Размышляя о жизни своей…

Простая российская пенсионерка размышляет о жизненных перипетиях, опираясь на свой собственный опыт, дает советы, как правильно относиться к негативным и положительным сторонам жизни, как находить наслаждение и удовлетворенность в любых мелочах, раскрывает секреты семейного счастья и умелого умножения денег, живя на одной пенсии. Книга написана автором простым доступным языком для широкого круга читателей.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019

Размышляя о жизни своей…

   У каждого человека свой смысл жизни. По этому поводу есть такая притча с юмором.


   Один мудрец сказал:

   – В чем смысл жизни? Главное здесь – ум, – и показал на голову. Это был царь Соломон.

   Второй мудрец приложил руку к груди и ответил:

   – Главное здесь – сердце, – улыбнулся он. Это был Иисус Христос.

   Третий мудрец, не соглашаясь с ними, покачал головой и указал на живот:

   – Главное – это желудок, – ответил он. Так сказал Карл Маркс.

   Четвертый мудрец категорически возразил:

   – Главное – ниже, – и показал на гениталии. Это был Зигмунд Фрейд.

   А пятый мудрец с улыбкой посмотрел на всех остальных и изрек:

   – Э нет, господа! Все относительно!.. – воскликнул он. Это был Альберт Эйнштейн.


   Многие люди считают, что жизнь – это полосатая зебра: черная полоса и белая полоса. Все рады светлой полосе, а никому не нравится темная полоса. Ждут – не дождутся, когда исчезнет полоса несчастий и наступит долгожданные везения и удачи. По молодости я тоже думала и действовала так, как большинство людей, но со временем, став уже намного зрелым человеком, мои мысли в корне изменились, чуть ли на 180 градусов. Теперь я знаю, что жизнь сильно похожа не на зебру, она напоминает шахматную доску. Да, жизнь – это шахматная доска! И не сидеть и ждать исчезновения черных полос, а необходимо действовать, как умный шахматист выбирает себе правильный ход. Какую клетку выбирать – черную или белую– зависит только от нас самих. Только мы сами выбираем себе и создаем условия для благополучия, здоровой и успешной жизни.

   Чтобы мои суждения правильно поняли читатели, я решила сгруппировать на два раздела некоторые события из своей жизни: отрицательные, негативные события и эмоции под названием «Страницы печали», а положительные, позитивные – под названием «Страницы радости».


   Страницы печали

Одиночество

   Три дня одиночества. Три дня тоски. Три дня пустоты. Ничего не хочется делать. Не хочу идти любоваться красотами природы. Не хочу смотреть, как тихо течет около парка небольшая речка. Неохота идти в люди. Послушать, о чем они говорят. Будто бы есть хочется, а варить не хочется. Я одна. И мне ничего не хочется. Когда дети и внуки были рядом – шум-гам, море хлопот по дому, сад огород – иногда мне так хотелось тишины и покоя. Вот она – тишина. Радуйся! Но веселья нет. Не хватает этой суеты, детской возни. Желанья «что-то делать» тоже нет. Действительно, одиночество – «это, когда ты есть и когда тебя, как будто и нет».

   «Нужно найти какую-то цель, – медленно ворочается в голове мысль. – Чем-то нужно заняться…» А чем? Бесцельные прогулки по деревне ради здоровья порядком надоели. Может, устроиться где-нибудь на работу? Было бы неплохо. Но где? Все места заняты. Молодежь находит работу в городе. Для меня это очень далеко… А кому нужна женщина под семьдесят, как работница? Этот вариант отпадает. Начала считать, сколько же одиноких людей в нашем маленьком селе? Двадцать один человек. В основном моего возраста. В селе всего-то проживает приблизительно 300 человек.

   – Как вы живете одни зимой? Чем заняты? – задаю вопрос одиноким односельчанам.

   – Ничем. В потолок плюем. Телевизор смотрим.

   На другой день с утра и до вечера сидела перед телевизором. Новости, обсуждения политики стран, фильмы, где много убийств… Хотя короткий день прошел быстро, но от просмотра телевизора очень устали глаза. Ночью не спалось. Долго перебирала в памяти всех умерших односельчан. Мало умерло по старости, в основном от принятия спиртного. Стала вспоминать, какими они были при жизни, что делали, о чем говорили. Как я с ними общалась, как они ко мне относились, какие события с ними случались при жизни. Уснула только под утро.

