Блондинка хочет замуж, или Зима в Хьюстоне

Отчего бы не выйти замуж в Америке, если это выглядит самым легким способом обосноваться в этой стране? И, хотя способ оказался не таким уж легким, приключения русской авантюрной блондинки в Южных Штатах Северной Америки продолжаются!
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2018

Блондинка хочет замуж, или Зима в Хьюстоне

Эпизод 1. Привет, мой город! Я скучала.

   Здравствуй, Хьюстон, ещё раз здравствуй! Манящий и пугающий одновременно, прекрасный незнакомец, которого можно нафантазировать каким угодно – добрым и щедрым, или жестоким и отторгающим всех пришельцев… Ясно одно – чтобы понять, каков он в реальности, надо просто здесь пожить какое-то время.

   Всего лишь пять месяцев назад я впервые ступила на техасскую землю, выйдя из аэропорта Джордж Буш Интерконтинентал, и вдохнула этот жаркий влажный воздух, затем в течение двух заездов провела в общей сложности три месяца здесь, а уже влюбилась в эту природу и великодушных людей. Проехав еще в первый свой приезд по бескрайним просторам Южных Штатов, выбрала Техас, как самый интересный для изучения американского образа жизни, и не ошиблась, как потом подтверждалось много раз. То, что часть Техаса занимает бывшая территория Мексики, и большая часть населения латиноамериканских кровей, меня не пугало. К тому времени я вполне сносно говорила на испанском языке, интересовалась традициями и культурой этих народов и мечтала о путешествии по Центральной Америке, которое пока откладывалось до лучших времен. А на тот момент мне было, где жить в Хьюстоне – великодушная Оксана снова впустила в свой дом, да и к тому обещала подъехать сама, где-то в декабре, для личного знакомства и совместного времяпрепровождения. Дом был пригодным для жилья, хотя и не особенно комфортабельным, по причине своей полуразрушенности… С соседом мексиканцем по имени Хорхе отношения не успели толком сложиться в предыдущий мой заезд, так как он не особенно стремился к общению в свободное от работы время (то есть в несколько воскресных часов, остававшихся у него свободными от работы).

   Ну что же, Хорхе, давай-ка потеснись опять!



   Однако на этот раз Хорхе меньше церемонился. Сразу же объяснил правила “советского общежития», то есть использования: 1 – газовой плиты (это единственная конфорка, что горит, постарайся и ее из строя не вывести), 2 – посуды (тарелки будем использовать одноразовые, выбрасываем в специальный бачок на улице), 3 – холодильника (из него постоянно течёт вода, каждый день надо вытирать ее тряпкой), 4 – двери во внутренний двор (не открывать, налетят москиты), 5 – крысоловок  на полу в кухне (приманки из них не вынимать и самой не есть))), 6 – ловушки на енотов на чердаке (если среди ночи в неё попадёт один из скачущих там регулярно енотов, будет громко верещать и я услышу, сразу же разбудить Хорхе, потому как спит он после работы беспробудно). Всех правил поведения и не перечислить, но одно однако же показалось возмутительным – не отмывать жуткую грязь в кухне и санузлах и разводы от непонятных жидкостей по всем имеющимся поверхностям, потому как все равно рано или поздно в доме начнётся ремонт и все пойдёт под слом. С этим я согласиться никак не могла, ведь приличную часть своего времени я собиралась проводить именно в доме. Поэтому первые два дня были посвящены субботнику на кухне, а потом просто ежедневно и по частям я отмывала небольшие уголки в разных помещениях, пылесосила ковровые покрытия, предварительно убрав с них битые кирпичи, давала себе зарок не заходить на первый этаж из-за угрозы переломать ноги об разбросанные везде инструменты и материалы и тут же его нарушала, пытаясь выудить из той свалки что-то необходимое для жизни,  стол, стул или зеркало, к примеру. Хорхе в результате выглядел как будто даже довольным переменами, по крайней мере выступил с неожиданной инициативой – отдать мне его машину в пользование на десять дней его отсутствия в Хьюстоне, с условием проводов его в аэропорт и встречи после отпуска на ней же. В качестве приза свозил меня в магазин за продуктами, и таким образом подготовительный период был завершён. На вопрос, что же дальше, предстояло найти ответ "по ходу пьесы".

