, , ,

Отечественная наградная система в революционный период смены власти и гражданской войны в России (1917-1922 гг.): идеологический и аксиологический аспект

Монография «Отечественная наградная система в период революционный смены власти и гражданской войны в России (1917-1922 гг.): идеологический и аксиологический аспект» посвящена исследованию проблемы стимулирования граждан за выполнение особо важных государственных задач, роли и значения награды для гражданина, трудового и воинского коллектива, степени пропаганды и утверждения основных государственных идеологических постулатов, воспитания патриотизма. Авторы проводят сравнительный анализ отечественной наградной политики в различные исторические периоды существования государства и предлагают свое видение развития и совершенствования системы государственных поощрений.
ISBN:
978-5-907100-96-1

Отечественная наградная система в революционный период смены власти и гражданской войны в России (1917-1922 гг.): идеологический и аксиологический аспект

Введение

   В средние века в Европе существовало несколько организаций – орденов. Это были военно-религиозные организации крестоносцев, призванные защищать христианскую веру, утверждать католические ценности на цивилизованном пространстве Европы и Северной Африки. Тамплиеры, францисканцы, иониты, тевтонцы, доминиканцы – далеко не полный перечень таких союзов.

   Большинство данных организаций к XVI веку были распущены, уничтожены или перешли под светскую власть королей. Они стали закрытыми обществами, во многом определяющими политику государей. Члены (кавалеры) орденов носили специальные орденские знаки и одежды, свидетельствовавшие о принадлежности к организации.

   В течении XVII века орденские знаки стали выдаваться как высшая награда государства, жалуемая за особые заслуги. Царь Петр I, сближаясь в своей политике с западными государствами и изучая их опыт устройства государственных институтов, заинтересовался европейскими орденами, как наградными знаками. Он увидел в них несомненную пользу для государства.

   В России уже существовала практика награждений «государевых людей». Эта традиция прослеживалась из глубокого средневековья и была не менее древней, чем в Европе. Известно летописное свидетельство о том, что в 1100 году, во время отражения нападения половцев на Киев, Александр (Алеша) Попович был отмечен гривной – массивным золотым обручем, носимым на шее. Ее вручил сам князь Владимир. Золотые рубли, кубки, шубы, холодное оружие в свое время были прекрасным средством для поощрения подданных. Ими одаривали особо отличившихся воинов еще в XV веке. В 30е годы XVII века на отдельных жалуемых предметах стали производить надписи, рассказывающие о том, кому принадлежит наградной предмет и за какие заслуги он пожалован.

   В 1698 году Петр I учредил первый орден – Андрея Первозванного в качестве почетной награды. Затем появились другие ордена – Святого Александра Невского, Святого Георгия, Святого Владимира. Некоторые из них стали разделяться на степени. В систему российских наград в разное время вошли мальтийский, германский и польские ордена, о которых будет сказано ниже.

   Наградная система императорской России практически на протяжении всего времени существования носила классовый характер. Орденами поощрялись лишь титулованные чиновники, лица высших сословий и офицеры (коими многие из них являлись). Нижние чины поощрялись денежными премиями, памятными медалями и жетонами за то или иное сражение или за выслугу лет. Лишь с начала XIX века для солдат и унтер-офицеров был учрежден знак отличия ордена Святого Георгия, и несколько медалей. Первые степени этих знаков отличия изготавливались из чистого золота (медали «За храбрость» 1 и 2 степени, медали «За усердие» на лентах ордена Св. Анны и ордена Св. Станислава).

   Первое время знак отличия военного ордена степеней не имел, позже его разделили на четыре степени. Так как этот знак не являлся орденом, к нему не полагалось соответствующих преференций. Награжденные Знаком отличия военного ордена Святого Георгия освобождались от телесных наказаний, исключались из податного сословия, получали жалование, увеличенное на одну треть. За повторный подвиг выплата увеличивалась и могла доходить до полного дополнительного оклада.

   Первым награжденным этим знаком стал унтер-офицер кавалергардского полка Егор Митюхин, который был ординарцем в бою при Прейсши-Эйлау.

   Что же побуждало совершать подвиги на поле боя, каковы критерии подхода для представления к награждению государственными знаками отличия, каковы были положительные и отрицательные стороны сложившихся систем и практики награждения? Стимулировала ли реально государственная наградная система подданных к ревностному служению и беззаветной преданности Отечеству, самоотречению во имя выполнения важных государственных задач на различных этапах исторического развития общества? Каковы направления совершенствования отечественной наградной системы? Над этими вопросами работали ученые нескольких поколений.

   Отечественные и зарубежные исследователи не одно десятилетие стремятся проанализировать социальные проблемы и историю через призму государственных наград. На сегодняшний день сложилось если неполное, то вполне достаточное представление о видах наград, порядке представления к награждению, количестве кавалеров тех или иных знаков отличия, технологиях их изготовления и материальной ценности. Все это представляет большую значимость для исторической науки, а также имеет прикладной характер с точки зрения фалеристики. Формируясь постепенно, отечественная наградная система стала весомым фактором становления общества, хорошим инструментом его совершенствования.

   Желание занять в государственной структуре то или иное положение, достичь определенных результатов, было неразрывно связано с получением признания обществом. В этой связи государственные награды имели особое значение. По ним можно было судить о том, насколько значимы достижения человека, сколь он полезен своей Родине.

   «Praemiando incitat» – «Награждая – поощряет» – девиз польского ордена Святого Станислава, вошедшего в систему российских наград. Какую систему стимулирования необходимо иметь, чтобы справедливо воздать должное – это вопрос, который не потерял актуальности и поныне. Почти все начинания и реформы в области наградного дела всегда имели благие цели побуждать население к инициативной и творческой деятельности на благо государства, совершать героические поступки на поле брани при защите Отечества и выполнении важных государственных задач. На определенном этапе система работала слаженно, каждый знал, когда и какую награду он получит. Но проходило время, и порой высокие государственные награды вручали в связи с юбилеями, по разнарядке и за выслугу лет. Нередко награждались большие коллективы – учреждения и предприятия.

   Наградная система развивается вместе с государством и требует постоянного реформирования. При этом, как правило, неукоснительно соблюдается основная концепция – награждение производится только за конкретные выдающиеся заслуги публично и, как правило, с предварительным обсуждением в трудовых и воинских коллективах. Именно эта идея прослеживается во все времена и во всех соответствующих документах, но именно она чаще всего подвержена различного рода нарушениям. Таким образом, в области наградной политики мелочей нет, здесь требуют внимания и сами задачи, принципы наградной политики и отдельные процедурные моменты. В противном случае утрачивается смысл и значение высокого поощрения, и оно превращается в подарок за преданность.

   Данным вопросам посвящено наше исследование. Для этого авторы предпринимают попытку комплексного освещения общей истории отечественных наград и наградной политики, на основе фактологического материала, исследуют их социальную значимость и предлагают свое видение состояния и направлений решения отдельных вопросов.

Глава 1. Отечественные награды в послевоенный период (1918-1922 гг.)

§ 1. Литература и источниковая база исследования

   Прежде чем говорить об историографии проблем наградной политики в период 1914–1922 годов необходимо сказать, что в целом по проблемам революции и гражданской войны в России были опубликованы сотни тысяч публикаций и книг, библиография их заняла бы несколько томов. Немало работ по данной проблеме вышло и за рубежом.

   Однако советская историография неоднозначно оценивала некоторые историографические материалы, относилась к ним как к факторам буржуазной пропаганды. Только в последнее время эти труды оценены по достоинству. «Очерки русской смуты» Деникина А.И. Названы «Энциклопедией белого движения», а, следовательно, всей Гражданской войны.

   Важную роль в переосмыслении исторической ситуации, определении основных направлений изучения всего комплекса истории гражданской войны сыграли: А.В. Венков, К.В. Гусев, А.И. Зевелев, Е.И. Каширина, Е.Ф. Кривошеенкова, И.Я. Куценко И.И. Минц, Н.Н. Маслов, В.П. Наумов, А.М. Спирин, Г.А. Трукан, В.А. Томан, Д.К. Шелестов, А.А. Чернобаев и другие. Они отмечали, что исследования сил контрреволюции и их роли в гражданской войне является серьезной историографической задачей.

   Современное состояние историографического осмысления борьбы революционных и контрреволюционных сил в России делает актуальным дальнейшее более детальное изучение истории их противостояния в 1918‒1920 годах, выяснение некоторых его сторон, позволяющих более обстоятельно воссоздать картину одного из крупнейших и интереснейших социальных потрясений. Это относиться, в частности, к более подробному анализу формирования и развития наградной политики белогвардейских войск, сражавшихся с большевиками под знаменами Деникина – Врангеля.