   Третий день тоже ничего хорошего не принес. Крепко засела в голове мысль о покойниках. Начала перебирать в памяти тех людей, которые были моложе меня и по разным причинам ушли в мир иной. Сколько их всего? 24 человека. Среди них и бывшие мои ученики. До слез жалко всех, особенно детей. Двое, совсем маленьких детей задохнулись от дыма в горящей квартире. Родители на работе, а детей оставили одних. Один ребенок еще грудной, другой на несколько лет старше. В спальне оставили включенный камин, на него упала пеленка с веревки, и начался пожар. Соседка вытащила все свое добро, люди стали собираться, а о детях никто и не вспомнил или не хотели вспомнить. Хоронили всем селом. Дети в гробу лежали как две куклы.

   Очень жалко второклассника Петю, утонувшего в небольшом пруду. Красивый был мальчик, и он мне очень нравился. Жалею восьмиклассника Колю Сидорова, который, оказывается, жаловался все время родителям о своей головной боли. А беспечные родители вовремя не обратились к врачам. Многие дети умирают по вине родителей. В основном из-за невнимательности, непредусмотрительности… Так день прошел в воспоминаниях. Легла спать рано, часов в восемь. Сон был беспокойный: просыпалась несколько раз и вновь засыпала. Проснулась в час ночи окончательно. Лежу и думаю, пора кончать с этим безобразием! Надо что-то делать, а то совсем чокнешься. Для чего мы живем? Жить и радоваться жизни? А как, если тебе ничего не хочется делать? «У человека должна быть какая-то цель», – ворочается опять мысль. – Жить для себя? Как живут всю жизнь мои сестры Лиза и Лина, которые никогда не были замужем, бездетные, всю жизнь заботились только о себе? Я так не могу и не умею. Все время жила для других. Видимо, такова моя жизненная миссия – заботиться о других.

   Однажды в сельском клубе отмечали День матери. Ведущие программы по двум рядам пустили белые ромашки. Зрители-мамы должны были оторвать по лепестку, где было написано, какая ты. Мне достался лепесток со словом «заботливая». Я усмехнулась, прочитав это слово; но, когда мне передали вторую ромашку с одним оставшимся лепестком, и я оторвала лепесток опять со словом «Заботливая», призадумалась: «Да это знак, посланной мне жизнью». В детстве заботилась о сестрах и брате, потом о своих детях и внуках, и сейчас продолжаю им помогать овощами и фруктами. А может мне опять завести козу? Будет свое молоко, сметана, творог…Когда-то в молодости я держала и козу, и корову, и свиней. Для большой семьи нужна корова. А для меня одной как раз коза – самое подходящее животное. Она сильно привязывается к человеку. На душе стало веселее. А еще заведу двух поросят, один для Светы, другой для Иры. Куры у меня есть. Пусть мои дети и внуки питаются своим домашним молоком, мясом и яйцами. Все это будет с весны. А чем мне заняться осенью и зимой? Дни короткие, солнца мало. Вспомнилось, как на день моего рождения приехали родственники из Чувашии и спросили, пишу я что-нибудь. В одно время я отправила несколько писем в газету «Вестник ЗОЖ», и там мои письма напечатали. Еще в нескольких газетах и журналах были напечатаны мои небольшие статьи. А не возобновить ли эту деятельность? Где-то вычитала: «Пишите! У каждого писателя найдется свой читатель». Напишу небольшой рассказ. Может, кто-то и прочитает, и получит какую-нибудь пользу. С этого момента начались для меня солнечные осенние дни. Исчезли головные боли, бессонница, мысли о смерти. Наступило спокойствие, целеустремленность, желание жить и творить. Так я пришла к выводу, что от одиночества, депрессии, вообще от скуки и хандры помогает целеустремлённая физическая или умственная активность. Три дня ничегонеделанья остались позади. Впереди – творческая работа.

   Я – простая российская пенсионерка

   Говорят, что человек проживает три жизни для себя, для других и для себя. Я – простая российская пенсионерка. Очень довольная жизнью. Любящая свою Родину. В детстве отличница в школе. В юности веселая, жизнерадостная девушка, мечтающая стать лучшей сельской учительницей. Сумевшая создать хорошую семью. Родившая двух прекрасных дочерей, которым дала замечательное воспитание и образование… Души не чающая в внуках бабушка. Не просто бабушка, а супербабушка. Тур по Европе – Варшава, Берлин, Амстердам, Париж, Люксембург, Прага…Это все позитив.      Есть и негативная сторона. Я не вовремя появившийся на свет ребенок. Трудное детство. С ранних лет вынужденная нянчить своих маленьких сестер девочка. После второго класса в летние каникулы отправленная родителями зарабатывать трудодни. Потеря сознания при строительстве автомобильной дороги. Брюшной тиф в 9 классе. Выкидыш…Ребенок-инвалид. Увольнение и уход из школы. Развод с мужем. Похороны мамы и смерть брата. Ревматоидный артрит. Депрессия…

   Вот такая она, наша жизнь. Все радости и печали пополам. В этом, наверное, и состоит мудрость жизни. Пока жив человек, ему суждено испытывать на себе все прелести и невзгоды, всю палитру чувств от наслаждения до утрат.