   В первые же дни я поняла, какая разница существует между благодатными сентябрем и октябрем и довольно мрачными ноябрем и декабрем. Когда рано темнело, район моего проживания выглядел гораздо более опасным – бомжеватого вида личности шатались по улицам и осаждали ближайшую заправку, где можно было купить какой-то еды и напитков, добравшись пешком. Позже, когда арендованную машину нужно было периодически заправлять, мне пришлось завести с завсегдатаями заправки странные, полу-приятельские отношения. Хочешь – не хочешь, приходилось отвечать на их приветствия и вынимать из кармана мелочь. Иначе, как мне недвусмысленно дали понять, колеса могут неожиданно спустить))) Было очевидно, что придётся потратить последние сбережения на аренду машин, и других вариантов я не видела. Нужно продержаться, как минимум месяц до приезда Оксаны, а значит, вперёд, на сайт аренды последней минуты, чтобы хоть как-то сэкономить. Причём места, где нужно было забирать машину, всегда были очень разными, то в центре города в фешенебельном отеле (кто-то из постояльцев отказался в последний момент, а автомобиль уже подогнали), то на окраине в затрапезных филиалах крупных компаний, то в аэропортах. Добраться на автобусе за машиной – пара пустяков, всего-то два-три часа в "холодильнике", как можно смело назвать эти автобусы, главное – туалет перед поездкой не забыть посетить, чтобы не пришлось выходить из одного автобуса и потом полчаса тратить на ожидание другого. Я не преувеличиваю,  периодичность появления общественного транспорта на остановках в Хьюстоне именно такая, 30 минут минимум.

   Итак, с личным транспортом стало понятно, но не очень понятно было пока, куда на этом транспорте ездить. Уж поскольку взяла машину за довольно приличные деньги, странно было бы, если бы эта машина простаивала. Я думала над планом, и ничего путного не могла придумать. Первая и самая приятная мысль – конечно же, на море! Но не очень-то я знала в то время, где находятся нормальные подъезды к морю, не только чтобы в нем искупаться, а просто даже посмотреть. Вторая мысль – к русским, они объяснят что-то, что поможет сориентироваться и расставить приоритеты. И третья, основная идея, уже выпадала из разряда развлечений, а вставала в строй трудных задач.

   Я начала с русского сообщества. И тут оказалось, что все люди заняты, они работают! А в свободное от работы время заняты семьей и детьми. Женщины здесь живут, как правило, замужние, если они приехали в Техас вслед за русскими мужьями, то традиционно своих мужей ко всем встречным-поперечным ревнуют и могут встретиться в кафе, когда совсем уж дома делать нечего, да и то отменяют встречу в последний момент. Если они с американцами и прочими местными ужились, то, как правило, они уже поменяли свое мировоззрение и не понимают, зачем им с кем-то встречаться, кому-то что-то объяснять и чем-то там помогать, какая от этого выгода? Ни единой же свободной от отношений дамы я найти не смогла во всем Хьюстоне, сколько ни взывала через интернет. Откликались девушки – студентки, они в Техас попадают в основном из Казахстана, по какой-то особенной квоте. Но этим девушкам со мной и неинтересно, слишком разница в возрасте велика, и некогда – все они упорно учатся, и еще к тому же подрабатывают, кто в кафе-ресторанах официантками, кто в такси, кто чем.

