Предгорье. III Книга

Тимир поступает в Академию службы внутреннего контроля имени Вас Металлана. Бронмир учится в Академии некромантии и подчинения нежити имени Вагатта Ван Хаенна, с успехом проходя полевые практики. Роккон и Астрея планируют связать свое будущее с Академией схемотограмм и косноязычия Из Ян Колония. Все идет по плану, пока их успехи в карьере и учебе не омрачают печальные события королевства. Происходят загадочные убийства и подозрения начинают формироваться вокруг деятельности четверки друзей. Чтобы не попасть под арест собственных подразделений, они вынуждены искать гениальные магические решения, выходя на пути к переосмыслению произошедшего.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Предгорье. III Книга

   Из недр общей истории…


   Три человеческих королевства, после серий отгремевших войн, полвека жили в мире, каждый день ревнуя друг к другу богатые территории общей земли, талантливых магов и военную мощь. Бавендер-гордое королевство, не выходило на контакт, скрывая ото всех свои рудные запасы. Власть в королевстве Иственгаль принадлежала высшей аристократии, во главе которой стоял стареющий монарх. Работящий и торговый Каршевалд стремился обогнать соседей в прогрессе науки и магии. Спонсируя институты и библиотеки, переманивал на свои земли перспективных ученых и одарённых магов.

   Жителей трех конкурирующих королевств объединял культ святого Карагана. Монах, получив при жизни освящение в забытых местах поклонения, оставил человечеству в наследство три подарка. Первое, путь средь опасных мест– тропу жизни для людей, живущих в опасных топях. Второе,-сострадание, что как традиция нашла отражение в ежегодных праздниках. И третье, венки Карагана-любовь и верность, что сохранились в традициях бракосочетания влюбленных.


   Иственгаль,

   Озерные царства.


   Не ведали горя богатые рыбой озера и реки Иственгальских деревень. По утру возвращались рыбаки с ночным уловом, да познать плоды трудов своих не могли. Под контроль взяли территории богатые властители, отбирая силой войск своих рыбу и провизию у народа простого. Годы шли, и одолевал рыбацкие семьи голод, а поборы все не прекращались.

   Прибыл Караган в деревни, проведать своего брата по отцу, как застал толпищу обозленных людей, недовольных властителями их судеб. Услышав жалобы, уладить он конфликт взялся, и пошел с мирной грамотой к дверям домов богатых. Не пустили его на порог, так он и ждал под ставнями денно и ночно. Не мог вернуться без решения, потому ждал пока хозяева на разговор с ним выйдут. Не вытерпели главы дома, впустили монаха. Он спешно поведал что видел в деревнях, совет дал снизить накал сборов, потому как власть властителей обрывалась на их жадности и самоуправстве. Не долго бы их еще народ слушал, править следовало иначе.

   Старика накормили и воротили в деревню с грамотой. Прислушался к нему глава дома, что-то в словах говорящего человека затронуло его сердце. Толи умен он был, толи чист душой, но пошел он на отступные, снизив сборы с деревенских жителей. В день устроили праздник с накрыванием столов. Богатые делились с бедными своими припасами, прославляя сострадание, доброту и уважение к тем, кто трудился с ними рядом.

   Покинул город Караган, после себя оставив деревни жить как жили. Не многое он исправил, только миропонимание властителя, а этого для него было достаточно.


   Горные хребты,

   Королевство Бавендер.


   В своих скитания по земле, забрел ведомый светом на земли маленького горного городка– Бавендера. Долгие его поиски мира и счастья сотворили ему славу просветителя и мудреца. Делился он опытом и учениями с молодыми и старыми, поучал и младенцев, что смотрели на него с небывалым для них благоговением. Сам владыка скалистого города принял его как друга близкого, и в дом завел и хлебом угостил как порядочный хозяин.

   Прожил он день в тепле и уюте его дома, как застал печальную историю. Девушку выдавали замуж не по любви, мужем ей должен был стать проезжающий мимо купец. Тоску в глазах и слезы он спрятал от лиц своих зевак и ее завистников. Нашел решение ее горю, дав ей обвенчаться с юношей, которого она любила.

   Родители не дали ей благословения, и нашел он его в распустившихся цветах весны. Сплел венок и надел его на голову прекрасной девушке. Юноше не дали отцовского наставления, и вручил он его с упругой веткой цветущего дерева.

   «Как не рад кто союзу будет, брак любой обвенчан будет под деревьями весенними. Дар природы и благословение матерям в цветах, мужам в крепких стволах ее деревьев»,-Оставил монах молодым свои наставления, и отправился в странствия свои дальние. С поклоном проводили его жители, сам владыка города вышел попрощаться. Не мог в городе его оставить, покуда смуту он наводить начал, да и грусти удержать не мог видя его ускользающий силуэт.

   Ушел монах, но многим приглянулось решенье осветленного человека. Переняли они его, и прижилось такое бракосочетание в горных городах. Коли не давали согласия семья, да родители, молодые по весне узами брака сочетались под деревьями с венками и веточками. И союз их нерушим был от того, что решения по сердцу принятое было, и мнения ничье не могло порушить союза этого.


   Мальтовые болота,

   границы королевства Каршевалд.


   Невидимые тропы вели монаха через дебри лесов и болот. Люди издавна избегали Мальтовой долины, опасаясь ее дикости и свирепости. Вечно меняющиеся просторы с восходом Солнца становились горячими зыбучими песками, с проливными дождями– болотами, что утягивали путников в ловушки. Не было спасения тем, кто забредал в долины, не было надежды им выйти из них живым.

   Караган освещал проклятые места, проходя болота своими тропами, обозначал их факелами и веревками, связывал дорогу, по которой могли идти заплутавшие путники. Много раз он был близок к смерти. Чудом выплывая из топей, зацепившись за ветки редких кустов. Избегал кровожадных ядовитых змей, что своими укусами усыпляли жертву, топя ее трясине. Спасался от укусов диких болотных пчел, что прятали улья под водой. Ни на поверхности, ни под ней, не было спасения от их ядовитых жал. Не знали они ни жалости, ни усталости, но Караган победил их своей волей жизни. Через боль и слезы он проходил пчелиные посёлки, не останавливаясь ни день, ни ночь. Так вышел он из болота, своей тропью дав шанс многим выбраться из лап смерти. Тропинку назвали дорогой жизни, по ней стало легче следить за изменениями сумасшедшей стихии. Как бы не впадала в бешенство мать-природа, во всех своих ипостасях она не ломала тропу святого человека, отдавая дань его храбрости и воле. Его тропинка оставалась цельной, с каждым новым перевоплощением местности уходила либо в пещеры под землю, либо в холмы, но не размыкалась линия пути.

   С годами, путы веревки, что вела сквозь тернистый путь, стали осыпаться, факелы истлели, сгнивая в болотах, но к тому времени человек смог найти способы отстоять свое право на эти земли. В нестабильном мире Мальтовой долины выросла лаборатория, что ставила своей целью взять под контроль происходящее буйство, завладев спрятанной в природе магией.


   История Предгорья


   Предгорье оставалось необычным местом, каким было с момента основания. Замок был приютом для детей на протяжении многих десятилетий. Окруженный лесом и предгорьем, он был скрыт и виден одновременно.

   Предгорье перешло под руководство ассера Аэона. Получив письмо с просьбой о финансовой помощи, он прибыл поинтересоваться на что она будет потрачена. Входя в число тех, кто знал о создании приюта и о том, что он был расположен в замке одного из известнейших демонов Империи, Азарон, откровенно говоря, его не понимал. Принимая решение приехать проверить старого знакомого своего отца, известнейшего темного демона Верр Тат Аггат Саерра, он так же преследовал цель вразумить размякшего, потерявшего со временем хватку, старика не растрачивать последние силы на воспитание человеческих отпрысков.