   Старшей сестре было всего год, как мама забеременела мною. Узнав о ее беременности женщины – односельчане ей советовали избавиться от меня при помощи народных средств. Но я вопреки всему появилась на свет – толстая, узкоглазая. Некрасивая. Сейчас я представляю на склоне лет, каково было матери видеть такого ребенка после первой дочурки-красавицы. В молодости спрашивала у матери:

   – Мам, расскажи что-нибудь обо мне, какая я была маленькая?                  – Бывало, когда приходили соседи и, увидев тебя, спрашивали: «Это кто тут ходит?». Ты, тыкая себя пальцем в грудь, гордо отвечала: «Это я – сестричка. Сестричка – я…».

   Из раннего детства помню шмелиное гнездо в дупле нашего дряхлого деревянного дома, как раз недалеко от крыльца, и мы, боясь громко жужжащих насекомых, стрелой пробегали мимо гудящих шмелей. Помню, как весной хотелось на лужок поесть молодую травку. Старшая сестра уходила с подружкой, заперев нас на крючок, а я оставалась нянчиться с братом и сестрой. Обкладываешь большими подушками с четырех сторон младенца, накормишь его, поменяешь мокрые вещи и идешь играть в догонялки с братом, то есть бегать вокруг огромной печки. Отец шутил, что печь скоро станет круглой…

   Росли одни. Родители целый день на работе… Поручения взрослых выполняли беспрекословно. Современные дети растут не такие, попросишь внука что-нибудь делать, он сразу же – «почему я?». А мы в свое время всегда говорили: «Хорошо, мама. Хорошо, папа. Сделаем». И старались выполнять работу так, чтоб нас потом похвалили. Почему так не происходит сейчас? Почему современные дети ленятся? Кто в этом виноват? Думаю, что так происходит потому, что виноваты взрослые, особенно родители, которые мало прививают своим детям любви и уважения к старшему поколению, не дают своим детям самостоятельности, слишком их опекают.

   Помню, однажды я в чем – то провинилась, что-то не так сделала, мама бьет меня, колотит кулаками по спине, а я представила себе, что я – партизанка Зоя Космодемьянская, которую пытают фашисты, водят босиком по снегу, а она героически все выдерживает. Так и я: молчу и терплю. Мама не выдержала и закричала: «Плачь!!! Кричи!!!». Я – Зоя Космодемьянская, я молчу. Мама села и заплакала. Мне так было ее жалко…, но после этого события любовь к ней у меня не уменьшилась. Я какой-то детской интуицией понимала, что мама меня любит, но я сильно перед ней провинилась. Теперь-то я понимаю, что она заплакала от бессилия. И била тоже от бессилия. Семеро детей, пьяный муж по дому почти не помогает. Ждать помощи неоткуда.

   Я с десяти лет вовсю зарабатывала трудодни в колхозе наравне со старшими сельскими ребятами. Было трудно под палящими лучами полоть поля, а потом домой тащить на плечах полный мешок с сорняками для домашней скотины. Но мы старались. «Чьи дети – его дети, Ивана Григорьевича дети», – учил нас отец. Я очень старалась отца и мать ни в чем не подводить. А взрослые дяди и тетеньки часто пользовались нашей наивностью, они почаще нас хвалили, а мы рады были стараться. Ленивых детей ругали, а я всегда ругани боялась. Всегда трудилась на славу, иначе не могло и быть – ведь в школе училась на «отлично». Как говорят, была примером во всем. Во время отдыха очень любила слушать разговоры сельских баб, которые рассказывали друг другу разные бытовые истории и сплетни. В трудах и заботах лето пролетало быстро, незаметно. А тут и сентябрь на пороге – в школу пора… Вот такое было в нашей молодости трудовое воспитание. А сейчас внук ноет: «Скукотень!», и не знает, чем себя занять. Читать – лень, писать – лень, работать – лень. Может, время такое. Современные дети больше любят сидеть в Интернете, мало двигаются, мало гуляют, мало находятся на свежем воздухе. Недостаточно заботятся о своем здоровье.