   На море я взяла привычку ездить если не каждый день, то через день, и почти весь ноябрь это было чудесное времяпрепровождение! Появился техасский золотистый загар, местные шерифы, контролирующие пляжи в Гальвестоне и Пасадене, со мной начали здороваться, но больше поговорить было не с кем, а от шерифов, по укоренившейся российской привычке, я все же старалась держаться подальше)))

   Основная же идея состояла в том, чтобы стать полноправным членом здешнего общества. Для этого недостаточно ведь просто пересечь границу, нужно обрести легальное право находиться на этой территории. И чтобы отвоевать это право, также необходимо перемещаться из точки А в точку В, домой никто не принесет решение, на блюдечке с золотой каемочкой))). В тот момент цель представлялась настолько мало достижимой, что в пылу азарта я и не задумывалась – зачем мне именно это, а не что-то другое, например?

   Эта серьезная задача распадалась на несколько направлений. Я знала уже к тому времени информацию о различных типах виз для получения резидентства, и ни на одну из них не могла претендовать, к сожалению, главным образом из-за отсутствия необходимых средств. Два более не менее реальных пути для малообеспеченных, к которым я, по американским масштабам, относилась, предполагали, как вариант номер один, чудесную встречу с работодателем, который сочтет тебя уникальной и настолько неповторимой, что захочет преодолеть все бюрократические препоны, заплатить значительные суммы за визы и разрешения с согласованиями, подождать некоторое (довольно длительное) время и снова подтвердить свое прошение, не забыв до этого момента, как ты выглядишь и вообще кто такая… Если бы я могла хотя бы сносно говорить на местном наречии, а еще лучше понимать, что говорят мне – о, я непременно воспользовалась бы этим первым вариантом. А так пришлось ограничиться телефонными звонками по нескольким объявлениям в газете, в результате которых я не только не была допущена ни к отделу персонала, ни к каким-либо значительным персонам, ответственным за принятие таких решений, а даже просто не была понята в своих желаниях ответившими на звонок секретаршами. Их растерянное "Что?" или "Я вас не понимаю" обычно не было сказано сразу же, исправно в течение некоторого времени они вслушивались, томительно молчали, многозначительно вздыхали, и потом, наконец, вопрошали застенчиво: "А есть кто-нибудь рядом с вами, кто говорит по-английски и может объяснить мне, зачем же, собственно, вы звоните?" А я, извините, на каком языке с вами говорю? Я его, вообще-то, в институте четыре года учила (правда, научили, в основном, читать и писать), я это умение много лет спустя после института даже восстановить пыталась в Великобритании, и как-то же там меня понимали? Но как это объяснить людям, каждый второй произносимый звук привязывающим к гортанному "р" , и желающими слышать то же самое в ответ? Надо отдать должное, несколько раз я писала на прилагавшиеся к объявлениям электронные адреса, но почему-то в ответ мне приходил номер телефона той же секретарши с просьбой позвонить, то есть вступать в переписку со мной никто не стремился.

   Второй способ был совершенно идентичен первому, если заменить слово "работодатель" на слово "мужчина с американским гражданством", то есть необходимо было организовать (в чудеса я не очень верю) встречу с готовым к серьезным отношениям мужчиной, который сочтет тебя уникальной…, захочет преодолеть…, заплатить…, подождать… И снова подтвердить…, и за это время не забыть… И так далее, смотри вариант номер один.

   Ну что же, влюбленный мужчина, вероятно, простит иностранке и коммуникацию с помощью жестов, и русский акцент при попытках коммуницировать более цивилизованным способом, с помощью связной речи, а может, даже приспособится к этому акценту. Он, вероятно, переживет и несовпадение бытовых привычек, а также поможет с адаптацией – покажет, где и что, поддержит финансово поначалу – можно было перечислять до бесконечности те аспекты, в которых необходима помощь. Только вот что он ожидает взамен? Пока что это было не очень понятно и требовало прояснения.

   Итак, за дело!

Эпизод 2. Первые шаги к перспективным знакомствам.