   Верр Тат Аггат Саерр в прошлом был блестящим советником его Темнейшества, влиятельным деятелям, стратегом, приближенным к власти хитроумным и коварным демоном, на переговорах которому не было равных. Он мог прогнуть под свои принципы. Под хитросплетениями его речей подписывались невыгодные для противоположных сторон соглашения, оставляя его окружение всегда в выигрыше. Он был у вершины власти, его боялись и уважали. Ему пророчили великие свершения, как вдруг он полюбил демонессу. Как и любой другой мужчина, выбрал себе спутницу жизни. Печальным известием оказалось то, что им не удавалось завести детей. Шли годы, а возлюбленная не могла родить ему наследников. Избегая жалости и скрытого обсуждения ее несчастья, она перестала выходить из дому, сосредоточившись только на том, что находилось в его стенах.

   Верр не мог не заметить тоску в глазах любимой, представ пред Императором, он попросил за все его заслуги даровать ему право жить на границе миров, в то же время, вдали от обоих. Подумав над открывающимися возможностями, Император согласился, поставив условие, что дом будет стратегическим военным объектом после смерти его хозяев. Правитель предлагал хитроумный план, при котором Империя получала доступ к территориям человека, оставляя за собой право скрывать подступ на свои земли. Так двумя демонами и было принято соглашение о постройке поместья.

   Со временем рогатым, знающим о ценности замка, стали приходить известия, что престарелые владельцы стали пускать в поместье человеческих детей. Не виданный доселе случай был как гром среди ясного неба. Ходили сухи, что демоны пустили к себе в дом людей, кормя и одевая их за свой счет. Немыслимо. По традициям, демоны накапливали и преумножали свои богатства, но никак не раздавая их, тем более бескорыстно.

   Семья Азарона, а точнее его мать и отец, относились к Верр с глубоким уважением. Однако даже они не считали, что он действовал в интересах своей семьи, осуждая такое расточительство. Но больше всего не устраивало то, что приютили они людей. Как считали приближенные, это был крайне необдуманный шаг со стороны пожилой пары. Люди были порочны и слабы. И духом и физически. Если демоны встречали удары жизни лицом к лицу, защищаясь витиеватыми рогами и ими же отбивая все атаки, то люди действовали по-другому. Лож и обман они использовали как оружие, построив на этом свое общество, во всем отличающееся от видений демонов. Эти два разных мира никак не должны были пересекаться. Действующий мирный союз дух рас позволял общаться отдаленно, так и должно было продолжаться до скончания времен.

   Однако Верр с каждым годом ужасал все больше. В своей школе он стал преподавать равенство всех рас, не скрывая своего происхождения и истории. Тем немногим из ближнего круга, кому это было известно, уже давно казалось, что в происходящее стоило вмешаться. Но Ваерра уважали, для демонов он оставался рогатым с третей трансформацией, потому близкое окружение его долгое время защищало от возмездия со стороны Империи. От общества демонов информация скрывалась, и выносилось на обсуждение только в некоторых домах за скрытыми разговорами.

   Азарон Аэон, воспитанный как истинный приверженец традиций своей Родины, был харизматичен и умен. От предков ему передались прекрасные волевые качества, дисциплина и стойкость в убеждениях. Он был лучшим. Мог быть жестким, когда этого требовала ситуация, великодушным или беспощадным. В нем видели лидера. Молодой демон шел на завоевание престола Империи. Свержение действующего Императора не приветствовалось, но гонка за то, чтобы стать следующим не угасала, и ее фаворитом был ассер Аэон.

   Приняв решение проверить Верр Тат Аггат Саерра, демон устроил себе небольшой отпуск перед сменой домена. Он поставил себе цель пожить и поработать в каждой части Ада, чтобы потом знать как решать проблемы его административных границ.

   В поместье Предгорье появился с отрядом в шестнадцать демонов. Статус обязывал иметь как минимум десять подчиненных. Для отдыха от работы, к посещению приграничного замка он собрал своих бойцов. Беря в расчет изначальную просьбу хозяина поместья, прихватил и тех, кто мог сойти за учителей.

   Пройдя на территорию Предгорья, демоны все утро потратили на обход окрестностей. Не прошло и часа, как у них уже появились серьезные вопросы к руководству. Используя магию сокрытия, наивысшую магию доступную немногим рогатым, Азарон прошелся по школе, обосновавшись в кабинете директора. Сидя на диванах, он с бойцами обсуждал планы на день, и обстановку в замке. Не устраивало многое.

   В то же утро, действующий на тот момент директор, Верр Тат Аггат Саерр, вызвал в свой кабинет пятерых детей, решив с ними обсудить видимо приезд новых учителей.

   Все сидящие на диванах могли узреть как воспитанники школы позволяли себе обращаться с уважаемого ими демоном третьего порядка. Сначала старого директора перебили, тем самым выразив неуважение, а потом еще и попросили не заканчивать мысль. Сидящие в сокрытии, рогатые негодовали. Пока между собой они открыто выражали недовольство, Азарона заинтересовало поведение одной человеческой девушки. Она как будто бы видела скрытое от нее пространство, что для человека не представлялось возможным. Даже демоны прекратили свои обсуждения, когда ее взор стал блуждать по диванам, на которых они сидели. Азарон пересел, чтобы получше рассмотреть девушку, и, когда взглянул в ее глаза, пропал. Она все еще его не видела, а он уже не мог отвести от нее взгляда. Светлая девушка с неровно отстриженной челкой и, наспех собранным пучком волос на голове, щурилась, пытаясь найти что-то неподвластное ее зрению.

   Заинтересовавшись, демон решил проверить видит ли она движения, и отошел вглубь комнаты. В момент, когда он отошел к окну, она отреагировала на движение и вызвала духа. И это снова было невозможным. Для призыва необходимо было использовать огромное скопление силы, артефакты и защиту, а она просто вызвала нестабильную энергетическую сущность на разговор. Воспитанница замка спросила что находилось перед ней, указывая на сидящих на диванах демонов, которых не видела. Духу было доступно то, что было скрыто, об этом он бы и доложил девушке, не успей Азарон использовать свое влияние, приказав: -Ты дал клятву подчинения дому демона.

   Сизый дух повторил клятву, и по приказу соврал девушке, что в комнате никого не было. Она сказанному не поверила. Человечка определила, что ей врут и не поверила, но духа отпустила. Парни за ее спиной обсуждали какой-то план и торговлю, перечисляя города и места встреч. Та же девушка, не поворачиваясь спиной к диванам, открыла им порталы-переходы, отдавая указания. И опять, происходящее было невозможным. Творилась высшая магия под подчинением хрупкой девушки, а она даже не прилагала сил, не использовала ни схем, ни активаций заклинаний. Невероятно. Оставшись одна, воспитанница Ваерра осведомилась у работающего в школе демона, не видит ли он в центре пустой комнаты чего-нибудь необычного. Она перевела взгляд к пространству, где стоял Аэон, и тогда их глаза встретились. Она никак не могла видеть Азарона, но смотрела точно на него. Демон попал под влияние окончательно и бесповоротно. Их зрительный контакт прервал Ваерр Тат Аггат Саерра, решив, что девушке стало плохо.

   Когда она ушла к себе, Азарон стал принимать произошедшее, с несвойственным для него смирением. Он выбрал, о гонке и Империи можно забыть. Оставалось выяснить кто была эта девушка. Та, что в одночасье стала его приоритетом. Некоторые демоны выбирали себе пару сами, и, выбрав, уже не могли жить с другими. В таком случае расовая принадлежность не имела значения, хоть и накладывала сильные ограничения для вступающих в союз.

