овцами, заботится о каждой, и думала, что если бы этот пастух был грамотным человеком, то из него со временем получился бы прекрасный раввин.

   После долгих колебаний Акива предложил Рахели выйти за него замуж. Видя скромность и честность пастуха, молодая наследница имения согласилась, но выдвинула одно условие:

   – Акива, я дам согласие выйти за тебя замуж, если ты пойдёшь учиться грамоте. Я глубоко убеждена, что из тебя получится хороший раввин.

   – Рахель, – грустно ответил он, – грамоту постигают с самого детства, а мне уже поздно учиться. Я прожил на свете тридцать пять лет, но не знаю даже алфавита.

   – Учиться никогда не поздно, – возразила девушка. – Я буду помогать тебе и во всём поддерживать. Если ты будешь много и усердно заниматься, то слова Торы проникнут в твоё сердце.

   Акива пообещал своей избраннице, что обязательно пойдет учиться, и поблагодарил её за то, что она согласилась выйти за него замуж.

   Рахель поспешила поделиться радостной новостью со своим отцом в надежде, что он одобрит её выбор и примет Акиву в семью. Но когда Кальба Савуа узнал о том, что его единственная дочь выходит замуж за пастуха, который не умеет ни читать, ни писать и даже не знает ни одной молитвы из Торы, он выгнал и её, и пастуха прочь из имения. Более того, он даже поклялся больше никогда не общаться со своей дочерью и лишил её наследства.

Жизнь в конюшне

   Тщетно Рахель пыталась переубедить отца: он не желал ничего слушать. Акиве и Рахели пришлось долго скитаться по городу в поисках жилья, но ничего подходящего они не нашли. Поняв, что на накопленные деньги им не удастся подыскать хорошее жильё в Иерусалиме, они приняли решение поселиться в заброшенной конюшне неподалёку от города.

   Рахель вела хозяйство. Акива, как и прежде, собирал хворост в лесу или колол дрова и продавал на городском рынке. Денег хватало только на то, чтобы прокормиться. Всю неделю они питались очень скромно, но в пятницу вечером, в канун Шаббата, Рахель готовила особенную, шаббатную трапезу.

   Зимой добывать дрова стало труднее, так как путь в лес был неблизким, а тёплой одежды у Акивы не было. Но с наступлением весны он стал собирать больше хвороста и получать за свой труд больше денег, и тогда супруги переехали в уютное жилище на окраине Иерусалима.

   Шли годы. У Акивы и Рахели родился сын, которого они назвали Иошуа. Затем родилась и дочь Шулямит, которую Акива очень любил. Всё это время он продолжал упорно трудиться. Рано утром он направлялся в лес, чтобы собрать хворост, затем продавал его на рынке и поздно вечером возвращался домой. И так продолжалось несколько лет изо дня в день. Но когда Иошуа пришло время идти учиться грамоте, Рахель напомнила мужу о его обещании. Она объяснила ему, что детям нужен грамотный отец, на которого они могли бы равняться.

   Конечно, Акива помнил о своём обещании, но долго не решался пойти в школу, поскольку считал, что в сорок лет уже поздно учиться грамоте. Рахель не желала отступать и настаивала, чтобы муж пошел в ешиву.



   Она верила, что Акива сможет стать хорошим раввином, и говорила, что если он начнет учиться, то у него всё получится.

   …Как-то раз, собирая хворост в лесу около реки, Акива обратил внимание на огромный камень с большим углублением. «Откуда же оно появилось?» – размышлял он. Оказалось, что всё дело в капающих на камень каплях воды. «Как капли воды, падая одна за другой, день за днём, год за годом, смогли пробить отверстие в большом камне, так и слова Торы смогут проникнуть в моё сердце», – подумал мужчина.

   Акива поспешил вернуться домой и обрадовать Рахель, объявив, что наконец-то готов выполнить обещанное. Так в возрасте сорока лет от роду Акива отправился учиться грамоте вместе с сыном.

Осёл с цветком на спине

   В первый же учебный день дети, показывая на Акиву пальцами, громко смеялись над ним. Им было очень весело от того, что вместе с ними за партой сидит взрослый человек.

