Продам мужа в хорошие руки

Меня часто потом спрашивали, как такое могло случиться, зачем, почему я сама, по доброй воле отдала красавчика-мужа. Что ответить, честно не знаю. Психанула. И… продала. За три рубля десять копеек! Почему такая цена? Я знаю ответ, но не хочу его говорить. Стыдно...... И жаль, что Олег сам не понял, с чего я назвала эту цифру… Романтичная и немного смешная история о героине, которой пришлось стать сильной и решительной. А так же о… подлеце-муже, настоящем мужчине, коварной подруге, добром олигархе и неожиданных сюрпризах судьбы. В оформлении обложки использованы фотографии с pixabay.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2018

Продам мужа в хорошие руки

   Глава 1

   "Ааааа! Нееет! Что я наделала! Отдала собственного мужа в… хорошие руки!" Если уж совсем честно, то не отдала. Продала! И не в самые хорошие....

   Меня часто потом спрашивали, как такое могла случиться, зачем, почему я сама, по доброй воле отдала красавчика-мужа. Что ответить, честно не знаю. Психанула. Бомбануло. И… продала. За три рубля десять копеек! Почему такая цена? Я знаю ответ, но не хочу его говорить. Стыдно...... И жаль, что Олег сам не понял, с чего я назвала эту цифру. Прогадала, конечно. Та, что пришла покупать, легко могла и пару миллиончиков отстегнуть. Но обо всем по-порядку.

   В тот ненастный октябрьский день лил дождь, по-осеннему сильный и холодный. Я мчалась под ледяным ливнем и проклинала себя. Ну почему зонт, который таскала в сумочке целый месяц, мне помешал именно сегодня утром, я и его вытащила? И для чего нацепила шпильки на высоченном каблуке? Года два уже подобного не носила, и вот напялила на свою голову! Точнее, туфли я напялила на ноги, но получила боль головную. Будь в кроссовках (привет, любимые), домчалась бы до дома раз в десять быстрее. Теперь же ковыляла на полусогнутых, заново осваивая навыки каблуконошения.

   Но рано или поздно все заканчивается. Вот я и у родного подъезда. Мои трезвоны в домофон были подобны молитве: откройте скорее. Но никто из домочадцев не торопился отворить промокшей, озябшей и отпахавшей на трех работах жене и матери дверь. Все заняты! Старшая дочь висит в интернете, естественно, в наушниках. Она всегда в них. Или не всегда? Интересно, когда спит или моется, снимает? Отвратительная я все-таки мать! Нет, мать я хорошая. Скорее замотанная, измученная. Основная работа плюс две подработки. Вечером убрать, сварить, проверить уроки у старшей, выучить стишок с младшей. И упасть без сил. Забыла, когда нормально спала. Молчу уже про кино, театры, милые шопинги. Но это все ерунда! Главное – не заболеть. Итак кипа неоплаченных счетов на тумбочке в прихожей выбивает из колеи. Если я слягу…

   На лестнице наткнулась на соседку Маринку. Та глянула и заохала:

   – Олюсик, ты же мокрая насквозь, дрожишь!

   – Все так, подруга, – клацала я зубами, с трудом выговаривая слова. – Есть чего от простуды?

   – Есть! Водка с перцем! Сейчас примчусь, сделаю суперское лекарство для профилактики.

   Дверь в квартиру мне тоже никто не открыл. Трясущимися руками с десятой попытки нащупала в сумочке ключи. Завтра же наведу порядок в своем ридикюле! Вошла в дом. Все, как я и предполагала. Дашка ушла в виртуальный мир, пялится на любимого блогера. В наушниках. Иришка уставилась в телевизор, смотрит мультики. Чмокнула обеих по очереди, спросила:

   – Ели чего?

   – Ага! Чипсы и колу! – высунула одно ухо Дарья.

   – И косоладку, – добавила Иришка.

   Могла и не говорить. Это и так было написано, вернее, намазано на ее довольной мордашке.

   – Марш умываться! – скомандовала я младшей. Старшей велела: – А ты воду поставь, хоть пельменей сварим.

   Дочери нехотя встали и отправились. Одна на кухню. Другая в ванную. Я прошла в зал. Любимый попытался прикрыть ноутбук. Смешной! Сейчас начнет вешать мне лапшу на уши – мол, весь день трудился над величайшим романом… Скоро он его завершит, издатели встанут в очередь, будут драться между собой за его шедевр, предлагая несусветные гонорары. Трепло! Впрочем, врет Олег виртуозно. Целый год я верила: муж сидит на моей шее, потому что талантлив. Я сама читал его книгу, не могла оторваться. Даже на работе похвасталась, мол, мой-то книгу пишет, чувственную, "50 оттеков серого" называется. Коллега Светка удивилась, протянула мне томик с точно таким же названием. Я прочла первые страницы и чуть не зарыдала. Оказывается, шедевр, что так усердно творил мой муж, написан американской тетенькой. Супружник просто скопировал роман и вставил в ворд, создавая видимость работы. В надежде, что я – поклонница исключительно детективного жанра, про любовь и эротику читать не стану. Надо мной неделю ржал весь офис. Я отшучивалась, но в душе было очень больно.

   Нет, не могу сказать, что Олег был законченным тунеядцем. Вот уже три года как любимый уволился из школы и трудился в журнале. Внештатно. Писал в неделю по статейке за копейку. Заработанное приносил мне. Протягивал с гордостью. Кормилец!

   После разоблачения с популярным эротическим романом жизнь любимого тоже приобрела мрачные оттенки, не пятьдесят, целую сотню. Я больше не верила в Великую книгу и поставила ультиматум: ищи работу. Не хочешь возвращаться в школу, топай слесарем, каменщиком, кочегаром, грузчиком! Да мало ли вакансий, на которые сгодится здоровый тридцатилетний мужик. А нравится статейки писать, ради Бога, кропай в свободное время, как раз гонораров на проезд до нормальной работы хватит.

   Вот и в тот вечер Олег пытался скрыть от моих глаз страничку в ноутбуке. Пытался скрыться сам в ванной. Было желание долбануть портативный компьютер о стену и смотреть на разлетевшиеся микросхемки, орошаемые слезами благоверного. Но Олег и ноутбук были спасены. Раздался звонок в дверь. На пороге появилась Маринка. С бутылкой.

   – Перец-то у тебя есть? Или тоже не употребляешь?

   Алкоголь в нашей семье в самом деле не приветствовался. Но перец имелся. Я достала приправу, протянула соседке. Та стала смешивать горькое с горьким. Протянула мне двойную горчатину:

   – Пей!

   – Не… Не смогу!

   – Надо, Оля, надо! – велела Маринка. – Или воспаление легких лучше?