   Проведя весь день как на углях, молодой демон думал, думал и думал. Не удалось уснуть и ночью. В бессоннице он вернулся в тот же кабинет, вспоминая все до мельчайших подробностей. В то утро он собрал досье на девушку, днем знал о не все. Не прошло и десяти минут его пребывания в кабинете, как к нему присоединились Астрея. Аппетитно жуя свой ночной перекус, она встала на тоже место, где и стояла при встрече. И их взгляды снова встретились. Желая подойти поближе, Азарон ее спугнул, а затем вовсе напугал. Настолько сильно, что она вызвала духа хранителя ближайшего домена.

   Даже для него, повидавшего в Империи многое, это был шоком. В замке была активирована магия абсолютно невозможная для человеческой расы. В голове не укладывалось, что стоящий напротив него человек вызвал духа их Империи демонов. Использовав активацию зова защиты дома, девушка не рассчитала сил, и билась в историке от пробудившейся магии. Проговорив заклинание деактивации, Азарон отправил духа в Империю, тем самым остановив тревогу во всех домах ближайшего домена. После случившегося, Астрея долго не могла прейти в себя, ее сотрясал переизбыток магического фона. Применив редкое в его работе милосердие, демон погрузил ее в сон.

   На допросе выяснилось, что девушка искренне не подозревала о действии заклинания. Успокоив, переполошившийся от поднятой тревоги, домен, демон пообещал правителю Ада во всем разобраться. Теперь, сложившаяся ситуация обязывала его остаться в стенах замка, он этому был рад. Смотря на эту девушку, при допросе и после, он не мог понять природы ее силы. Ее не было. Как маг она была посредственна, а по факту, совершала невозможное. В ходе того же допроса выяснилось, что она сведуща во многих сферах. Аргументация была натянута, но свою позицию она отстаивала уверенная в своей правоте. Решив проследить за ее действиями дальше, ее отпустили. Азарон был сведущ в военном деле, считая, что в достижении желаемого всегда должна быть стратегия, будь то трон или женщина. Перед всеми демонами он заявил на нее свои права, не услышав притязаний со стороны других, стал действовать. Запретил к ней прикасаться, разговаривать и даже смотреть в ее сторону. Он имел на право, он готов был его отстаивать. По многим причинам, из уважения и из страха перед его ипостасями, демону подчинялись все и всегда. Контроль за приглянувшейся девушкой стал причиной, по которой он оставался в школе.

   Она удивляла, бесила и откровенно выводила из себя. Ставя заклинание защиты на всю школу, демон преследовал одну цель: контролировать и оберегать одного единственного человека. Но именно это заклинание тревожно срабатывало в ее комнате, сообщая, что объект исчез из отведенного поля. Останавливая себя от желания приструнить непослушную избранницу старым проверенным способом, демон стал выяснять куда же она пропадает. Придя в первый раз к ней в комнату ни Азарон, ни другие его сослуживцы ничего не обнаружили. В тот же момент сработало заклинание и в мужской, тогда проверка перешла в нее. Глубокой ночью, школа не могла досчитаться двоих детей. Спустя какое-то время, когда на часах шел второй или третий час следующего дня, двое школьников объявились, старательно отмалчиваясь о том, где все это время были. Наглеющая девушка даже сообщала, что она состояла в близких отношениях с парнем, которого утащила ночью из комнаты, вранье было на лицо и на другие признаки отсутствия такового контакта. Стоя перед столом нового директора, она лгала, как и все люди, не говоря правды. Ни смотря на это, Азарону она уже была дорога. Даже когда ее вранье начинало раздражать, долго злиться он не мог, девушка была прекрасна. Подвижна, как птица, поющая весной. Непостоянна, что бы она не делала. Ему в ней нравилось все.

   Как своей женщине, ей хотелось подарить красивые вещи. В школе ввели новую форму только ради нее. В кухнях работал проверенный штат поваров, здание окружили, введя на его территории комендантский час.

   В тот же день, когда Азарон пришел обсудить смену поста руководства в школе, действующий директор воспринял его в штыки. По его словам, в школе преподавался должный уровень дисциплины, и пришедшие гости лезли в чужое дело. Ярким примером отсутствия какой бы то ни было, стало появление Астреи в доме демона на опушке леса во время их собрания. Она приползла на четвереньках к ногам нового директора, и стала нести откровенный бред, ушли мгновения на то, чтобы определить, что дети приняли наркотик. Очень действенный и в большом количестве. Видя в какое состояние впадает Аэон, демоны бросили все свои силы на приведение в порядок оставшихся детей. Один попытавшийся притронуться к Астрее, был отброшен рефлекторным щитом Азарона, защищающего свою женщину. Чтобы избежать повторных к ней прикосновений, демон остался с избранницей наедине, слушая ее нелепый лепет. Пока она была в неадекватном состоянии, она начала к нему приставать, на что ассеру Аэону пришлось только терпеть. Зато как только действие пыли закончилось, и она пришла в себя, вне себя был уже Азарон. Он поставил себе задачу все-таки достучаться до лишенной какого либо понимания о добре и зле человечке. Собравшись с мыслями, демон сообщил приемлемые условия для девушки, вознамерившись раз и навсегда ограничить ее общение с жестоким и опасным миром, но она вскинулась, сказав, что какая-то школа ей была важнее всего прочего. А после, Астрея не хотела его видеть!

   Чуть позже демону донесли, что та, к которой нельзя подходить, ушла в столовую за едой для других мужчин. Пылая праведным гневом, он отложил свою работу, решив первоочередно разобраться в происходящем, расставив дальнейшие приоритеты для этой избранницы. Но прежде чем он начал бурный скандал с претензиями, не догадывающаяся ни о чем девушка предложила его угостить приготовленной едой, другими словами, покормить. Эффект был мгновенным и спас много жизней. Демон согласился, его это устраивало. Они провели время за чаем и приятной беседой, до определенного момента. Когда она прямо в лицо спросила о планах на школу, а он не стал их от нее скрывать. На правду она обиделась, и решила отомстить, ввергнув демона в злость. Хлопнув дверью, она вышла в коридоры, оставляя демона беситься в одиночестве.

   Шло время, Алсер докладывал о выходках вверенных ему детей, дивясь их ветрености и безрассудству. Но не смотря на то, что только четверо детей представляли хаос для школы, их намерено объединили в одну группу, не став рассыпать команду. Азарон позволил Алсеру присматривать в его отсутствие за Астреей лишь по тому, что не видел в нем конкурента за ее внимание. У демона была жена и двое детей, потому порученных Азароном, он воспринимал почти как собственных.

   Как-то раз один из подчиненных поведал, что Астрея интересовалась местом жительства некого Азарона. Решив, что так она собралась мириться, демон с нетерпением ждал развития событий. Не спал и ждал, а она ничего не предпринимала, а предприняв выбрала не содействующий выживанию способ. Хрупкая человечка пошла в лес к русалкам, там же и пропала. Зная о выходках озерных дьяволиц, демоны боялись предположить что с ней могли сделать мстительные жители водоемов. Прочесывая лес и воду, рогатые искали девушку. Себя она обнаружила чуть позже, выходя с другой части здания. Облегченно вздохнув, ассер Аэон ушел спать, не желая выяснять отношений. Уже засыпая отслеживал как комната фиксирует перемещения его избранницы. Подумав, что может быть это сработает, он поставил барьер, мысленно призывая понравившуюся. Она появилась, но оказалось что с заклинанием «призыв дома», то есть с желанием от него избавиться. Из нее же он вытряс, что она лишь обдумывала в его применении, глубоко внутри сомневаясь хочет ли расставаться. Эти перемены в ее поведении мучили организм, в желании привести личную жизнь в порядок, применив подчинение. Демон себя удерживал, по-своему получая удовольствие от их примирений.

