Корпорация М.И.Ф. – связующее звено

Это – лучшее, что создал Асприн.
Издательство:
М., АСТ
ISBN:
5-17-024508-4
Год издания:
2004

Корпорация М.И.Ф. – связующее звено

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   До определенного момента репутация – отличная штука. После него она – сплошное мучение.

Д. Жуан

   Делая то, что, как ты знаешь, тебе делать не полагается, получаешь какое-то греховное удовольствие. Вот примерно в таком душевном состоянии я и подходил к неопределенного вида палатке на Базаре Девы с завтраком под мышкой… с чувством вины, но довольный собой.

   – Извините меня, юноша.

   Я обернулся и увидел спешащего ко мне пожилого девола, который отчаянно махал мне на бегу. В другой раз я бы уклонился от такой встречи, так как деволы всегда что-нибудь продают, я же покупать ничего не собирался, но поскольку не спешил, то решил послушать, что он хотел мне сказать.

   – Хорошо, что догнал вас, – с трудом перевел он дух. – Хоть я обычно и не вмешиваюсь, но вам действительно не следует туда заходить!

   – Это почему же? Я просто…

   – Разве вы не знаете, кто там живет?

   – Ну, на самом-то деле я думал…

   – Это жилище Великого Скива!

   Этот сующийся не в свое дело субъект чем-то раздражал меня. Возможно, тем, что ни разу не дал мне закончить фразы. Так или иначе, я решил еще немного поводить его за нос.

   – Великого Скива?

   – Неужели вы никогда о нем не слышали? – Девол, казалось, искренне поразился. – Он, вероятно, самый могущественный маг на Базаре.

   Мое мнение об этом любителе соваться не в свои дела воспарило до небес, но игра стала слишком забавной, чтобы ее бросить.

   – Я никогда особенно не верил в магов, – обронил я с деланной небрежностью. – Их способности по большей части сильно преувеличены.

   Старикан раздраженно закатил глаза.

   – В большинстве случаев это, возможно, и верно, но только не в тех, когда речь идет о Великом Скиве! Вам известно, что он якшается с демонами и держит при себе ручного дракона?

   Я одарил его снисходительной улыбкой.

   – Ну и что? Дева – перекресток измерений. Путешествующие демонстраторы измерений, или, как вы их называете, демоны, здесь обычное явление. А так как вы – девол, то должны получать свой основной доход от сделок с демонами. Что же касается дракона, то не далее, как в восьми рядах отсюда, есть загон, где драконов продают всякому, у кого водятся деньги.

   – Нет-нет! Вы не понимаете! Конечно, мы все имеем дело с демонами, когда речь идет о бизнесе. Разница в том, что этот Скив действительно дружит с ними… приглашает их к себе в дом и живет вместе с ними. Один из постоянных гостей у него в доме – извращенец, и я не знаю ни одного девола, способного так низко пасть. И что еще хуже, я слышал разговоры, будто у него связи с преступным миром.

   Игра эта начинала мне надоедать. Все очки, какие этот девол набрал своей данью уважения к Великому Скиву, пропали начисто, когда он принялся отпускать замечания о демонах.

   – Ну, спасибо за заботу, – произнес я, протягивая ему руку. – Обещаю запомнить все сказанное вами. Как вас, говорите, зовут?

   Девол схватил меня за руку и начал энергично пожимать ее.

   – Я – Али-Мент и рад быть полезным, – заискивающе улыбнулся он. – Если вы действительно хотите выразить свою благодарность, то запомните мое имя. Если вам когда-нибудь понадобится уважаемый маг, то у меня есть племянник, только что открывший свое дело. Уверен, мы сможем договориться о некоторой скидке в цене. Скажите, а как вас зовут? Это для племянника, чтобы он знал, на кого рассчитывать.

   Я сжал ему руку чуть покрепче и выдал самую широкую свою улыбку.

   – Друзья зовут меня Скив.

   – Я обязательно скажу… СКИВ?

   Глаза девола расширились, а цвет физиономии полинял с красного до бледно-розового.

   – Совершенно верно, – подтвердил я, не выпуская его руки. – Да, и, к вашему сведению, демоны с Извра называются извергами, а не извращенцами… и он не гость у меня в доме, а партнер.

   Девол теперь отчаянно боролся, пытаясь высвободить руку.

   – А теперь скажите-ка, сколько клиентов вы отпугнули от моего дома своими россказнями о том, какой я страшный?

   Девол вырвал руку из моих цепких пальцев и исчез в толпе, издавая на бегу невнятный визг ужаса. Короче, Али-Мент убрался. И что?

   Я наблюдал за его бегством с озорным удовлетворением. Уверяю вас, на самом-то деле я не особенно сердился. Денег у нас сейчас было больше, чем мы могли истратить, поэтому я не злился на него из-за клиентов. И все же я никогда по-настоящему не задумывался о том, каким внушительным должен казаться наш бизнес со стороны. Взглянув на него глазами чужака, я оказался более чем довольным. Учитывая сомнительный успех моих первых шагов, мы за последние несколько лет создали себе неплохую репутацию.

   Я вполне серьезно говорил Али-Менту, что не особенно верю в магов. Моя собственная репутация была, мягко говоря, преувеличенной, и если меня считали могущественным магом, то, на мой взгляд, о других специалистах в моей профессии лучше всего умолчать. Понаблюдав в течение нескольких лет изнанку магического бизнеса, я начинал гадать, есть ли на свете хоть один маг, который и в самом деле так же хорош, как его видят окружающие.

   Входя в нашу скромную палатку, я был настолько занят этими мыслями, что напрочь забыл о том, что мне полагалось прошмыгнуть туда украдкой. Напоминание последовало почти сразу же.

   Оно пришло в виде огромного человека, выросшего передо мной и преградившего мне путь.

   – Босс, – заявил он писклявым голосом, всегда удивлявшим, поскольку исходил из такого огромного тела. – Вам не следовало бы выходить так вот, в одиночку. Сколько раз надо говорить вам…

   – Да пустяки, Нунцио, – отмахнулся я, пытаясь обойти его. – Я всего лишь выскочил прикупить что-нибудь на завтрак. Хочешь пончик?

   Нимало не обратив внимания на мои доводы, Нунцио без всякого смущения продолжал меня распекать.

   – Как нам прикажете служить вашими телохранителями, если вы все время, при каждом удобном случае, выскакиваете на улицу в одиночку? Представляете, что с нами сделает Дон Брюс, если с вами что-нибудь случится?

   – Да брось, Нунцио. Ты же знаешь, как обстоят дела на Базаре. Если деволы видят меня с телохранителем, то цены на все взлетают выше потолка. Кроме того, я люблю время от времени побродить сам.

   – Вы можете позволить себе цены и повыше. А вот чего вы себе позволить не можете, так это подставлять себя в качестве мишени для каждого проходимца, желающего прославиться, прихлопнув Великого Скива.

   Я начал было спорить, но тут у меня промелькнул в голове недавний разговор с Али-Ментом. Нунцио был прав. Обладание репутацией имело и оборотную сторону. Если кто-то поверит слухам на Базаре и все-таки отважится причинить мне вред, то соберет для этой попытки такую огневую мощь, что мои шансы выжить станут равны нулю.

   – Нунцио, – медленно проговорил я, – возможно, ты и прав, но если уж быть совершенно откровенным, то что вы с Гвидо сможете сделать для пресечения магической атаки?

   – Ничего, – спокойно ответил он. – Но нападающие, вероятно, сперва попытаются убрать ваших телохранителей, и это может дать вам время скрыться или самому ударить по ним, прежде чем они соберутся с силами для повторной атаки.

   Он сказал это легко, как мы с вами могли бы сказать «солнце всходит на востоке», но меня это потрясло. Мне никогда по-настоящему не приходило в голову, с какой легкостью пускают в расход телохранителей и с какой готовностью они принимают опасности своей профессии.

   – Постараюсь на будущее это запомнить, – пообещал я с определенной долей мрачного смирения. – И что еще важнее, думается, я обязан извиниться перед тобой и Гвидо. А кстати, где он?

   – Спорит наверху с Его Милостью, – усмехнулся Нунцио. – Собственно говоря, я и искал-то вас затем, чтобы прервать их спор, когда обнаружил, что вы снова ускользнули на улицу.

   – Чего же ты сразу не сказал мне об этом?

   – Зачем? Не горит. Они будут спорить, пока вы не доберетесь туда. На мой взгляд, важнее было убедить вас больше не выходить в одиночку.

   Я слегка застонал про себя, но уже давным-давно усвоил, что спорить с Нунцио о приоритетах бесполезно.

   – Ну, еще раз спасибо за совет, но мне лучше подняться наверх, пока эти двое не убили друг друга.