   Вроде бы все ясно, надо знакомиться с мужчинами. Однако непонятно, где? Кроме интернет-сайтов, в голову ничего не приходило. Обратилась за помощью к Оксане, которая рекомендовала ходить по дорогим магазинам, посещать по четвергам ресторан с винным дегустационным залом, где нефтяники пережидают автомобильные пробки после окончания рабочего дня перед поездкой домой, а также ходить на спортивные мероприятия. К сожалению, последнюю идею пришлось отмести сразу, потому что билеты на спортивные шоу оказались чрезвычайно дороги. Фешенебельные магазины еще предстояло найти. Заглянув же в винный зал, я поняла, что расходы предстоят не только на вино – присутствовавшие там дамы были одеты настолько шикарно, ухожены с головы до ног, увешены украшениями, совсем не похожими на простую бижутерию, что стало понятно – это предприятие придется отложить на грядущие счастливые и более обеспеченные времена.

   Зарегистрировавшись сразу на нескольких брачных сайтах, я выяснила, что дома готовить не обязательно (еще один пункт экономии!), потому как расписание встреч с мужчинами можно сделать очень плотным, а встречи все почему-то предпочитали назначать в ресторанах. Причем мне никогда не приходило в голову, что от меня ожидают оплаты половины счета. Узнала я об этом через какое-то время и встретила эту новость с изумлением, однако поведения своего потребительского не поменяла. Еще чего, ехать через полгорода на встречу, потратившись на арендованную машину и бензин, да к тому же счет оплачивать? Ну уж дудки!

   Немного расстроило то обстоятельство, что мужчины назначали встречи на две-три недели вперед, загодя и заранее. Серьезные мужчины, имеется в виду. Самым неприятным было то, что я не привыкла к безделью. Получалось, что та активность, ради которой я приехала, была сосредоточена на выходных. На буднях же готовы встречаться или «никчемушники», ищущие собутыльника либо партнера по прочим увеселениям, или занятые, но заинтересованные люди, выпущенные из офиса на полчаса на бизнес-ланч. Поэтому, как складывалось, основное дело дня на буднях – добраться до того места, куда на этот бизнес ланч пригласили. Естественно, через дорогу от рабочего места нового приятеля.

   Неожиданно самым страшным моим врагом оказалось уныние. Заниматься только назначением свиданий, необходимой предварительной перепиской, разговорами по телефону с выяснением первичной информации про него и рассказами про себя – о, как же нудно и утомительно делать только это, изо дня в день! В темном холодном доме было совсем не весело проводить время в отсутствии телевизора и хоть какой-то компании. Ранние сумерки загоняли всех обывателей домой, в их уютные гнездышки, а я ходила по улицам, заглядывая в окна с разнаряженными светящимися елками и думала, как же будет здорово, когда и меня будут ждать в таком вот доме, а я буду разрываться между неизбежными в повседневной жизни делами, считая минуты и вычеркивая соответствующие этим делам пункты из ежедневника.

   Конечно, в музеях существуют бесплатные часы посещений,  один-два раза в месяц, и я обошла все подобные заведения. Конечно, можно и по пустынным паркам гулять (все люди на работе), наслаждаясь водопадами и цветами, можно в спортклубе безвылазно на тренажерах заниматься, совершенствуя фигуру, а также по скайпу встречаться с учителями на предмет изучения иностранных языков или прочих наук. Весело, интересно, очень по-туристически, но все равно требует хоть каких-то финансовых вложений и не приближает к результату. Я еще не знала, какой конкретно результат хочу, но надеялась как минимум провести расследование и понять, кто мне готов предложить официально оформленные брачные отношения, сколько здесь таких людей и какого они уровня.