   В настоящее время единой концепции белого движения ни в отечественной истории, ни у зарубежных исследователей не имеется. Большинство работ относятся к советскому периоду и содержат определенный идеологический штамп. В постсоветский период появляются работы, диаметрально отражающие историческую действительность. В них белогвардейцы выглядят истинными патриотами Родины и народа. К середине 2000-х эта тенденция ослабевает. Самые последние работы характерны взвешенной риторикой, подробно отражают функциональные особенности антибольшевистского режима, указывается, что он «принимал различные формы, преследуя порой не всегда четко осознаваемые цели». Отмечается, что в «энциклопедических изданиях, до сих пор нет понятия «белое движение», «белый режим», не достаточно исследованы вопросы взаимодействия и военной помощи союзников по АНТАНТе. Последнее обстоятельство напрямую связывают с причинами поражения белого движения, так как «…с завидной постоянностью интервенты демонстрировали приоритет собственных интересов над союзническим долгом, а идея возрождения России была им чужда».

   Такие идеологические противоречия по своим обоюдным неприятиям всего, что связано с противной стороной, взаимно разрушали все институты и устои противоборствующих сторон. Это не могло не сказаться и на вопросах изучения отечественного наградного дела. Данная проблема, порой, ввиду своей деликатности, отодвигалась на второй план.

   Исследование вопросов наградной политики белого движения предпринимались А.М. Буяковым, А.В. Ганиным, Ф.И. Елисеевым, А.А. Каревским, А.С. Кручининым, И.В. Купцовым, Д.Н. Шевелевым, В.Л. Юшко. Все они исследовали отдельные вопросы в рамках определенных регионов России. Ввиду большого разнообразия в практике награждения, видах наград, военно-политических условий того или иного региона, такой подход к изучению данных проблем оправдан. Ранние работы издавались за рубежом. Только в 1990-2000 годах появились работы отечественных исследователей В.Г. Буркова, В.В. Горшкова, О.В. Харитонова, Е.И. Кашириной, В.В. Кулакова и др.

   Наиболее полный анализ наградного дела, правового регулирования и описания наград белого движения представлен Александром Ивановичем Рудиченко в 2007 году в книге «Награды императорской России в период гражданской войны». В исторической последовательности на большом фактологическом материале, почерпнутым из отечественных и зарубежных архивов, автор выделяет особенности наградной политики на каждом из фронтов и направлений гражданского противостояния в России. Издание изобилует красочными иллюстрациями. Однако книга в основном рассматривает награды как объект, образец ювелирного искусства. При помощи нее можно ориентироваться в степени редкости и материальной ценности награды, особенности изготовления и правил ношения. Как моральный стимул награды практически не исследуются автором.

   Таким образом, в отечественной историографии до сих пор не создано фундаментальных и значимых комплексных исследований, отражающих проблематику наградного дела на каждом этапе развития нашей страны, не выделены принципы и последовательность наградной политики в отношении той или иной категории граждан, не раскрыты особенности наградной политики в тот или иной период.

   Разработка новых образцов наград не всегда увязывается со сложившимися традициями в наградном деле, хотя при этом декларируется обратное. Некоторые наградные знаки представляют собой конгломерат геральдических символов различных эпох и проигрывают в этом плане орденам императорской России и СССР.

   Запретной темой в современных публикациях остается сложившийся порядок награждения отличившихся граждан. Положительные и отрицательные стороны, массовый «звездопад» в период побед и отсутствие внимания к настоящим героям Отечества в тяжелые годы лишений. Различного рода нарушения и злоупотребления в практике государственного поощрения пока что имеют место и в настоящее время. А награда, выданная не по заслугам, девальвирует благое дело государственной благодарности и развращает человека, порождает чувство вседозволенности и всемогущества.

§ 2. Награды Российской империи в первой мировой войне (1914-1918 гг.)

   К началу первой мировой войны отечественная наградная система сложилась и работала как четко слаженный механизм. К этому времени были учреждены все наградные знаки эпохи Российской империи. Ордена, имеющие несколько степеней, вручались в строгой последовательности – от низшей степени к высшей. Однако допускались и отдельные случаи вручения ордена «через степень». Так, например, А.В. Суворов был кавалером I-ой II-ой и III-ей степени ордена Св. Георгия, но полным кавалером (в отличие, например, от М.И. Кутузова) не являлся. Это произошло потому, что к моменту награждения орденом полководец имел генеральский чин, по которому уже полагалась не менее чем III-я степень.

   Ордена, которыми поощрялись за боевые подвиги, отличались наличием перекрещенных через орден мечей. Орден Святого Георгия составлял исключение и мечей не имел, так как изначально учреждался для награждения только за военные подвиги.

   Знаки ордена младшей степени при получении их обладателем следующей, должны были сниматься. Исключением являлись знаки, врученные за боевые достижения. Во второй половине XIX века этот принцип был отменен. Награжденные могли носить ордена всех степеней.

   Повторное вручение награды одной и той же степени не предусматривалось. Это же касалось и наград, не имеющих степеней, правда, к ним могли быть дополнительно пожалованы: мечи, короны или бриллианты.

   Каждый орден имел свою кавалерскую думу, и орденский праздник, что подчеркивало принадлежность награжденного к определенному сообществу и отличало эту награду от других видов поощрений: денежных выплат, подарков и медалей.

   К первым степеням орденов дополнительно полагались звезды. Сразу по учреждении они вышивались на кожаной подложке, затем пришивались к одежде. Позже, в XIX веке, они стали изготавливаться из серебра или золота и располагались на одежде в определенном порядке. Все знаки ордена (кресты, звезды, цепи) были сделаны из серебра, золота или платины, лишь в 1916 году появились золоченные бронзовые орденские знаки.

   Лицам нехристианского вероисповедания выдавались орденские знаки с гербом России (двуглавым орлом) вместо изображения святых.

   Порядок пожалования и старшинство орденов были определены в Своде государственных учреждений, а для военных орденов – в Своде военных постановлений. Согласно указанным документам, старшинство (от высшего к низшему) орденов устанавливалось в следующем порядке:

   1. Орден Андрея Первозванного;

   2. Орден Святого Владимира;

   3. Орден Святого Александра Невского;

   4. Орден Белого орла;

   5. Орден Святой Анны;

   6. Орден Святого Станислава.

   Орден Святой Екатерины был предназначен для награждения женских особ, по статуту его можно соотнести с орденом Андрея Первозванного.

   Орден Святого Георгия не входил в общую иерархию орденов. По статуту его можно рассматривать наравне с орденом Владимира.

   Орденами награждали от низшего к высшему по степеням в следующей последовательности:

   1. Святого Станислава III степени;

   2. Святой Анны III степени;

   3. Святого Станислава II степени;

   4. Святой Анны II степени;

   5. Святого Владимира IV степени;

   6. Святого Владимира III степени;

   7. Святого Станислава I степени;

   8. Святой Анны I степени;

   9. Святого Владимира II степени;

   10. Белого Орла;

   11. Святого Александра Невского;

   12. Святого Александра Невского с бриллиантовыми украшениями.

   Орден Андрея Первозванного являлся высшей наградой в императорской России. До учреждения ордена Святой Екатерины он оставался единственным орденом в наградной системе. Знаки ордена изготавливались из золота, к ордену для особо торжественных случаев полагалась золотая цепь с закрепленными на ней государственным гербом, трофеем и круглой розеткой с Андреевским крестом (вместо орденской ленты голубого цвета, носимой через плечо). Для императорской семьи существовали «коронационные знаки ордена». Они были несколько больших размеров, изготовлялись из платины и украшались бриллиантами. Эти награды царские особы возлагали на себя при коронации. Девиз ордена: «За Веру и верность».

   Всего орденом Андрея Первозванного было награждено до 1100 человек. Первым награду получил дипломат Ф. Головин в 1699 году. Петр I был седьмым кавалером этой высокой награды. Орденом отмечались и иностранцы. К ним предъявлялись такие же требования, как и к отечественным кавалерам: высокое звание, благородное происхождение, отсутствие «телесных недостатков».

   Орден Святой Екатерины был вторым по старшинству в Российской империи и состоял из двух степеней. Он учрежден Петром I в 1713 году, после Прутского похода 1711 года. Тогда императрица подарила свои драгоценности турецкому главнокомандующему, что позволило вывести армию из окружения. Орденом награждали Великих княгинь и придворных дам. Девиз ордена: «За любовь и отечество». Всего было произведено 724 награждения.

   Орден Александра Невского был задуман Петром I для награждения за военные подвиги. Но учредить он его не успел. В наградную систему орден ввела Екатерина I в 1725 году. Первые ордена были пожалованы 21 мая 1725 года. В этот день орденом были награждены 18 высокопоставленных чинов, среди которых были и военные, и гражданские чины, государственные деятели и один бригадир (промежуточный чин между генералом и полковником). В дальнейшем орденом награждались чины, по Табелю о рангах соответствовавшие званию не ниже генерал-лейтенанта, а к знакам ордена, выдаваемым за военные заслуги, добавлялись скрещенные мечи. Девиз ордена: «За труды и Отечество». К ордену полагалась звезда. Знаки изготавливались из золота, звезда ордена изготавливалась из серебра и золота. Всего было произведено 3674 награждения. Таким образом, чисто «военным» орден не стал.