   И с этими словами я направился через внутренний двор к лестнице с фонтанами, ведшей в наши апартаменты…

   Внутренний двор? Лестница с фонтанами?

   Что случилось со скромной палаткой, куда я вошел минуту назад?

   Ну-у-у… Я ведь сказал, что я – маг, не так ли? Наша маленькая палатка на Базаре внутри больше, чем снаружи. Намного больше. Я живал в королевских покоях не столь больших, как наша «скромная палатка». Однако я не могу приписать честь этого конкретного чуда себе, за исключением того, что именно моя деятельность помогла нам заработать наше нынешнее жилище. Мы живем здесь, не внося арендной платы, за счет Ассоциации Купцов Девы – это их частичное возмещение за не так давно провернутое нами для них дельце. Благодаря ему же я обзавелся и телохранителями… но это уже другая история.

   Ассоциация Купцов Девы, спросите вы? Ладно. Для непосвященных объясню это еще раз. Измерение, где я в настоящее время проживаю, называется Дева и является родиной самых прожженных торгашей и дельцов во всех измерениях. Возможно, вы слышали о них. В моем родном измерении их называют дьяволами, но я уже давно научился произносить правильно – деволы. Так или иначе, мое шикарное жилище – результат того, что мы с моим партнером обставили деволов в их же игре… то есть заключили с ними сделку, более выгодную для нас. Но не говорите об этом никому. Это погубит их репутацию и, возможно, даже лишит меня доходного места. Видите ли, они все еще не знают, что их обставили.

   Итак, на чем я остановился? Ах да. Направлялся к апартаментам. Обыкновенно после вылазки я останавливаюсь у стойла поделиться завтраком с Глипом, но перед лицом кризиса я решил забыть о радостях общения со своим зверьком и взяться за дело. Глип. Это тот самый дракон, о котором говорил Али-Мент… и я не намерен здесь пересказывать эту историю. Она просто слишком сложна.

   Еще издалека я услышал их голоса, тянувшие на повышенных тонах свою любимую «песню». Слова время от времени менялись, но мелодию я знал наизусть.

   – Сапожник недоделанный!

   – Кого это ты назвал недоделанным сапожником?

   – Вношу поправку. Ты доделанный сапожник!

   – Полегче на поворотах! Даже если ты партнер босса, еще одно слово, и я…

   – Что? Попробуй только ударь, и я за себя не отвечаю.

   – Вот как?

   Похоже, я прибыл в самый раз. Набрав побольше воздуху в легкие, я как ни в чем не бывало вошел в эпицентр ссоры.

   – Привет, ребята. – Я притворился, будто совершенно не в курсе, что тут происходит. – Кто-нибудь хочет пончик?

   – Нет, не хочу я пончик! – фыркнул в ответ один из скандалистов. – Я нуждаюсь в помощи. Я это заслужил.

   – …И раз уж ты рассчитываешь на помощь, то мог бы относиться ко мне более уважительно! – не замедлил с ответом другой.

   Последнее замечание исходило от Гвидо, старшего из двух моих телохранителей. Если он чем и отличался от своего кузена Нунцио, так это еще большей массивностью и занудностью.

   Первая же реплика принадлежала Аазу. Ааз – мой партнер. Он также демон, если точнее – изверг, и хотя он слегка ниже меня ростом, своим занудством он с лихвой превосходит обоих телохранителей вместе взятых.

   Моя стратегия сработала в том смысле, что теперь их раздражение сфокусировалось на мне, а не друг на друге. Понимая, каких бед способны натворить их темпераменты по отдельности, а тем более совместно, я имел причину усомниться в мудрости своей стратегии.

   – В чем проблема?

   – Проблема, – прорычал Ааз, – в том, что этот вот твой ас-телохранитель только что лишил нас пары клиентов.

   У меня екнуло сердце. Ранее я упоминал, что денег у нас с Аазом больше, чем мы можем потратить, но со старыми привычками трудно расстаться. Когда речь заходит о деньгах, Ааз становится самым сквалыжным существом, какое я когда-либо встречал, а при жизни на Базаре Девы это о чем-то говорит! Если мы действительно потеряли из-за Гвидо потенциального клиента, то будем долго еще слышать об этом.

   – Не спеши, партнер, – осадил я его, стремясь скорее выиграть время, чем добиться чего-либо еще. – Я же только вошел, не забыл? Ты не мог бы сообщить мне некоторые подробности?

   Ааз наградил Гвидо еще одним мрачным взглядом.

   – Да рассказывать тут особенно нечего, – буркнул он. – Я почти закончил завтракать…

   – Он выпивал еще одну порцию, – презрительно перевел Гвидо.

   – …когда этот безмозглый болван заорал во всю глотку, что там внизу, в приемной, ждут несколько клиентов. Я крикнул в ответ, что сию минуту спущусь, а потом прикончил завтрак.

   – Он заставил их ждать по меньшей мере полчаса. Нельзя ожидать от клиентов…

   – Гвидо, ты не мог бы воздержаться хоть ненадолго от своих комментариев? Сделай одолжение! – вмешался я, прежде чем Ааз успел на него накинуться. – Я все еще пытаюсь получить общее представление о происходящем. Ладно, Ааз. Так что ты говорил?..

   Ааз глубоко вдохнул, а затем возобновил доклад.

   – Так или иначе, когда я спустился вниз, клиентов уже и след простыл. А ведь можно бы надеяться, что у твоего охранника хватит сил задержать их или по крайней мере хватит ума вызвать подкрепление, если они начнут рвать когти.

   – Брось, Ааз. Гвидо полагается быть телохранителем, а не заниматься приемом посетителей. Если какие-то клиенты устали ждать, пока ты явишься, и ушли, то не понимаю, при чем тут он? Пенял бы лучше на себя.

   – Минутку, босс. Вы кое-что упускаете из виду. Они не уходили!

   – Как-как?

   – Я оставил их там, в приемной, а потом и глазом не успел моргнуть, как господин Горластый заорал, что я упустил клиентов. Они вообще не выходили! Так вот, мне, как вы говорите, полагается быть телохранителем. По-моему, в доме бродит несколько лишних людей, а этот жлоб больше всех глотку дерет о виноватых в этом, вместо того чтобы посмотреть на себя.

   – Я знаю, кто в этом виноват, – прожег его взглядом Ааз. – Из этой приемной есть только два выхода, и мимо меня никто не проходил!

   – Ну, они не проходили и мимо меня! – огрызнулся Гвидо.

   В желудке у меня начал образовываться ледяной ком.

   – Ааз, – тихо произнес я.

   – Если ты думаешь, будто я не знаю, когда…

   – ААЗ!

   Это заставило его резко умолкнуть. Он обернулся, намереваясь мне много чего наговорить, но увидел выражение моего лица.

   – Что такое, Скив? У тебя вид, словно…

   – Из той приемной есть больше чем два выхода.

   Несколько мгновений мы в ошеломленном молчании глазели друг на друга, а затем оба рванули к приемной, позволив Гвидо бежать следом за нами.

   Комната, отведенная нами под приемную, была одной из самых больших в доме и единственной большой комнатой с легким доступом со стороны передней двери. Меблировали ее достаточно шикарно, чтобы произвести впечатление даже на тех избалованных чудесами Базара посетителей, которые ожидали увидеть просто надомную контору преуспевающего мага. У нее имелся только один недостаток, и именно он и стоял в фокусе нашего внимания, когда мы туда ворвались!

   Единственным украшением, оставленным нами от прежних владельцев, был изысканный гобелен, висевший на северной стене. Вообще-то я проворней Ааза, но на сей раз он очутился у гобелена раньше меня и откинул его в сторону, открыв спрятанную за ним тяжелую дверь.

   Наши наихудшие опасения подтвердились.

   Дверь была незаперта и стояла приоткрытой.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   Успех часто зависит от выбора надежного партнера.

Рем

   – Что такое? – потребовал ответа Гвидо, воспользовавшись нашим ошеломленным молчанием.

   – Это дверь, – объяснил я.

   – Открытая дверь, если конкретней, – уточнил Ааз.

   – Это я и сам вижу! – зарычал телохранитель. – Я имею в виду, что она здесь делает?

   – Она выглядела бы весьма глупо, находясь сейчас посреди улицы, не так ли? – отпарировал Ааз.

   Гвидо побагровел. Как я уже говорил, эти двое положительно обладают талантом раздражать друг друга.

   – Слушайте, я всего лишь спрашиваю…

   – Гвидо, ты не мог бы просто подождать несколько минут, пока мы решим, что делать дальше? Потом мы все объясним, обещаю.

   Мои мысли неслись вскачь, занятые этой проблемой, и препирательства Ааза и Гвидо ничуть не помогали мне сосредоточиться.

   – Думаю, первое, что нам следует сделать, партнер, – задумчиво проговорил Ааз, – это закрыть дверь так, чтобы нас не… прервали, пока мы ищем решение проблемы.