   Когда из дома пришло тревожное письмо, новому директору пришлось уехать. Замок оцепили, а Алсеру было приказано не спускать глаз с Астреи.

   В поместье Империи Ада его встретила вся семья. Причина собрания была страннейшая тема: Каваронн, его старший брат, утверждал, что в дом проникла девушки и вылезла она из пруда. Пробравшись ночью в поместье, и поговорив с ним, она беспрепятственно проникла в библиотеку, вынеся от туда какую-то книгу. Не встретив никакого сопротивления, она так же зашла в воду и исчезла, пройдя сильнейшие заклинания защиты дома. «Это невозможно»-говорили жители дома номер шесть, слушая эту нелепую историю, а Азарон сопоставлял факты, смутно догадывался о ком могла идти речь.

   В ответ своему брату, на ожидание предложений от наследника дома, он напомнил, чтобы тот пригласил куда-нибудь свою невесту. Каваронн покинул семейное собрание в ту же минуту, на что и был сделан расчет. Тема была для всех закрыта. Когда страсти поутихли, демон, в лице действующего директора школы Предгорье, сообщил, что определился с выбором своей пары и готов был ее представить. Заранее сообщив необходимую информацию матери, он не став принимать близко к сердцу вздохов ее огорчения. Она как никто другой знала силу влечения к избранной паре. Попрощавшись, ассер отбыл в Предгорье.

   Стоило ему вернуться, как на территории замка Астреи снова не было. Когда ему доложили о ее возвращении, в ее комнате творился самый настоящий хаос, прекрасно иллюстрировавший действующее положение вещей. Русалки избивали охрану периметра, взяв под контроль одного воспитанника подросткового возраста. В этом разгроме она была не одета, точнее одета слишком открыто.

   Демон снова входил в состояние ярости. Закипая еще сильнее, когда вскрыли подробности: девушка купалась с молодым человеком, в подогретой русалками воде. Отпустив парня на все четыре стороны, Азарон попытался еще раз вразумить девушку, делая акцент на ее же ценностях. Краткая беседа по душам дала невиданный по масштабу эффект, любимая девушка впала в истерику. Не раз встречавшись с трудностями в Империи, в академии, на службе, демон был бессилен при слезах его женщины. Она плакала так горько, что Азарон был готов пойти на любые уступки, даже разрешил собрать ее друзей из города. Это мог быть только город, куда бы еще молодые люди, закрытые в замке, так рвались? Разрешив помочь блудным друзьям, он оставил на ее одежде отслеживающий маячок для себя, надеясь, что это сработает. Со временем он бы устарел, но демон был стратегом, все шло по плану.

   Шла неделя, приближая семнадцатилетние Астреи. Азарон обратился к семейному артефактору, заказав подарок для любимой. Готовую работу он мог отслеживать, где бы она не была.

   На ее день рожденья он знал, по еще действующим маячкам, какой ребята выбрали город. Бесило то, что она проводила время с другими, не поинтересовавшись его мнением. Встретив ее на улице, демон как бы невзначай познакомил ее с матерью и родственницами.

   Ради этой встречи, Азарон обеспечил абсолютную безопасность женщинам свой семьи. Зарезервировав всю кафетерию на вечер, демон сделал возможным посещение человеческого государства для матери и ее спутниц, не боясь за их сохранность. По городу ходило по меньшей мере сотни боевых демонов, готовых защищать представителей его семьи в любое время. Вечер проходил отменно, пока их мирное пребывание не нарушило прибытие человеческой стражи. Заметив изменившийся взгляд Астреи, он не озвучил своих подозрений, при любых ее проступках был готов отстаивать ее интересы. Этого не потребовалось, поиск ушел в другое направление. Но подозрения остались, изучив поведение девушки, демон понял, что они не были беспочвенны. Организм требовал приручить, уберечь, спрятать. Стоило применить один только взгляд и девушка бы стала его слушаться во всем. Но Азарон не хотел лишать ее свободы. И внутренняя сила воли цепями держала ситуацию под контролем.

   Познакомив с близкими, и получив от них своеобразное одобрение, ассер Аэон повел девушку по улицам для главного события вечера. Они танцевали, были по-своему близки и она была счастлива. Одев на спутницу артефакт защиты, Азарон вздохнул спокойней. Она его любила, она была рядом, она была в безопасности.


   Астрея-воспитанница

   демонов Предгорья,

   Возраст:17 лет


   Мы сидели в кустах: Астрея, леший Ворх и Роккон. Все ждали сигнала Тимира. Он появился в дверях южных ворот, огляделся. Никого не встретив, со всех ног бросился к кустам, где его уже ждали. Лес был местом, где отслеживания не производили. Это нарушало права на личную и частную жизнь ее обитателей. На частную жизнь жителей замка это на распространялось. В первые дни, когда демоны вероломно захватили школу, сменив директора, они накрыли все здание своей отслеживающей магией. Преподаватели и руководители групп знали кто и когда покидает замок, это рушило планы. И приходилось изгаляться. Например, писать записки и убегать в лес за ягодами. Демоны не любили вранья, но пожив с такими детьми полгода под одной крышей, стали относиться к этому, со свойственной взрослым людям, снисходительностью. Алсер, руководитель одной из групп, получал записки, о том, что его дети уходят за грибами, ягодами, посмотреть вылупившихся птенцов, половить рыбу и тому подобное. Иногда он выносил это на обсуждение, например интересуясь как же русалки позволили рыбачить в своем озере. На что ему отвечали слаженно подготовленным враньем. Так и продолжалось, единственное, что требовал Алсер, было заниматься знакомством с природой вне учебных занятий, например в выходные.

   Добежав до нас, Тимир сообщил:-Мы пошли смотреть крайноцветы. Ворх, прикроешь нас.-Парень хлопнул лешего по плечу в дружеском жесте.

   –Если спросят, а меня не спросят, мы смотрели на цветение первоцветов.-Кивнул медленный житель леса.

   –Все, идем, Бронмир ждет.-Роккон ерзал на земле от нетерпения.

   Бронмир был нашим одногруппником. Талантливый в некромантии, он был переведен в профильную академию, находящуюся в городе Салмак. Ребята поддерживали с ним связь, покидая школу в выходные, и встречаясь в обозначенных местах. Сегодня был важный для Тимира день, поэтому мы направились забрать друга и вместе прибыть в Австрикс.

   Открывала переход вместо Тимира, потому что мою магию не могли отследить, из чего мы извлекали пользу. Первым местом за сегодня был город Салмак, улица Лекарей. Это название было комичным, учитывая, что вела она к академии некромантии и подчинения нежити имени Вагатта Ван Хаенна. Но такова была особенность этого города, даже у его редких гостей оставались вопросы к создателям. От названий улиц до поведения его нынешних жителей.

   Переместившись в подворотню к дому номер три, мы завидели друга, он монотонно пинал ногой бортики центрального фонтана. Его окликнул Рокк:-Бром, идем!

   Завидев нас, Бронмир направился в сторону дома быстрым шагом. Первым делом крепко обнял Роккона. Вот они действительно друг по другу скучали. Обычно делились шутками, дурными историями и домашкой. Жизнь в замке без него была уже не та. Потом они вдвоем обняли Тимира, пожелав удачи в предстоящем мероприятии, затем очередь дошла до меня. Для вида даже покружили. Обнимаясь и переговариваясь, мы пошли покорять Австрикс.