   Также мало думала о здоровье в свое время и я. Полненькая телом, я смотрелась всегда старше своих лет, и родители наравне со старшей сестрой меня отправили на строительство автомобильной дороги. Взрослые люди не любили брать детей. Работа была не их легких. Тяжелую землю на высоту таскала молодежь. Некоторые люди, бывало, на смех нагрузят носилки так, что и взрослому мужчине не под силу… Раз я не смогла донести тачку на высоту, знать, потеряла сознание и упала. Очнулась – сестра меня тормошит, любопытные взгляды. После этого случая у меня на левой ноге появилась синяя набухшая вена в форме буквы «М» приличной величины.

   Помню, как впервые я попала в больницу, когда училась в 9 классе и жила в интернате. Пришлось обратиться с жалобой на резкую боль в животе. С высокой температурой 39, чуть ли не в бреду пролежала целую неделю. Ко мне в больницу никто не приходил… Аппетита никакого – я лежала и умирала от слабости… Медсестра тетя Шура, женщина из нашего села, принесла горячее кипяченое молоко и предложила мне:             – Выпей. Будет легче…

   От бессилия только отрицательно мотнула головой, и она молча ушла.

   Через некоторое время рука сама потянулась к кружке с молоком. Выпила и уснула. Утром проснулась и почувствовала себя намного легче. После выпитого молока дело пошло на поправку. Оказывается, у меня был брюшной тиф… Мне обидно было, что из родных никто не навещал, лежала и думала: «Знают ли они, что я в больнице?» Мог отец приехать, он был самый свободный человек в семье. Увы, не пришел.

Тоска

   Решила идти по стопам старшей сестры – поступить в тот же пединститут, где училась она. Поехали с отцом на поезде за тридевять земель – в Тюменскую область. Подала документы, устроилась в общежитии и через два дня после отъезда отца началась такая тоска по дому – ревела сутками, пока сдавала вступительные экзамены. Ностальгия – это страшная вещь, особенно для семнадцатилетней девушки, постоянно живущей на территории одного села. Тоска по братьям и сестрам, по родителям. По односельчанам. По родным местам… а здесь народу много, а близкого человека рядом нет. Спускаюсь с пятого этажа общежития на первый, сяду в читальном зале впереди всех, где моих слез никто не видит, и реву…Слезы безудержно сами текут… Есть выражение «тоска съедает». Действительно от тоски можно и заболеть. Недаром из всех сказок, которые я рассказываю сейчас внукам, они все время просят повторять сказку «Родной дом». Дети интуитивно чувствуют любовь к родному дому. Каждый раз я эту сказку сочиняю по-разному, а сюжет один – мужик очень любил свой дом, даже попав в преглубокую пещеру, наполненную золотом, он, преодолевая все трудности, вырывается на волю и радостно бежит к родному дому…

   Пришлось мне в жизни испытать уныние и тоску еще два раза, но они были не такими тяжелыми, как в молодости. Я представляю, как тяжело приходилось ребятам служить в армии два года или морском флоте три года, как они ждали писем от родных и любимых. Тяжело, наверное, было в первые месяцы службы. Может, сейчас и не так тяжело, ведь теперь служат в армии всего один год и у всех есть гаджеты: можно пообщаться по сотовому телефону, даже по скайпу.

Ребенок-заика

   Вышла замуж по любви. За непьющего. За некурящего. У него была одна беда – родственники не хотели, чтобы он служил в армии. Все одногодки отслужили, и через некоторое время, когда дочери исполнилось полгода, мужа все-таки взяли в армию. Попал в стройбат. Научился там пить, курить, женщину завел и с ней приехал к матери после окончания службы. А я обо всем этом ничегошеньки не знала. В тот день я как раз собиралась с доченькой навестить свекровь. Я удивилась, что местный шофер изъявил желание довезти меня до соседней деревни. Высадил на трассе, а там мой разлюбезный, защитник Родины, стоит, не один, а с девахой и свекровью. Другая баба тут такой бы скандал устроила, на всю жизнь запомнил бабник, как налево бегать. Только не я. Во-первых, воспитание не позволяет – это пресловутое «что люди скажут», а во-вторых, просто не умею я скандалить. Не такая у меня натура. Я к этому не приучена. А в-третьих, двухлетняя дочурка рядышком лепечет, еще ребенка напугаешь. Самое худшее – это выяснять свои отношения при детях. Благоразумие прежде всего.

   Мне все-таки избежать безобразной сцены не удалось. Тогда на трассе мой суженый уехал со своей кралей на западную Украину, пожил там неделю и вернулся домой к матери. Я тогда уже подумывала о разводе. Раз ночью, когда мы спали, (с нами была еще одна старушка), в дверь постучали. Бабка, узнав по голосу пьяного мужа, закричала: «Беги!!! У него нож!» Дочка, проснувшись от крика и грохота, заплакала. Муж погнался за мной с ножом, только благодаря темной ночи, я осталась жива. Пьяный, запросто мог зарезать. После этой безобразно страшной сцены дочь начала заикаться. Не уберегла. До сих пор чувствую вину перед ней.