   Альтернатива пугала. Я мужественно хлопнула первую рюмку. Маринка сморщилась и присоединялась. Тоже опрокинула стопашку за компашку. Правда, без перца. Вторая рюмка пошла лучше. Третья уже не казалась горькой. Маринка ушла, посчитав целительство законченным. Дети заснули. Муж трусливо притворялся спящим. Моя душа требовала продолжения лечения. Я налила еще. Затянула песню про мороз. Когда начала петь "В лесу родилась елочка", захотелось водить хоровод. Взяла в одну руку скалку, в другую шумовку, пошла по кругу и.. взвыла от боли. Чертова плитка!! Точнее, не чертова, кафельная. Месяц назад почти закончили ремонт на кухне. Красота получилась. В стиле хай-тек. Цвета – красный, стальной и черный. Оставалась половинка стены. Хотелось сделать этот участок особенным. Ввиду занятости попросила мужика купить что-нибудь подходящее. Тот отправился в магазин с маменькой. И… где были их четыре глаза, когда они к моей хайтековской кухне выбрали плитку в голубую незабудку на зеленом поле?! Мужу приобретение нравилось. Он даже схватился за мастерок, попытался сам налепить. Пришлось тормознуть. И мужа. И весь ремонт, потому что денег на новую плитку не было. Решила: хай так, коли хай-тек не получился!

   Плитка отправилась под кухонный стол. Мешалась до жути. Правда раньше я ее умудрялась обходить. Но сегодня… хоровод со скалкой, к тому же ноги плохо слушались. Вот и врезалась большим пальцем прямо в острый угол. Замазывая рану зеленкой, уже твердо знала: от плитки я избавлюсь немедленно! Но как? Муж явно сольется, спрятавшись в ванной. Самой мне такую тяжесть не вытащить. А не продать ли ее? Хотя кто этот сине-зеленый кошмар купит. А если отдать? На халяву ведь и уксус сладкий, может и незабудковое поле кому понадобится. Я включила изъятый у супруга ноут, вошла на сайт местных объявлений. Застрочила: "Отдам замечательную кафельную плитку. Отличное качество. Приятная цветовая гамма. Бесплатно. Срочно!! Сегодня".

   Муж услышал, что я затихла, больше не вожу хороводы, выполз на кухню. Увидев меня за компом, успокоился окончательно. Подумал, что работаю или сижу в Одноклассниках. Внезапно я испытала раздражение. Пришла в голову мысль: Олег – плитка! Ну, вернее, ничем от мерзкой плитки не отличается. Валяется без дела мертвым грузом, мешается под ногами и больно ранит. Да, мне сегодня нанес удар не только острый кафельный угол. Муж обидел посильнее!

   Не полечись я целебной Маринкиной настойкой, никогда бы не сделала подобное. Но термоядерная смесь проникла в мозг, видно, повредила его, и я написала еще одно объявление "Продам в хорошие руки мужа. Цена фиксированная, 3 рубля 10 копеек. Срочно!!! Адрес такой-то…"

   Клик! Послушная мышка выполнила свое дело. Оба объявления разместились на сайте. Я знала, что принято указывать телефон. Но не сделала этого. Указала сразу адрес. Почему? Из-за ударившей в голову настойки или потому что боялась: если позвонят, могу передумать.

   Натворив таких вот пакостей, почувствовала: стало легче. И физически, и морально. Перцовка согрела замерзшее тело, пакости с объявлениями – заледеневшую душу. Мне захотелось спать. Долго и крепко. Решила плюнуть на немытую посуду. Даже сказала: тьфу на тебя. Направилась было в теплую постельку. Но помешал звонок в дверь. Я испугалась: вдруг Маринка решила забрать остатки своего зелья, а того уже нет. Отворила дверь и опешила: на пороге стояли три мадамы примерно моего возраста. Стояли – не совсем верно. Еле держались на ногах. Видно, тоже промокли и выдули настойки поболее моего. Дамы нагло отодвинули меня и вошли в квартиру. Одна спросила:

   – Ты мужа продаешь?

   – Я…

   – Мы – Викуся, Ленуся и Маруся пришли его купить. Показывай!

   – Я…

   Я не знала, что ответить. Но тут в прихожую выполз сам Олег. На свою беду. Дамы тут же окружили моего супруга, стали рассматривать. Как я поняла из разговора незнакомок, они отдыхали в ночном клубе. Смотрели мужской стриптиз. Деньги у подруг закончились, но хотелось продолжения банкета. Викуся и Ленуся размышляли на эту тему. Маруся ушла в мобильный Интернет. Наткнулась по чистой случайности на мое объявление. Захихикала. Показала подругам. Те порылась по карманам и обрадовались: три рубля у них имелось. И дамы готовы были их заплатить. Но хотели, чтобы и товар был стоящий.

   Я опомниться не успела, как Викуся прошмыгнула в ванную и притащила… швабру. Я испугалась: не совсем трезвая гостья хочет навести порядок? Но опасения оказались более страшными. Вика хотела, чтобы мой муж станцевал стриптиз. Швабра было единственной вещью в моей квартире, что хоть отдаленно напоминала шест. Олег испугался еще больше. Не мог понять, почему незнакомая девица просит его плясать с атрибутом уборки.

   – Стриптиз хочу! – пояснила Викуся. – Вот жена за тебя в объявлении три рублика попросила. А чего ты могешь, не написала. Будем знакомиться в процессе… Так-то ты ничего, симпатяшка…

   Олег выпучил глаза, уставился на меня:

   – Оля, ты что подала объявление о моей продаже?

   Мне стало почему-то смешно. Я захихикала. Кивнула. Подружки-веселушки тоже разразились хохотом. Маруся показала объявление и сказала:

   – Ты вообще-то ниче! Забираем. Хозяйка, держи три рубля.

   – А десять копеек? – спросила я.

   Маруся растерялась:

   – Ой, нету. Девочки, у вас есть?

   Викуся и Ленуся дружно зарыскали по карманам и сумочкам. Но и у них требуемой монеты не оказалось.

   Я упорно стояла на своем:

   – Три десять! И ни копейкой меньше.

   – Издеваешься, да? – взвыла Маруся. – Ну что тебе десять копеек? На них ведь ничего не купишь!

   – Для меня важна вся сумма. Если нет – до свидания.

   Видно, Марусе ну очень приглянулся мой муж. Она злобно рявкнула на Вику:

   – У тебя ведь было десять копеек! Нет, вздумалось на хорошую погоду выкинуть. И что? Все равно льет, как из ведра. И эта мужеторговка уперлась..

   – Да она вообще чокнутая какая-то, – добавила Ленусик. – Супруга продает. За десять копеек удавиться готова. Пойдемте, девочки. Благо бесплатных мужиков навалом…

   Разочарованные подруги ушли. Муж тоже был обижен:

   – Оля! Ну что ты творишь? Надо же до чего додумалась – законного супруга продать! И почему именно эта цена?

   – А ты не догадываешься?

   – Нет!