   У Тимира сегодня был экзамен на поступление в академию следователей и дознавателей. Если припомнить о том, что он говорил, официальным названием было Академия службы внутреннего контроля имени Вас Металлана. Ее основатель был величайшим магом и прекрасным руководителем. Под его эгидой отстроили город-порт Австрикс с его мостами и центральными домами. Тимир им восхищался, так же как и выпускниками академии. На протяжении последних двух недель мы с Рокконом делали за него домашки, чтобы прикрыть его зубрежку совсем других предметов. Он выучил все-все, что было нужно к поступлению. Собрав все документы и лево составленные справки, он ждал дня проведения аттестации.

   Тот факультет который он избрал, был лучшим по подготовке и по количественному показателям выпускников, пришедших, после его окончания, к власти. Заканчивая его с отличием, учащийся получал военный ранг и назначение на прохождение службы. Поэтому состоять в отделе контроля было почетным занятием, скорее даже подлинно аристократичным.

   Сейчас мы были недалеко от центральных ворот. Толпа уже собиралась, было много зажиточных жителей города. Обычно они держались обособленно, не желая общаться с теми, кто был ниже их по статусу. Но сегодня, они хлопотали за поступление своих детей, по-своему. Советовали как поступить при различных стечениях обстоятельств, успокаивали, говоря, что предстоящий экзамен будет лишь формальностью.

   В запасе у нас еще было время, так что зайдя в ближайшую кафешку, мы заняли стол на ее террасе, не спуская глаз с городских часов и центральных дверей. Втроем мы заказали молочные коктейли, Тимир пил воду, значит нервничал. За годы общения с нами, он изменился. Сильно вырос, и даже еще больше похорошел, часто проходя с ним по улицам, можно было заметить как на него смотрят молодые девушки, смущаясь и перешептываясь. Обычно он был спокойным, рассудительным, но мы знали, что когда его что-то раздражало, безопаснее было отойти с линии удара. В момент бурных эмоций он действовал по принципу зашибу и не замечу.

   Допивая свои десерты мы втроем шумно втягивали его остатки на дне. На нас оборачивалась почтеннейшая публика, про себя бубня о нашей невоспитанности. А мы смеялись, подтрунивая друг над другом и над окружающими.

   Часы показывали без пяти десять, когда Тимир встал из за стола. Его обнял Рокк и Бром, похлопав по спине, пожелали по пути не встретить черта. На последок мне кивнули, и наш Тим ушел сдавать экзамен. Боясь сглазить, мы решили провести ожидание за работой в лавках нашей фирмы.

   «Чистил» была молодая, но успешная фирма, приносящая нам неплохой доход. Преследовали по началу материальную выгоду, но со временем фирма стала чем-то вроде хобби. Денег у нас было предостаточно, поэтому мы занимались этим забавы ради. Но только мы, для Роккона это было делом, которое приносило моральное удовлетворение. Он был идеологом, заражая нас и покупателей своей энергетикой. Он продавал не порошок, он продавал идею чистоты и опрятности.

   После того, как на лавку на трех путях напали, прогремело нехилое разбирательство. Преступление произошло, когда Роккон, который выдавал себя за эльфа, создавшее свое дело, общался с торговцами в нашей лавке на пересечении трех дорог. Он демонстрировал возможности порошка, делился секретами применения и хранения, налаживал международные связи. Все шло как обычно, только в лавке вдруг стало смеркаться. За окном был солнечный день, а в лавке сгущалась тьма. Духи, работающие у нас феями-помощницами для поддержания легенды, кинули тревожный зов мне. Когда мы с Бронмиром открыли портал перехода к трем путям, лавку уже плющило, в прямом смысле. Эльф вывел людей, феи наше имущество. Занялись разбирательством немного позже, в виду некоторых обстоятельств. Как оказалось лавку действительно расплющило, здание разрушилось от внешнего воздействия на его стены, как будто бы его сжали в тисках. На руинах лавки были венки, поднялась паника, все искали своих близких. Дело в том, что магией, все вчетвером, мы пользовались незаконно, от того не могли не перенести обратно торговцев, ни сообщить их родственникам, что они в порядке. Действовать пришлось обычным способом, через газеты. Тимир написал великолепную статью, приписав к заслугам эльфа как перенос в безопасное место своих покупателей, так и заботу о их благополучии в отдаленном месте. Это была новость для обсуждения. Престиж фирмы поднялся еще выше. В городах, она приравнивалась к значимости банка. История о том, что эльф и его помощники не только отвечают за свою продукцию, но и оберегают своих клиентов, облетела все Королевство. Теперь все хотели быть клиентами «Чистила». Роккон не растерялся, не зазвездился, Роккон слушал и слышал. На следующей же неделе на волне всеобщей любви к фирме, он выпустил, с нашей помощью, карту клиента «Чистила». Стоила она пять золотых, немыслимых денег, но давала определенные бонусы. Для начала он договорился с некоторыми кофейнями о том, чтобы всем тем, кто предъявлял карту «Чистил» давалась скидка. Потом это коснулось общественных бань и мест развлечений. И опять это был фурор, мы богатели, Роккон работал, все были счастливы.

   Городские власти всех трех государство вызвались содействовать расследованию причины покушения на эльфа. Именно так все и представили городские газеты. Со временем мы и сами поверили в то, что это могли быть конкуренты, их у нас было много. Расследование оставалось незакрытым, но мы уже не волновались, и открывали новые лавки. Если раньше их было три, то теперь их было пять. Все в разных городах, на центральных улицах. Эльф посещал их не часто, но когда вешал объявления о своем приезде в город, толпа собиралась на площадях с утра. Если мы с Бронмиром и Тимиром видели свое будущее связанное с необходимостью получить магическое образование, то Роккон обладал всеми нужными навыками для работы своей мечты.

   Пока ждали Тимира, решили первым делом проверить документацию. Как обычно это бывает, решили мы вместе, а на деле проверяла я. Ребята сели обсуждать жизнь в академии некромантии и подчинения нежити имени Вагатта Ван Хаенна. Бронмир не скупился на комментарии.

   –Мы встаем в двенадцать дня. Ложимся в четыре утра. Серьезно, режим вообще дикий. В некоторых подвалах под школой темно в любое время суток. Раз в неделю обрабатываем нежить всякими растворами против гниения и чтобы насекомые не доставали. Сами эту дикую смесь готовим, сами ее же и наносим. Лично я использую швабры, потому как частенько буйные попадаются, это вообще отдельная история. Преподаватели живут со своей нежитью в одной комнате. Буйных запирают в лабораториях. Не дай черт туда забрести по ошибке.-Бронмир кажется вспомнил что-то похожее из своей практики:-Ужас. Она же как, сидит тихо, умная. Ты заходишь темно и темно, а на тебя как бросается и пытается сожрать. Думаешь даже, что через пару секунд увидишь предков.-Он перескакивал с темы на тему, забывая заданные ему вопросы:– Ты про замок спрашивал вроде, так вот нежить спрятана даже в его стенах. Снаружи и внутри. Старшеки по началу нас пугали, оживляя «убранства» замка.– Парень жестом подчеркнул убранства замка.– В стенах много троллей, может быть связанно с третьей тролльей войной за территории, в которой участвовал основатель школы.-Он пожимал плечами,– Символично то, что он построил ее на костях своих врагов. Круче всего было, когда старшеки активировали троллей у уборной. На этажах, их руки подсвечники держат, а тела остаются частью несущей стены. Короче, не все до уборной доходили.

   –Слушай, так давай обратно к нам,-Роккон переглянулся со мной, я закивала поддерживая:– Там же дико.

   –Не,-Бронмир качался на ножках своего стула, не боясь упасть.-Там уже мой дом. Теперь я мелких пугаю нечестью. Короче так надо, это закалка.