Слезы сострадания

   Моя слабая черта – это дети и молодежь. Не могу без слез смотреть фильмы, где показывают несчастные случаи, происходящие с детьми. Мне их жалко, слезы текут сами по себе по щекам. Испытываю чувство жалости ко всем детям: к хорошим и плохим, даже к хулиганам и бандитам. Какими бы они не были – все они беззащитны, делают ошибки по недоразумению. Взрослые вовремя не подсказали, не поняли их внутренний мир.

   Жалко даже не появившихся на свет детей… Я забеременела вторым ребенком. Срок был небольшой, всего 13 недель. Сначала загорала в Сухуми на берегу Черного моря до трещин на спине, потом, приехав на родину, прокатилась с мужем на мотоцикле по лесам и оврагам. Не подумала о последствиях, в результате обнаружила кровяные выделения. Положили в больницу на сохранение. Но врачи не смогли помочь – ребенка я потеряла… Это было для меня такой трагедией, что никак не могла успокоиться, плакала долго и навзрыд. Муж, как мог, успокаивал, а потом и сам заплакал…

   Потеря ребенка казалась для меня горем мирового масштаба. Я чувствовала себя убийцей своего ребенка. До сих пор у меня в голове не укладывается, как некоторые женщины легко и просто идут на аборт. И при этом не один раз. Понимаю тех женщин и сочувствую им, если они вынуждены идти на аборт по показаниям врача. А так, по своей прихоти – это жестоко, бесчеловечно.

Увольнение с работы

   Говорят, что в каждом коллективе есть группировки. И они часто враждуют между собой. Среди простых людей – открыто. А среди интеллигенции – скрытно. Раньше наш педагогический состав был молодой, здоровый, все друг друга уважали и работали дружно, никого особо не выделяя. В школу я ходила как на праздник, нагрузки не чувствовала, с детьми ладила, и школьники за это были благодарны.

   После декретного отпуска, после рождения второй дочери, вернулась на работу и была очень удивлена, что наш небольшой коллектив учителей разделился на два враждебных лагеря: вся администрация школы против учителей – предметников. Я тут же попала во вторую группу. В школе-то всего 13 учителей, а тут – какие-то группировки: половина из них – директор, три завуча и три заместителя директора – это одна группа, а шесть учителей-предметников – другая. Первая критиковала вторую во всем, грубо и жестоко, правдиво и надуманно. Вторая группа резко отвечала в ответ на выдуманные начальством обвинения, сильно их раздражала лживые упреки, поэтому считала директора самодуром.

   Молодой, ставший руководителем сельской школы сразу после окончания пединститута, без опыта работы, директор решил действовать по принципу «я – начальник, мое слово – закон» и начал увольнять всех непослушных учителей, довольный тем, что замы его поддерживают во всем! Несправедливые высказывание, козни разные со стороны администрации угнетают душевное равновесие любого работника. Особенно, когда директор все время твердит: «Если я сказал «было», значит, было», и при этом никаких аргументов, фактов и доказательств. Это было в «лихие 90-е годы», так теперь называют годы развала Советского Союза.

   Учителя побежали с жалобами в вышестоящие органы. Некоторые сами уволились и уехали. Не оставило начальство в стороне и меня. Гонения начались после награждения меня Почетной грамотой. Лучше бы мне ее не давали! Проводилось районное мероприятие в нашей школе. Никто из учителей не соглашался быть ведущей программы. Долго спорили. Потом спихнули на меня. Я, с детства привыкшая выполнять поручения, согласилась. И вдруг в разгар праздника заведующая РОНО перед всеми учителями района произносит: «Награждается…» и называет мою фамилию, имя и отчество. Это было для меня так неожиданно! Знала бы я, какую злобу затаит на меня директор и его замы, не торопилась бы радоваться награде. А потом еще в районной газете появилась статья об удачном проведенном в нашей школе мероприятии учителей и награждении меня и еще одного учителя Почетными грамотами…

   Через месяц после этих событий директор написал приказ о моем увольнении по сокращению штата. Какое тут увольнение по сокращению штатов? Двух учителей в школе уже не хватает! А начальство собирается увольнять и еще одного учителя! Вот какие тогда работали недальновидные руководители школ.