   Вместо ответа я осторожно вытянул ногу и, ткнув носком дверь, закрыл ее. Ааз быстро задвинул на место два засова.

   Сделав это, мы прислонились к двери и молча посмотрели друг на друга.

   – Ну? Что ты думаешь? – спросил я наконец.

   – Я за то, чтобы снова замуровать ее и забыть обо всем этом.

   – Думаешь, это безопасно?

   – Вообще-то не знаю. Недостает информации.

   Мы оба медленно повернулись, наведя задумчивые взгляды на Гвидо.

   – Скажи-ка, э, Гвидо, ты не мог бы чуть побольше рассказать нам об этих клиентах, зашедших сегодня утром.

   – Нет ничего легче. – Гвидо скрестил руки на груди. – Это вы, ребята, настаиваете на принципе «информация за информацию». Верно? Ну так я ничего вам не скажу, пока кто-нибудь не расскажет мне об этой двери. Я имею в виду, я ваш штатный телохранитель, и никто не потрудился сообщить мне, что в этом доме есть другой ход.

   Ааз оскалил зубы и рванул было вперед, но я схватил его за плечо.

   – Он прав, партнер. Если мы хотим от него помощи, мы обязаны объяснить ему.

   На миг мы сцепились взглядами, а затем он пожал плечами и отступил.

   – На самом-то деле, Гвидо, объяснение тут очень простое…

   – Оно будет первым, – пробурчал телохранитель.

   Ааз одним прыжком пересек приемную и схватил Гвидо за грудки.

   – Ты хотел услышать объяснение? Тогда ЗАТКНИСЬ И ДАЙ ЕМУ ОБЪЯСНИТЬ!

   Так вот, Гвидо потяжелее пера и никогда не испытывал недостатка в смелости. И все же никто не может сравниться с Аазом, когда тот действительно взбешен.

   – Да ладно! Извиняюсь! Говорите, босс. Я слушаю.

   Ааз отпустил его рубашку и вернулся на свое место у двери, незаметно подмигнув мне на обратном пути.

   – Случилось следующее, – сказал я, скрывая улыбку. – Мы с Аазом нашли эту дверь, когда только переехали сюда. Нам не понравился ее вид, и поэтому мы решили ничего здесь не трогать. Вот и все.

   – Вот и все? Задняя дверь, которая даже по вашему признанию выглядит опасной, и вы всего-навсего оставляете ее без внимания? И в довершение всего даже не думаете сообщить о ней своим телохранителям? Из всех безмозглых полоу…

   Ааз шумно прочистил горло, и Гвидо вновь взял себя в руки… очень поспешно.

   – Э-э-э… я хотел сказать, что… а, ладно. Теперь все это у нас позади. Вы не могли бы дать мне чуть больше информации, теперь, когда эта тема затронута. Что, собственно, находится по другую сторону этой двери?

   – Не знаем, – признался я.

   – НЕ ЗНАЕТЕ? – завопил Гвидо.

   – Но вот что мы таки знаем, – поспешно вмешался Ааз, – это чего нет на другой стороне. Там нет известного нам измерения.

   Гвидо моргнул, а затем покачал головой.

   – Чего-то не пойму. Вы не могли бы прокрутить это снова… помедленней?

   – Дай попробую, – вызвался я. – Слушай, Гвидо, ты уже знаешь об измерениях, верно? Что мы живем в измерении Дева, которое совершенно не похоже на наш родной мир – измерение Пент? Ну, здешние жители, деволы, такие мастера путешествовать по измерениям, что навострились строить себе дома за барьерами измерений. Именно потому это жилище больше внутри, чем снаружи. Дверь находится на Деве, но остальной дом – в другом измерении. Это значит, что если мы пройдем через эту дверь – только что показанную тебе заднюю дверь, – то окажемся в другом мире… мире, о котором мы ничего не знаем. Вот потому-то мы и были готовы скорее оставить ее замурованной, чем совать нос в совершенно незнакомую ситуацию.

   – Все равно, по-моему, вам следовало бы проверить, – упрямо стоял на своем телохранитель.

   – Подумай еще раз, – предложил Ааз. – Ты видел только два измерения. Скив посетил дюжину. Я сам побывал в сотне. Деволы же, которых ты видишь здесь, на Базаре, знают свыше тысячи различных измерений.

   – Ну и?

   – Ну и, по нашему мнению, они дали нам этот дом потому, что он ведет в измерение, которого они знать не желают… «знать не желают» в смысле «до смерти боятся». Так вот, ты сам видел, девол для извлечения прибыли готов проявить немалую храбрость. Ты хочешь отправиться исследовать мир, оказавшийся слишком неприятным для них?

   – Понимаю, что вы хотите сказать.

   – Кроме того, – победоносно закончил Ааз, – посмотри еще раз на эту дверь. На ней больше замков и засовов, чем на трех настоящих банковских сейфах-хранилищах.

   – Кто-то ведь открыл ее, – заметил Гвидо.

   Это несколько сбило пафос Ааза. Он невольно бросил нервный взгляд на дверь.

   – Ну, хороший вор с отмычкой, работая с этой стороны…

   – Некоторые из этих замков, Ааз, не отмыкали.

   Воспользовавшись их дискуссией, я немного осмотрелся и теперь протягивал им для изучения одно из своих открытий. Это был амбарный замок с разорванной металлической дужкой. Их там валялось несколько штук, словно кому-то надоело возиться с отмычкой и он просто сорвал остальные голыми руками.

   Гвидо поджал губы, бесшумно присвистнув.

   – Вот это силища. Что за тип мог такое сотворить?

   – Именно это мы и пытаемся узнать у тебя, – язвительно сказал Ааз. – А теперь, если ты не против, расскажи нам, как выглядели те посетители.

   – Их было трое… двое мужчин и женщина… довольно молодая на вид, но ничего особенного. Судя по их виду – пентюхи. Теперь, задним числом, помнится, они, кажется, немного нервничали, но я думал, это просто оттого, что они пришли повидать мага.

   – Ну, теперь они по другую сторону двери. – Ааз поднял один из невредимых замков и защелкнул его на место. – Думаю, они не смогут отомкнуть замки или поломать их, если не сумеют до них дотянуться. Они там, и это их беда, накликанная, могу добавить, ими самими, – а мы здесь. Конец загадки. Конец проблемы.

   – Ты действительно так думаешь, Ааз?

   – Положись на меня.

   Эта фраза почему-то задела в моей памяти знакомую струну и вызвала не очень-то приятное эхо. Я уж собрался высказать это Аазу, когда в дверь сунул голову Нунцио.

   – Эй, босс. У нас посетители.

   – Видишь? – воскликнул, просияв, мой партнер. – Я же говорил тебе, что дела могут пойти только лучше! Еще и полудня нет, а у нас уже новые клиенты.

   – На самом-то деле, – внес ясность Нунцио, – это делегация деволов. По-моему, это домовладелец.

   – Домовладелец? – отозвался глухим эхом Ааз.

   – Видишь, насколько лучше пошли дела? – с отвращением улыбнулся я. – А еще и полудня нет.

   – Выгнать их взашей, босс? – предложил Гвидо.

   – Думаю, вам лучше повидаться с ними, – посоветовал Нунцио. – Они, кажется, вроде как расстроены. Болтают что-то насчет укрывательства беглых.

   Мы с Аазом молча сцепились взглядами, что вполне естественно, так как сказать нам было нечего. Неопределенным взмахом руки, граничившим с нервным тиком, я подал Нунцио знак проводить посетителей сюда.

   Как и следовало ожидать, явилась та же самая делегация из четырех лиц от Торговой палаты Девы, которая первоначально наняла нас для работы на Базаре, во главе с нашим старым противником, Мер-Зером. При нашей последней сделке он находился в затруднительном положении, чем мы не преминули безжалостно воспользоваться. Хоть он и согласился на наши условия, я всегда подозревал, что предоставление нам столь выгодной сделки больно задело его девольскую гордость, и с тех пор он все дожидался возможности расплатиться с нами. Судя по улыбке, игравшей у него на лице, когда он вошел в приемную, он считал, что такая возможность наконец представилась.

   – А-а-а-а, мастер Скив, – обрадовался он. – Как приятно столь быстро свидеться с вами без предварительной договоренности. Я знаю, как вы заняты, и поэтому перейду прямо к сути. Как я считаю, в этой резиденции находятся некие лица, с которыми нашей организации очень хотелось бы потолковать. Если вы будете столь любезны вызвать их, мы не будем вас больше беспокоить.

   – Минутку, Мер-Зер, – вмешался Ааз, прежде чем я успел ответить. – Что заставляет вас думать, будто разыскиваемые вами лица находятся здесь?