   – Зря…

   Договорить мы не успели. В дверь снова позвонили. На этот раз пожаловали пять кавказцев с огромным мешком:

   – Эй, красавица, мы по объявлению…

   Олег ломанулся при виде новых гостей с бешенной скоростью. Заперся на лоджии, спрятался за ковром, схватил пластиковый одноразовый нож и орал, что сделает себе харакири. Кавказцы удивленно переглянулись и спросили:

   – Хозяйка, где твой плитка? Показывай!

   Халявный кафель эти орлы утащили сразу. Им незабудки пришлись по душе. Я вздохнула с облегчением, намеревалась снова отправиться в постель. И снова звонок… Я отворила. В квартиру валились два здоровенных амбала в черных стильных костюмах. А потом вошла она. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: эта женщина всегда получает то, что хочет.


   Глава 2

   Возраст новой покупательницы определить я не смогла. Ей можно было дать и двадцать, и тридцать, и сорок. Кожа гладкая, бархатистая, ни намека на морщинки или мешки под глазами. Тело стройное, подтянутое. Элегантное платье в обтяжку. Гладкие черные волосы блестят естественно, натурально. Глаза синие, большие. Я глянула на свое отражение в зеркале и сникла. То мерзкое чувство, когда ты проигрываешь рядом с другой женщиной по всем пунктам. Вообще-то меня всегда считали симпатичной, даже я сама придерживалась этого мнения. Но сейчас почему-то стало стыдно. Даже моя гордость – светлые длинные волосы – меркли на фоне шевелюры воронова крыла. Я снова скосилась в зеркало. Блин, овал лица оплыл, стал не таким четким, как еще год назад. А я и не заметила! Отвратительные мешки от недосыпа. Кожа шелушится. Мои красивые карие глаза сейчас казались тусклыми. Губы блеклыми. Нет, если мне немного отдохнуть. Да провести уйму времени в руках стилисток, косметологов, массажистов, я обрету лоск и, возможно, не уступлю прекрасной незнакомке… Ой! А зачем я вообще себя с ней сравниваю? Может дама за плиткой пришла. Но мысль о том, что подобный женский экземпляр скупает по объявлению недоклееный кафель показалась нелепой. Я рассмеялась. Дама, что тоже рассматривала меня с интересом, удивленно приподняла бровь:

   – Не понимаю, что вас могло во мне рассмешить. На клоуна я не похожа. Да ладно, речь сейчас не об этом. Это вы продаете мужа?

   – Ик… Я…

   – Покажите товар.

   Вытаскивать из под прилавка мужа мне не пришлось. Олег догадался, что горячие кавказские парни довольствовались плиткой, и показался в прихожей. При виде моего супруга на красивом лице покупательницы появилось удивление. Ее синие глаза сверкнули. И эта вспышка мне ох как не понравилась! Неудивительно. Олег на самом деле очень даже симпатичный. Высокий стройный шатен с правильными чертами лица. Весь такой холеный, породистый. Его даже домашние треники и фланелевая рубашка не портили, а придавали какой-то шарм. Дама, казалось, забыла о моем существовании. Обратилась напрямую к товару, даже представилась:

   – Виолетта! Это вас, значит, продают, молодой человек?

   – Меня!

   Олежек улыбнулся, и дама вообще пропала. Улыбка у моего мужа обворожительная.

   – Покупаю! – вынесла вердикт Виолетта. – Дайте ему одежду, милочка.

   "Все правильно! Товар нужно упаковать!" – пронеслось в голове. Я была уверена: муж, конечно же, никуда не поедет, отшутится. Но… Видя, что я не спешу запихать супруга в подарочную упаковку, Виолетта просто сказала своим амбалам:

   – Забирайте покупку!

   Те двинулись на Олега, вроде миролюбиво, но.. почему-то спорить с ними или возражать очень не хотелось. Да Олег и не стремился. Мне показалось, даже с готовностью надел куртку и ботинки. Я, наверное, была настолько растеряна, что Виолетта смилостивилась, объяснила:

   – Мне в загородном доме сторож нужен. Присматривать за особняком, когда меня нет. Как раз просматривала объявления. Ваше, скажу сразу, заинтриговало. Не понимаю, милочка, зачем продавать такой отменный экземпляр. Но мне это только на руку. Думаю, что покупка более чем выгодная. – Гостья перевела взгляд на Олега. – И вы не просто присмотрите за участком, но и украсите мой досуг, когда буду наведываться. У вас высшее образование?

   Олег кивнул:

   – Да, учитель литературы… Звать Олег.

   – Замечательно! Вперед!

   Я не успела опомниться, как вся компания покинула мою квартиру. На тумбочке лежало 3 рубля 10 копеек. Мой отуманенный перцовкой мозг не мог поверить в происходящее. Я почувствовала сильнейшую дрожь. Трясло невероятно! Я добрела до спальни, закуталась в плед и заревела. Как уснула, сама не помню.

   Утром с трудом открыла глаза. Тусклое октябрьское солнце слабо озарило спальню. Вылазить из теплой постельки не хотелось. К тому же раскалывалась голова. И было как-то тревожно на душе. Отчего? Ах, сон! Приснится же такое! Что я продала своего мужа. И только тут осознала: Олега рядом нет. Где он? Уже проснулся и пьет кофеек? Но почему его половина не расправлена? Еще не ложился, просидел всю ночь за компом? Я вскочила, рванула на кухню. Там тоже было пусто. Появилась старшая дочь.

   – Даш, где папа?

   – Мамуль, ты чего? Сама же его тетке вчера продала!

   – Что?!!

   Так это был не сон?! Я бухнула в кружку двойную порцию растворимого кофе. Достала анальгин. Проглотила. И вспомнила все. Повернулась к Дашке:

   – А ты откуда знаешь? Думала, вы спите.

   Дарья улыбнулась:

   – Неа. Я дверь приоткрыла и в щелочку подсматривала!

   – Чего же не остановила меня? Взрослая уже, тринадцать лет.

   – Зачем? Мама! А теперь папин ноутбук мне достанется, да?

   Я так и шмякнулась на алый хайтековской стул, поражаясь циничности и равнодушию старшенькой. Хотя, возможно, Дашка имеет право на подобное отношение. Олег детей никогда не обижал, не ругал, не наказывал. Он их просто не замечал. В том смысле, что не интересовался, как учится старшая, как дела у младшей. Если те и подходили с чем-то, ласково, но настойчиво выпроваживал. Зато в день гонораров обязательно покупал девчонкам вкусненькое. Много! Притаскивал целые пакеты. На этом его отцовская миссия заканчивалась. И сейчас в мою голову впервые закралась страшная мысль: а любит ли Олег наших дочерей? Может, Дашка права в своем равнодушии. А я в погоне за рублем не заметила, что семья уже и не семья вовсе! Надо все исправить. Срочно! Я строго посмотрела на дочь:

   – Даш! Неужели тебе ноут дороже отца?