   Мы с Рокконом снова переглянулись, в этот раз скрывая улыбки. Бронмир это заметил, но как всегда ничего не сказал. За работой мы просидели не больше часа. Оставалось время, пришлой пройти и по другим лавкам. Из-за того, что наше появление почти всегда сопровождалось нашей отловлей, деньги обратно в замок мы не переносили. Если в других лавках наши запасы помещались в кладовых, то в Дельмарке ситуация была другая. Мы не могли закрыть дверь. Феи пересказали последние события, мы отдали какие-то поручения и стали думать: банк или замок. В банке был бы процент, но в случае чего власти могли заморозить счет. А в замке мы бы спрятали, но рисковали быть пойманными, тогда прощай все сбережения. Вопрос требовал обсуждения. За ним мы провели полчаса, по итогу решив спрятать в замке в другом хранилище.

   Для начала я открыла портал к опушке леса. Переместившись, постояла на земле поместья, и определила где поблизости были свободные хранилища. Выбрав понравившееся, вернулась в лавку. Там Роккон и Бром случайно уронили один из мешков с монетами, и сейчас купались в деньгах. Феи, проникшись защитой вверенного имущества, негодовали, шипели и не больно жалили смеющихся парней. Нам пришлось собирать все под бдительным контролем маленьких рабочих фонариков.

   Открыв переход к месту хранилища, я была занята: туго завязывала мешок. По обыкновению Роккон приклеил бумагу с фразой две сотни золотых. Мы так делали для облегчения нашего же хранения и счета. Рабочими руками были только некромантские.

   Поэтому первым в переход вышел Бронмир, вытаскивая тяжелый мешок. Двигался к горному выступу в западной части замка, там находилось одно из пустых хранилищ. Шел неспешно, бережно неся мешок и слега переваливаясь из-за его тяжести. Мы с Рокконом уже подписывали второй к отправке, как Бронмир передумал. Он быстрым шагом возвращался, Роккон влез в переход интересуясь:

   –Что случилось? Стой там, нам еще мешков пять перепрятать нужно.

   На что Бронмир ответил:-Сматываемся!– И запрыгнул в переход.


   ХХХ

   У самого предгорья, где мы открыли переход проходил всеобщий сбор демонов. Им раздавали поручения Алсер, судя по новым лицам, у них здесь менялся состав. Пока зачитывалось какое-то постановление от ассера Аэона, за спиной читающего был открыт переход. Вышел из него парень, наш Бронмир, с увесистым мешком, на котором было большими буквами написано две сотни золотых. Все демоны, еще не знакомые с порядками в этой школе, смотрели на парня, ожидая его действий. Он, не замечая стоящих в строю, активно двигался в каком-то направлении. Пройдя с мешком до скалы, стал в ней что-то искать, не нашел, решил передохнуть, поставив тяжелую ношу на землю. Вытер пот со лба, повернулся и заметил смотрящих на него военных. Смотрели они так друг на друга, как Алсер понял, что его не слушают. Повернулся туда, куда смотрели его подчиненные и заметил Бронмира. Некромант уже быстро сообразив, что пора драпать, семенил к переходу, спасая себя и мешок с деньгами. Из портала, все еще открытого донеслись голоса знакомых детей, явно не занятых первоцветами:-Что случилось? Стой там, нам еще мешков пять перепрятать нужно.

   В головах стоящих в строю пошли математические вычисления. Пять мешков. И в каждом по две сотни золотых. И только Алсер про себя думал: откуда и куда?

   Прыгнув в переход, бывший и хорошо знакомый ему ученик школы скомандовал:-Сматываемся!– После переход закрылся.

   Их отбытие сопровождалось всеобщим молчанием. Алсер упер руки в бока, все еще держа бумаги, уставился на небо, явно что-то его спрашивая. Все продолжали молчать.

   –Мне просто интересно, если они продавали крайноцветы, то в каком же количестве?-Его вопроса никто не понял, но он был адресован и не им. Разъяснения правил расположения на территории продолжилось.


   ХХХ

   Бронмир и Роккон сползали по стенке, смеясь. Феи жаловались на их несерьезное поведение мне. Была с ними согласна. Потому как, ребят собрать не удавалось. Они были слишком сильно рады друг другу, да так, что решили пережить как можно больше запоминающихся моментов с полнотой эмоций и чувств. Сейчас смеялись в голос, пересказывая что случилось. А вопрос с деньгами уходил в долгий ящик. Спустя минут десять, мы вернулись к этому разговору. Решили спрятать в старом хранилище.

   Уже никого не встретив, мы сноровисто перетащили мешки в открытое мною помещение. Бронмир с любовью погладил попавшие под руку запасы, по которым так скучал. Парни постояли в обнимку, картинно утирая слезы умиления от вида денег.

   Закончив, мы закрыли хранилище, возвращаясь в лавки. Было уже три часа дня, мы решили проверить Тимира. Экзамен был до двух, один час отдавался на консультации. Проверка велась с помощью магии, потому результаты выносили быстро.

   В Австриксе мы хотели занять то же кафе как и утром, но заметили в подворотне Тимира. Он сидел на земле, откинул голову на стену дома. Он открыл глаза, когда мы его окликнули и просто сказал упавшим голосом:-Я не прошел.

   Мы были удивлены, подавлены так же как и он. Первым спросил Бронмир.

   –Тим, были сложные вопросы?

   Парень покачал головой, пачкая свои черные, как сажа, волосы в пыли здания.

   –Нет, я все ответил. Меня не взяли не по этому. Даже так, мою работу не смотрели. –Он мял в руке какой-то листок бумаги.-Они сказали, что я должен заплатить за экзамен. И для поступления мне выделят только факультет криминалистики.

   –Что, но почему…?-Спросила, уже догадываясь об ответе, мы все догадывались. Не первый раз уже с таким сталкивались.

   –Потому что я без семьи, без протекции сверху. Просто не могу претендовать на это образование.

   –Мы могли бы заплатить…-Роккон сел рядом, ткнув друга в плечо.-Криминалистика тебе тоже интересна, вроде…

   –Я не могу принять факт, что мне придется за это заплатить. Понимаешь, это не нормально. Зачем устраивать общий экзамен, а в стенах академии рвать работы на глазах у невыгодных абитуриентов. Хотя знаю почему, не отвечайте…

   –Они порвали твою работу?-Бронмир был спокоен, собран и зол. Спрашивал тихо.

   –Меня не было в листе проверки, результаты вывесили, а моих не было. Я пошел узнавать о причине. Как оказалось, все уже давно зачислены, заранее пришли их родители обо всем договорились. А мои не приходили, по документам их вообще не было. Тогда они предложили свой вариант. –Тимир почесал свой нос.– Я сказал, что это нечестно, взяточничество в чистом виде. Тогда мою работу, лежащую в на столе у директора академии, разорвали у меня на глазах, не проверяя.

   Мы сидели в подворотне Австрикса. На улицах смежных с ними проходили люди, радующиеся за поступление своих детей. Тут соприкасались два разных мира.


   ХХХ

   Днем пошел дождь, и мы промокли до нитки. На душе было пасмурно. Вернув Бронмира в академию, переместились в школу. Выйдя на опушку южного леса, прошли через сад к дверям в здание. Там нас встретил Алсер. Скрестив руки на груди он взирал на нас пылая праведным гневом.

   –Вы мне написали, что уйдете до трех. Где вы были, уже шесть вечера?

   Мы молчали. Говорить не хотелось. А вот Алсеру хотелось.

   –В кабинет директора, живо. –Нам кивнули в сторону здания. Мы послушались и пошли.

   В коридоре было тихо, немного холодно. Мокрая и озябшая, я уже догадывалась, что мне скажет директор. Речь будет о моем здоровье, точнее о том, что я за ним не слежу.