   – Потому что многие видели, как они входили в вашу палатку менее часа назад и все еще не вышли, – сказал самый рослый из бригады поддержки Мер-Зера.

   Я заметил, что в отличие от Мер-Зера он не улыбался. Более того, он выглядел откровенно разгневанным.

   – Он, должно быть, говорит о зашедших раньше, – любезно предположил Нунцио. – Знаете, босс, о двух парнях с девахой.

   Ааз закатил глаза в беспомощном отчаянии, и на сей раз я склонен был разделить его чувства.

   – М-м-м, Нунцио, – промычал я, уставясь в потолок, – почему бы тебе с Гвидо не подождать снаружи, пока мы тут разбираемся со всем этим?

   Двое телохранителей молча проследовали за дверь, хотя, как я заметил, Гвидо глядел на своего кузена с таким негодованием, что, по моим подозрениям, суровая разборка должна была произойти даже раньше, чем я сам смог бы до них добраться. Синдикат ничуть не меньше магов не терпит сотрудников, болтающих лишнее при противнике.

   – Теперь, когда мы установили, что нам все известно, о ком речь и что они здесь, – сказал, потирая руки, Мер-Зер, – вызовите их и покончим с этим раз и навсегда.

   – Не так быстро, – вмешался я. – Во-первых, ни я, ни Ааз в глаза не видели тех, кого вы ищете, потому что, во-вторых, их здесь нет. Они удрали через заднюю дверь, прежде чем мы смогли с ними встретиться.

   – Я почему-то не надеюсь, что вы поверите нам на слово, – добавил Ааз. – И поэтому не стесняйтесь, обыскивайте весь дом.

   Улыбка девола расширилась, и я почувствовал, как на лбу у меня выступил холодный пот.

   – В этом нет необходимости. Видите ли, верю я вам или нет – не имеет большого значения. Даже если мы поищем, то, уверен, вы умеете лучше прятать, чем мы – находить. Значение имеет только одно: мы установили, что они заходили сюда, и уже поэтому вы за них в ответе!

   Я не совсем понимал, что здесь происходит, но не сомневался, что с каждой минутой происходящее нравится мне все меньше и меньше.

   – Минутку, Мер-Зер, – начал я. – Что значит «мы в ответе»? В ответе за что?

   – Да за беглецов, конечно. Разве вы уже забыли? Когда мы согласились предоставить в ваше пользование этот дом без всякой арендной платы, то договоренность включала в себя положение, что если кто-то из живущих в этом доме нарушит какие-нибудь правила Базара и либо исчезнет в другое измерение, либо иначе откажется отвечать на обвинения, то вы возьмете ответственность за их действия на себя лично. Это стандартное условие аренды на Базаре.

   – Ааз, – вспылил я, – сделку заключал ты. Была в ней такая статья?

   – Была, – признал он. – Но я в то время имел в виду Тананду и Корреша… а за них мы всегда заступимся. И за Машу тоже. Мне никогда не приходило в голову, что они попытаются утверждать, будто всякий прошедший через нашу дверь живет в нашем доме. Не понимаю, как они надеются доказать…

   – Нам нет нужды доказывать, что они находятся у вас в доме, – улыбнулся Мер-Зер. – Это вы должны доказать, что их здесь нет.

   – Это же бред, – взорвался Ааз. – Как мы можем доказать…

   – Никак, Ааз. Мы не можем этого доказать. В том-то вся и суть. Ладно, Мер-Зер. Вы нас достали. А теперь, что именно натворили эти типы, за коих мы в ответе, и каков наш выбор? Я думал, что одно из главных достоинств Базара в том и состоит, что здесь нет никаких правил.

   – Их немного, – поправил меня девол, – и немногие существующие строго соблюдаются. Конкретное правило, нарушенное вашими друзьями, связано с мошенничеством.

   Он поспешно поднял руку, предупреждая мое возражение.

   – Я знаю, что вы собираетесь сказать. Учитывая все односторонне выгодные сделки, заключаемые здесь, на Базаре, мошенничество кажется глупым обвинением, но для нас это дело серьезное. Хотя мы гордимся своим умением упорно торговаться и заключать выгодные для себя сделки, но коль скоро сделка заключена, вы получаете обещанный товар. Иногда в описании товара опускаются специфические детали, но все, что действительно сказано о нем, – правда. То есть наша репутация и длительный успех Базара зависят от скрупулезного следования этому правилу. Если торговец или купец продает что-то, утверждая, будто это магический предмет, а оказывается, что предмет этот не обладает никакими магическими свойствами, то это мошенничество… и если позволить преступникам уйти безнаказанными, то это может означать конец того Базара, каким мы его знаем.

   – На самом-то деле, – сухо произнес я, – я всего-навсего собирался настоятельно просить вас не называть их нашими друзьями, но пропустим это. Вы как-то не упомянули о наших вариантах выбора.

   Мер-Зер пожал плечами.

   – Их в общем-то всего три. Вы можете заплатить полученные ими обманом деньги плюс двадцать пять процентов пени, принять постоянное изгнание с Базара или же попытаться убедить своих др… э-э-э-э, я хотел сказать, беглецов, вернуться на Базар и уладить дело самим.

   – Понимаю… Отлично. Вы свое слово сказали. А теперь выйдите, пожалуйста, и дайте нам с партнером обсудить нашу позицию по этому вопросу.

   Ааз взял на себя заботу по их выпроваживанию, в то время как я погрузился в размышления о том, что нам следует сделать. Когда он вернулся, мы оба просидели молча почти целый час, прежде чем один из нас заговорил.

   – Ну, – сказал наконец я, – что ты об этом думаешь?

   – Изгнание с Базара исключается! – прорычал Ааз. – Это погубит нашу репутацию, да и я не потерплю, чтобы нас выгнали с Базара – из нашего дома – из-за такого идиотского случая!

   – Согласен, – мрачно сказал я. – Хоть мне и приходит в голову, что с этим вариантом Мер-Зер блефовал. Он хочет закрепить нас на Базаре не меньше, чем мы – остаться на нем. Именно он в первую очередь и нанял нас, помнишь? По-моему, он ожидает, что мы плюнем и заплатим. Таким образом, он выжмет из нас кое-что из того, с чем он в свое время с таким скрипом расстался. Мне почему-то очень не хочется уступать такому давлению.

   Ааз кивнул.

   – Мне тоже.

   Последовало еще несколько минут молчания.

   – Ладно, – сказал наконец Ааз. – Кто из нас это скажет?

   – Придется нам отправиться за ними, – вздохнул я.

   – Наполовину верно, – поправил Ааз. – Придется мне отправиться за ними. Партнер ты или нет, мы здесь говорим о совершенно новом измерении, и оно слишком опасно для человека с твоим уровнем магического искусства.

   – Моим уровнем? А как насчет тебя? У тебя и вовсе нет никаких способностей. Если оно слишком опасно для меня, то на что же рассчитывать тебе?

   – На опыт, – высокомерно обронил он. – Я, бывало, это проделывал, а ты нет. Конец спору.

   – Как бы не так, «конец спору»! Как же это ты предполагаешь оставить меня тут, если я не соглашусь?

   – Запросто, – усмехнулся Ааз. – Видишь, кто стоит в углу?

   Я повернулся посмотреть, куда он показал, и то, что случилось вслед за этим, запомнилось мне надолго.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Для успешного планирования нужна надежная информация.

X. Колумб

   – Эй! Шеф! Очнись!! Ты в норме?

   При ином раскладе я бы предпочел, чтобы эти слова произнесло чувственное видение – гений чистой красоты. Но их воскликнула Маша.

   Это было одним из первых впечатлений, пробившихся сквозь туман в моей голове, когда я пытался вновь прийти в сознание. Я никогда не проявляю себя в лучшем виде по утрам, даже когда просыпаюсь без посторонней помощи. Пробуждение, навязанное мне кем-либо другим, лишь гарантирует мне скверное настроение.

   Однако даже будучи не в себе, я не мог ошибиться насчет того, что это Маша трясет меня, заставляя очнуться. Даже спросонья ее фигуру нельзя было ни с чем спутать. Представьте себе, если сможете, самую массивную, самую толстую женщину, какую вы когда-либо встречали. Теперь удвойте все ее параметры, добавьте к этому впечатлению оранжевые волосы, накладные ресницы и лиловую помаду и сдобрите всю картину тачкой аляповатых ювелирных изделий. Понимаете, что я имею в виду? Я мог бы узнать Машу за милю темной ночью… с завязанными глазами.

   – Конечно, в норме, ученица! – прорычал я. – Разве тебе не положено заниматься какими-нибудь уроками или еще чем-нибудь?

   – Ты уверен? – безжалостно изрекла она.

   – Да, уверен. А почему ты спрашиваешь? Неужели нельзя немного вздремнуть, не подвергнувшись за это насмешкам?