   Ответ Дарьи подтвердил мои опасения:

   – Мама, не переживай. Продала и продала. Толку-то от него было! Вот у Ленки папка! Кучу бабла зарабатывает. За любой кишеш, кроме голодовки. И в поход, и на велике покататься всегда готов. В школу на собрания ходит. И еще они вместе с Ленкой пироги пекут и лупят боксерскую грушу. А наш…

   Дочь разочаровано вздохнула и повернулась, чтобы уйти. Я не выдержала, сорвалась:

   – Дарья! Ты ничего не понимаешь! Сколько семей, где дети вообще без отцов растут. Или алкоголики какие… Вон Пашкин отец лупит его за дело и без дела. Наш еще ничего, мирный, неконфликтный, не пьет, работает…

   – Мам, ты сейчас кого убеждаешь: меня или себя?

   Дашка все же развернулась и ушла. Я вздохнула. А ведь дочь попала в точку. Я больше себя убеждала. И когда она успела вырасти, научиться так серьезно, по-взрослому, рассуждать?

   Я допила кофе. Стало легче. Но совсем немного. Голова продолжала болеть, знобило, а в душе – боль и страх. Что же ты натворила, Олька! Правильно, что Олег ушел, наверное, проучить меня хочет. Он же обиделся. Я бы тоже на его месте обиделась. Как и любой другой человек, выставленный на продажу. Мои бледные щеки залила краска стыда. Я схватилась за телефон. Сейчас позвоню, извинюсь хоть тысячу раз! Набрала номер.

   Пииик-пииик. Абонент недоступен. Даже так?! Обиделся настолько, что общаться не хочет? Или мобильник просто сел? Только тут меня озарила страшная мысль: а я ведь не знаю ничего о незнакомке! Нет даже номера ее телефона, пришла сразу по адресу. А вдруг она из криминала, и моему любимому угрожает опасность? Звонить в полицию!! Я набрала 02. Дежурный вначале был вежлив, попросил представиться и задал вопрос, что у меня случилось. Я назвалась:

   – Курилова Ольга Александровна, 30 лет.... У меня муж пропал!

   – Трое суток уже прошло?

   – Нет, Олег исчез вчера вечером. Ну.. не то, чтобы исчез. Сам ушел. Точнее, не сам, ему так велели. Виолетта с амбалами. Я ей его продала. Но, можно сказать, увели против воли. Похитили!

   Страж порядка заинтересовался:

   – Торговля людьми? Похищение? Как это произошло, расскажите подробнее.

   И я, путаясь и заикаясь, рассказала все, как есть. Про Маринку с бутылкой, о том, как водила хоровод со скалкой. О том, что мой муж – это кафельная плитка. Поведала про объявление и покупателей. Девиц из стриптиза, кавказцев и Виолетту.

   На том конце провода долго не отвечали. Дежурный ржал. Наконец он прекратил смеяться, ответил:

   – Слышь, не знаю, что ты, Курилова, куришь там или перцовку лакаешь. В первый раз прощаю, рассмешила. Но больше не хулигань! Быстро адрес определим и привлечем к ответственности!

   Дежурный бросил трубку. А я обозвала себя идиоткой. Ну и чего добилась тупым звонком? Устроила для мента бесплатный камеди клаб. Хотелось в душ, который мог прояснить мысли. Но я поостереглась. Настораживал непрекращающийся озноб. К тому же пора на работу.

   Выпила еще чашку кофе. Увидела, что Дашка собралась сама и помогла одеться Иришке. Сказала:

   – Мама, сама отведу систер в садик. Ты давай, приходи в себя. И ни о чем не парься! Все образуется.

   Какая она все-таки взрослая для своих тринадцати. И ростом уже с меня, и рассуждает… гораздо логичнее матери. Уж Дарья точно не стала бы делать такой глупый звонок. Дверь хлопнула, девчонки ушли. Я взглянула на часы и залетала быстрым шмелем по квартире. Опаздывать нельзя! В нашем банке с этим очень строго. Действует штрафная система.

   Успела на работу я даже раньше обычного. Открыла сумочку, которая имела полное право назваться баулом, достала очки. Наткнулась на компактную коробочку в блестящей синей упаковке и заревела чуть не в голос. Презент – новенький айфон – предназначался Олегу в честь нашей годовщины свадьбы. Вчера стукнуло ровно десять лет, как мы женаты. Муж давно мечтал о гаджете с надкушенным яблочком. Дорогое удовольствие, но… повод-то какой. Очень боялась, что Олег не вспомнит о столь значимом событии. Целый месяц ненавязчиво напоминала ему. То рассказом о годовщине подруги. Как они здорово с мужем все устроили. Опять же "случайно" забыла на столике свидетельство о браке. На кухне повесила нашу свадебную фотку. Но Олег ни словом не обмолвился. Только отругал за свидетельство:

   – Оля! Почему документ валяется! Забыла, как Дарья твой паспорт испортила?!

   Кончено, не забыла. Дашке было пять с половиной. Моя мама научила ее читать и писать. Приобретенные навыки Дарье нравились. Особенно писать. Потом пришлось менять обои во всей квартире. В один прекрасный день Дашка обнаружила оставленный без присмотра паспорт. Внимательно изучила. И вскоре я стала матерью-героиней, в графе "дети" после Дарья Олеговна Курилова прибавились: Чебурашка, Дюймовочка, Колобок и Михаил Боярский. Место жительства – Тридевятое государство. Зарегистрирован брак со… Змеем Горынычем. Я тогда просто опустилась на стул и спросила:

   – Даш, а почему Михаил Боярский? Ты его разве знаешь?

   Дашка ответила:

   – Бабушка его по телевизору смотрела. Говорила, что он замечательный. А мне шляпа понравилась. Мама, пусть он тоже твоим сыном будет?

   При обмене паспорта я указала причину "порча". Выскочила из паспортного стола вся пунцовая. Заплатила штраф и пошлину. Вскоре паспорт получила новый. С тех пор документы мы всегда хранили на верхней полке. А тут свидетельство о браке валяется. Олег не догадался о моих намеках и просто отругал меня. Я же так ждала первого значимого юбилея совместной жизни!

   Слезы навернулись на глаза. Я отложила айфон в сторону. Открыла в Одноклассниках фотки, раздел "моя свадьба". Вчера как раз сосканировала старые снимки, желая посмотреть вечером вместе с Олегом. С тоской взглянула на мгновения праздника, которые сохранил для нас фотограф. На первой фотографии раннее утро, и мне делают свадебную прическу. Я такая юная и счастливая, радуюсь долгожданному дню и взволнована ожиданием! Вот удивленно-восхищенный взгляд Олежки, он впервые увидел меня в свадебном платье! Торжественный вход рука об руку в зал бракосочетания и надевание колец! И на всех фотографиях у нас такие глупые и счастливые лица.