   7 декабря 1769 года Екатериной II был учрежден орден Святого Спасителя и Великомученика Георгия. Он стал высшей военной наградой государства. Орден состоял из четырех степеней. До 1855 года ордена Святого Георгия IV степени могли выдаваться и за выслугу лет. При этом на флоте необходимо было участвовать в 18 морских кампаниях, а в армии отслужить не менее 25 лет (кампания предполагала морской поход в 6 месяцев). Звезда и орден изготавливались из золота. Звезда давалась к I и II степени ордена. Девиз ордена «За службу и храбрость».

   За 150 лет существования ордена его полными кавалерами стали всего четыре человека: М.И. Кутузов, М.Б. Барклай-де-Тол-ли, И.Ф. Паскевич, И.И. Дибич. Орденом I степени награждено 25 человек, II степенью отмечено 125 человек, III степенью – 625, IV степенью произведено свыше 10000 награждений.

   В 1782 году Екатерина II учредила свой второй орден – Святого Равноапостольного Князя Владимира. Он был приурочен к 20-летию царствования императрицы. Орден был разделен на четыре степени. Низшую степень ордена мог получить военнослужащий в чине не менее подполковника. За военные заслуги выдавались знаки ордена с перекрещенными мечами. С 1855 года IV степень ордена могла вручаться за выслугу лет. За 35 лет безупречной службы им мог быть удостоен гражданский чиновник, а военные (при положительной аттестации) получали этот высокий орден за 25 лет службы. Девиз ордена: «Польза, Честь и Слава». Знак ордена изготовлялся из золота. Звезда серебряная, в виде двух ромбовидных пластин, развернутых на 45 градусов. Звезда полагалась к I и II степени ордена. Одна пластина звезды золоченая – символ Запада, другая серебряная – символ Востока. Это подчеркивало особенности Российской империи, имеющей неразрывные связи и с Западом, и с Востоком.

   Орден Святой Анны пришел в наградную систему России из Германии. Он был основан в 1735 году супругом дочери Петра I Анны гольштейн-готторпским герцогом Карлом Фридрихом. Долгое время орден был династическим. Павел I ввел его в систему российских орденов. Сначала орден Святой Анны был разделен на три степени, потом появилась четвертая. Ее носили на холодном оружии в виде накладки на эфесе. К ордену I степени полагалась звезда. Девиз ордена: «Любящим правду, благочестие и верность». Кресты высших степеней ордена украшались алмазами, бриллиантами. Позже к ордену жаловалась корона, как особый знак отличия. Ордена, выдаваемые за военные заслуги, имели перекрещенные мечи (кроме знака ордена Св. Анны IV степени).

   В 1815 году Польша вошла в состав Российской империи. Николай I повелел ввести три польских ордена в систему наград Российской империи. Ими оказались орден Белого орла, Святого Станислава и орден Военного достоинства – За воинскую доблесть (Virtuti Militari). Орденом Военного достоинства награждали военнослужащих, отличившихся в подавлении польского мятежа. Орден был разделен на пять степеней и стал самым младшим орденом по старшинству наград. При этом император Николай I повелел считать IV и V степень ордена медалями. Скорей всего, это было обусловлено тем, что Польша вошла в состав России после проигранной войны с Наполеоном. Польская армия воевала на стороне Франции. Император использовал свое право победителя, указав место польских наград в иерархии орденов России. Только нижние чины Русской армии получили около 100 тысяч крестов V степени, это было самое массовое награждение. Позже, тем более во время первой мировой войны, орденом Virtuti Militari никого не награждали.

   Орден Белого орла был установлен саксонским курфюрстом Фридрихом Августом I в 1705 году. В 1831 году, после польского восстания, он был введен в наградную систему России. В иерархии русских орденов орден Белого орла занял высокое место, сразу после ордена Святого Александра Невского. При этом внешний вид ордена был изменен. Белый польский орел был наложен на большого черного Российского орла. Орденский знак и звезда изготавливались из золота. Орден степеней не имел. Девиз ордена: «За веру, царя и закон». Всего орденом было отмечено 4018 человек.

   Третий польский орден – Святого Станислава появился в Польше в 1765 году, с 1831 года, как и орден Белого орла, утвердился в наградной системе России как самый младший орден. В отличие от ордена Virtuti Militari им награждали чиновников и военных на протяжении всего времени существования наградной системы императорской России. К знакам, выдаваемым за военные подвиги, предусматривались мечи. Орден был разделен на четыре степени. К первой степени полагалась звезда. Орден Святого Станислава изготавливался из золота, звезда из серебра. Сначала орден делился на 4 степени, но в 1839 году IV степень ордена была упразднена. Девиз ордена: «награждая, поощряет». Орден стал самой массовой наградой в России. Кавалером ордена I степени стало около 20000 человек. II степенью ордена было отмечено свыше 92000 человек. III степень ордена вручалась свыше 750000 раз.

   Как отмечалось, в 1807 году Александром I был учрежден Знак отличия Военного ордена для награждения нижних чинов, проявивших «неустрашимую храбрость». Он изготавливался из серебра. Первоначально знак ордена не разделялся по степеням. Это был очень почетный и престижный знак отличия, по мере заслуг им могли награждать каждого военнослужащего неоднократно. С 1856 года были введены четыре степени награды. Знаки первой и второй степени были золотыми, третьей и четвертой – серебряными. Правила награждения знаками отличия были такие же, как при награждении орденами – последовательно от младшей к старшей степени.

   В 1913 году был принят новый статут Георгиевских наград. Изменения коснулись только знака отличия ордена Святого Георгия и Георгиевской медали «За храбрость». В соответствии с новым статутом, знак стал называться Георгиевским крестом, а нумерация награды начиналась заново. Первая и вторая степень изготавливалась из золота. В 1915 году в связи с войной и нуждами фронта по указу Императора России, знаки этих наград стали изготовлять из золота более низшей пробы (600 долей из 1000). Георгиевским крестом было награждено свыше 1,5 млн. человек, в том числе: 1-й степени – 33000 человек; 2-й степени – 65000 человек; 3-й степени – 289000 человек; 4-й степени – 1200000 человек.

   После февральской революции, в июне 1917 года, Временным Правительством статус Георгиевского креста был изменен. Теперь его смогли получать и офицеры по «приговору» солдатского собрания.

   Каждый Российский орден имел свою администрацию и регламент. Наградное законодательство по всем орденам появилось 5 апреля 1797 года. В этот день Павел I подписал «Установление о российских орденах». Документ устанавливал старшинство орденов и определял функции и задачи орденской канцелярии при «Кавалерском обществе», управляющей наградным производством. С 1798 года на ее основе был создан «Капитул орденов», а в 1832 году он был преобразован в «Капитул Императорских и Царских орденов».

   До 1826 года награждение любым императорским орденом давало право на потомственное дворянство. Со временем это условие ужесточалось. В 1845 году такое право получали только кавалеры орденов первой степени или кавалеры орденов Святого Георгия и Святого Владимира любой степени. Остальные награжденные имели право только на личное дворянство. А с 1928 года награждение орденом Св. Владимира IV степени давало права только на личное дворянство.

   Изготовление наград: орденов, звезд, медалей, знаков отличия, наградного оружия, а также удостоверений к ним осуществлял Капитул Российских Императорских и Царских орденов. При нем работали Кавалерские думы, которые состояли из собрания авторитетных кавалеров различных орденов (по каждому ордену отдельно), они рассматривали дела о награждении низшими степенями орденов. Гроссмейстером (Верховным руководителем) всех российских орденов являлся император.

   Капитул Российских Императорских и Царских орденов распоряжался финансами для распределения их на выплаты кавалерам орденов. Деньги выделялись из казны, а также поступали от награжденных. Взносы взыскивались со всех, исключая кавалеров ордена Св. Георгия (любой степени) и ордена Св. Владимира 4-й степени (только за выслугу лет), кроме того, кавалеры боевых орденов (с мечами) выплачивали только половину суммы.

   С 1860 года при пожаловании ордена Андрея Первозванного размер взноса составлял 500 руб.; Св. Владимира I степени – 450 рублей; Св. Александра Невского – 400 рублей; Белого Орла – 300 рублей; Св. Анны I степени – 150 рублей; Св. Станислава I степени – 120 рублей.

   Нижние чины, отмеченные знаком отличия ордена Святого Георгия (Георгиевским крестом) никаких взносов в Капитул не вносили.

   Часть этих средств направлялась на «Богоугодные цели», а основные предназначались для выплат (пенсий) кавалерам орденов, определенных по каждому ордену и степени в соответствии со статутом. Это были пожизненные пенсии. Кроме выплат кавалеры имели право на медицинское обеспечение, бесплатный проезд, лечение и другие преференции.