   – Просто ты обычно не ложишься вздремнуть на полу посреди приемной.

   Эти слова привлекли мое внимание, и я заставил свои глаза сфокусироваться. Она права! По какой-то причине я лежал, растянувшись на полу. Это что же такое могло со мной произойти, чтобы…

   И тут все вспомнилось! Ааз! Экспедиция в новое измерение!

   Я сел, резко выпрямившись… и тут же пожалел об этом. Голову, точно удар кинжалом, пронзила ослепительная боль, а желудок у меня перекувырнулся и приземлился на спину, проделав это с изяществом кома засохшей овсянки.

   Когда я начал крениться, Маша схватила меня за плечо.

   – Держись, Девятый Вал. Похоже, твое представление о состоянии «в норме» немного не совпадает с моим.

   Не обращая на нее внимания, я осторожно ощупал затылок и обнаружил за ухом огромную саднящую шишку. Если у меня и были какие-то сомнения насчет случившегося, то теперь они рассеялись.

   – Проклятый извращенец! – выругался я, вздрагивая от новой волны боли, вызванной звуками моего же голоса. – Он, должно быть, оглушил меня и ушел один!

   – Ты имеешь в виду Ааза? Зеленого и чешуйчатого собственной персоной? Чего-то не пойму. С какой стати твоему собственному партнеру наносить тебе такой удар, будто неопытному сопляку?

   – Чтобы пройти через дверь без меня. Я совершенно ясно дал понять, что не хочу при проведении такой операции оставаться на базе.

   – Дверь? Какую дверь? – нахмурилась Маша. – Я знаю, у вас есть свои тайны, шеф, но думаю, тебе лучше немного поподробней растолковать мне, что, собственно, здесь происходит.

   Я как можно короче ввел ее в курс дела вплоть до последних событий, включая объяснение, почему мы с Аазом никогда ничего не говорили о таинственной задней двери дома. Будучи сама закаленной путешественницей по измерениям, она намного быстрей, чем Гвидо и Нунцио, усвоила понятие незарегистрированного измерения и его потенциальных опасностей.

   – Чего я не понимаю, так это того, что даже если он не хотел брать с собой тебя, то почему он не взял себе в помощь кого-нибудь другого?

   – Кого, к примеру? – скривился я. – Мы уже установили, что ты моя ученица и он не отдает тебе приказаний без консультации со мной. На Гвидо и Нунцио он никогда не производил впечатления. Тананда и Корреш отправились на задания по собственным контрактам и должны вернуться только через несколько дней. Даже Гэс отправился с Берфертом в давно заслуженный отпуск. Кроме того, он отлично знает, что если примется сколачивать команду и не включит в нее меня, то прежде чем уляжется пыль, обязательно возникнут серьезные затруднения. Разве стал бы я себе полеживать, когда творится такое?

   – Трудно поверить, но ты как раз этим и занимался, – сухо заметила моя ученица, – хотя должна признать, он в некотором роде тебя к этому вынудил.

   И с этими словами она сунула руки мне под мышки и подняла, осторожно поставив на ноги.

   – Ну, что теперь? Полагаю, ты собираешься броситься следом за ним с налитыми кровью глазами. Ты не против, если я отправлюсь с тобой? Или ты твердо решил непременно быть таким же глупым, как он?

   Собственно говоря, именно это я и намеревался сделать. Однако нескрываемый сарказм в ее голосе вкупе с непрошедшей шаткостью моих ног заставили меня пересмотреть свои планы.

   – Нет, – осторожно проговорил я. – Хватит и одного из нас, прущего в воду, не зная броду… хотя, если разобраться, и одного чересчур много. Карты в этой партии сдавал Ааз, ему их и разыгрывать. Мое дело – оставаться в лавке до его возвращения.

   Маша поглядела на меня, вскинув бровь.

   – В этом есть смысл, – согласилась она, – хотя, признаться, я немного удивлена, услышав такое от тебя.

   – Я теперь не юный балбес, а ответственный бизнесмен, – пожал я плечами, – и больше не могу себе позволить опрометчивых поступков. Кроме того, я вполне уверен в способности моего партнера управляться с делами.

   Это были прекрасные слова, и говорил я их всерьез. Однако два дня спустя «ответственный бизнесмен» готов был опрометчиво кинуться в дверь, не задумываясь о последствиях. Гвидо и Нунцио перестали жаловаться на мои одиночные вылазки… в основном потому, что я вообще не выходил из дому! Фактически я проводил почти все часы бодрствования и все часы сна (хотя, признаться, спал я не много), ожидая победоносного возвращения Ааза.

   К несчастью, мое бдение оставалось невознагражденным.

   Я изо всех сил скрывал свою озабоченность, но мне не стоило себя утруждать. По мере того как тянулись часы за часами, беспокойство моих сотрудников все росло, и я стал тратить большую часть времени на увещевания типа: «Нет, он еще не вернулся. Как только он появится, я дам вам знать». Даже Гвидо, никогда по-настоящему не ладивший с Аазом, взял в привычку заходить по меньшей мере раз в час за сообщением: «Никаких изменений».

   Наконец, желая поберечь собственные нервы, я созвал всех сотрудников в приемную на собрание.

   – Мне хочется знать одно: сколько еще нам сидеть сложа руки, прежде чем мы признаем, что все пошло наперекосяк? – в пятый раз пробурчал Гвидо.

   – Сколько, по-твоему, требуется времени на розыск беглеца в незнакомом измерении? – огрызнулся я. – Как долго ты разыскивал бы их на Пенте, Гвидо? Мы должны дать ему некоторое время.

   – Сколько времени? – не отступал он. – Прошло уже два дня…

   – Теперь вот-вот вернутся Тананда и Корреш, – перебила Маша. – Думаешь, они будут вот так сидеть, когда выяснят, что Ааз там совсем один?

   – Разве не ты считала отправку за ним следом глупой идеей?

   – И по-прежнему так считаю. Хочешь теперь узнать, какого я мнения об идее ничего не делать?

   Прежде чем я успел ответить, раздался тихий стук в дверь… заднюю дверь!

   – Видите! – победоносно гаркнул я. – Я же говорил вам, что он вернется!

   – Как-то не похоже на его стук, – с подозрением заметил Гвидо.

   – И с чего бы ему вообще стучать? – добавила Маша. С тех пор как он ушел, дверь оставалась незапертой.

   Охваченный энтузиазмом, я пропустил их замечания мимо ушей. Молниеносно очутившись у двери, я рванул ее настежь и возгласил репетируемое два дня приветствие.

   – Самое время вернуться, парт… нер.

   Там стоял не Ааз.

   В самом деле, существо за дверью вообще ничуть не походило на Ааза. Но что вдвойне удивительней – я ее узнал!

   Мы не были по-настоящему знакомы… не были представлены друг другу, когда вскоре после встречи с Аазом разгневанная толпа вздернула меня, принявшего ее обличье, и еще когда я рассмотрел ее после успешного конкурса придворного мага в Поссилтуме.

   Но мне ни разу не доводилось непосредственно лицезреть ни ее лучезарного лица, обрамленного волнами солнечно-золотых волос, ни непринужденного изящества, с которым она держалась, ни…

   – Это Великий Скив, верно? Вон тот, с открытым ртом?

   Голос ее был таким мелодичным, что мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осмыслить сказанное ею и сообразить, что она ждет ответа.

   – Э-э-э-э… да. То есть я к вашим услугам.

   – Рада наконец встретиться с тобой лицом к лицу, – живо проговорила она, нервно поглядывая на Гвидо и Машу. – Я давно искала повода и полагаю, что он наконец представился. У меня есть для тебя новости… о твоем ученике.

   Мне все еще было трудно сосредоточиться на ее словах. Не только ее голос гипнотизировал меня, но и сама она была едва ли не самой прекрасной женщиной, какую я когда-либо встречал… Ну, на самом-то деле девушкой. Она не могла быть намного старше меня. Что еще важнее, я ей, похоже, нравился. То есть она не переставала нерешительно улыбаться, и ее синие глаза не отрывались от моих. Ну, я встречал уважение к себе со стороны коллег и существ на Базаре, но никогда со стороны девушки, выглядевшей словно…

   Затем ее слова дошли до меня.

   – Моем ученике?

   Я невольно украдкой взглянул на Машу, прежде чем сообразил, что тут явное недоразумение.

   – А, ты имеешь в виду Ааза. Он мне больше не ученик. Он мой партнер. Заходи, пожалуйста. Мы как раз о нем и говорили.

   Я посторонился и величественным взмахом руки пригласил ее войти. Раньше я этого никогда не пробовал, но видел такой жест пару раз, когда работал при дворе в Поссилтуме, и он произвел на меня сильное впечатление.