   И как Олег мог забыть этот день? Как?! Я очень ждала сюрприза, подарка, да черт с ним, с подарком, мне достаточно было даже просто слов "Я тебя люблю!" и нежного поцелуя. Но муж отгородился ноутом. Он не помнил про самый важный день в нашей жизни. Или помнил, но не считал его таковым? На пятилетие мои ожидания оправдались хотя бы частично. Нет, торжества и тогда не планировалось. Я лежала в роддоме, вот-вот должна была родиться Иришка. Олег принес прямо в палату букетик и сережки....

   На самом деле мы вместе больше десяти лет. Я родила Дашку вскоре после… выпускного. Во всем виновата наша классная Дарья Ивановна ( в честь нее и назвали). Это она однажды оставила после уроков Олега, меня и Светку Пенкину. Сказала:

   – Еще начало зимы, кажется до экзаменов много времени. На самом деле это не так. Девочки, я прошу помочь Олегу Курилову. Он у нас конечно литературный гений. А вот с математикой дела совсем плохи. На репетиров у его мамы денег нет. Поможете самому красивому мальчику в классе, а?

   Классуха попыталась улыбнуться, Светка с готовностью ответила:

   – Я помогу!

   Но неожиданно сам Олег заявил:

   – Я бы хотел заниматься с Демидовой.

   Светка обиженно фыркнула и ушла. Дарья Ивановна тоже умчалась, довольно потирая ручонки, сбагрив на мои хрупкие плечи своего любимчика. Я вздохнула, сказала:

   – Ну, надо, так надо. Будем заниматься. Только почему я, Курилов?

   – Ты симпатичная, Демидова, – ответил Олег.

   Подошел ко мне и.. поцеловал. Это был мой первый поцелуй. Такой неожиданный, такой сладкий, что запомнила его на всю жизнь. Сладкий вдвойне. Олег только что съел карамельку. Его губы были вкуса спелой вишни. И этот запах.. прекрасный, как и сам Олег, вскружил голову. Я потеряла способность соображать. Думала лишь о том, что он совсем близко… И мое сердце.. Его больше нет. Его нежданно-негаданно украл мой симпатичный одноклассник.

   Олег сдал математику. Поступил в институт. Я подала документы в техникум на заочное. И в августе родила Дашку. Официально мы оформили отношения через два года.

   Внезапно мои грустные мысли прервали. За соседний стол плюхнулась Элька. Эльвира Коцман – моя коллега по банку и лучшая подруга. Вот уже не первый год бог о бок мы втюхивали кредиты доверчивым клиентам. У Эльки это получалось гораздо лучше. Ее итоговый процент продаж кредитных продуктов намного превышает мой. Но я никогда не завидовала подруге. Она круче во всем. На квартиру, машину, шубу Элька заработала себе сама. Она не замужем и не собирается. Говорит, что наличие представителя мужского пола в доме будет ее раздражать. Столько проблем сразу! Они, эти самые представители, созданы для того, чтобы непрерывно косячить и портить жизнь женщинам. Крышку унитаза не поднимают, грязные носки зачем-то прячут и оставляют вонять в самых странных непредвиденных местах. Без конца требуют жрачки, причем наивно полагают, что готовить еду обязана женщина. Еще они ныкают деньги, бегают налево и предпочитают сериалу футбол. При упоминании о детях или животных у Эльки в ужасе расширяются глаза. Все мелкие и пушистые внушают ей страх и отвращение. Вонючим памперсам и тоннам шерсти не место в ее жизни!

   Внешне Эльвира не слишком привлекательна. Нос крупноват. Глаза, напротив, небольшие. Худая, высокая, с длинными волосами. Но подругу сложно назвать непривлекательной. Она умеет быть эффектной, соблазнительной. Обладает безупречным вкусом, и я не раз видела, как мужчины оборачиваются ей вслед. Еще Элька целеустремленная. Захочет – и будет у нее гарем мужей. Но ей это не надо. По крайней мере, пока…

   Эльвира сразу заметила мое состояние. Спросила:

   – Ольга, что случилось?! Все живы-здоровы?

   – Да! Только… нет у меня больше мужа. Элька, я продала Олега!

   – Как продала?! – подруга выпучила глаза и открыла рот.

   Я вновь, второй раз за утро поведала историю о своем нелепом поступке. Эльвира, в отличие от мента, не рассмеялась. Но эмоции и у нее были через край:

   – Оля! Как ты могла, а?! Это все Маринка твоя, зараза, виновата. Споила, подговорила… Поздравляю! От хорошего мужика избавилась!

   Возражать Эльке было бессмысленно, та терпеть не могла Маринку, простую деваху рабочей профессии, и обожала моего мужа. Элька вообще любит все элитное, красивое, хорошего качества. Олег ей всегда нравился. Нет, как к мужчине она к нему чувствами не пылала. Просто считала великолепным экземпляром. Красивый, интеллигентный, вежливый Олег мог украсить любое общество. Элька его и воспринимала как украшение. Точно так же она причитала, когда я потеряла дорогое стильное колечко с бриллиантом – подарок родителей на 25 лет.

   Подруга продолжала причитать:

   – Всегда знала, что Олег тебе не пара. Не в состоянии ты, Олька, понять его сложную душу. Ясен пень, он обиделся и ушел. Искать надо! Нельзя, чтобы такое чудо другой досталось..

   Такие же слова Элька говорила, когда я посеяла колечко. Я даже усмехнулась. Ответить ничего не успела. Банк заработал. Подошли первые клиенты. Надо было сосредоточиться. Голова кружилась, меня буквально потрясывало. Но я нашла в себе силы улыбнуться пожаловавшей паре и принялась за работу.

   До обеда мужественно оформляла договора. Когда наступил перерыв, мы с Элькой направились в кафе, что рядом с банком. Обедали всегда там. Сегодня, если честно, совсем не было аппетита. Но подруга настаивала. А главное – добавила:

   – Потопали. Расскажу тебе все про твою покупательницу! Офигеешь!

   Я, заинтригованная, направилась следом. В кафешке заказала кофе и уставилась на подругу:

   – Рассказывай! Откуда ты про женщину, что Олега купила, знать можешь? Я ведь только имя назвала.

   Элька фыркнула:

   – Эх ты, а еще детективы любишь! Ты же ее полное описание предоставила. Что с охраной пришла, известно. Если ты думаешь, что в нашем городишке прекрасных Вколет в амбальном сопровождении пруд пруди, то ошибаешься! Я почти сразу смекнула о ком речь, просто проверила информацию. Не веришь? Сейчас удивлю не хуже экстрасенсов. Это она?

   Элька сунула мне под нос раскрытую страничку в Интернете на мобильнике. Я ахнула.

   – Элька! Это в самом деле она! Та самая Виолетта, что за Олега три рубля 10 копеек заплатила.

   – Кстати, почему такая странная сумма? – удивилась Эльвира и тут же воскликнула: – Подожди! Я догадалась, третье число десятого месяца. Ваша годовщина. Не поздравил? Ты обиделась и назвала те числа, что имели для тебя на данный момент значение. Так?