   Таким образом, во время первой мировой войны производились награждения орденами: Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Белого орла, Св. Георгия, Св. Владимира, Св. Анны, Св. Станислава. Нижних чинов награждали Георгиевскими крестами и медалями, в соответствии с изменившимся в 1913 году статутом Георгиевского ордена.

   К XX веку в России сложилась стройная многоуровневая наградная система, которая учитывала интересы всех классов общества. Ордена разделялись по степеням, что позволяло расширить спектр возможных награждений по положению претендентов в обществе. Нижние чины орденами не награждались, их отмечали знаками отличия ордена Святого Георгия (Георгиевским крестом).

   Преференции и льготы по наградам были существенными, что стимулировало боевую деятельность войск и способствовало безупречной службе гражданских чиновников. В связи с тяжелым экономическим положением знаки орденов с 1916 года стали изготавливать из бронзы, а Георгиевские кресты – из желтого и белого металла, знаки отличия для иноверцев упразднялись. Тем не менее, значимость любой императорской награды, как стимула не утрачивалась, привилегии и льготы сохранялись. Незначительное число награждений орденами подчеркивало тщательность подхода к соответствию потенциального кавалера требованиям Статута награды.

§ 3. Боевые знаки отличия белого движения: порядок учреждения и производство награждений (1918-1920 гг.)

   Гражданская война в России имела ожесточенный характер и продолжалась в Европейской части с 1917 по 1920 годы, а в Сибири, на Дальнем Востоке и Среднеазиатском регионе значительно дольше. Большая продолжительность и огромные человеческие жертвы, мужество и отвага воинов этой войны побудили командование противоборствующих сторон разработать систему наград. В Красной Армии до сентября 1918 года орденов не существовало, поэтому отличившихся бойцов отмечали ценными подарками: часами, оружием, одеждой, и т.п. В белых армиях в нарушении статута наград военнослужащих отмечали императорскими знаками отличия. Однако не все руководители белых военных формирований пошли по этому пути. На Юге России, например, орденов офицерам не жаловали, их отмечали чинами. Главнокомандующий Добровольческой армией, затем Вооруженных Сил Юга России генерал-лейтенант А.И. Деникин не награждал своих подчиненных даже тогда, когда получил приказ Верховного правителя России А.В. Колчака о возможности и необходимости таких награждений. Правда, это не касалось иностранцев, (генералов, офицеров и чиновников союзных армий), их продолжали награждать орденами России. Это связано с «международной» политикой белого движения, предпринимались различные попытки сближения и демонстрации лояльность в надежде на помощь борьбы с большевиками.

   Не награждали или редко награждали участников белого движения орденами потому, что белое руководство считало невозможным награждать в гражданской войне (русских против русских) орденами и медалями. На самом деле, это лишь часть правды. Дело в том, что некоторые статуты военных наград (орденов с мечами) предполагали награждения в войнах с внешним врагом. Все сомнения в отношении подобных награждений, прежде всего, касались ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия. Это были высшие воинские степени отличия, сопоставимые по значимости с современным званием Героя России.

   Скорей всего, в связи с этим обстоятельством с большой степенью вероятности можно утверждать, что и в настоящее время имели бы место подобные сомнения. Достаточно вспомнить случай с генералом Л.Я. Рохлиным, отказавшимся от представления к званию Героя России за бои в Чеченской республике.

   Примечательно, что низшие чины белых армий отмечались Георгиевскими наградами – крестами и медалями, на всех белогвардейских фронтах. Вопросов о правомерности таких награждений, как правило, не возникало.

   Кроме восстановления императорских знаков отличия в белых армиях учреждались и свои награды. Это были памятные знаки, медали и даже ордена. Позже многие такие награды изготовлялись (дублировались) в эмиграции. Сами награжденные заказывали себе тот или иной знак. Другие знаки отличия учреждались приказами Российского Обще-Воинского Союза (РОВС).

   С 1918 года на Востоке страны, в Сибири, при известных обстоятельствах у власти утвердился адмирал А.В. Колчак – Верховный правитель, Главнокомандующий Вооруженными силами России. Было дано поручение – разработать государственные символы – гимн, герб и знаки отличия, объявлен конкурс на создание проекта двух орденов «Возрождение России» и «Освобождение Сибири». Предполагалось, что орден «Возрождение России», должен стать воплощением идеи возрождения России после кровопролития и смуты гражданского противостояния. Он должен был отражать русские национальные ценности в соединении «древней орнаментальной мистики» и современных аллегорий. Орден «Освобождение Сибири» должен был показать природные богатства и силу Сибири. Автором проекта стал разработчик сибирского герба Г.А. Ильин. Проект был одобрен, а орден учрежден (17 июня 1919 года).

   Орден состоял из четырех степеней. Статутом ограничивалось число кавалеров каждой степени, кроме четвертой. Так кавалеров ордена I степени должно быть не более 30, II степени – 100, III – не более 300. К знаку ордена I степени полагалась серебряная звезда, украшенная самоцветами (хризолитами). Ордена всех степеней, кроме IV, изготовлялись из золота и имели малахитовую накладку. Орден IV степени изготавливался из оксидированного серебра, покрывался изумрудной эмалью. Он предназначался для награждения солдат. За военные подвиги выдавались знаки с золотыми (казацкими) саблями. Статут ордена предусматривал возможность жалования их «…как гражданам Сибири, так и прочим гражданам государства Российского и подданным иностранных государств, оказавшим несомненные услуги по освобождению Сибири от большевиков, как на поле брани, так и в государственном и общественном строительстве». Каких-либо особых льгот для награжденных орденом не предусматривалось. В статуте ордена указывалось: «…награжденным орденами «Освобождения Сибири» первых трех степеней предоставляется право приезда на торжественные собрания и богослужения; 1-й степени наравне с особами 2 класса; 2-й степени – с особами 3 класса и 3-й степени – с особами 4 класса». Орден и звезда были изготовлены в металле, но точных сведений о награждениях им нет.

   В 1919 году после ряда поражений белых армий начался отвод сил в Забайкалье. В память об этом тяжелом рейде был учрежден военный орден «За Великий Сибирский поход», по внешнему виду являющийся копией подобного «Знака 1-го Кубанского (Ледяного) похода, появившегося на Юге России в августе 1918 года (о нем будет сказано ниже). Только меч, перекрещивающий терновый венец, изготавливался из золота.

   Конечно, орденом такой знак считаться не мог, хотя бы потому, что им награждались все участники похода. Военные носили его на Георгиевской ленте, а гражданские чины и нестроевые – на Владимирской.

   Как и в других белогвардейских армиях, на Юге России, выстаивалась своя наградная политика. Как упоминалось, сам А.И. Деникин – руководитель белого Юга в первый период борьбы с большевиками противился награждению офицеров орденами. Помимо обозначенных причин, тому способствовала сама структура и состав его вооруженных формирований. Костяк Добровольческой армии состоял из чрезвычайно преданных белому делу офицеров, солдат, казаков, студентов и части интеллигенции. Воевали за идею, а не за награды, поэтому и добивались известных успехов. Однако время шло, победа над большевиками требовала новых людских ресурсов, армия росла, размывая основу добровольческих подразделений.

   На начальном этапе становления белого движения для сохранения сил и продолжения борьбы с большевиками из Ростова на Кубань был совершен марш под командованием генералов Алексеева и Корнилова. Ослабленные белогвардейские отряды, двигаясь вне дорог и вступая в многочисленные боевые столкновения с частями Красной Армии, так и не вошли в Екатеринодар (Краснодар) и вынуждены были уйти обратно на Дон, в станицы Егорлыкская и Мечетинская. Этот маневр продолжался в течение 80 дней. Главнокомандующий Добровольческой армией генерал Л.Г. Корнилов погиб, его сменил генерал-лейтенант Деникин, который впоследствии стал Главнокомандующим Вооруженных Сил Юга России. Этот рейд стал первым маневром белых подразделений, в результате которого белые сохранили кадры своих формирований и утвердились в сознании того, что побеждать можно, имея незначительные военные силы. В память об этом походе в 1918 году был учрежден Знак 1-го Кубанского похода, прозванного «Ледяным». Им награждали всех чинов, участвующих в походе. Гражданские чины и нестроевые награждались знаком на Владимирской ленте, военные – на Георгиевской ленте с розеткой национальных цветов. Основой знака стал терновый венец, пересеченный серебряным мечом.

   Терновый венец в символике белого движения часто использовался в наградах и знаках. Он подчеркивал тяжелые испытания, выпавшие на долю белогвардейцев во имя святой цели – возрождения России. Всего знаком 1-го Кубанского (Ледяного) похода было произведено около 3500 награждений. Известно, что в походе участвовало до 2000 человек. Это обстоятельство подвигает к мысли, что знак частично выполнил функции награды за боевые отличия. Данный вопрос требует дополнительного исследования.