   Итак, планирую три субботы и три воскресенья вперед… необычное занятие. Постепенно пришло понимание, как работает установление стабильных предбрачных отношений в этом городе, а может и во всем штате. Среднестатистический американский мужчина так устаёт на работе за день, что все домашние дела откладывает на выходные. В субботу он встает поздно, но и умывшись уже, позавтракав-пообедав, долго раскачивается и сидит перед телевизором, все ещё отходя от напряженной рабочей недели. Вечером в субботу и в воскресенье он покупает продукты на неделю, стирает и сушит одежду, точнее организует эти процессы с помощью машин, навещает родственников либо детей от первого брака, и где-то в промежутках между этими делами у него есть шанс задуматься о личной жизни. Может час, иногда два, но не каждые выходные вовсе. Поэтому он приглашает приглянувшуюся ему женщину в кино или в ресторан. Кино скучнее, потому что нельзя поговорить, а ресторан дороже, так как к беседе прилагается немалый счёт. Тем не менее, это необходимая процедура для установления «серьезных отношений», и она может продолжаться годами. Ранее двух лет знакомства здесь неприлично даже и заговаривать об обязательствах, а уж домой вообще никто не приглашает, едва ли не до брака. Считается, что приглашение домой и согласие на визит – это завуалированное, искаженное государственными преследованиями за харрасмент и пуританской церковной моралью приглашение к ни к чему не обязывающему сексу и согласие на него. В сколько же забавных конфузов мне пришлось встряпаться, прежде чем я выяснила эту традицию!

   После недели встреч у меня уже сложилось первое впечатление. Некоторые мужчины приезжают из любопытства, просто узнав, что я русская, поговорить о России и послушать мой необычный акцент. Некоторые надеются на быструю и ни к чему не обязывающую связь. Есть и такие, которым кажется, что я им понравилась неимоверно, и они буквально влюблены с первого взгляда, и теперь, как им кажется, мы начнем обожать друг друга и по телефону, и при личном общении в выходные, но потом… рутина их затягивает, некогда и в эти выходные, и на будущей неделе, и вообще после Рождества давай лучше увидимся, а то уж очень горячее время, все итоги года подводят и подарки закупают. Да уеду я уже к Рождеству! Но они подходят с другими мерками – ты либо живешь здесь, и тогда будем разговаривать по существу, либо ты туристка, и никто не обязан тебя особо развлекать именно в то время, когда тебе удобно. Можно понять их, работают они много.

Эпизод 3. Первые разочарования, Ричард и Джеральд.

   Несколько занятных встреч с людьми, которых я восприняла всерьез, обернулись разочарованием, несколько свиданий вдруг оказались более результативными, просчитать что-то наперед, как выяснилось, просто невозможно. Помимо всего прочего, друзья, обретенные в прошлые приезды (Фабио, Рой, Хавьер и так далее), настойчиво требовали внимания и обижались на отказы выделить время на посиделки.

   Английский парень по имени Ричард, работавший по проектам периодически в разных странах мира, и регистрировавшийся на сайтах знакомств также в разных странах, таком образом плавно перекочевал с моего английского профиля в американский, с изумлением выяснив, что и я на месте не сижу))) Подружек Ричард имел тоже в разных странах, однако более всего тяготел к восточной Европе, даже дом купил в Словакии. В Хьюстон он приезжал несколько раз в году, жил месяцами в отеле, рядом с офисом в Пиарленде. Пригласив меня в один из вечеров в ресторан, наверняка даже не держал нехороших мыслей в голове, просто ему было очень скучно. Родом из Манчестера, говорил на прекрасном английском и вел себя, как рафинированный джентльмен. Долго объяснял мне, как ехать в Пиарленд, город-спутник Хьюстона на его южной окраине. Кто бы мог подумать, что именно с Пиарлендом вскоре так много станет связано! А пока я ехала по карте в мобильном телефоне через какие-то поля и леса в темноте, сворачивая куда попало и чертыхаясь, но врожденное упрямство не позволило-таки повернуть обратно. В конце концов, мой приятель устал меня ждать, попросил припарковать мою машину у какого-то заметного места (я наткнулась на супермаркет Крогер), и вызвал на этот адрес такси, объяснив водителю, куда меня привезти, а именно в ресторан «Красный лобстер».