   Акива и Иошуа сидели за узкой партой на двух низких стульях. Стулья, разумеется, были рассчитаны на детей, поэтому взрослому мужчине было очень неудобно. Учителю не раз приходилось прерываться, так как детский стул скрипел от малейших телодвижений Акивы, чем отвлекал внимание учеников. А в конце занятия стул под бывшим пастухом и вовсе развалился, что вызвало громкий смех учеников и преподавателя. Акива упал на пол, осыпаемый насмешками маленьких одноклассников. Ему было очень обидно. Несмотря на то, что он почти не ушибся, он дал себе слово больше не посещать школу.

   Терпеливо досидев до конца занятий, Акива вместе с сыном направился домой. На протяжении всего пути он ругал себя за то, что пошёл на поводу у Рахели и согласился сесть за учебники в столь почтенном возрасте. Он мечтал только об одном – поскорее вернуться домой, запереться и забыть о пережитом позоре.

   Возле дома, у самой калитки, Акива услышал голос жившего по соседству старого Ишры. Вредный старик тоже не упустил возможности язвительно подшутить над соседом.

   – Ну что, Акива, как прошёл твой первый день в школе? – спросил он надсмехаясь. – Ты уже нашёл себе друзей в классе?

   Бывший пастух ничего не ответил и, опустив голову, поспешил в дом, где его ждала сияющая от радости жена.



   После ужина Акива сказал Рахели, что больше не собирается ходить в школу: лучше он продолжит много работать, чтобы дать возможность их детям, Иошуа и Шулямит, выучиться и вырасти грамотными. Рахель слушала слова мужа со слезами на глазах: ей было очень обидно, что Акиву волнует, что подумают о нём чужие люди, и совсем не интересует мнение жены. Она понимала, что ему непросто в его возрасте выслушивать насмешки, но всё равно не собиралась мириться с его решением бросить учебу. Она всю ночь не сомкнула глаз, и как только начало светать, взяла все деньги, которые были у них, и отправилась на городской рынок.

   Вернувшись домой и приготовив завтрак, Рахель разбудила мужа и сына. Накормив их, она отправила Иошуа в школу, а мужа попросила пройти с ней во двор. Там Акива увидел осла, привязанного к росшему во дворе дереву.

   – Что это, Рахель? – изумился он.

   – Это осёл, – невозмутимо ответила мужу Рахель.

   – Откуда он у тебя? И почему он такой старый, да ещё с впадиной на спине, как у двугорбого верблюда?

   – Я его сегодня купила на рынке.

   – Сколько же ты за него заплатила?

   – Всё, что у нас было, – Рахель выжидающе взглянула на мужа.

   – Рахель! – громко воскликнул Акива, схватившись за голову. – Ты отдала за этого старого осла все наши сбережения?! Зачем он тебе? Ты хочешь показывать его на рынке людям за деньги? Он же ничего не может, кроме как есть и спать!

   – Тебе же нужно на чём-то возить хворост? Вот тебе помощник.

   – Разве это помощник? За наши деньги ты могла бы купить хорошего осла! А этот, может, до лесу ещё и дойдёт, а вот обратно мне и его, и хворост придётся нести на себе. Думаю, совсем скоро и у меня появится на спине такая же впадина…

   – Акива, прошу тебя: сделай всё то, что я тебе скажу, а затем мы решим, как быть дальше, – обратилась к мужу Рахель.

   – Что ты придумала на сей раз? – заинтересовался он.

   Рахель взяла горсть земли, заполнила ей впадину на спине осла и посредине посадила вынутый из горшка цветок. Затем прикрыла всё небольшим старым ковром и, сказав: «Ты будешь ходить с этим ослом на рынок целую неделю, хорошо?», вопросительно и с надеждой посмотрела на мужа.

   – Рахель, что с тобой? Ты в своём уме?! Люди и так ищут всякий повод, чтобы поглумиться надо мной. Зачем ты им помогаешь?

   – Акива, выбирай, – взгляд Рахели стал строже, – или ты делаешь то, что я говорю, или завтра же идёшь с сыном в школу.

   Мужчине пришлось согласиться:

   – Хорошо, я сделаю то, что ты просишь, но только для того, чтобы покончить с этим разговором раз и навсегда.

   Акива не понял, что задумала Рахель, но взял осла с собой в лес, как велела супруга. Набрав сухого хвороста и погрузив его на спину животного, он отправился на рынок.

   Конец ознакомительного фрагмента.