   Всего командованием ВСЮР было заказано 5000 знаков, из них 400 остались не выданными. Также имеются сведения о многочисленных нарушениях и злоупотреблениях в отношении данного знака отличия. В условиях гражданской войны не всегда представлялось возможным осуществить учет и контроль. Бесследно исчезла значительная часть золотого запаса России, а о таких вещах, как белогвардейские знаки отличия, и говорить не приходится.

   Аналогичный памятный крест был учрежден во Всевеликом войске Донском. В феврале 1918 года донские казаки потерпели поражение в боях под Новочеркасском и Ростовом и отошли в Сальские степи. Этот маневр вошел в историю белого движения как «степной поход». Походный атаман войска Донского П.Х. Попов не хотел далеко уходить с Дона, так как зависел от военной помощи Германии, по этой же причине он не присоединился к Добровольческой армии. Основная задача похода – сохранить свои части для дальнейшей борьбы с советской властью была выполнена. Маневр продолжался полтора месяца, после чего казаки вернулись. В память об этом походе приказом Донского Атамана № 696 от 26 апреля 1918 года был учреждён крест «За Степной поход». Все участники Степного похода, продолжавшегося полтора месяца, получили простой массивный железный крест «За Степной поход». Крест носился на Георгиевской ленте, на левой стороне груди после Георгиевских наград. Всего было выдано 1560 знаков.

   Учреждению медали дроздовцев предшествовал беспримерный более, чем тысячеверстный рейд добровольческих отрядов генерал-майора М.Г. Дроздовского с Румынского фронта (г. Яссы) к Новочеркасску. Почти два месяца добровольцы Дроздовского преодолевали трудности похода, а при подходе к Новочеркасску вступили во встречный бой и предотвратили захват города большевиками. В память об этом походе 25 ноября 1918 года приказом А.И. Деникина была учреждена медаль «Поход дроздовцев». Она вручалась всем участникам похода, послужившим 6 месяцев. Раненые и больные, отставшие от отряда, но вернувшиеся в строй, тоже получали эту награду. Медаль носилась на ленте национальных цветов и располагалась после Георгиевских наград (крестов и медалей). Медали погибших воинов передавались в семьи для сохранения.

   В декабре 1919 года после поражения белых армий остатки частей Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР) были эвакуированы из Новороссийска и Одессы в Крым и преобразованы в Русскую армию. Полуостров обороняли войска 3-его армейского корпуса генерал-майора Я.А. Слащева. Корпус противостоял войскам 13-й Красной Армии. Несмотря на превосходящие силы противника, корпус генерала Слащева выполнил поставленную задачу, удержал Крым. Приказом А.И. Деникина корпус получил почетное наименование «Крымский». Предполагалось награждение солдат и офицеров специально учрежденным по этому поводу крестом, Я.А. Слащев в апреле 1920 года ходатайствовал об этом перед главкомом, просил наградить корпус «небольшим восьмиконечным православным крестом на ленточке русских национальных цветов». Но этого не случилось.

   В 1920 году произошла смена командования, главнокомандующим ВСЮР, затем Русской армией стал генерал-лейтенант П.Н. Врангель. У него было свое представление о роли корпуса Слащева и его самого в общем деле борьбы с большевиками. Между Я.А. Слащевым и П.Н. Врангелем возникли разногласия, переросшие в открытую вражду.

   Как результат, вместо крестов военнослужащим было объявлено, что они получат знак отличия на головной убор – металлическую ленту с надписью «За защиту Крыма». Так вместо индивидуальных наград были обещаны коллективные (для воинских частей). По имеющимся сведениям вручение лент так и не состоялось, хотя в коллекциях встречаются латунные ленты с надписью «1919 За защиту Крыма 1920».

   Весной 1919 года в Прибалтике на основе бывших военнопленных Русской армии и немецких добровольцев был образован особый Русский корпус под командованием полковника П.Р. Бермонта-Авалова. Затем корпус был преобразован в Западную Добровольческую армию. Боевые действия корпус проводил в Курляндии, воевал с латышами и эстонцами, на «большевистский фронт» он так и не попал. После поражения был выведен в Германию, определенное время числился как боевая единица. Немцам, служившим в корпусе, обещали дать земли в Курляндии, это удерживало их в рядах корпуса (впоследствии земель никто не получил). Русские добровольцы воевали за идею Единой и неделимой России. Военнослужащих армии награждали различными знаками отличия.

   Еще на стадии формирования корпуса, в марте 1919 года, приказом Бермонт-Авалова был учрежден «Крест Авалова-Бермондта». Этот нагрудный знак был учрежден в знак траура по известному военачальнику графу Ф.А. Келлеру. Он выполнен в виде черного (или белого, иногда синего) мальтийского креста. Носился в розетке георгиевских черно-оранжевых цветов. Предназначался в первую очередь для награждения военнослужащих партизанского отряда имени генерала-от-кавалерии графа Ф.А. Келлера. Также им награждались чины Северо-Западной армии за отличия в боях по разнарядке из расчета: не более десяти награждений в каждой роте, батарее, эскадроне. При этом кандидат для награждения должен был отслужить в войсках не менее одного месяца. Сведений о количестве награждений нет.

   6 сентября 1919 года приказом Бермонт-Авалова был учрежден «Крест Русского корпуса». Он изготовлялся из белого металла, был черного цвета в виде мальтийского креста, в верхней части располагалась мертвая голова с костями. Для военных к ордену полагались мечи (пересекали орден в просветах). Орден имел две степени. Первая степень носилась на шее, вторая – на груди. Лента ордена была одновременно двух национальных цветов. С одной стороны – русских (бело-сине-красная), с другой – германских (черно-бело-красная). Большая часть знаков сделана в эмиграции. Они изготавливались в лагере для интернированных военнослужащих (г. Альтенграбен) и в различных ювелирных мастерских, поэтому качество знаков существенно разнится. Сведений о количестве награждений нет.

   Для немецких добровольцев в 1920 году Бермонт-Авалов учредил «Балтийский крест». Это был черный железный прямоугольный крест, на который наложен такой же золочёный крест меньшего размера, имеющий на четырёх своих концах золочёные лилии. Крест предназначался для чинов Рижского отряда охраны Балтийского моря. В нем служили военнослужащие различных национальностей, но офицерские должности в основном занимали русские (немецкого происхождения) офицеры.

   Все чины Западной Добровольческой армии генерал-майора П.Р. Бермонт-Авалова за бои в Курляндии получили право носить бронзовую памятную медаль, учрежденную в 1920 году. На аверсе которой был изображен Георгий Победоносец, а на реверсе – восьмиконечный православный крест, по сторонам которого стояла дата: «19 + 19».

   Как видно, помимо высшего военного руководства и РОВС знаки отличия учреждались различными должностными лицами и военными чинами. Не всегда они ассоциировались с Российской империей и Русской армией. Иногда связь с исторической Родиной прослеживалась только по самим руководителям и боевому пути тех или иных военных формирований.

   Станислав Никодимович Булак-Балахович – белогвардейский генерал-майор, польский бригадный генерал, кавалер солдатских Георгиевских наград, уроженец Белоруссии, из польской семьи. Сделал стремительную карьеру в период гражданской войны в России. Личность весьма противоречивая.

   Храбрый офицер, интриган и жестокий провокатор – такие характеристики давали ему современники.

   Первый офицерский чин (корнет) получил в императорской армии в 1915 году. Летом 1917 года вступил в ряды Красной Армии. Солдатский комитет доверил ему командование кавалерийским эскадроном. Он был назначен командиром Лужского партизанского отряда (1-го конного полка). Участвовал в подавлении крестьянских волнений. За жесткость, казнокрадство и бесчинство, творимое его подразделениями, попал в немилость и должен был быть арестован, но осенью 1918 перешел с отрядом (400 шашек) к белогвардейцам. В составе Псковского добровольческого корпуса взял Псков. В 1919 году стал полковником, затем генерал-майором Северо-Западной армии. Предал генерала Н.Н. Юденича, сбежал к эстонцам, потом к полякам. Поддерживал сепаратистские устремления западных национальных окраин России (Финляндии, Эстонии, Польши), за это, а также за зверства по отношению к местному населению и пленным, Булак-Балахович не пользовался авторитетом среди участников белого движения. Приказом генерала Юденича от 24 августа 1919 года он был «исключен из списков армии».

   В Белоруссии Булак-Булахович пытался организовать Русскую Народную добровольческую армию и поднять восстание с целью свержения советской власти. Был разгромлен и выдворен в Польшу, где войска Булак-Балаховича были интернированы, а сам он добился производства в чин генерала польской армии. В 1940 году был застрелен на улице в Варшаве при проверке документов немецким патрулем.

   В 1922 году в Польше для отличившихся в его отрядах солдат и офицеров Булак-Булахович учредил орден с названием «Крест храбрых».