   – Так!

   Ну и умная же Элька! Враз обо всем догадалась. И Виолетту вон как ловко вычислила.

   – Кто она, Эль, не томи. Видно же, дама непростая.

   – Непростая. Виолетта Каверина. 38 лет. Разведена. Детей нет. Владелица двух финесс-центров, нескольких спа-салонов и еще того небольшого заводика, что дымит за городом.

   – Ничего себе! Что же теперь делать?

   – Как что?! Мужа забирать. Подурачились, и хватит. Взрослые люди, Олег не игрушка. Думаю, тебе с ней надо встретиться.

   – Когда?

   – Прямо сейчас и езжай! Вот адрес офиса мадам Кавериной. Поговори, думаю, все уладится. В банке я тебя отмажу…

   Я кивнула. Сама дел натворила, мне и расхлебывать. Поеду. Я настолько воодушевилась, что когда вышли из кафе, рванула вперед на красный, и… Визг тормозов оглушил. Потом я почувствовала боль. Осознала, что лежу на земле. Очень красивые зеленые глаза в обрамлении густых пушистых ресниц смотрели на меня с тревогой. Потом услышала голос:

   – Девушка, как вы? Сейчас скорую вызову.

   Я сделала рывок, поднялась. Пошевелила руками-ногами. Все цело. Побаливало мягкое место, на которое шмякнулась. Машина ехала медленно, удар получился несильным. Больше напугалась, чем покалечилась.

   – Ничего не надо! Никого не вызывайте! Я в порядке…

   Но Элька была другого мнения. Кричала громче пожарной сирены:

   – Ты за все ответишь, чучело огородное. Нищеброд несчастный. Не видел, что на человека едешь…

   – Но она сама…

   – Да какая разница?! Кто теперь ей лечение оплатит?

   – Я все оплачу.

   – Ты?! Оплатишь? Интересно чем? Уверена, у тебя в кармане дыра от бублика! Разве что хату продашь и заплатишь нам моральный ущерб.

   Я даже улыбнулась. Совсем запугала Элька хозяина авто. Я повернула голову и увидела старенькие Жигули шестой модели. Возле них зеленоглазого владельца. Довольно симпатичный. Лицо чуть широковатое, зато доброе, открытое. Рост средний. Широкоплечий, накаченный. Навряд ли незнакомец посещает качалку, скорее приобрел мускулы на физической работе. Куртяшка потрепанная, давно вышедшая из моды. Джинсы вытерлись. Неудивительно, что подобный экземпляр привел мою подругу в бешенство. Зато парень оказался догадливым. Протянул мне руку, помог подняться, предложил:

   – Давайте все же до больницы проедем.

   Я хотела отказаться, но закружилась голова, ноги перестали слушаться. Незнакомец успел подхватить меня. Донес до машины. Руки у него оказались действительно сильные, крепкие. Элька была в смятении. Явно не хотела оставлять меня в этих самых руках. Но перерыв закончился, а у нас штрафная система! На ее холеном лице появилось сомнение. Элька сумела его побороть, сказала:

   – Ладно, езжай с этим чучелом. Вдруг чего серьезное. Главной все объясню.

   Она повернулась к незнакомцу, уставилась на него в упор и вдруг… смутилась, даже щечки порозовели. Элька только вымолвила:

   – А ты учти… Если что, номер я твоей машины запомнила!

   Подруга умчалась. Я в первый раз попала в дорожное происшествие. Побаивалась обращаться к медикам. Вдруг те передадут данные в полицию. Начнутся проверки, разборки. Вредить водителю мне не хотелось. Он не виноват, сама под колеса выскочила. А если меня признают виновной и накажут? Решение пришло внезапно. Тетя Катя! Моя тетка работает в травматологическом отделении, сегодня как раз ее смена. Я сказала водителю:

   – Поедемте в травму, но не переживайте. Вам ничем это не грозит.

   Тетя Катя встретила меня с улыбкой. Выслушала историю. Осмотрела. На рентген не отправила. Сказала:

   – Все цело у тебя, девка. Легко отделалась. Разве на попе синяк будет. Но…

   Тетушка положила мне руку на лоб. Потом сунула градусник. Спустя несколько минут вытащила его и заахала:

   – Температура у тебя под тридцать девять. Не простывала?

   – Вчера, теть Катя, попала под дождь. На больничную койку не гони. Не останусь, даже, если сама в терапевтической отделение каждые пять минут бегать будешь!

   Тетка вздохнула:

   – Знаю, потому держи рецепт. Сама этим лекарством пользуюсь. За два дня на ноги поднимет. И лежать! Никакой работы, поняла?

   Я кивнула, чмокнула тетю, вышла из кабинета. Хозяин жигуленка никуда не уехал. Ждал меня.

   – Все в прядке. Такое состояние у меня не из-за наезда. Температура. До дома подкинете?

   Парень кивнул. И вдруг улыбнулся:

   – Меня Стас зовут. И давай на "ты". Не старые ведь еще.

   – Ольга, – ответила я. Протянула руку для пожатия.

   Стас заволновался:

   – Совсем плохо? Рука вон как дрожит! А что в кулаке? Рецепт? Сейчас все устроим.

   Дома я оказалась через несколько минут. По дороге новый знакомый забежал в аптеку, купил лекарство. Проводил до квартиры и передал в руки дочерям и Маринке, которая видела мой приезд с балкона и примчалась полюбопытничать. Стас уехал. Соседка напичкала меня лекарствами. Выслушала историю про Олега, сказала:

   – Да и скатертью ему дорога!

   Но я страдала сильно. Было стыдно, что подобное натворила по-пьяни. Было страшно от неизвестности: где сейчас любимый, все ли с ним в порядке. Мучила ревность. Купила его богатая молодая и привлекательная дама. Кто знает, что она там ему, кроме сада, охранять предложит…

   Звонок раздался неожиданно.

   Увидела на дисплее фото мужа. Нажала на зеленую кнопочку, закричала:

   – Олежка! Наконец-то! Ты где? Прости меня! Прости! Прости! Прости!

   – Оля, успокойся. Я зла не держу. Твоя глупость имела отличное продолжение. Виолетта дала мне работу.

   – Сторожить особняк…

   – Да. Мне, как творческой личности, талантливому писателю, такая работа очень подходит. Природа, уединение. Неплохой оклад. Кстати, работодатель мне аванс дала. Я сейчас тебе деньги на карту скину. У нас юбилей был, прости, забыл поздравить. Купи себе подарок. И Иришке. У нее завтра день рождения. Пусть выберет, что захочет…

   – Олег, ты говоришь так, будто сам на празднике ну будешь присутствовать.

   – Оля! Я не смогу. Подписал с Виолетой контракт, согласно которому не могу без ее разрешения покидать особняк. Интернет мне запрещен. Телефон тоже сейчас заберут. Мне позволили сделать только один звонок… И не больше минуты. Иначе будут очень серьезные последствия.