   Постучавшись, мы вошли в кабинет. Ассер Аэон был там, сидел за столом. Увидев на мне мокрую одежду нахмурился, и указав на вешалку скомандовал:– Астрея, немедленно накинь что-нибудь. Где вы были?

   Молчать не могли, знали, что это злило демона еще больше. Но настроение было хуже некуда. Хотелось уйти в комнату и просто сидеть без дела, смотря в одну точку.

   –Что произошло?-Уже спокойней, но все так же строго поинтересовались у нас.

   Мы с Рокконом взглянули на Тимира. Демон это заметил, перевел опрос на него.

   –Тимир, я тебя слушаю.

   –Ничего не случилось.-Подавленный голос звучал неубедительно.

   Видя, что с ним все еще хуже, мы переглянулись и отпустили глаза в ковер. Директор так и не получал ответа.

   –Астрея и Роккон могут идти, Тимир остается.

   Кажется он решил добить Тимира. Хотелось вмешаться, попросить подождать до утра, но на попытки что-то сказать, лично мне повторили приказ.

   –На выход, Астрея.

   Увидев как на меня посмотрел демон, поплелась на выход. У двери еще раз обернулась. Мне вслед смотрели, нахмурив брови. Демон не любил, когда я беспокоилась за кого-то еще, но тут был особый случай. Это и пыталась донести не сказанными словами. Но меня бережно сдвинуло взмахом руки в коридор, и дверь закрылась, освещаясь магическим контур с той стороны. Заклинание от прослушки.

   Нам сказали идти на ужин. В школе все уже ели, пришлось послушаться злого и голодного Алсера.


   ХХХ

   Прошло время, Тимира все не было. Мы поели, доделали уроки, выданные нам на выходные. В оставшееся время дописывала статью по выбранному предмету. Их наличие было необходимым требованием для подачи в те академии, которые я рассматривала к поступлению. Школы принимали детей с шести до восемнадцати. Академии с шестнадцати до двадцати пяти, выдавали диплом мастера, в редких случаях специалиста, зависело от профиля. Потом можно было закончить университет и получить диплом магистра своего дела. У меня были планы, в свободное время занималась их реализацией. Статьи показывала ассеру Аэону, потом только преподавателю.

   У нас всегда были темы для обсуждения. Иногда я заходила просто поздороваться, иногда с работами, и на меня всегда отводили время. Азарон знал все, с чем бы я к нему не пришла. Будь то ботаника или схемы плетений. Бывало, что мы просто пили чай, обсуждая мебель или же любимую еду.

   Сейчас закончив всю запланированную работу, я решила проверить кабинет директора. В коридоре меня завидел один из демонов, не смотря на меня, спросил:-Куда вы направляетесь, через полчаса отбой.

   Сказала фразу, работающую беспрекословно:-Иду к директору, мне нужно с ним поговорить.

   Меня пропустили, я продолжила путь. Пройдя коридор, завернула к комнатам, одна из которых выполняла роль кабинета руководства.

   От двери не исходил магический свет, значит они закончили. Поправила платье и постучалась. Приглашением выйти стала открывающаяся дверь. Демон все так же сидел за столом, Тимира в комнате уже не было.

   –Он в академии, проходит экзаменовку. Я его не ел,-не отрываясь от бумаг ответил ассер Аэон. Вздохнула с облегчением. Демон был хмур как тучи в Австриксе, всем своим видом показывая, что он недоволен моим поведением.

   –Так ты наверное голодный?-Ждала реакции мужчины. Она была, демон улыбнулся, но тут же скрыл улыбку.

   –Возможно.

   –Тогда я принесу тебе поесть.-Прошла к его столу за разрешением.

   Демон поднял на меня глаза. В целом он оставался серьезным, а вот глаза. Приятно было, что ко мне относились по-особенному. Азарон всегда был внимательным и не всегда строгим. Точнее он был строгим со всеми, кроме меня. Местами я перегибала палку, трудно было перейти на другой режим, так как не приятно терять свободу в действиях. Тогда со мной проводили беседу один на один, но отпускали без наказаний. Со временем стала говорить открыто о своих поступках, идеях, и даже чувствах, от этого наши отношения стали крепче. Заботой отвечала на заботу. Меня любили и я любила.

   Возможно это было неправильно. Он был руководителем школы, временно, как и я воспитанницей. Оставалось чуть меньше года до моего поступления в академию, что было немаловажной ступенью в становлении руководителем школы. Странная мечта, но она меня не отпускала. Но демон ее поддерживал. Наши отношения проходили за разговорами, прогулками и иногда поцелуями. Азарон часто приглашал посмотреть вечерний город. Показывал столицы соседних королевств с их прекрасными улочками, магазинами и ресторанчиками. Мы выбирали самые тихие, отдаленные столики, ожидая еду, обсуждали обстановку или слушая друг друга. Но не смотря на все это, мы часто были в центре внимания. Причина была в том, что демон не прятал своих рогов. Никогда. Тем самым выдавал наше появление вместе. Перепутать его с кем ни было еще, было невозможно, он отличался буквально всем. В темной одежде, иногда светлых рубашках, в пальто с застежками как на мундирах военных, служащих нашему королевству, в высоких сапогах, он выглядел безупречно, такого мужчину трудно было не заметить. Темные завивающиеся большими кудрями волосы, Азарон коротко подстригал, так как делать было не принято. Для многих рогатых длинные волосы оставались признаком аристократии, силы и могущества. Но непокорный демон твердо придерживался мнения, что манеры, воспитание и характер не определись длиной волос, которая была тебе удобна. Этими размышлениями он делился только со мной, окружающим ничего никогда не объясняя, жестко очерчивая линию при общении.

   Почти во всех ресторанчиках или кафетериях в качестве подавальщиков работали девушки, сноровисто разнося заказы и любезничая с клиентами. Как и для многих, для них, особенно работающих в людных местах, было известно, что демоны никогда не состояли в серьезных отношениях с людьми, презирая подобные связи. Но иногда у девушек появлялись шансы стать фаворитками демонов или демонесс, получая при этом дорогие подарки в виде домов. Рогатые часто одаривали своих компаньонов именно домами или апартаментами. Детей у таких союзов не бывало, но о своих фаворитах, демоны всегда заботились, из-за чего такие виды отношений становились очень желанными для многих из человеческой расы. Об этом рассказал сам Азарон, объясняя поведение девушек в кофейнях. Когда у нас принимали заказ многие подавальщицы, которые были старше меня, сидячей напротив демона за столом, открыто начинали флиртовать. Это продолжалось недолго, Азарон применял уничтожающий взгляд, отпугивающий любого, самых настырных жестко осаждал. Наши столики часто сменяли подавальщицы, потому как уничтожающий взгляд действовал сильно, наводя ужас на настырный обслуживающий персонал. Взгляды демонов вообще очень сложная наука, неудивительно, что природа наградила их рогами. Для защиты именно глаз, как мне казалось, самого сильного источника их силы. Они использовали зрительный контакт при схватках, для привлечения противоположного пола, при бракосочетании, при определении источника магии. На мои рассуждения, сидящий напротив демон посмеивался, шепотом говоря, что у них было еще очень много скрытых талантов.