   Крестом должны были награждаться «герои-партизаны». Для производства награждений сформировали капитул ордена. Однако скоро от идеи выдачи орденов отказались, и из коммерческих соображений стали их продавать. Бесплатно они выдавались только высокопоставленным чинам АНТАНТы, эстонской и польской армии. Есть сведения, что кресты планировалось вручать вдовам и семьям погибших воинов, но таких случаев документально не зафиксировано.

   Почти сразу по учреждении ордена на нем стали проставлять личное клеймо (подпись) Булак-Балаховича и выдавать грамоту с описанием подвига награжденного. Это было обусловлено появлением хорошо изготовленых копий орденских знаков – креста, иногда и звезды. По различным сведениям всего было сделано около 10000 крестов и до сотни звёзд.

   Орден представлял собой белый (иногда черный) крест в форме знака георгиевского креста с серебряным медальоном, окруженным лавровым венком. На медальоне изображена мертвая голова, под ней – скрещенные меч и факел (или кости). Звезда ордена восьмиконечная, золоченая с наложенным на нее белым крестом с перекрещенными мечами. В центре креста штампованный круглый медальон, аналогичный орденскому. Медальон окружен лавровым венком, перевязанным внизу лентой с девизом, написанным по-польски: «ZA NASZA I WASZA WOLNO`S`C» (За нашу и вашу свободу). Оборотная сторона имеет винт для ношения. Лента ордена черного цвета с двумя волнистыми каймами по краям.

   Как и многие другие белогвардейские ордена, «Крест храбрых» не соответствовал статуту государственной награды. Задуманный как знак доблести и славы, он стал ветеранским знаком военных отрядов Булак-Балаховича. Юзеф Пилсудский приравнял этот крест к официальным польским боевым наградам. Но статуса государственной награды он не получил.

   В Забайкалье атаман Г.М. Семенов учредил свой орден – орден Святого Георгия Особого Маньчжурского отряда (ОМО). Его называли крестом «За храбрость». В приказе по Отдельной Восточно-Сибирской армии №53 от 19 декабря 1918 года говорилось, что основанием для награждения орденом станет Положение о полевом управлении войск Русской армии и статут Особого Маньчжурского отряда. Сам статут ордена нигде не приводится, исследователями пока не выявлен. Орден являлся копией ордена Святого Георгия IV степени, но на лучах креста имелись литеры «ОМО» и изображение солнца. На оборотной стороне дата – «1918». Крест носился на Георгиевской ленте. Изготовлялся из серебра или позолоченной меди.

   Кроме ордена Г.М. Семенов учредил Георгиевскую медаль «За храбрость». Она носилась на Георгиевской ленте, предназначалась для низших чинов отряда. Правила награждения и положение о медали были схожи с аналогичной императорской наградой. Награждения производил генерал Семенов по представлению командиров частей (от командира отряда, полка и выше). Г.М. Семенов использовал наградную систему в своих интересах. Не редкими были награждения в его войсках «своих» и «нужных» лиц.

   В ноябре 1920 года П.Н. Врангель при поддержке французов осуществил организованную эвакуацию войск из Крыма. Вместе с военными на 126 судах убыли члены их семей и гражданские служащие, всего 146000 человек, из которых 29000 были гражданскими лицами.

   Сначала беженцы прибыли в Константинополь. Руководство Русской армии осталось в городе остальные части были распределены по своим местам. Корпус генерала А.П. Кутепова послали на безлюдный с бедной растительностью полуостров Галлиполи. Там был разбит военный лагерь. Казачьи части сначала передислоцировали в турецкие населенные пункты Кабакджа, Чилингир, Санжактепе. Потом их перевели на остров Лемнос. Весь флот, кроме императорской яхты Лукулл, переместился в Тунис, порт Бизерта.

   От одного до трех лет люди находились в военных лагерях, потом, по мере возможности, многие выбрали себе другие места проживания.

   В эмиграции в память о пребывании Русской армии в различных военных лагерях были учреждены знаки. Первым стал свинцовый крест с надписью «Галлиполи 1920-1921», его утвердил П.Н. Врангель. Знак делали из германских снарядов, которые брали на брошенном складе. Некоторые кресты были изготовлены самостоятельно из листового железа. Позже, В Югославии и во Франции заказывали кресты из бронзы и серебра, покрытые черной эмалью.

   Подобные кресты были изготовлены и в других военных лагерях. Для чинов Русской армии, проживавших в Константинополе или иных местах, был установлен крест без названия. На нем проставлялись даты: «1920-1921». Знаками награждались военнослужащие и гражданские лица, находившиеся в указанных лагерях.

   Войска атамана А.И. Дутова составляли часть белого движения Востока России. В октябре 1917 года Дутов не признал советской власти на территории Оренбургского казачьего войска и стал первым атаманом, начавшим борьбу с большевиками. В конце января 1918 года части Красной Армии заняли Оренбург. Отряды А.И. Дутова отошли в Верхнеуральск, затем в Тургайские степи. В марте уральские казаки заняли Уральск и прочно удерживали Восточный фронт. 7 июля Дутов вернулся в Оренбург и возглавил Оренбургское казачье войско. 11 марта 1919 года в Гурьеве генерал-майор В.С. Толстов был избран войсковым атаманом Уральского казачьего войска. Под натиском Красной Армии 5 января 1920 года уральцы оставили фронт, и вышли в поход («Марш смерти») на Восток.

   В память этих событий в 1918 году Уральским Войсковым Кругом был учрежден орден – «Крест Архангела Михаила». Им награждались за военные отличия и офицеры, и солдаты. Награду ставили в один ряд с орденом Св. Георгия. Степеней орден не имел. Общее количество военнослужащих, отмеченных этой почетной наградой неизвестно, документы были утрачены в ходе отступления.

   Орден выполнен в виде равностороннего креста из темной бронзы. В центре креста в медальоне помещено изображение Архангела Михаила на коне, поражающего копьем дракона. На сторонах креста надпись: «ЗА ВЕРУ РОДИНУ ЯИК И СВОБОДУ». Крест носился на груди, на ленте цвета Уральского казачьего войска (малиновый).

   Одновременно с орденом, в 1918 году для награждения солдат и казаков была учреждена «Медаль Архангела Михаила». Она изготовлялась из меди и имела изображения и надписи, аналогичные орденским, но с указанием даты – «1918». Медаль также носилась на малиновой ленте.

   Особо следует сказать об ордене Святителя Николая Чудотворца. Существовало два таких ордена. Один был учрежден в 1920 году генералом Врангелем, другой установлен в 1929 году Российским Императорским Домом в эмиграции Его Императорским Высочеством Великим Князем Кириллом Владимировичем.

   17 (30) апреля 1920 года приказом Главнокомандующего Русской армией П.Н. Врангелем был учрежден орден Святителя Николая Чудотворца. Идея учреждения ордена рассматривалась с самого возникновения белого движения в различных белых армиях. Принимались законодательные акты (приказы) об установлении ордена, которым можно было бы награждать в период гражданской смуты. Но по различным причинам орден так и не был учрежден.

   По статуту орден приравнивался к ордену Святого Георгия. Но состоял из двух степеней. Девиз ордена «Верой спасется Россия». Кавалерский праздник был назначен на 9 мая каждого года. Для «расследования» обстоятельств подвига создавалась специальная комиссия, затем созывалась Кавалерская дума. Постановления думы утверждались приказом Главнокомандующего. В исключительных случаях последний имел право награждать обеими степенями ордена самостоятельно.

   Согласно § 8 Временного положения об ордене, «орденом Святителя Николая Чудотворца может быть награждён лишь тот, кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершит отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу».

   С началом существования ордена в Кавалерскую думу назначали должностных лиц из кавалеров ордена Святого Георгия. 19 сентября 1920 года председателем Кавалерской думы стал генерал-от-кавалерии А.И. Драгомиров. Первая степень ордена по размеру соответствовала ордену Святого Георгия III степени. Он носился на шее. Вторая степень ордена Святителя Николая чудотворца по размеру соответствовала ордену Святого Георгия IV степени и носилась на груди. При наличии нескольких наград орден носился за орденом Святого Георгия. Орден Святителя Николая Чудотворца изготовлялся из железа без эмали. Это обеспечивало изготовление ордена в полевых условиях. Как и к ордену Св. Георгия, мечей к ордену Святителя Николая Чудотворца не полагалось. По статуту ордена обеими степенями могли награждаться как генералы и офицеры, так и низшие чины. Солдаты могли получить орден Святителя Николая Чудотворца только в том случае, если они были награждены Георгиевский крестом III степени и выше.

   Первым кавалером ордена Святителя Николая Чудотворца стал штабс-капитан Любич-Ярмолович, за танковую атаку и захват артиллерийского орудия. Он получил награду из рук самого Главнокомандующего. Награждений первой степенью ордена не производилось. Орденом Святителя Николая Чудотворца II степени отмечено: до эвакуации армии из Крыма – 115 человек (из них 23 награждения – посмертно), позже количество награждений выросло до 337.