   – М-гм, босс? Нельзя ли вас на минутку?

   – Позже, Гвидо.

   Я повторил жест, и девушка ответила мимолетной улыбкой, озарившей всю приемную.

   – Спасибо за приглашение, – произнесла она. – Но мне придется воспользоваться им потом. Я действительно не могу задерживаться. На самом-то деле мне вообще не следовало приходить сюда. Просто я подумала, что кто-то должен известить вас о том, что ваш друг… Ааз, не так ли? Словом, ваш друг в тюрьме.

   Это живо спустило меня на землю.

   – Ааз? В тюрьме? За что?

   – За убийство.

   – За УБИЙСТВО! – завопил я, бросив всякие попытки вести себя изысканно. – Но Ааз не стал бы…

   – Не кричи на меня! О, конечно, мне не следовало приходить. Слушай, я знаю, что он его не совершал. Вот потому-то мне и надо уведомить тебя о происходящем. Если ты чего-нибудь не предпримешь, его казнят… а там знают, как казнить демонов.

   Я круто обернулся лицом к остальным.

   – Маша! Иди за своей шкатулкой с драгоценностями. Гвидо, Нунцио! Снаряжайтесь. Нам предстоит нанести небольшой визит к нашим соседям.

   Я пытался говорить спокойно и ровно, но голос меня не слушался, и я срывался на крик.

   – Не так быстро, босс, – возразил Гвидо. – Сперва вам надо кое-что узнать.

   – Позже. Я хочу, чтобы вы…

   – СЕЙЧАС, босс. Это важно!

   – В ЧЕМ ДЕЛО?

   Незачем говорить, что в данную минуту я не горел желанием вступать в долгие пререкания.

   – Она – одна из них.

   – Не понял?

   – Из троицы, ушедшей через заднюю дверь. Из тех, за кем гоняется ваш партнер. Она – та самая деваха.

   Словно громом пораженный, я повернулся к девушке за подтверждением и обнаружил лишь пустой дверной проем. Моя таинственная посетительница исчезла так же внезапно, как и появилась.

   – Знаешь, это может быть западней, – задумчиво произнесла Маша.

   – Она права, – кивнул Гвидо. – Можете положиться на слово того, кто сам бывал в бегах. Когда удираешь от правосудия и тебя могут узнать всего двое, возникает сильное искушение ликвидировать это звено. Ведь то, что ваш партнер попал в беду, вам известно только с ее слов.

   – Не надо быть гигантом мысли, чтобы догадаться, кого скорее всего наймут деволы для погони за беглецами. Тебя и Ааза. В конце концов, они ведь знали, через чей дом рвут когти, – добавила Маша.

   Гвидо поднялся на ноги и принялся расхаживать взад-вперед.

   – Верно, – согласился он. – А теперь предположим, что Ааза взяли они. Можете вы придумать лучший способ убрать другую половинку опасной пары, чем, рассказав вам о беде с партнером, увлечь в расставленную западню? Вся эта комбинация дурно пахнет, босс. Я не разбираюсь в незнакомых измерениях, но в преступниках-то я разбираюсь. Как только вы шагнете через эту дверь, так сразу же и станете мишенью.

   – Вы вполне высказались?

   Даже для моих ушей собственный голос показался мне ледяным, но меня это мало заботило.

   Гвидо и Маша переглянулись, а затем молча кивнули.

   – Отлично. Возможно, вы и правы, и я ценю вашу заботу о моем благополучии. Однако…

   Голос мой упал до страшного шипения.

   – …что, если вы ошибаетесь? Что, если наша беглянка все-таки говорит правду? Вы все пилили меня за то, что я ничего не делаю для спасения Ааза. Неужели вы действительно думаете, будто я стану просто сидеть сложа руки, в то время как моего партнера и друга сжигают за преступление, которого он не совершал… из-за того только, что вмешательство может оказаться для меня опасным?

   Огромным усилием я обрел нормальный свой голос.

   – Через десять минут я отправляюсь через эту дверь следом за Аазом… и если я иду прямиком в западню, то лучше ей быть покрепче. А теперь есть ли желающие последовать за мной или я пойду один?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Бесполезно пытаться что-либо планировать, готовясь к неожиданному… по определению!

А. Хичкок

   На самом-то деле прошло больше часа, прежде чем мы действительно подготовились к выходу, хотя мне это ожидание показалось куда более долгим. И все же даже мне пришлось признать, что отправляться в этот поход без надлежащих приготовлений будет не только глупостью, но и прямым самоубийством!

   Решено было оставить Нунцио дома, чтобы на базе оставался кто-то способный уведомить о происходящем Тананду с Коррешем, когда те вернутся. Нечего и говорить, такое поручение отнюдь не привело его в восторг.

   – Но мне же полагается быть вашим телохранителем! – возражал он. – Как же мне охранять вас, если я буду сидеть здесь, в то время как вы окажетесь на линии фронта?

   – Силы поддержки должны от кого-то получить нужные для следования за нами сведения, – ответил я.

   Хоть мне и не улыбалось спорить с Нунцио, я все же предпочел бы сломить сопротивление дюжины синдикатских телохранителей, чем быть вынужденным объяснять Тананде и Коррешу, почему их не включили в спасательную миссию.

   – Мы могли бы оставить записку.

   – Нет.

   – Мы могли бы…

   – НЕТ! Ты нужен мне здесь! Так достаточно ясно?

   Телохранитель тяжело вздохнул.

   – Ладно, босс. Я буду ошиваться здесь, пока они не появятся, а потом мы втроем…

   – Нет! – снова возразил я. – Потом следом за нами отправятся Тананда и Корреш. А ты останешься здесь.

   – Но, босс…

   – Потому что если снова появится Мер-Зер со своей командой, то здесь должен находиться кто-то, кто даст им понять, что мы – на работе, а не просто отправились в отпуск. Допустим на миг, что мы-таки вернемся, тогда нам понадобится эта дверь, и ты здесь позаботишься о том, чтобы она оставалась открытой. Только нам еще и не хватало, чтобы домовладельцы вселили нового жильца, пока мы в отъезде… скажем, кого-нибудь, кто вздумает заложить дверь кирпичом, пока мы находимся по другую сторону.

   Нунцио молча обдумал сказанное.

   – А что, если вы не вернетесь? – спросил он наконец.

   – Этот мост мы сожжем, когда до него дойдем, – вздохнул я. – Но помни, убить нас не так-то легко. По крайней мере один из нас, вероятно, сумеет вернуться.

   К счастью, прибытие Гвидо оторвало меня от этой неприятной цепочки размышлений.

   – К походу готов, босс.

   Несмотря на отчаянность положения и неотступно поджимающее время, я просто уставился на него, разинув рот.

   – Что это? – сумел наконец выговорить я.

   Гвидо облачился в темное длиннополое пальто и широкополую шляпу. Глаза его скрывали солнцезащитные очки.

   – Это? Это моя рабочая одежда, – гордо сказал он. – Очень функционально.

   – Как-как?

   – Я хочу сказать, что она не только отпугивает народ. В этой полушинели полно вот таких кармашков, видите? Именно там я и ношу свою амуницию.

   – Но…

   – Привет, шеф! Миленький у тебя наряд, Гвидо.

   – Спасибо! Я как раз рассказывал о нем боссу.

   Маша оделась… или, лучше сказать, разделась в свою рабочую одежду. Короткий жилет с трудом прикрывал ровную часть ее массивного торса, в то время как еще более короткая юбка, похоже, готовилась вот-вот капитулировать, окончательно проиграв свою битву.

   – М-гм-м-м… Маша? – осторожно поинтересовался я. – Я всегда хотел спросить. Почему ты не… м-гм-м… не надеваешь на себя побольше?

   – Я люблю одеваться легче, когда мы лезем в самое пекло, – подмигнула она. – Видишь ли, когда дела летят вскачь, я становлюсь немного нервной… а единственное, что может быть хуже толстой девахи, это потная толстая деваха.

   – По-моему, это очень сексапильный наряд, – вставил Гвидо. – Напоминает мне тряпки, которые носила, бывало, шлюха моего папаши.

   – Ну спасибо, порадовал, мрачный зануда. Я бы сказала, у твоего папаши был хороший вкус… жаль, что мне не довелось его испытать.