   Подала в суд на директора. Накануне суда судья вызвала меня и сообщила, что суд не состоится, так как директор не имеет права меня уволить. Некоторые односельчане меня поздравляли тем, что я это дело выиграла. Мне тут надо было призадуматься, как дальше работать при таких обстоятельствах. Дом, семья, всех кормить-поить, стирать, готовиться к завтрашним урокам, поздние возвращения из школы домой – все они не оставляли свободного времени на размышления. А начальство не дремало, все искало причину, как все-таки избавиться от меня. И придумало самый подлый способ – уговорить родительницу, чтобы та пожаловалась на меня, будто я ударила ее дочь на уроке. Уволили… «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Прав дедушка Крылов: «У сильного всегда бессильный виноват». Время показало, что неблаговидные поступки не остаются безнаказанными – посадили в тюрьму на несколько лет сына директора за смерть двух людей: задавил на машине шедших по дороге парня с девушкой. Мы часто забываем о том, что в жизни за все надо платить.

Ребенок – инвалид

   Это несчастье для любой семьи. Им стала моя вторая дочурка Ирина. Она пошла в первый класс веселая, жизнерадостная, а к концу учебного года стала бледной, быстро устающей, худенькой. Что-то с ней творится неладное.

   – У тебя что-то болит?

   – Нет, – уныло отвечает она.

   Повела к местной фельдшерице. Та ничего подозрительного не обнаружила. Я немного успокоилась. Раз дочь пошла в туалет и не смыла содержимое в унитазе – в тот день не было воды в системе – и тут я увидела, что еда совсем не переварена кишечником, съеденные куски яблока вышли свежими, как будто изо рта сразу попали в унитаз, как будто Ира их выплюнула. «У нее что-то с кишечником, – подумала я. – Надо немедленно в больницу!». Я опять к нашей фельдшерице. Она меня выслушала:

   – Ничего. Все пройдет. У детей такое бывает.

   Не поверила ее словам и без направления, по своей инициативе, поехала сдавать анализы. Еще дома взяла кал ребенка, в детском отделении у медсестры получила бумажку на анализ, и осталось только узнать результаты. Через несколько дней позвонили из районной поликлиники:

   –У вашего ребенка обнаружена скрытая кровь в кале. Срочно приезжайте за направлением в областную детскую больницу.

   Так мы с дочерью оказались в Нижнем Новгороде. Там я подписала разрешение на колоноскопию. Выяснилось, что врачи не смогли провести до конца процедуру по причине, что в толстой кишке у ребенка кровавые трещинки и быстро нас увезли в Нижегородский гастроэнтерологический педиатрический институт. Дочь в отделении интенсивной терапии пролежала неделю, а мне посоветовали в аптеках найти и купить таблетки «сульфасалазин». В то время это лекарство было в дефиците. Врач-гастроэнтеролог сказал, если не найду, то он привезет из Москвы. Выписали нас домой на время, пока не освободится место для ребенка в отделении. Рекомендовали врачи: сырые овощи и фрукты, хлеб черный не есть, молоко не пить, целый перечень продуктов ограничить, мясо только в вареном протертом виде и так далее. Это было в августе. В сентябре дочь в школу не пошла, перевела на домашнее обучение, благо сама я учительница. Сильно переживала за дочь. Особенно больно было видеть жидковатый стул ребенка с кровавыми выделениями и слизями.

   Пришел вызов – вновь ложиться в педиатрический институт. Началось тщательное обследование дочери. Врачей интересовала жизнь ребенка от зачатия до сегодняшнего дня. Много раз и долго приходилось рассказывать, чем ребенок болел, и как лечили. Полтора месяца пролежала дочь. Я за это время устроилась работать при институте – гладила халаты врачей и постельное белье. Выписали нас с диагнозом: неспецифический язвенный колит, гастродуоденит, анемия и еще два заболевания, названия которых в настоящее время и не помню и с рекомендацией оформить инвалидность ребенку.

   Вот так появился в семье ребенок-инвалид. Причина болезни неизвестна. Я слышала, как проктолог говорил другому врачу, что неспецифический язвенный колит возникает все-таки на нервной почве. Порылась в литературе, там перечислено около десяти причин возникновения этой болезни. А я считаю, моя дочь заболела из-за неправильного лечения бронхита антибиотиками, которые убивают всю полезную микрофлору кишечника. Вот почему у ребенка не переваривалось яблоко. Не хватало полезных бактерий,

   Лечились долго. Сначала соблюдали все предписания врачей. Со временем, как стали исчезать тревожные симптомы, потихонечку начали вводить в меню запрещенные продукты, в небольшом количестве. Со временем болезнь сошла на нет. Сейчас Ирине уже 32 года, окончила Нижегородский архитектурно-строительный университет, замужем, работает и растит двух озорных мальчишек.