   – Подожди! Ты о чем?..

   Но ответа не последовало. Послышался шум. Через минуту я услышала в телефоне мужа чужой голос:

   – Извините, что прервали разговор. Олегу Павловичу разрешили один звонок. Чтобы вы знали, что с ним все в порядке, не натворили глупостей, пытаясь разыскать мужа.

   – Что за бред?! – заорала я. – Какое вы имеете право так поступать? Я хочу слышать и видеть собственного мужа!

   – Согласно контракту это невозможно. Никогда. Надеюсь, вы будете благоразумны. Смиритесь с тем, что никогда больше не увидите супруга. А также будете благоразумны и.. избавите себя от неприятностей.

   – Я…

   Раздались короткие гудки. Потом снова послышался противный металлический голос: "Абонент недоступен или находится вне зоны доступа сети".

   Я рухнула на кровать и заревела. Что же я натворила? Во что влипла сама и втянула мужа?…


   Глава 3

   Ревела я долго, уткнувшись в подушку, чтобы не разбудить дочерей, пока не наступил сон.

   Утром открыла глаза и сразу почувствовала легкость. Догадалась: спала температура! Градусник это подтвердил. Но все равно самочувствие еще было отвратительным. Жуткая слабость, головокружение. Но страшнее физического недомогания была душевная боль. Все случившееся казалось нелепым, но очень жестоким. С трудом добрела до кухни, надо будить Иришку и Дарью, отправлять в садик и школу. Взглянула на часы и ахнула: уже полдень! В детской пусто. Дашка решила меня не будить, отвела в сад младшенькую. Ой! Сегодня у Иришки день рождения. Обычно я готовилась к торжеству уже с вечера, делала заготовки, пекла домашний торт. Но из-за последних событий и плохого самочувствия все позабыла! Олег вчера обещал скинуть деньги. Я проверила баланс карты. Точно! Переведена сумма, и весьма щедрая. Средних зарплат сторожа пять, не меньше. Брать эти деньги мне не хотелось, словно они были грязные, чем-то запачканы. Но видимо, придется. Ребенок столько ждал праздник, тут не до брезгливости и принципов. Вот только слабость чертова… Еле на ногах стою, как все подготовить? Маринка, конечно, поможет, но она на смене, освободится только вечером. Мои грустные мысли прервал неожиданный звонок в дверь. "Олежек!" – мелькнуло в голове. Я ринулась в прихожую, отворила и разочарованно вздохнула. На пороге стоял вчерашний новый знакомый. Стас улыбался и протягивал мне… хризантему.

   – Это еще зачем? – возмутилась я. – Для чего цветок притащил?

   – Как же к прекрасной девушке и без цветов? Хотел узнать, как ты. И вот еще держи, больным это необходимо.

   Олег протянул пакет. Я заглянула, увидела там банку тягучего золотистого меда и килограмм лимонов.

   – Зачем пожаловал? Я без претензий. Ты тоже не в обиде, что под колеса сиганула.

   – Ну… – Стас замялся, – вчера ты в таком состоянии была, переживал, решил проведать. И… просто хотел увидеть. Оль, ты мне очень понравилась. Знаю, знаю, кольцо обручальное видел. Но я только проведать и цветок подарить.

   Новый знакомый улыбнулся так искренне, что и мое зареванное опухшее лицо озарила ответная улыбка. Взяла хризантему. Внезапно пришла спасительная мысль: он на машине, мне симпатизирует, наверное, и помочь не откажется. Я насмелилась и попросила:

   – Стас, у моей дочери день рождения. Юбилей. Пять лет. Надо продукты закупить, подарок найти. А я чуть на ногах стою.

   – Понял! Сидеть можешь? Тогда поехали! Нет, пиши список, доставлю все, что требуется!

   Я предпочла поехать сама. Оделась. Уже в машине позвонила Маринке и попросила помочь с праздником. Стас внимательно слушал весь разговор, потом задал вопрос:

   – У тебя вроде супруг имеется. Отчего же все сама, будто его и нет?

   Не знаю почему, но мне было со Стасом очень легко, словно мы не вчера познакомились, а знаем друг друга всю жизнь. Я не стала врать по поводу мужа, выдумывая на ходу какую-то историю. Рассказала все как есть. Стас смеяться не стал. Просто сказал:

   – Ты зря себя во всем обвиняешь. И не Маринка с бутылкой виновата. Это ты сделала от отчаяния. Отвратительное, даже страшное состояние человека. И оно у тебя не прошло. Если хочешь, помогу и с праздником, и мужа вернуть. Вижу, ты его сильно любишь. Но почему бы нам не стать друзьями? Кажется, мы отлично ладим. Ну что, друзья?

   Стас протянул широкую крепкую ладонь. Я пожала и улыбнулась. Второй раз за сутки. Новый знакомый действовал на меня положительно. Мы заехали на рынок и в гипермаркет, где имелось огромное количество детских магазинов. Купили Иришке пушистого мягкого пса размером с нее саму. Неожиданно Стас сказал:

   – Оль, у тебя же две дочери. Надо бы и другой чего прикупить.

   Я удивилась:

   – Но у Дарьи уже прошел день рождения. Да и большая она.

   – Нашла большую, 13 лет. Когда одному ребенку что-то дарят, второму тоже хочется, даже если и не его день рождения. Можно я твоим дочкам ну… вот по набору с резиночками и заколками возьму?

   – Хорошо, – согласилась я. – Тогда и на праздник оставайся, веселее будет.

   Мне показалось, что Стас предложению обрадовался. А я задумалась: есть ли у него семья, жена, дети? Спросила об этом вслух. Новый знакомый ответил коротко и сухо:

   – Были супруга и два мальчишки. Раньше. Сейчас нет. А я живу с мамой.

   – Вы в разводе?

   – Нет, Оля. Их просто больше нет…

   Я догадалась: произошла трагедия, Стасу тяжело об этом говорить. Отстала с вопросами и попыталась переключить его внимание на покупку торта. Свой фирменный испечь не успею. Придется покупать. Из кондитерской мы вышли с огромным тортом в виде Губки Боба, любимого Иришкиного мультгероя. Купили шарики, ленточки с поздравлениями.

   Когда приехали домой, я почувствовала, что устала, давала знать о себе болезнь. Хорошо, что пожаловала Маринка. Соседка заявила:

   – Отпросилась чуток пораньше, помочь-то надо.

   Они со Стасом уложили меня в постель, велели немного поспасть и отправились хозяйничать на кухню.