   Кавалеры ордена Святителя Николая Чудотворца получали льготы и привилегии. Они имели приоритет при производстве в следующий чин, льготы при наделе землей, по дальнейшему устройству своей судьбы (если оставляли службу), по сокращению выслуги лет для получения пенсии и т.д. Такие преференции в сравнении, например, с льготами по ордену Святого Георгия можно определить как незначительные. Однако в условиях гражданской войны это укрепляло авторитет кавалеров ордена, и было весомым подспорьем для их семей.

   Был создан «Комитет ордена Святителя Николая Чудотворца». Он занимался социальными вопросами награжденных, особо обращалось внимание на малоимущие семьи.

   В отличие от ордена Святителя Николая Чудотворца, утвержденного П.Н. Врангелем, аналогичный династический орден был утвержден 19 июля (1 августа) 1929 года Российским Императорским Домом в эмиграции и его главой Его Императорским Высочеством Великим Князем Кириллом Владимировичем, который в 1924 году провозгласил себя Кириллом I.

   Проект ордена в свое время был представлен императору Николаю II как орден Святителя Николая Чудотворца в память Великой Отечественной войны 1914–1915 гг. Он был одобрен, но не реализован из-за произошедшей в 1917 году революции. Орденом предполагалось награждать всех лиц, принимавших участие в первой мировой войне в составе императорской армии и флота, зачисленные в их состав до отречения от престола Императора Николая II.

   9 (22) августа 1929 года Кирилл Владимирович внёс дополнение к Статуту, согласно которого право на получение ордена было распространено на участников первой мировой войны, зачисленных в Российскую армию и после отречения от престола Императора Николая II. Вследствие этого орден, по сути, стал памятным знаком отличия, установленный для ветеранов войны, признавших права Великого Князя Кирилла Владимировича на престол Российский империи. В настоящее время орденом награждает Ее Императорское Высочество Мария Владимировна Романова.

   Орден изготовляется из золота с бриллиантовыми вкраплениями, покрывается белой эмалью, в просветах креста – грифоны. За военные заслуги жалуются ордена с мечами. Девиз ордена «Долг-Честь-Отечество». В центре ордена располагается медальон с изображением Святителя Николая Чудотворца. На реверсе надпись: «За военные заслуги». Орденский праздник 19 декабря.

   Орден состоит из трех степеней. Знаки ордена отличаются размерами. I степень ордена носилась на ленте шириной 10 сантиметров (через правое плечо). II степень – на шее на ленте шириной 4,5 см. III – на груди, ширина ленты 2,4 см.

   Цвет ленты: для чинов, служивших в Русской армии до отречения Николая II от престола – бело-желто-черный (романовский); для чинов, зачисленных в императорскую армию после отречения императора Николая II – бело-сине-красная (национальная).

   Существенного значения в деле борьбы с большевиками ни сам орден, ни награждение им не имели. Поэтому его сложно как-то соотнести с белым движением. Скорей всего, данный орден до последнего времени призван был исполнять политическую функцию. 4 августа 2001 года орден был возрожден, при этом статут его изменился.

   Указом Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны, Верховной Начальницы Российских Императорских и Царских Орденов, от 22 июля / 4 августа 2001 года Военный Орден Святителя Николая Чудотворца включен в число фамильных Орденов Российского Императорского Дома с одновременным введением в действие нового Статута, распространившего право получения сего Ордена на военнослужащих Российской Федерации. Новый статут ордена предусматривает:

   «1. Военным Орденом Святителя Николая Чудотворца награждаются военнослужащие:

   – за высокие личные показатели в служебной деятельности, храбрость и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга;

   – за высокую боевую готовность войск и обеспечение обороноспособности Российской Федерации;

   – за образцовое исполнение воинского долга военнослужащими подчиненных подразделений, частей, соединений, безупречное выполнение ими служебных обязанностей и достижение высокой боевой выучки.

   2. Военный Орден Святителя Николая Чудотворца имеет три степени:

   – Знак Военного Ордена святителя Николая Чудотворца первой степени прикрепляется на плечевой ленте, которая носится через правое плечо;

   – Знак Военного Ордена святителя Николая Чудотворца второй степени носится на шейной ленте;

   – Знак Военного Ордена святителя Николая Чудотворца третьей степени носится на колодке на левой стороне груди.

   Высшей степенью Ордена является первая степень. Кавалеры Ордена первой степени приобретают права потомственного дворянского достоинства, а кавалеры второй и третьей степеней – права личного дворянского достоинства.

   3. Награждение Военным Орденом Святителя Николая Чудотворца производится Указами Главы Российского Императорского Дома по представлению Орденской Думы. Грамоты на право ношения Военного Ордена Святителя Николая Чудотворца всех степеней подписываются лично Главой Российского Императорского Дома и заверяются подписью Председателя Орденской Думы.

   4. Военнослужащие за отличия в боевых действиях награждаются Военным Орденом Святителя Николая Чудотворца с изображением мечей.

   5. Награждение Военным Орденом Святителя Николая Чудотворца, за исключением случаев награждения Орденом с изображением мечей, производится последовательно. Награждение Военным Орденом Святителя Николая Чудотворца с изображением мечей может производиться без соблюдения последовательности:

   – генерал-полковников – знаком Военного Ордена Святителя Николая Чудотворца первой степени;

   – генерал-майоров, генерал-лейтенантов – знаком Военного Ордена Святителя Николая Чудотворца второй степени.

   6. При наличии у награжденного высшей степени Ордена низшие степени этого Ордена не носятся, за исключением Ордена с изображением мечей.

   7. Орденским Праздником устанавливается день празднования Святителя Николая Чудотворца – 6/19 декабря».

   Всего орденом произведено 2000 награждений, среди награжденных генерал армии А.В. Квашнин, генерал армии Н.Е. Макаров, заместитель министра обороны РФ Т.В. Шевцова, Депутат Государственной Думы РФ, бывший командующий ВДВ генерал-полковник В.А. Шаманов, генерал-полковник Ю.Н. Балуевский, генерал-полковник В.В. Булгаков и другие известные лица.

   Современные руководители РОВС сохраняют право награждать другим орденом Святителя Николая Чудотворца, учрежденным П.Н. Врангелем в 1920 году, от имени Кавалерской думы или лично председателя РОВС.

   В соответствии с изменениями от 22 мая 2014 года И.Б. Иванов, председатель РОВС, определяет статут ордена и порядок награждения им. Статутом предусматривается, что «…орденом Св. Николая Чудотворца награждаются отличнейшие воинские доблести, мужество и самоотвержение, как по удостоению постановления Кавалерской Думы этого ордена (Орденской Николаевской Думы), утвержденному Председателем Русского Обще-Воинского Союза, так и по личному пожалованию Председателя РОВС». И далее: «…Особые права и преимущества кавалеров ордена Св. Николая Чудотворца будут определены законною Национальной Русской властью, по установлению таковой в России». Как видно, противобольшевистская борьба в умах руководства РОВС продолжается.

   Таким образом, руководители белых армий в различных регионах России учредили знаки отличия для награждения особо отличившихся в боевых действиях военнослужащих и классных чинов. Изначально предусматривалось, что данные знаки отличия станут весомым стимулом в решении задач белой борьбы. Однако в полной мере эту задачу решить не удалось. Положенные льготы и преференции по наградам не предоставлялись «до полной победы над большевиками». Поэтому почти все учрежденные регалии рано или поздно превращались в памятные знаки участника того или иного похода или сражения. Исключение составляет лишь орден Святого Николая Чудотворца, учрежденного генералом Врангелем в 1920 году.

   Однако последние награждения данным орденом, конечно, не могут рассматриваться и приравниваться к государственным наградам. Так, например, процедура представления к фамильному ордену Российского Императорского Дома, предусматривающая ходатайство-заявление самого награждаемого сразу её обесценивала и превращала в красивый памятный знак.

Глава 2. Наградная система белых армий: идеологические задачи и материальные стимулы (1917-1922 гг.)

§ 1. Правовое регулирование, практика награждения на Юге России: идейный и материальный фактор

   а) Награды Вооруженных Сил Юга России и Русской Армии. Любое гражданское противостояние характеризуется особым ожесточением сторон и с каждым днем порождает множество проблем и трудностей, усугубляющих обстоятельства, и превращает ее в «войну всех против всех».

   В результате Буржуазной революции в России сложилась система многовластия, основную роль в которой играло Временное Правительство и Советы рабочих и солдатских депутатов.

   Проблемы, связанные с причинами октябрьской революции хорошо изучены, но вопросы, связанные с возникновением белого движения, длительное время оставались за рамками исследований отечественных историков.

   К лету 1917 года первоначальный восторг от итогов революции утихает, а основные проблемы остаются и осложняются продолжающейся войной, начавшейся деморализацией армии, разрухой и реальной угрозой голода. Временное Правительство, идя на уступки Петроградскому Совету, провело ряд мероприятий, приведших к развалу Армии, чем обострило противоречия между офицерским составом и солдатами. Безусловно, в основе этого раскола лежали причины неизмеримо более глубокие – возрастающее недовольство солдат-крестьян и рабочих сохранявшимися порядками старой социальной организации, затянувшейся войной.