   Я задумчиво изучал их, пока они дружно смеялись над Машиной шуткой. Всякая надежда незаметно проникнуть в это неизвестное измерение стремительно рушилась. Даже по отдельности Гвидо и Маша сразу привлекали к себе внимание, но вместе они будут напоминать происходящие на одной дороге парад-алле и армейские маневры. Затем мне пришло в голову, что раз неизвестно, как обстоят дела там, куда мы направляемся, то может случиться, что они впишутся в общество, а вот я буду выделяться. Это была пугающая мысль. Если там все так выглядят…

   Я отогнал эту мысль. Нет смысла пугать себя больше, чем требуется, пока не появятся факты, подкрепляющие эти страхи. Гораздо важнее то, что боялись неизвестности и мои помощники. Они изо всех сил старались не показывать своего страха, спрятавшись под привычными масками взятых на себя ролей. Гвидо вовсю разыгрывал роль «крутого гангстера», в то время как Маша опять усиленно подавала себя в своей любимой роли «вамп». Конечный итог, однако, заключался в том, что боялись они или нет, но были готовы во что бы то ни стало поддержать все мои действия или умереть. Это было бы трогательно, если бы сей факт не означал, что они рассчитывали на мое руководство. Стало быть, мне требовалось сохранять спокойствие и уверенность… как бы сильно я сам ни боялся. Лишь задним числом мне пришло в голову, что руководящая роль – это маска, за которую в сложных ситуациях очень удобно прятаться. Это заставило меня немного погадать о том, а знал ли на самом деле хоть кто-нибудь из нас, на что он идет, искренне ли надеялся на успех, или жизнь наша состоит всего лишь из смены ролей.

   – Ладно. Мы готовы? – спросил я, прогоняя свои бессвязные думы. – Маша? Твои драгоценности при тебе?

   – Большая часть на мне, а остальное тут, – похлопала она по сумке у себя на поясе.

   Хотя я иной раз мысленно отпускал ехидные замечания по поводу ювелирных украшений моей ученицы, тем не менее они служили двойной цели. Машины побрякушки – это в действительности довольно обширная коллекция накопленных ею за минувшие годы магических предметов. Насколько обширная? Ну, прежде чем записаться ко мне в ученицы для усвоения настоящей магии, она имела постоянную работу в качестве мага города-государства Та-Хо в измерении Валлет исключительно в силу нахватанных ею механических «способностей». Хотя я соглашался с Аазом, что настоящая магия предпочтительней механической, поскольку при ней меньше вероятность сбоев (урок, усвоенный по опыту из первых рук), я, безусловно, был не прочь иметь для подкрепления ее арсенал.

   – Ты помнишь то специальное кольцо? Ты применяла его для розыска короля? У тебя в сумке случайно нет лишнего?

   – Только вот это, – помахала она пальцем.

   Я мысленно выругался, а затем принял первое из, как я опасался, множества неприятных решений в этом предприятии.

   – Отдай его Нунцио. Оно понадобится Тананде и Коррешу, чтобы найти нас.

   – Но если мы оставим его, как же тогда сумеем отыскать твоего партнера?

   – Придется нам что-нибудь придумать, но не можем же мы себе позволить разделить свои силы. Даже если с Аазом все обойдется, нам скорее всего потом не избежать поисков другой половины команды спасателей.

   – Как скажешь, шеф, – поморщилась она, отдавая кольцо, – но, надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

   – Так же, как и я, Маша, так же, как и я. Ладно, ребята, давайте-ка посмотрим, что там действительно собой представляет наш задний двор!

   Снаружи наше жилище выглядело куда внушительней, чем со стороны, видимой на Базаре. На самом-то деле оно походило с виду на замок… и притом довольно зловещий, одиноко стоящий на вершине холма. Хотя я в общем-то не слишком пристально изучал его – лишь настолько, чтобы суметь снова узнать его на обратном пути. Как можно было ожидать, мое внимание сосредоточилось непосредственно на новом измерении.

   – Что-то темновато тут, а?

   Замечание Гвидо явилось скорее констатацией факта, чем вопросом, и он был прав.

   Где бы мы ни находились, освещение оставляло желать лучшего. Сперва я подумал, что здесь ночь, и это меня озадачило, так как до сих пор во время моих путешествий все измерения, кажется, соблюдали одно и то же расписание восходов и закатов. Затем мои глаза привыкли к мраку, и я сообразил, что небо просто затянуто густыми и сплошными тучами… до такой степени, что сквозь них не проникало почти ни малейшего света, – это и придавало дню иллюзорное сходство с ночью.

   К тому же, судя по всему увиденному, новая местность казалась весьма похожей на любую другую из известных мне: деревья, кустарник и дорога, ведущая то ли к замку, то ли от замка, в зависимости от того, с какой стороны смотреть. По-моему, это Тананда любила говорить: «Если ты видел одно измерение, значит, ты видел их все». Ее брат Корреш возражал, что причина геологического сходства заключалась в том, что все посещенные нами измерения являлись различными реальностями одной и той же основы. Мне всегда представлялось, что тут он слегка хватил через край… «Они все похожи потому, что они – одно и то же? Брось, Корреш!» Но его возражения всегда оставляли у меня ощущение, что я слушаю речь на непонятном языке, и поэтому в последнее время я предпочитал уклоняться от таких дискуссий.

   – Ну, шеф, что теперь будем делать?

   На сей раз у меня для разнообразия имелся ответ на ее дерзкий вопрос.

   – Эта дорога должна куда-то вести. Одно лишь ее существование указывает, что мы в этом измерении не одни.

   – Я думал, это мы уже знаем, – пробурчал себе под нос Гвидо. – Вот потому-то мы здесь и находимся.

   Я бросил на него свой лучший мрачный взгляд.

   – По-моему, возникал некоторый спор по поводу того, наврали нам насчет ареста Ааза или нет. Если здесь есть дорога, то построил ее наверняка не мой партнер и не те, кого он преследовал. Это значит, что нам придется иметь дело с туземцами… возможно, враждебно настроенными.

   – Правильно, – быстро вставила Маша. – Засохни, Гвидо. Я хочу услышать план действий, и мне не нравится, что из-за какого-то зануды приходится все ждать и ждать.

   Телохранитель нахмурился, но промолчал.

   – Ладно. Теперь поступим так: пойдем по этой дороге и выясним, куда она ведет. Держитесь обочины и будьте готовы исчезнуть, если заслышите чье-то приближение. Мы не знаем, как выглядят местные, и пока у меня не будет образчика для работы, нет смысла пытаться замаскироваться с помощью магии.

   И в таком вот общем походном порядке мы зашагали в темноте по дороге, двигаясь тихо, чтобы не выдать свое присутствие никому впереди нас. Вскоре мы подошли к первой точке, где требовалось принимать решение. Дорога, по которой мы шли, внезапно закончилась, встретившись с другой, куда более торной. Мои помощники выжидательно смотрели на меня. Пожав плечами, я принял произвольное решение и повел их направо по новому курсу. И пока мы шли, я с некоторым раздражением размышлял, что, хотя и Маше, и Гвидо известно, что я такой же новичок в этой местности, как и они, выбор пути почему-то выпал на мою долю.

   Мои размышления прервали приближающиеся голоса впереди. Мои спутники тоже услышали их, и без единого слова или сигнала мы укрылись в кустарнике. Присев на корточки, я сквозь мрак вглядывался в дорогу, жаждая поскорее взглянуть на туземные формы жизни.

   Ждать мне пришлось недолго. Появились две фигуры, судя по их виду, молодая парочка, весело болтавшая и смеявшаяся на ходу. На мой взгляд, они выглядели вполне нормально, чему я очень обрадовался, учитывая, с какими формами жизни мне пришлось познакомиться в некоторых других измерениях. Они были достаточно гуманоидными, чтобы сойти за пентюхов… или скорее за валлетов, так как оказались бледноватыми. Одежда их не слишком отличалась от моей, хотя и была чуточку цветастей. Усвоив все это с одного взгляда, я решил сделать первую попытку извлечь информацию. Я имею в виду, раз после всех моих страхов они оказались чуть ли не до разочарования обычными, так почему бы не рвануть напролом? Если сравнить их с некоторыми из существ, с какими мне приходилось иметь дело в прошлом, все выглядело проще пареной репы.

   Сделав другим знак оставаться на месте, я вылез на дорогу позади намеченной пары.

   – Извините! – окликнул я их. – Я в этом районе недавно, и мне нужна помощь. Вы не скажете, как пройти к ближайшему городу?

   Кулоны-переводчики – стандартное снаряжение путешественников по измерениям, и так как я носил сейчас такой, то не боялся быть непонятым.

   Пара повернулась лицом ко мне, и меня сразу же поразили их глаза. «Белки» их глаз пылали темно-красным, вызывая у меня на спине мурашки. Мне пришло в голову, что я мог бы и чуть повнимательнее изучить местных жителей, прежде чем пытаться выдать себя за туземца. Мне также пришло в голову, что я уже безвозвратно выбрал этот курс действий, и придется, невзирая ни на что, продолжать блеф. И наконец в мою бедную голову пришла мысль, что я идиот-самоубийца и что, будем надеяться, Маша с Гвидо готовят свое оружие поддержки для спасения меня как пострадавшего от собственного нетерпения.