Развод

   Пока я мыкалась в городе с ребенком, муж, оставшийся дома один, опять загулял, опять завел женщину, в этот раз бабу с тремя детьми. Хозяйство забросил. Восьмимесячный теленок у него сдох. Жалко теленка. Он был светло-желтой масти, красивый, крупный. Он мне и детям нравился. Мне кажется, ему помогли сдохнуть. Соседка была очень завистливой женщиной. Она у другого соседа собаку отравила крысиным мором. Скорее всего, и моего теленка тоже в отсутствии мужа. За такие грехи и ее Бог наказал – она спилась и умерла в возрасте 67лет. Никогда не делай другому человеку зла! Бумерангом к тебе же вернется.

   Приехали из Нижнего Новгорода домой, а тут народ вовсю судачит о связи моего мужа с другой женщиной. Раньше муж эту женщину очень осуждал за связь с мужем двоюродной сестры, с его другом. А теперь сам попал в ее сети. Оказывается, тут постаралась сама двоюродная сестра. Она устраивала им встречи. В отсутствии моего мужа раз принесла мне записку от любовницы. Нагло, не стесняясь:

   – Передай мужу…

   – Почему ты так поступаешь? – удивленно спросила я.

   – Она чуть не увела моего мужа.

   Получается – спихнула подружку в объятия своего двоюродного брата, то есть моего мужа! Вот за такие грехи высший Разум и наказывает: она умерла от рака, прожив 59 лет, а через год вслед за ней ушел и ее муж.

   Однажды муженек явился домой очень интересным: пол-лица «синим-сине»! Так разукрасил его муж любовницы, чтоб он оставил его жену в покое. На все эти события я смотрела спокойно. Мне больше волновала здоровье ребенка. Уйдет муж, может, это и к лучшему.

   Наступил день, когда бесстыжая соперница пришла ко мне в сопровождении моего мужа и просила отпустить его с ней в Нижний Новгород.

   – Хорошо, – сказала я. – Только вытащите картошку из подпола.

   Она залезла в подпол, вытащили с мужем всю картошку, собрали вещи мужа и уехали. Скатертью дорога!

   В тот год у многих женщин мужья уходили к любовницам. В 90-е годы много пили, «где пьянство – там и бл* ство», говорили в народе. Поживут месяц с новыми залётками и возвращаются обратно в свою семью. Удивительно то, что жены прощали. Мужские руки в хозяйстве нужны. Мой тоже хотел вернуться, но я его обратно не приняла. «Без него будет лучше». – думала я. Но жизнь показала, что я ошибаюсь Мне и дочерям не хватало его. За девятнадцать лет супружеской жизни осталась привязанность к своему бывшему. Я остро ощущала отсутствие мужа. Сильно скучала по отцу младшая дочь. Через год мы развелись. Я теперь хорошо понимаю, почему развод называют маленькой смертью. Это действительно так. Чувствуешь себя брошенной, никому не нужной, наступает какая-то заторможенность, хочется себя уничтожить. Спасают в этом случае действительно дети. Живешь только ради них. Время – великий доктор. Со временем болезненные чувства притупляются, появляется желание вновь жить, творить, радоваться всему прекрасному.

Смерть мамы и брата

   Нет ничего вечного в нашей жизни. В природе рождаются, живут и умирают. Люди тоже. Моя мама, учительница начальных классов, умерла в возрасте 88 году жизни. Когда отмечали ее 85-летие, она, довольная поздравлениями, говорила с искоркой в глазах:

   – До ста лет остается всего – ничего. Подумаешь – 15 лет… Доживу…

         Она жила не одна, а со старшей дочерью и старшим сыном. Приехала к ним на следующий год в гости и не узнала матушку родную, молчит, еще пуще сгорбилась, ищет уединения. Быстро начала таять. Через год ночью проснулась и увидела, как мама в полуосвещенной комнате ползает. Подумала, что недолго протянет. В глубокой старости люди превращаются в маленьких детей. Страдают слабоумием и ползают, как младенцы. До 88-летия осталось меньше месяца. Не дожила.