   Эти двое ловко со всем справились. Через три часа салаты были готовы, курочка пожарена, сервелаты нарезаны. Аппетитными румяными бочками радовала глаз круглая картошка, приготовленная Стасом по какому-то особому рецепту. Из огурцов он соорудил забавного крокодила. Из яиц и колбаски – смешных курочек. Забавные кораблики получились из сыра и ветчины. Я сама в полном восторге пялилась на необычные блюда. Уверена, что девчонкам они тоже понравятся. Предпраздничная суматоха сделала свое дело: я почти не вспоминала о муже. Только пару раз пыталась вызвать его по мобильнику. Тот был отключен.

   Вскоре девчонки пришли домой. Старшая забрала младшенькую из сада раньше по случаю дня рождения. Иришка радостно запрыгала, захлопала в ладоши. А вот Дарья при виде Стаса нахмурила брови, швырнула портфель и ушла в комнату. Я ринулась следом. Попыталась поговорить, но дочь резко ответила:

   – Ма, ты, конечно, крута! Не успела одного мужика продать, уже нового притащила!

   – Дашка, все не так, как ты думаешь. Стас… он – просто знакомый. Помог мне. Не переживай! Чтобы вернуть папу, я сделаю все возможное и невозможное. И даже не возражай.

   Дарья смилостивилась, обняла меня и сказала:

   – Ладно… Но если папка не вернется, давай ты не станешь никого искать. Будем втроем жить, а, мам?

   Я погладила дочь по голове. В душе расстроилась еще сильнее. Вон как старшая на Олега ополчилась, не может простить ему невнимания. Когда Олег вернется, надо что-то менять в нашей жизни. Не что-то… Все менять!

   Мы с Дашкой вышли к накрытому столу. Та даже приняла презент от Стаса в виде резиночек. Но с такииим видом! Зато Иришка захлебывалась от восторга. Потом вдруг спросила:

   – Мама, у меня ведь день рождения?

   – Да, дочка.

   – А ещё и юбилей?

   – Все так.

   – А это значит, что праздник два раза за один раз?

   – Ну, что-то вроде того.

   – И ты моё любое желание исполнишь?

   – Постараюсь, – заволновалась я. – А чего бы ты хотела?

   – Я бы хотела на день рождения друзей пригласить со двора. – Можно?

   Я вздохнула с облегчением и обрадовалась. Нормальная естественная просьба. На прошлый праздник дочка просила подарить… инопланетянина! Ответила:

   – Конечно! Это твой праздник, приглашай, кого хочешь!

   – И ты ругаться не будешь?

   – Ни в коем случае!

   – И не выгонишь нас на улицу?

   – Нет, конечно. Угощу, накормлю и тебя, и твоих друзей всякими вкусностями.

   Но Ирочка смотрела на меня недоверчиво несколько секунд, а потом сказала:

   – Поклянись, что ты так сделаешь!

   Я пожала плечами, сказала «Клянусь!» и стала раздумывать, где взять ещё несколько детских стульчиков. Счастливая Ирочка убежала звать в гости друзей. Наконец, все собрались, стол был накрыт, ждали только виновницу торжества с товарищами. И вот Ирочка появилась, а следом за ней… пять дворовых псов! Именно их она считала своими друзьями.

   Маринка хохотала в голос. Дарья наконец заулыбалась и гладила лохматых бродяг. Стас сказал:

   – Зато проблема со стульями отпала. Ну что, за стол?

   Мне, связанной клятвой, не оставалось ничего другого, как накладывать кушанья четвероногим товарищам. Глаза именинницы сияли от восторга, Ирочка была невероятно счастлива. А разве не это главное?

   Внезапно раздался звонок в дверь. Пожаловала Эльвира. С подарком –потрясающей куклой с полным комплектом одежды. Игрушка была явно из дорогого супермаркета. Сколько она стоит, я даже боялась представить.

   – Ну что ты на нее пялишься? – возмутилась Элька. – Не вонючее китайское дерьмо. Все сертификаты имеются. Для ребенка безопасна.

   – Не сомневаюсь, – сказала я.

   А Иришка просто повисла на Элькиной шее. Подруга, хоть и терпеть не может детей, расторгалась. Такой искренний порыв благодарности был ей приятен. Впрочем, настроение Эльвиры тут же испортилось. В прихожую вышла Маринка. При виде ее Элька недовольно фыркнула. А когда увидела Стаса, чуть не задохнулась от негодования. Взвыла:

   – Оля! Этот тут что делает?! Додумалась на детский праздник маляршу и бомжа пригласить!! Где твоя голова, подруга?

   – Эля! Маляр – достойная профессия. Стас никакой не бомж. У него своя автомастерская. Что за снобизм, прекрати обзывать моих гостей.

   Элька, всегда уверенная только в своей правоте, хотела возразить, но увидела пять собаченций. Те занимали ползала, перед каждым стояла миска с угощением. Хвостатые уплетали, а Элька пятилась к дверям. Оказывается, иногда ей тоже не хватает словарного запаса:

   – Это что? Это кто?

   – Тоже гости, – улыбнулась я. – Иришка пригласила.

   Эльвира наконец пришла в себя. Сказала:

   – Оль, мне кажется, тебе нужна помощь. Психиатрическая… Продала нормального мужика, в доме беспредел устроила.

   – Давай завтра дурдом вызовем, ладно? Сегодня праздник.

   – Тогда… наливай!

   Из алкоголя мы купили только легкий ликер. Праздник-то детский! Стас вообще не употреблял. За рулем. Но ему не было скучно. Они с Иришкой нашли общий язык. Стас на ходу придумывал какие-то игры и конкурсы. Сначала участвовали только мы с Маринкой. Затем, привлеченные весельем, перестали дуться и присоединились Элька и Дарья.

   Вечер пролетел незаметно. Мы вышли проводить гостей и отвести собачью стаю на местожительство. Собаки не были совсем бездомными. Проживали на территории небольшой мастерской, что находилась за нашим домой. Сторож дядя Ваня увидел нас и обрадовался:

   – О! Нашлась моя хвостатая банда. А то я уже волноваться начал.

   – Извините, пожалуйста, – сказала я. – Мы ваших собачек на день рождения пригласили, а вам не сказали.

   Бородая челюсть сторожа отвисла.

   – Чегой? Псов на именины? Совсем народ из ума выжил!!

   Дядя Ваня еще что-то негодующе пробормотал и пошел на объект. Налопавшиеся вкуснях собаки лениво двинулись за ним…

   А меня удивила Элька. Она попросила Стаса:

   – Эй ты! До дома подкинешь? Устала я…

   То, что ее повезет "бомж", Эльвиру не смущало. Топать ножками или ожидать такси подруге не хотелось. Мы с девчонками вернулись домой. Дружно навели порядок и завалились спать все вместе на нашей с Олегом огромной кровати. Детские ручонки меня обнимали с двух сторон. Все-таки зря Элька так резко настроена против детей. Зря…

   На следующее утро я чувствовала себя гораздо лучше. Нужно было топать на работу. Элька встретила меня у входа в банк. И сразу присела на уши:

   Конец ознакомительного фрагмента.


Понравился отрывок?