   Многие представители его расы любили сохранять инкогнито, тогда их выдавали только манеры и высокомерие, скрыть которое иногда не получалось. Причина в том, что людей они не любили, считали алчными и слабохарактерными существами, склонными к предательству. Из-за этого частенько выдавали себя. Мне определить демона в толпе удавалось часто, иногда указывал на кого-то Азарон, наблюдательность которого объяснялась чутьем. Демоны чувствовали истину, как бы не старались замаскироваться существа под другими обликами. Мы часто прогуливались вдоль главных улиц, иногда любовались на здания. Азарон знакомил меня с демонами, если они подходили поздороваться, представлял меня как свою спутницу. Часто демоны и демонессы при встрече удивлялись, но резко скрывали это, склоняя головы в знак почтения. Мне было неловко, я была младше и не могла ответить им таким же поклоном. Во-первых, меня останавливал Азарон, говоря, что при его представлении обязанность поклониться идет к тем, кто ниже нас по статусу. Представляя меня как спутницу, он разделял со мной его статус ассера. Во-вторых, не маловажная причина, у меня не было таких ветвистых рогов, от чего мой поклон не выглядел бы столь же эффектно.

   Наши отношения были необычными, из-за этого часто привлекали внимание. Но мне они нравились, нравились и Азарону.

   Демон расписавшись на небольшой бумажке, протянул ее мне.

   –Чай попьем здесь, а потом пойдем поедим. Выбирай в каком городе.-Подмигнув мне, демон вернулся к работе.

   Летя на крыльях самого прекрасного чувства на свете, я покинула кабинет, устремляясь на кухню. Там меня встретили как обычно. Большой повар по имени Тает перекрыл мне вид на кухню, встав на защиту ее запасов. Но у меня была бумажечка. Получив ее, повар ее осмотрел на подлинность и, приняв, надел на гвоздик таких же бумажек. Директор строго на строго запретил выдавать перекусы, исключения были при предъявлении листка с росписью руководителя учебного заведения.

   –Мне бы тарелку пельменей, штук сорок и хлеб с творожным сыром. –Заказала обнаглевшая от послаблений, счастливая я.

   Мне ничего не сказали, но посмотрели с плохо скрываемым возмущением. Еду стали готовить, а я присела на приготовленный стул у входа.

   После прихода Азарона на пост директора школы, многое изменилось. Были уволены преподаватели не прошедшие аттестацию. Ее, по многим причинам, не прошли все. Было три волны. Первой было прохождение материалов предметов, которые они должны были преподавать, проверяли тетради и учебники, выданные школьникам. Так как учебников у многих не было, а тетради вели не все, отсев начался с первых вопросов. Затем проверялись учебные планы и зачетные работы. Третьим этапом шло собеседование по определению дальнейшего устройства преподавателей. То есть аттестация не предполагало ее прохождение изначально. Однако демоны позаботились о том, чтобы закрепить преподавателей высшей школы в соответствующих их профилям заведениях. Так школа Предгорья остались на попечение военных. Некоторых преподавателей выгоняли почти силой, например, Павлечовски. Ему очень не хотелось покидать нажитого места, в большей степени– отдавать его под власть демонов, но от его мнения ничего не зависело. Вручив ему благодарственные письма, документы о переводе в другое учебное заведение, Алсер переправил его порталом. После долго сокрушался, что ему пришлось выслушивать нелепые угрозы от визгливого человека.

   Затем были уволены служащие замка, за ними числились мелкие кражи, да и свою работу они не выполняли или выполняли плохо. Если бы школьники не убирали замок в наказания за проступки, то помещения, парки и коридоры бы не чистились вообще. Теперь все ее работники были профессионалами на кухне работали нанятые повара из столицы соседнего королевства-Иственгаль, города Тиффангорай. Замок убирали нанятые служащие, но наказания в виде уборки все еще оставалось. Демоны прониклись таким видом расплаты за содеянные промахи воспитанников, а именно наказанием детей с применением допустимого законом физического труда.

   Школа Предгорья менялась в лучшую сторону. В кухнях было еды много, но она, по требованию Азарона, была проста без изысков. Под его командованием в замке расположились и сменяли друг друга вверенные ему военные с демонийской Империи. Мы завтракали, обедали, полдничали и ужинали в строго определенное время. Исключением были расписки, которые давались как разрешение на незапланированные приемы пищи. Выдавались только директором, в крайнем случае Алсером.

   Пельмени отворили быстро, хлеб резали при мне. Творожный сыр Тает, шеф этой кухни, накладывал сам, аккуратно выравнивая горочку на маленькой глубокой фарфоровой тарелке.

   Скорее всего о наших отношениях с директором знали все демоны, служащие только догадывались, но не распространялись. Видимо давно работая с рогатыми этот штат прислуги знал что-то большее, чем даже мы.

   Доделав свой шедевр, Тает, грузный повар, разложил готовую еду на поднос, протянув его мне. Встав со стула в углу кухни, я подошла к шефу кухни и взяла из его рук протянутый поднос со снедью. Поблагодарив, перенесла вес нагруженного подноса на пространство, незаметно задействовав магию. На применение любой другой формы магии пошел вызов руководителю группы или, если магию применяли работники замка– демону Вагатту. За это школьников штрафовали, лишая стипендии и назначая наказание в виде мытья полов, служащие просто объясняли причину применения. Но так как из всего штата в двадцать человек, такими способностями обладали трое, разбирательств почти не было. Нанятые демонами люди были проверены временем и потому относились к ним с должным уважением.

   Теперь, видя, что Тает пытается определить, как смогла поднять такой тяжелую ношу, я открыла двери спиной, и уходя в коридор, напоследок улыбнулась поварам. Те, что видели ответили улыбками, другие же не отвлекались от работы.

   В коридорах встречались преподаватели, все направлялись в кабинет к Вагатту, заместителя руководителя по учебной работе. Видимо сегодня проводилась собрание с обсуждением учебных достижений в школе. Преподаватели, если меня и замечали, то делали вид, что появлялась необходимость в просматривании бумаг, или рассмотрении стен или дверей замка. С первых дней их появления в замке стала замечать, что на меня старались не смотреть. Так, заметно или незаметно, я прошла мимо открытых дверей в кабинет Вагатта, где собирались преподаватели. Время было уже позднее, у всех детей в замке был уже отбой. Оставались только служащие и демоны, живущие по другому расписанию.

   До кабинета директора дошла по пустым коридорам. Света было мало, но достаточно для освещения моего пути. В отличие от обычных подсвечников, огонь в наших не колыхался от порывав сквозняков, напротив был всегда в определённом световом диапазоне.

   Дойдя до двери, постучалась, и, для видимости поддерживая поднос одной рукой, другой отворила дверь.

   Азарон сидел на одном из диванов. В кабинете был приглушенный свет, но с моим появлением зажглось еще несколько светильников. Ассер Аэон встал и подошел ко мне, взяв поднос, он переставил его на стол у стеллажей.

   –Так что там с Тимиром, ты отправил его обратно в академию сдавать экзамен?

   Демон хрустнул шеей, поворачивая голову в разминке после долгого сидения за столом и диваном.

   –Нет, в академию он попадёт, сдав экзамен у одного, уважаемого лично мною, человека. Гарельц Вакавард– очень влиятельный деятель как в Каршевалде, так и в Бавендере, и Иственгале. Советник Его Величества по вооружению в прошлом, сейчас он занимает пост министра военного дела. Службы внутреннего контроля входит в сферу его надзора. Сейчас, узнав о том, что при проверке, у абитуриентов теряются работы, Гарельц решил протестировать парня лично. Думаю, к двенадцати они закончат, и Тимира переправят пентаграммой к избе на отшибе, там его встретит Алсер.

   –Почему туда?-Последовал от меня вопрос. Можно же было бы задействовать порталы прямиком к стенам школы.

   На что мне ответили, с разворотом всего корпуса:-Астрея, только не говори мне, что ты не знала о защитном куполе академии, что не позволяет переносится в ее пределы посторонним.

   Директор академии сел за стол, ожидая когда я начну его сервировать. Дослушав, я не стала раскладывать еду с подноса, а подойдя к ассеру села на край его колен, крепко обняла.-Спасибо.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Понравился отрывок?