   К смерти стариков я отношусь намного спокойнее. Прекрасно понимаю, что они свой, данной природой, жизненный цикл прошли. Успокоились. Ушли в неведомый пока нами, живыми, мир. Но меня очень встревожила смерть брата. Он был всего на два года моложе меня. Как же так? Ему всего 61год. Год всего прошел, как вышел на пенсию. Он болел сахарным диабетом, был инсулинозависимым. Но люди доживают этой болезнью до 80 лет и более! Брат любил выпивать, а при сахарном диабете этого нельзя делать. Меня еще очень удивило отношение старшей сестры к брату. По ее рассказам, за три дня до смерти брат плохо себя почувствовал – кашель сильный, высокая температура, одышка…Она хотела вызвать скорую – брат не разрешал. А на третий день сам засобирался в больницу. Наверное, понял, что дело совсем плохо. Сел в автобус. Потом вышел сходить в туалет, и около подстанции его нашла проходящая мимо женщина.

   А в это время родная сестра преспокойно сидела дома, ни о чем не подозревая. Как можно было такого больного человека одного отправить куда-то? Я бы на месте сестры не только брата посадила на рейсовый автобус, но и вместе с ним поехала бы в райцентр в больницу, записала бы на прием к врачу. Узнала бы об его болезни, помогла бы лечь в отделение, в палату. А сестра послала брата на верную смерть… Неужели все старые девы такие черствые, как моя сестра? Пусть это останется навсегда на ее совести. Бог ей судья!

Управляю болезнью

   В юности мало кто задумывается о болезнях. Старость, кажется, где-то далеко-далеко. Так думала и я. С детства все время кашляла. Может, цементом забила все бронхи и альвеолы, когда разгружали на территории вокзала вагоны с цементом. Ничем не предохранялись, вдыхали цемент. Еще глупыми подростками были. Может, за такую работу еще и не платили. Кто проверял? Мы были молодые и стеснительные. Сказали взрослые разгружать – мы, дети, подчинялись.

   Отец у нас сильно кашлял. Кашель у него был долгий, с надрывом. Вся голова становилась при этом красной, наливаясь кровью. Я всегда боялась, что он вот-вот умрет. Во время Великой Отечественной войны отец был связистом, и ему однажды осенью пришлось находиться в холодной воде и держать связь, прячась от фашистов. Сейчас я не перестаю удивляться, как он смог дожить до 57 лет и вырастить двух сыновей и пять дочерей? Я в молодости думала, что кашель у меня от отца.

   В юности меня постоянно преследовали заболевания органов дыхания: простуда, бронхит, ангина, грипп, фарингит, трахеит. Мать все время ругала: «Что ты все время кашляешь?». Думала, что всю жизнь они будут меня преследовать. А нет! Организм обновляется, очищается. На смену одним болезням приходят другие. В зрелом возрасте стали побаливать поясница, суставы рук, ног. Еще бы! Потаскай тут мешки с зерном, картошкой. -40-50кг, детей 15-20кг, сумки с продуктами, по два ведра воды в каждой руке огород поливать…

   Сначала врачи никак не могли поставить диагноз: терапевт посылал к гинекологу, тот – к хирургу, а хирург – вновь к терапевту пришлось пользоваться народными методами: держала на пояснице теплые вещи, делала компрессы с жгучими травами и кореньями, парилась в бане даже жгучей крапивой. Начала делать упражнения: каталась спиной на полу, согнув ноги, йоговские асаны для спины. Иногда просила мужа делать своеобразный массаж: он вставал мне на спину и медленно по ней ходил, а в нем весу килограммов девяносто. Неизвестная болезнь прошла. Только один раз после этого был радикулит. Он появился после рождения второй дочери. Я уже собиралась рожать, как привезли из другого села женщину, которая находилась в том же положении, как и я. Врач и акушерка принесли откуда-то прехолодный топчан (события происходили в начале февраля) и на него положили меня, решив, что я рожу позже той женщины. Как я не замерзла на этом топчане, не знаю. От холода все тело ходуном ходило. Просить одеяло постеснялась, потому что все бегали около второй роженицы, им было не до меня. После рождения младенца пришлось обратиться в поликлинику с жалобой на боль в пояснице, которая отдавалась в правую ногу. Доктор сказал, что это радикулит и выписал лекарства. С той поры такие заболевания, как радикулит, остеохондроз, миозит стали постоянными спутниками моей последующей жизни. Потом к ним присоединились и другие заболевания опорно-двигательного аппарата – артриты, артрозы. Одним словом, к шестидесяти годам заимела целый букет болезней: ревматоидный артрит второй стадии, артроз, остеопороз, анемия средней тяжести, варикозное расширение вен, плоскостопие, кератит, начальная стадия катаракты… Серьезные заболевания на старости лет. Ревматолог выписал восемь лекарств, офтальмолог – три, хирург – четыре. В сумме получается – пятнадцать. Не много ли таблеток? Выдержит ли мой организм такое количество лекарств без отрицательных последствий?

   Конец ознакомительного фрагмента.