   Лобстер, хотя и не такой уж красный, на вкус был отменным, вино терпким, скатерть наглаженной (в техасских ресторанах скатерть можно считать редкостью, а уж наглаженную тем более), мы прекрасно сидели и болтали, как вдруг моего приятеля стали разыскивать с работы. Звонили на его мобильный телефон (он трубку не брал, не хотел отвлекаться), затем на стационарный ресторана (он сообщил соседям по комнате в отеле, куда направился), да так настойчиво, будто аврал был нешуточным и грозил крахом всему нефтяному бизнесу. Даже коллега, который за дальним угловым столиком, как оказалось, в одиночку пьянствовал, выскочил из-за перегородки, и оба они унеслись на работу с извинениями. Мне были оставлены двадцать долларов наличными и номер телефона такси. Все произошло быстро, я и опомниться не успела, однако деньги стала жалеть сразу же. Почему-то мне думалось, что и пешком можно добраться до моей припаркованной машины. Но потом вспомнилась темнота, отсутствие пешеходных дорожек… Не буду рисковать, решила я, и приступила к реализации старого, проверенного метода – романтичный, но грустный взгляд устремила в угол, на плещущийся в камине огонь, вздохнула тяжело и беспомощно раз десять подряд… и вот он, явился мой спаситель, как раз закончивший уминать салат к тому времени. Спортивного вида мужчина, нимало не смущенный тем, что едва до плеча мне достает, галантно предложил разрешить мою проблему. Он видел, как стремительно покинул заведение мой спутник, и готов предоставить свой транспорт, если необходимо, чтобы красивая девушка не пострадала, добираясь одна домой среди ночи. Транспортом оказался массивный трак (почти грузовик, то есть), в кузов которого в изобилии были навалены стройматериалы и прочая неизвестная арматура. Спутник мой шутил без устали, попутно выспросил меня о моем семейном положении и взаимоотношениях с покинувшим меня парнем, подъехав к машине, поинтересовался, все ли лампочки работают в фарах, тут же это проверил и перепроверил, также проверил еще кучу всяких мелких вещей, которые только по странному стечению обстоятельств могли не функционировать, это в арендной-то машине. Однако отеческая забота тронула, и номер телефона я ему оставила. Так мы познакомились сначала с Джеральдом, потом с его двумя детьми, потом с его образом жизни и хобби, а потом и с его домом в Шугарленде.



   Владелец строительной фирмы, по выходным на добровольных началах преподающий бейсбол для подростков, с мотивацией удержания интересов 11-летнего сына в правильном русле, рыболов и охотник с массой атрибутов для комфортных выездов на природу, которые опять же использующихся для привития детям навыков выживания в лесу и возле водоемов. Все это вместе казалось так увлекательно, что я подумывала, не влюбиться ли?

   Но события я торопила напрасно – Джеральд грешил нежеланием планировать встречи. То есть он мог позвонить и узнать, нет ли у меня желания встретиться через час, пойти в кино или просто поесть. Мог сказать, что в субботу мы поедем на охоту вместе с его сыном, и в субботу же утром это мероприятие отменить. Пропал дней на десять вообще, объяснив свое отсутствие срочной командировкой в другой город. Затем позвонил неожиданно в пятницу в обед и пригласил на вечеринку буквально через три часа, до этого времени нужно было заехать в магазин и купить мне приличествующие случаю платье и туфли. С каблуками или без каблуков, лихорадочно решала я, оглядывая полки с обувью и представляя, как мы будем смотреться с моим кавалером-коротышкой. Он же беззастенчиво снял с полки невероятные шпильки за невероятную сумму и сказал, что времени выбирать больше нет, покупаем это. Ни разу я больше их не одела, очень неудобные, и я в этих туфлях, как каланча, но в тот вечер «просела» под таким напором и как-то на удивление выдержала ходить в этих странных опорках, плодом бредовой дизайнерской фантазии…

   Вечеринка была предновогодней и проходила в богатом доме, в зажиточной семье. Я впервые оказалась в большой компании интересных людей, каждый из которых искренне интересовался мной, а также увидела изнутри большой и красивый дом.