   Но странное дело, пара, кажется, не заметила в моей внешности ничего необычного.

   – Ближайший город? Это будет Блут. Он недалеко, мы только что оттуда. Там очень бурная ночная жизнь, если вам это интересно.

   Что-то в очертаниях ротового отверстия туземца показалось мне до боли знакомым. К несчастью, я не мог заглянуть прямо в него, не нарушив глазного контакта, и поэтому, подбодренный очевидным принятием меня за своего, я поспешил продолжить разговор.

   – На самом-то деле я не слишком увлекаюсь ночной жизнью. Я просто хочу найти одного старого друга, от которого давно не имею известий. В Блуте есть почта или полицейский участок, где можно навести справки?

   – Там есть кое-что получше, – рассмеялся мужчина. – Вам нужно обратиться прямо к Диспетчеру. Он за всеми следит. Третий склад налево от вас, когда войдете в город. Он превратил весь второй этаж в свой кабинет. Если он не сможет вам помочь, то никто не сможет.

   Как ни важна была эта информация, я лишь отчасти обратил на нее внимание. Когда мужчина рассмеялся, я сумел разглядеть его рот получше. Зубы у него были…

   – Посмотри на его зубы! – ахнула, впервые заговорив, девушка.

   – Мои зубы? – моргнул я, внезапно сообразив, что она пялится на меня с нескрываемым удивлением, даже пораженно.

   Ее спутник в это же время заметно побледнел и попятился на нетвердых ногах.

   – Вы… вы… откуда вы пришли?

   Пытаясь во что бы то ни стало сохранять нормальный контакт, я двинулся вперед для поддержания разговора на прежнем расстоянии.

   – Из замка вон там на холме. Я просто…

   – Из ЗАМКА?!

   Парочка молниеносно повернула и дунула от меня по дороге во все лопатки.

   – Чудовище!! На помощь!! ЧУДОВИЩЕ!!!

   Я резко обернулся и посмотрел на дорогу позади себя, пытаясь разглядеть предмет их ужаса. Однако по мере разглядывания совершенно пустой дороги я постепенно все понял. Они испугались меня! Чудовище?

   Из всех реакций, какие я пытался предвидеть при нашем появлении среди обитателей этой новой страны, такого я не ожидал даже в самых диких фантазиях.

   Я? Чудовище?

   – По-моему, у нас возникли проблемы, Девятый Вал, – сказала Маша, выбираясь вместе с Гвидо из кустов и подходя ко мне.

   – Я бы сказал – если совершенно не ошибся с чтением признаков, – они меня боятся.

   Она тяжело вздохнула и покачала головой.

   – Я говорю совсем не об этом. Ты видел их зубы?

   – Я видел его зубы, – уточнил я. – Клыки у него длинные и острые. Очень странно, а?

   – Да совсем не так уж и странно, шеф. Подумай об этом. Держу пари, ты только что разговаривал с парой вампиров!

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Чтобы выжить, надо уметь приспосабливаться к меняющимся ситуациям.

Тираннозавр

   – Вампиры, – осторожно повторил я.

   – Разумеется. Все сходится, – кивнула Маша. – Бледная кожа, острые клыки, красные глаза, то, как они превратились в летучих мышей…

   – Превратились в летучих мышей?

   – Вы это пропустили, босс, – сообщил Гвидо. – Когда они это сделали, вы смотрели в другую сторону. Большего кошмара я никогда не видел. Секунду назад они улепетывали, спасая шкуру, а в следующую уже улетали в темноту. Все другие измерения похожи на это?

   – Вампиры…

   На самом-то деле я испытал не такой уж сильный шок. Учитывая, с чем сталкивались мы с Аазом в круизах по так называемым «известным и безопасным» измерениям, я ожидал встретить и здесь незаурядное. Если я что и испытал, так это некоторое облегчение. Жребий брошен… и все оказалось совсем не так уж и плохо! То есть могло быть и хуже. (Если пребывание в обществе Ааза чему-то и научило меня, так это тому, что дела всегда могут обстоять и хуже!) Мои блестящие собственные реплики были всего-навсего хитроумным приемом с целью прикрыть мысленные усилия переварить новые сведения и решить, что с ними делать.

   – Вампиры редки в любом измерении, – отвечала моя ученица, заполняя пустоту в ответ на вопрос Гвидо. – И что еще важнее, их всегда все боятся. Вот чего я не могу понять, так это почему те двое так испугались Скива.

   – Но опять же, – задумчиво проговорил я, – остается вопрос, а можно ли нам считать, что все измерение населено существами вроде только что встреченных нами. Вы скажете, такое маловероятно, но ведь мы могли наткнуться на единственных здесь вампиров.

   – Не знаю, Девятый Вал. Чувствовали они себя явно как дома и, безусловно, не думали, будто ты найдешь что-то необычное в их внешности. По моим предположениям, это мы здесь исключение, а они – норма.

   – Что бы там ни было, – отмахнулся я, принимая наконец решение, – они пока единственные имеющиеся у нас для работы образцы, и потому будем основывать свои действия именно на них, пока не доказано обратное.

   – Так что же нам делать против оравы вампиров?

   Как телохранитель Гвидо, казалось, не на шутку встревожился проведенным нами анализом ситуации.

   – Успокойтесь, – улыбнулся я. – Первым делом надо обратиться к старому надежному заклинанию личины. Всего несколько быстрых мазков, и нас не смогут отличить от туземцев. Мы сможем пройти через целый город вампиров, и они нас даже не заметят.

   С этими словами я закрыл глаза и приступил к работе. Как я и обещал сотрудникам, было это легко. Всего-то добавить к обычной внешности более бледную кожу, более длинные клыки и небольшое искусственное подкраснение глаз, и все в ажуре.

   – Ладно, – снова открыл я глаза. – Что дальше?

   – Мне бы не хотелось цитировать в ответ тебя же, шеф, – протянула Маша, – но разве не ты сказал, что, прежде чем переходить к следующим действиям, надо сперва заняться личинами?

   – Конечно. Именно потому я только что… минутку. Ты хочешь сказать, что у нас по-прежнему та же внешность, как и до того, как я навел чары?

   Одна из проблем с наведением чар личины в том, что я как наводящий чары никогда не вижу результата. То есть я вижу людей такими, какие они есть на самом деле, как при чарах, так и без них. Я настолько привык полагаться на действие этого особого заклинания, что мне и в голову не пришло, будто оно может не сработать.

   Маша и Гвидо с немалой степенью озабоченности посмотрели друг на друга.

   – М-гм-м-м… возможно, ты забыл.

   – Попробуй еще раз.

   – Совершенно верно! И на этот раз запомни…

   – Погодите-ка, – приказал я самым повелительным своим тоном. – Судя по вашей реакции, мне думается, ответ на мой вопрос будет «да». То есть что заклинание не действует. А теперь помолчите секундочку и дайте мне подумать. Идет?

   Для разнообразия они решили выслушать меня и впали в почтительное молчание. Я мог бы урвать миг, чтобы поупиваться этим триумфом, не будь я столь обеспокоен возникшей проблемой.

   Заклинание личины было одним из первых усвоенных мною заклинаний и до сих пор служило мне одним из самых лучших и самых надежных инструментов. Если оно не действовало, значит, случилось что-то серьезное. А так как я знал, что прохождение через дверь не уменьшило моего знания этого заклинания, то, значит, если что и барахлит, так это наверняка…

   – Эй, шеф! Проверь-ка силовые линии!

   Очевидно, мы с ученицей одновременно пришли к одинаковым выводам. Быстрое магическое сканирование неба и окружающей местности подтвердило мои наихудшие опасения. Сперва я подумал, что тут вообще нет никаких силовых линий. А затем понял, что они есть, но настолько слабые, что даже для того, чтобы их заметить, потребовалась почти вся моя резервная энергия.

   – Что это за разговор о силовых линиях? – поинтересовался Гвидо.

   Маша нетерпеливо вздохнула.

   – Если ты намерен гулять в этой компании, мрачный зануда, то лучше немного усвоить начала магии… или по крайней мере ее словарь. Силовые линии – это невидимые потоки энергии, протекающие по земле и в воздухе. Они – источник силы, которую мы черпаем, когда проворачиваем свои крибле-крабле-бумсы. Это значит, что в местности, где силовые линии либо не существуют, либо очень слабы…

   – …вы ничего не можете сделать, – закончил за нее телохранитель. – Эй, босс! Если сказанное ею правда, то как же это только что встреченная нами парочка ухитрилась проделать тот трюк с превращением в летучих мышей?

   – Благодаря очень, очень большому мастерству по части магии. Чтобы сделать столь многое при столь малых средствах, они идут на любой трюк в области поиска и использования силовых линий. Короче, в магической игре они намного превосходят и Машу, и меня.

   Конец ознакомительного фрагмента.