   Началось массовое смещение со своих постов генералитета и старших офицеров. По мнению будущего вождя белого движения на Юге России – А.И. Деникина, она «подорвала веру в командный состав и дала внешнее оправдание комитетскому и солдатскому произволу и насилию над отдельными представителями командования».

   Поэтому часть общества, – офицеры, чиновники, представители интеллигенции и зажиточные крестьяне, не согласные с проводимыми таким образом «реформами», начали постепенно консолидироваться и составлять оппозицию данной политике. Наиболее активно эти процессы шли в армии, где мероприятия Правительства воспринимались особенно болезненно. В офицерской среде они нашли свое выражение в созыве Съезда офицеров армии и флота в Могилеве в период с 7 по 22 мая 1917 года.

   Первоначально офицерство терпимо относилось к революционной власти. В документах подтверждалась их верность идеям Февральской революции, которой они присягнули; провозглашалась недопустимость возвращения к старому порядку. Съезд офицеров постановил – поддерживать Временное Правительство вплоть до созыва Учредительного собрания, которое «установит форму правления в государстве». Съездом провозглашалась верность союзническому долгу, так как «измена союзникам… явится плохим началом свободного развития России и воспитания новых поколений». В этом и заключалось основное противоречие между командным составом армии и солдатскими массами, которые решительно выступали против войны.

   Союз офицеров ставил задачи: предотвратить разложение армии, организовать распространение в войсках здравых идей о сущности военной силы, бороться с попытками сеять рознь между офицерами и солдатами, пресекать демагогические выступления отдельных лиц и групп из офицерской среды и противодействовать попыткам узурпировать власть у народа и Временного правительства.

   Но слабость правительства, не способность его навести порядок, привела к тому, что в различных кругах российской общественности начала доминировать идея военной диктатуры. Отверженные чиновники увидели в ней возможность возвращения к государственной службе; торгово-промышленные и финансовые круги – надежду на восстановление государства и начало необходимых реформ промышленно-хозяйственного комплекса; военные мечтали привести армию в боеспособное состояние; само правительство – добиться установления контроля над страной. Беспорядок надоел и рабочим, что, в частности, сказалось на политике Петроградского Совета, который к середине июля уже, в сущности, не возражал против диктатуры.

   А.Ф. Керенский пошел на подготовку к установлению более жесткого руководства, тесно взаимодействуя при этом с высшими военными кругами. При этом он опасался быть отстраненным от власти генералом Л.Г. Корниловым, назначенным к этому времени на должность Верховного Главнокомандующего. Поэтому 27 августа 1917 года Керенский отправил телеграмму Корнилову, в которой приказывал ему сдать должность Верховного Главнокомандующего генералу А.С. Лукомскому. Корнилов, не подчинился приказу А.Ф. Керенского и заявил, что идет против Правительства и «против тех безответственных советников его, которые продают Родину».

   Так контрреволюционная идея захвата власти переродилась в белое движение. Изначально идеи движения были связаны с попыткой восстановления армии и государства. Впоследствии все усилия белого руководства были направлены на решение задачи захвата власти.

   Основные идеи белой борьбы составили так называемую «корниловскую программу», разработанную «Быховскими узниками» (по названию города, где после ареста находились руководители августовского выступления). Она предусматривала:

   – установление правительственной власти, совершенно независимой от всяких безответственных организаций, до созыва Учредительного Собрания;

   – продолжение войны в единении с союзниками до заключения скорейшего мира;

   – восстановление боеспособной армии – вне политики, без вмешательства комитетов и комиссаров, и с твердой дисциплиной;

   – обеспечение нормальной работы транспорта и упорядочение продовольственного дела привлечением к нему кооперативов, торгового аппарата и частных лиц.

   Решение же основных государственных, национальных и социальных вопросов откладывалось до созыва Учредительного Собрания.

   Основу движения составили офицеры. Примечательно, что в своей основе это были «офицеры военного времени», молодые люди, вчерашние студенты, мобилизованные на первую мировую войну. Николай II отказался от престола, поэтому императорская гвардия, а по сути – личная охрана царя, не могла определить свое место в противобольшевистской борьбе. Многие офицеры гвардии выехали за границу. Ядром руководства белого движения стали авторитетные в своих кругах генералы М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, П.Н. Врангель, Н.Н. Юденич, Е.-Л.К. Миллер, адмирал А.В. Колчак и другие. В определенной мере они послужили своеобразной связью между прежней Российской Империей и «полувоенными» прапорщиками и поручиками, а также солдатами, основная масса которых состояла из крестьян-середняков.

   Каждой из этих категорий военнослужащих было, что терять с распадом царской России. Многие из младших офицеров были из семей лавочников и зажиточных крестьян. Они получили чины и награды на полях сражений первой мировой войны, и теперь не хотели расставаться с преимуществами, положенными по достигнутым заслугам, и возвращаться к прежнему быту. Солдаты – бывшие крестьяне, не хотели возвращаться в голодные деревни. Конечно, на таких настроениях какую-либо идеологию построить сложно, однако на какое-то время сплотить людей можно. А времени у белого движения было мало.

   К старшим офицерам и генералам это не относилось. Почти все они свято верили в победу над большевиками и восстановление России в прежних границах. В первое время большинство руководителей белого движения полагали, что императорскими наградами во время гражданской войны награждать никого не следует, необходимо победить, восстановить империю, а потом воздать должное отличившимся в боях. Но постепенно эти настроения менялись. В 1918 году практически у них уже украли победу. Война, которую они собирались вести «до победного конца» закончилась. А Россия, как страна-победительница (в числе союзников по АНТАНТе в войне с Германией), кроме значительных потерь и уступок, не получила ничего.

   Среди белогвардейцев усилились пораженческие настроения. В этих обстоятельствах командованию белых воинских формирований необходимо было иметь какие-либо рычаги, стимулирующие ратный труд солдат и офицеров. Как и прежде, боевые награды должны были стать весомым стимулом в борьбе, теперь – контрреволюционной.

   В отечественной исторической науке еще в 30-е годы XXв. сложилась периодизация этапов гражданской войны. Она начинается с Корниловского выступления в августе 1917 годы (некоторые ученые полагают, что с мая 1918 года, с мятежа чехословацкого корпуса). А о месте начала гражданского противостояния единого мнения нет. Сопротивление советской власти приняло почти повсеместный характер. Сформированные военные отряды постепенно входили в состав регулярных белогвардейских формирований. Данным армиям так и не удалось наладить надежную, постоянную связь между собой. Это и обусловило различные подходы в наградной политике белого движения Юга, Севера, Северо-Запада и Востока России, а также Сибири, Дальнего Востока, Туркестана, Урала и Поволжья. При этом российские наградные традиции лежали в основе наградного законодательства белого движения всех регионов России. Данное обстоятельство в то или иное время предопределило частичное восстановление наград императорской России во всех белых армиях.

   На Юге России дислоцировалось несколько белогвардейских соединений под независимым командованием. В первое время они проводили свою наградную политику, но после объединения военных формирований в Вооруженные силы Юга России (ВСЮР), некоторые процедуры и правила награждений изменились. ВСЮР в своем составе имели Добровольческую армию, Всевеликое Войско Донское, Кубанское и Терское казачье войско. В этом же регионе находились армии бывшего Румынского, Кавказского фронта и войска Западно-Каспийского побережья. Здесь продолжались организационно-штатные мероприятия по расформированию воинских частей. При этом оформлялись награждения военнослужащих за подвиги, совершенные ими во время первой мировой войны, по законам императорской России.

   Кубанский отряд под командованием генерала В.Л. Покровского присоединился к Добровольческой армии Л.Г. Корнилова (после его гибели 31 марта 1918 г. армию возглавил А.И. Деникин) во время известного Ледяного похода. Сразу после этого похода в объединенных силах стал вопрос о награждении отличившихся солдат и офицеров. Нерегулярный характер воинских частей (все они были сформированы на добровольной основе) не позволил производить награждения императорскими орденами и медалями. Добровольцы де-юре не могли считаться военнослужащими. А, например, Георгиевским статутом предусматривалось награждения крестами только военных. Вследствие чего генерал-лейтенант Деникин считал возможным награждать отличившихся военнослужащих только после установления в России «государственной власти». В приказе по Добровольческой армии № 280 от 5 мая 1918 г. предписывалось «…завести списки всех чинов Добровольческой армии и впредь вести такие списки. В списках этих должно быть точно указано: 1. С какого по какое время каждый из чинов состоял на службе в Добровольческой армии; 2. В каких боях он участвовал; 3. Особые его подвиги и 4. Полученные им ранения и контузии. Точно также должно быть закончено все предварительное производство Георгиевских награждений (для солдат – Прим. авт.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Понравился отрывок?